Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Литература

Детство и юность. 1891—1916  Просмотрен 35

ГЛАВА 1.




 


смерти: «Беседовали мы с тобою о разных явлениях совре­менной жизни. Взор твой был такой ясный, спокойный, и в то же время такой глубокий, как бы испытующий. «Как хорошо было бы, — говорил ты, — если бы все было мирно! Как хорошо было бы!.. Нужно всячески содействовать миру». И ныне Господь послал тебе пол­ный мир... «Отпусти», — вот последнее твое предсмерт­ное слово своей горячо любящей тебя и горячо любимой тобой супруге. «Отпусти!..» И ты отошел с миром! Ты мог сказать: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром (Лук. II, 29)».

В этих словах можно усмотреть и один из многих источников награды, дарованной булгаковскому Масте­ру. В «Белой гвардии» схожие слова произносит перед смертью мать Турбиных: «Дружно... живите». А в финале «Мастера и Маргариты» «кто-то отпускал на сво­боду Мастера, как сам он только что отпустил им создан­ного героя» — прощенного в ночь на воскресенье жесто­кого пятого прокуратора Иудеи всадника Понтия Пила­та.

Перу А. И. Булгакова принадлежало исследование «Французское духовенство в конце XVIII века (в период революции)», вышедшее в 1905 году в разгар революции русской. Здесь отец будущего писателя излагал многие идеи французской революции с явным сочувствием, проецируя их на российскую действительность: «В то время среди французского народа началась проповедь о равенстве, братстве и свободе всех людей с точки зрения формально-правовых воззрений на отношение людей между собой. Что же стали делать высшие представи­тели церкви? Как они отнеслись к этому? Вместо того чтобы заняться выяснением истинно христианского смы­сла этих понятий (Мф. V, 44—48), они, как бы закрывая глаза на то, что эти понятия заимствованы из учения Господа нашего Иисуса Христа, стали проповедать о том, что безусловного равенства, братства и свободы никогда не было, и быть не может. Но ведь дело шло сов­сем не об этом. Дело шло о равенстве всех перед зако­ном, в основе которого (по идее) должен быть закон нравственный. Они начали также проповедать о необ-


ходимости безусловного повиновения законам, происхо­дящим от Богом поставленной власти. Но на качество этих законов внимания не обращалось, не обращалось вни­мания на их отношение к духу христианства». Мысли для преподавателя Духовной академии в России начала XX ве­ка весьма либеральные, даже если сделать поправку на начавшуюся революцию. Афанасий Иванович, конечно* не одобрял якобинства и идеи французской революции поддерживал лишь до того предела, пока они служили укреплению прав человека и торжеству закона. В его же критике высшего французского духовенства кануна революции видна едва завуалированная критика высших иерархов православной церкви, фактически ставших синодальными чиновниками, что не могло не сказаться на крепости веры у многих подданных империи. Негиб­кость власти и церкви, как бы предупреждал А. И. Бул­гаков на французском примере, ведет в конечном счете к торжеству революционных идей. Можно думать, что Михаил, которому в момент смерти отца шел уже шест­надцатый год, был знаком с его мыслями (может быть, даже читал его книги) и во многом их разделял.

А. И. Булгаков был еще и автором большой статьи «Современное франкмасонство», опубликованной в 1903 году в «Трудах КДА». Он указывал, что «франкмасон­ство, несмотря на публикацию уставов его, несмотря на множество книг, написанных его друзьями, его сторонни­ками и его врагами, и до настоящего времени остается по существу неизвестною историческою величиною, опре­деление которой может быть сделано только приблизи­тельно», поскольку «в нем так же, как и в ордене иезу­итов, есть такая сторона, знание о которой доступно только самому ограниченному числу вполне посвящен­ных членов». Афанасий Иванович утверждал, что «в настоящее время ряды франкмасонских лож наполня­ются евреями; понятное дело, что от таких лож нельзя ожидать ничего доброго для христианства. Но чего именно можно ожидать, это сказать трудно, потому что для этого самому нужно стоять в центре франкмасон­ства». Отец Михаила к масонству относился насторо­женно и подчеркивал непознанность его программы.


J fi Борис Соколов. ТРИ ЖИЗНИ МИХАИЛА БУЛГАКОВА

Видно, он был не чужд и антисемитизма, видя в евреях прежде всего иноверцев. Такой бытовой антисемитизм был широко распространен в то время среди русской и польской интеллигенции Киева, особенно в той ее части, что была тесно связана с православием или католициз­мом. Позднее он отразился в булгаковском дневнике 20-х годов.

От отцовской статьи берет свое начало «масонский след» и в главном булгаковском романе «Мастер и Мар­гарита». Будущий писатель наверняка запомнил содер­жащееся в «Современном франкмасонстве» изложение обряда посвящения в мастера, которое «есть символичес­кое воспроизведение событий, передаваемых в легенде о Хираме, строителе храма Соломонова... По идее, посвя­щаемый в мастера должен занять в гробу место убитого, лежащего в гробу мастера (Хирама), который не хотел сообщить подмастерьям священное слово мастера». На великом балу у сатаны превращение ожившей головы Берлиоза символизирует смерть старого, ложного масте­ра, место которого занимает извлеченный из лечебницы главный герой романа, действительно владеющий «свя­щенным словом» — историей Иешуа и Пилата. Это исто­рия совпадает с евангелием от Воланда, а сам сатана, как мы сейчас увидим, является носителем высшей масон­ской степени Великого Командора. Председатель же МАССОЛИТа собственным словом в литературе не обладает. Хотя он и выполняет функции председателя ложи (иначе — мастера стула), заседание правления союза — пародия на собрание ложи, а одна из возможных расшифровок МАССОЛИТа — «масонский союз литера­торов», Михаил Александрович и его коллеги как никогда далеки от главной цели масонства — достижения нравственного христианского идеала. Поэтому и наказы­вает их Воланд со своей свитой.

Об отождествлении верховных масонских руководи­телей с сатаной и его присными Булгаков узнал из работы М. А. Орлова «История сношений человека с дьяволом», вышедшей в 1904 году. Среди подготовитель­ных материалов к «Мастеру и Маргарите» сохранились многочисленные выписки из нее. Орлов, в частности,


 

ГЛАВА 1.

Детство и юность. 1891—1916

подробно пересказал содержание пародийно-мистифика­торской книги французских журналистов Лео Таксиля и доктора Батайля (Габриэля Жогана Пажеса и Карла Хакса) «Дьявол в XIX столетии». Там утверждалось, что возглавляет масонов сам Люцифер. Батайль, описывая свои вымышленные путешествия в заморские страны, в числе прочих называл среди демонопоклонников масон­скую секту палладистов американского генерала Аль­берта Пайка. Атрибуты палладистского храма в Чарль­стоне оказались перенесены и в булгаковский роман. Так, Орлов вслед за Батайлем говорил о золотом кресле, с которым была связана история создания устава палла-дизма. Когда Пайк писал этот устав, «разумеется, по вну­шению и под диктовку самого сатаны, то эта работа шла у него совершенно благополучно до известного места». Дойдя до роковой строчки, Пайк не смог продолжать писать, а после произнесенного великого заклинания «какой-то голос громко крикнул ему прямо в ухо, чтобы он немедленно отправился в Чарльстон». Там Пайк вме­сте со своим соратником доктором Макеем заперлись в храме и «предались пламенной молитве, прося Люцифе­ра, чтобы он поборол врагов, которые, как думал Пайк, мешали ему писать устав. Окончив эту молитву и взгля­нув на кресло, они увидели, что из деревянного оно вдруг сделалось золотым. На кресле лежала рукопись, и в зале распространился сильный запах горящей серы — явный знак адского посетителя. На кресле они рассмотрели очень хорошо им известный иероглиф, представляющий собою подпись Баал-Зебуба (более привычно для нашего уха другое имя — Вельзевул. — Б. С.)< Они развернули рукопись и увидели, что она содержала в себе как раз то самое продолжение устава, которое не давалось" Пайку». Во время собрания палладистов после удара молнии на «золотом кресле появился сам Баал-Зебуб». Он предсе­дательствовал, таким путем самолично освятив «ново­образовавшуюся секту слуг Люциферовых». По увере­нию Батайля, «и в настоящее время повсюду, где только образуется новый кружок демонопоклонников (так называемый Совершенный Треугольник), то каждому вновь поступающему члену опрос совершается само-


J $ Борис Соколов. ТРИ ЖИЗНИ МИХАИЛА БУЛГАКОВА


Предыдущая статья:УСКОРЯЙТЕСЬ В ЧИСТОТУ! УСКОРЯЙТЕСЬ В ЧИСТОТУ! УСКОРЯЙТЕСЬ В ЧИСТОТУ! Следующая статья:Детство и юность. 1Q1891—1916 1 У
page speed (0.016 sec, direct)