Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Педагогика

Конфликты лояльности при сохраненных отношениях с отцом  Просмотрен 29

 

Каковы в действительности «констелляции» в «разведенной семье», где продолжающиеся отношения ребенка с обоими родителями, хоть и не совсем безоблачны (как того желалось бы), но, тем не менее, внешний контакт с отцом поддерживается в форме посещений, невзирая на продолжающиеся напряженные отношения родителей между собой?

Если напряжение между родителями продолжается, то вытекающие из этого конфликты лояльности очень осложняют ребенку выход из послеразводного кризиса без больших невротических последствий. Рассмотрим возможности разрешения данной ситуации, имеющиеся у ребенка (исключая необходимость «решения» проблемы путем полной идентификации с матерью и отказа от отца). Трудность заключается в том, что порой бывает недостаточно частично или полностью вытеснить обиду, печаль, ярость, страхи, а также старые и вновь возродившиеся конфликты. Основная проблема заключается не только в событии развода, но и в том, что ребенок вынужден теперь «вооружаться» на сейчас и на будущее. Он должен найти свой способ ответа на открытые или же субтильно выражаемые ожидания союзничества и попытки каждого из родителей «перетянуть» его на свою сторону. (При этом не играет никакой роли, делают ли родители это сознательно: любая ссора заключает в себе надежду или, минимум, желание, что близкий и любимый человек примет твою сторону. Для разведенных родителей такой человек – это прежде всего ребенок.) Но как ужасно это для того, кто любит обоих и при этом вынужден сознавать, что он, собственно, не имеет на это права: мама ждет от меня, что я вместе с ней перестану любить папу, а папа ждет того же по отношению к маме. При этом я кажусь себе предателем по отношению к обоим. И это проблема не только моего «Сверх-Я»[30], мне теперь не избежать наказания за свое предательство, мне, может быть, грозит месть, обрыв отношений или, как минимум, я наношу глубокую рану человеку, которого так люблю. Более того, для маленького ребенка все оценки родителей имеют чрезвычайно большой вес, и если я замечаю, что какая-то часть моих чувств не имеет права на существование, это означает также, что что-то не в порядке со мной самим.

Таким образом, конфликты лояльности усиливают у детей чувство вины и их страх перед потерей любви и необходимостью расплаты, а это значит, что страдает собственное чувство полноценности, которое и без того уже сильно пострадало из-за чувства вины, страхов и сознания того, что тебя покинули.

Из всех возможностей защиты против этого конфликта, имеющихся в распоряжении у детей, наиболее часто встречаются следующие три. Первая – это мягкая версия отказа от отца, выражающаяся в занижении его ценности, что может относиться как к самой его персоне, так и к ее значению для ребенка; данный путь «хорош» лишь тогда, когда ребенок уверен, что отношение самого отца к нему не подвергается большой опасности. Тогда он может объединяться с матерью, в известной степени «пустив на самотек» отношения с отцом.

Второй возможностью может оказаться эгоцентрический поворот к себе самому с более или менее сильной оттяжкой либидо от любовного объекта; и теперь ребенку все более безразлично, что думает или чувствует отец. Вариантом этой «делибидонизации» может быть эгоистическое желание только получать: если я не могу ничего получить любовью или если мне не дают любить так, как я этого хочу, то я стану, по крайней мере, извлекать из этой ситуации максимально все, что из нее можно извлечь. При этом наибольшее значение приобретают материальные стороны, и нередко дети начинают сталкивать родителей между собой для достижения своих интересов. Это может привести к бессознательной коалиции между желаниями детей и устремлениями родителей, когда те , чтобы досадить друг другу, начинают соревноваться в том, кто из них исполнит больше (материальных) запросов ребенка.

Третья возможность преодоления внутренних конфликтов заключается в снижении ценности собственной персоны. Развивающееся таким образом чувство неполноценности можно выразить так: «Я знаю, что не должен так сильно любить папу (по мнению мамы), но я не могу иначе. Однако я не в силах выполнить и папины ожидания и целиком занять только его сторону. Я знаю, что причиняю этим боль обоим. Но что мне делать, если я продолжаю любить обоих и не в силах отказаться ни от одного из них! Я знаю, что это плохо и что я просто слишком слаб и сам не достоин любви...». Таким образом, любовь ребенка в его собственных глазах становится своего рода «болезнью», которой он стыдится, но от которой все равно не может избавиться.

 

Предыдущая статья:Ребенок полностью теряет контакт с отцом Следующая статья:Может ли отчим заменить отца?
page speed (0.0162 sec, direct)