Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Психология

Криминальная психология 13 страница  Просмотрен 43

 

' Коржанський М. И. Квал1ф1кащя злочишв. - К., 1998. - ". 183.

 

Существование в действующем уголовном законода-льстве понятий "группа" и "организованная группа" " рт основание считать, что в первом случае речь идет ' неорганизованной преступной группе. Но тогда это ^е не группа, а нечто другое. Что именно, остается Зеленым. Скорее всего, речь может идти о соисполни-"ельстве двух или более лиц с предварительным сговором или без оного, когда каждый из соучастников совместно и согласованно с другими совершает действия, которые содержат состав данного преступления. д не более.

 

Ведь всякая преступная группа, как справедливо считает А. П. Самонов, "... это неформальное объединение людей, организовавшихся в целях удовлетворения своекорыстных личных интересов и потребностей на основе преступной деятельности"^. Можно спорить о мотивах, они могут быть и не личными, и не своекорыстными: примеров активной деятельности террористических организаций, действующих во имя религиозных и политических лозунгов, более чем достаточно. Но признаки организованности всякой группы, в том числе преступной, а также устойчивости такого объединения (в цитате говорится о преступной деятельности, а не единичном нарушении закона), вполне согласуются с пониманием малой неформальной социальной группы, принятом в социальной психологии. Малая неформальная социальная группа, в отличие от толпы или иного временного спонтанного сотрудничества людей, представляет собой относительно устойчивое объединение (сообщество), возникшее на основе общности поведенческих программ. Это определяет "кооперативное поведение участников группы и их солидарность в ориентации на общий успех"^.

 

Группа немыслима без иерархической структуры, конформизма ее членов и устойчивого распределения ролей среди них. Структурность, солидарность участников и устойчивость - это и есть признаки организо-' Са-чонов А. П. Психология преступных групп. - Пермь, 1991.-С. 17. ^ Донцов А. И. Психология коллектива. -М., 1984. - С. 27.

 

ваниости всякой преступной группы^. Поэтому ос^Ц щенное авторитетом закона и многолетней правоохр^ нительной практикой словосочетание "организована^ группа", мягко говоря, не совсем удачно, оно напом^ нает "масло масляное": всякая группа организовав^ если она не организована, то это не группа, а временит совместное выполнение определенных ролей, налрд: мер, пассажиры одного самолета, очередь покупателе^ и т. п. Соучастие в преступлении, возникшее бед психологического и организационного сплочения вц. новных лиц, не следовало бы, во избежание терминоло. гической путаницы, называть преступными группаши на мой взгляд, лучше было бы использовать терминологию соучастия: соисполнительство, подстрекателе. ство, пособничество с предварительным сговором идв без предварительного сговора.

 

И еще. Об организованности и структурном строе. нии может идти речь лишь в отношении относительво многочисленного объединения людей. Двое не мо^д организоваться, они могут лишь объединиться. Бщв в 1903 г. составители Уголовного уложения России> Объяснительной записке со ссылкой на разъяснешИ Сената указывали, что преступное сообщество (шайк^ возможно при участии в нем не менее трех челове^ так как "... это число необходимо для самого быт^ шайки"^ ^

 

И действительно, двое, пара - не группа, группа - всегда больше двух. Эта истина, вытекающая из значв> ния общеизвестных слов, всегда казалась очевидно^, уважалась уголовным законодательством и судебной практикой. Но, начиная с указов Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. "Об условной ответственности за хищение государственного и общественного имущества" и "Об усилении охраны лично1

 

1 * См.: Робер М.А., Тильман Ф. Психология индивида и гру>

 

пы. - М" 1986. - С. 71.

 

^ Молянтпович П.

Н., Муравьев Н. К. Законы о политическ>> и общественных преступлениях. Практический комментарий. "" Спб., 1910. - С. 88.

 

 

собственности граждан", воровскую шайку стали назы-рать организованной группой (в тексте указов после слов "организованной группой" в скобках указан сино-цим "шайкой"), и для расширения круга лиц, подлежащей максимально суровой ответственности, суды и теоретики уголовного права совершенно произвольно, игнорируя смысл и содержание исторически установившихся понятий "шайка", "преступное сообщество", "малая неформальная группа", стали считать организованными преступными группами соучастие двух человек в совершении хотя бы одного преступления. Это было в духе того времени.

 

Более полувека прошло с той поры, многое изменилось в мире, канул в прошлое авторитарный режим, "особые совещания", "тройки" и ГУЛаг. Украина стала независимой державой, и в ее Верховном Совете обсуждается новый Уголовный кодекс. Но многое из "светлого" прошлого сохранилось. Сохранилось и произвольно широкое толкование преступной группы. Более того, в проектах уголовных кодексов его предлагается узаконить.

 

В результате с каждым годом увеличивается в статистических отчетах МВД число обезвреженных "организованных преступных групп". Надо же как-то оправдать и обосновать финансирование элитных специальных подразделений, созданных для борьбы с мафией, в МВД и СБУ, а также Национального бюро расследований. Что же собой представляют разоблаченные ими "организованные преступные группы"?

 

Бывший исполняющий обязанности Генерального прокурора Украины О. М. Литвак по этому поводу пишет: "Отсутствие аутентичного толкования понятия преступной организованной группы и <..отождествление организованной группы с двумя соучастниками... привели к тому, что созданные для борьбы с организованной преступностью специальные подразделения органов внутренних дел и Службы безопасности Украины, не имея соответствующих материалов о "мафиях",

 

чтобы оправдать свое существование, стали уголовные дела и вести расследование престуд. не имеющих отношения к организованной пр ности" . Об этом же говорил в своем выступлев расширенном заседании Координационного ко> по борьбе с коррупцией и организованной преет тью Президент Украины Л. Д. Кучма^.

 

Жаль не только народных денег, а в первую 0461 тысяч людей, необоснованно осужденных за значит> но более тяжкие преступления, чем те, которые они вершили в действительности.

 

Традиция получила "теоретическое" обоснована многочисленных комментариях и даже в проектах УрН ловного кодекса: организованной группой признают^ двух объединившихся человек. В результате резко увИц дичилось количество обезвреженных "мафиозны группировок" в отчетах МВС и СБУ, особенно после т< го, как были созданы специальные подразделения дл борьбы с коррупцией и организованной преступности А сколько людей осуждено с назначением максимал: ных сроков лишения свободы за участие в организовано ной преступной группе, которой фактически не было ^ быть не могло! Уголовный кодекс России, принятый Ц 1996 г., сохраняет представление об "организованно^ преступной группе", состоящей из двух участников^ Поистине "верую, потому что абсурдно"... ^

 

Это противоречит не только семантике соответствующих слов, не только истории отечественного законодательства, но и современным психологическим исследованиям. Экспериментально установлено, что групповая психология сообщества людей появляется в общении как минимум трех человек (триады): "... мы видим отличительную черту триады прежде всего в том, что она образует минимальную структуру, в которой появляется возможность для формирования груп-* Литвак О. Злочиншсть, и причини та профилактика. - К., 1997. - С. 107.

 

^ Голос Украины. - 1995. - 1 февраля.

 

д^о, а затем коллективного самосознания путем дос-^ддия общих значений"^.

 

^ группа оказывает на своих членов конформистское ^дение, испытывает их на лояльность и устойчи-^стъ, подавляет и устраняет.

 

экспериментальные психологические исследования утверждают новое социальное качество объединения д^х и более лиц. Наконец, сошлюсь на зарубежное за-дцодательство: ст. 416 Ыа итальянского Уголовного кодекса, введенная законом 1982 г., предусматривает минимальное количество членов криминальной группировки: три человека^.

 

Группа оказывает на своих членов конформистское давление, испытывает их на лояльность и устойчивость, подавляет и устраняет оппозицию. В отношениях между двумя соучастниками это невозможно. Среди двух бывает лидер, но влияние одного лидера и влияние большинства, поддерживающего лидера, - факторы несопоставимые.

 

Итак, групповое преступное поведение представляет собой совместную преступную деятельность участников преступных групп, то есть организованных объединений трех и более лиц. Организованность предполагает общность целей и длительное взаимодействие соучастников, которое обеспечивается устойчивостью группы, ее иерархической и функциональной структурами.

 

Общность целей совместной преступной деятельности и взаимодействие ее субъектов достигаются согласованностью действий, то есть сговором. Общность целей и сговор не означают единства мотивов: соучастники часто руководствуются различными побуждениями. Один из бандитов, например, стремится к обогащению, другой - к власти, третий грабит из мести и т. д.

 

^ Яноушек Я. Коммуникация трех участников совместной деятельности // Проблемы общения в психологии. - М., 1981. - С. 178.

 

^ Лунеее В. В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. - М., 1997. - С.

296-297.

 

 

Психология групповой преступной деятель> личается и тем, что поведение соучастников 8 тельной степени конформно. Экспериментальная хология давно установила, что групповые репи особенно в ситуации риска, значительно чаще бы ошибочными, чем индивидуальные'. Это общая за> мерность, независимая от характера групповой тельности и вида групп - от политбюро до воров< шайки. Потому что людям легче присоединиться^ "мнению", чем принимать решение самостоятельд^ Писатель-сатирик М. Жванецкий в одной из своих ^к^ се не юмористических заметок в "Известиях" пвщц^ "Один - размышляет, двое - размышляют меньщ^ Трое совсем не размышляют". Очень точное и психода> гически обоснованное замечание. И опять все начину ется, когда соберутся трое. Не случайно пьяницы обь^ но "соображают на троих", а блюстители порядка в тр^ вожное время запрещают обывателям собираться щ улице больше трех.

 

Единомыслие в преступных группировках достиг^ ется не только конформизмом рядовых участнике> группы, но и благодаря жесткой дисциплине, которая опирается на "блатные" традиции и насилие. К такому внутригрупповому режиму взаимоотношений понуждает конспиративный статус банды и диктаторские тенденции всякого руководства, особенно неформального^ И снова сошлюсь на М. Жванецкого: "В свободный человеческих стаях сами образуются диктатуры: 4 тюрьмах образуются диктатуры, в обществе образуется диктатура. Как спасение от крови и как путь к крови. Естественным путем, совсем по Дарвину. Видимо, это самое простое для толпы".

 

Как отмечалось выше, уголовно-правовая теория и законодательство рассматривают совершение преступления в составе групп как обстоятельство, существенно - в некоторых случаях в несколько раз - усиливающее ответственность. Аргументы предельно про-Козелецкий Ю. Психологическая теория 1979. - С. 343-366.

 

^ я, как кажется, совершенно бесспорные; объеди-дце преступников в группы объективно опасно для ^цества. Вероятно, так оно и есть, в частности в эко-д^ической преступности. Но вывод о том, что каждый дея преступной группы заслуживает более строгого д^азания, из этой посылки не вытекает. Иной вывод, доложенный в основу действующих норм Особенной пасти и требующий предельно жестких санкций за совершение преступления в составе групп (или "организованных групп"), основывается, в сущности, на объективном вменении, противоречащем одному из основных принципов демократического уголовного права - ответственности за вину. Непонятно, почему участие в похищении чужого автомобиля тремя соучастниками может повлечь лишение свободы до десяти лет, а если автомобиль украдет кто-то в одиночку, то - лишение свободы до трех лет или исправительные работы? Ведь одному это сделать труднее, и если вор-одиночка успешно с "делом" сппявсттт^" ""-

 

решений. - М.,

 

 

--- -^^-ч^лиочка ус-^ш^и и делом" справился, значит, он более опасен, чем рядовой участник группового преступления с тем же результатом.

 

Нельзя забывать о конформности и зависимости индивида - члена преступной группы. Эта зависимость может быть настолько сильной, что свободное волеизъявление личности существенно ограничивается. Нелогично и несправедливо повышенную социальную опасность преступной группы автоматически переносить на личность отдельного участника. Вина и ответственность каждого из них индивидуальная, и определяться она должна с учетом роли в преступной деятельности преступной шайки и места в иерархической структуре.

 

Между тем в многочисленных публикациях на тему борьбы с организованной преступностью преобладают рекомендации усиления уголовной ответственности всех участников преступных групп, за исключением тех, которые "деятельно раскаялись", то есть оказали помощь дознанию, следствию и суду в обезвреживании преступной группировки. Видимо, для усиления стимулов для предательства один автор кандидатской диссертации

 

"Редлагает

 

указать то есть

 

в те,

 

законе, что кто не

 

^,,<^** с*с

 

участники группы, --, ^и не выдал ( соучастников, должны быть наказаны в полной 1 без учета каких-либо смягчающих ответственность стоятельств. Такие крайности противоречат основ> принципам уголовной ответственно^т" " - оеализоняч1-'

 

1, В основании пирамиды но возни1 а также

 

^ с, и^пинаНИИ ПИрВМИДЫ - МНОГОЧИСЛеННЫС СТИ-"йдо возникшие шайки воров, мошенников, грабите-^ " а также банды, состоящие из нес^<""^-- - - ^' _.. '

 

Реализованы.

 

ответственности и н^

 

Могун ^

 

8.2. Виды преступных групп

 

С учетом степени организованности малые социал1 ные группы в социально-психологической литератур располагаются на трех уровнях. 1

 

На низшем уровне - диффузные группы, возникав щие из непосредственного общения на основе друяй1 ских, родственных, земляческих, национальных отн^ шений. Объединения образуются в результате соглап^ ния, явного или молчаливого, выдвижения лидера ид1 группы лидеров, а также определения функционеров

 

Среднее звено - ассоциация: относительно крупно объединение людей или групп для достижения обще1 цели. Члены ассоциации сохраняют значительную еА-тономию, объединяя свои усилия лишь в какой-то узкой области сотрудничества. Существуют ассоциаци> научные, спортивные, возникшие на основе совместит ' го проведения досуга, и т.д. ' '

 

Высший уровень сплоченности социальных групп составляют коллективы и корпорации - устоим"""'" сплоченные объединр""" -

 

^ ..^чцчи - устойчивые,

 

- -"^ом ооъединения с отчетливо выраженными вертикальной (иерархической) и горизонтальной (функциональной) структурами, системой управления, часто общим интересом'.

 

Применительно к такой социально-психологической классификации и в зависимости от сплоченности и размеров преступных группировок различаются три уровня их консолидации.

 

' Донцов А. И. Психология коллектива. - С. 171-175. 204

 

-у '^IС^.\^у^^V'

 

-..."">., ^и^илщие из нескольких участни-^; лидеры (организаторы), обычно принимающие не-дсредственное участие в совершении преступлений; ^участники друг друга знают; "крыши" в виде покро^ дцтелей в органах власти и правосудия, как правило, це имеют.

 

2. На среднем уровне - преступные организации, состоящие из нескольких первичных групп, лидера или группы лидеров, и устойчивая специализация "подразделений" - боевиков, исполнителей, разведки и контрразведки, держателей "общака" (общей кассы преступной организации), а также во многих случаях - соучастников из числа коррумпированных чиновников.

 

3. Высший уровень организованной преступной деятельности составляют преступные корпорации, распространяющие свою деятельность на целые регионы или отрасли экономики, зачастую с международными связями. Без участия в них высокопоставленных должностных лиц деятельность преступных корпораций практически невозможна. Преступные объединения такого уровня называют еще кланами,

 

Следует отметить, что предлагаемое деление, как и всякая иная классификация социальных явлений, не имеет четких разграничительных линий. Групповая преступность в криминологическом плане - весьма сложное и противоречивое понятие. Шайки рэкетиров и грабителей нередко совершают нападения на "теневи-ков" - преуспевающих лидеров и участников организованной экономической преступности, а потом служат им же, устраняя конкурентов и "выколачивая" долги. Происходит сращивание уголовных "авторитетов" с "теневым" и откровенно преступным бизнесом. Правда и то, что с некоторых пор наблюдается стремление отечественного криминалитета к депутатским мандатам и государственным должностям.

Это движение, тесно связанное со взяточничеством на всех уровнях власти, с легкой руки Президента Украины Л. Д. Кучмы названо "пятой властью" (после законодательной, исполни-205

 

тельной, судебной и "четвертой власти" - ^Редс^ массовой информации). Некоторые аналитики, в чад^ ности из Межведомственного научно-исследовательс^ го центра Координационного комитета по борьбе с ко^. рупцией и организованной преступностью, рассматр^. вают "пятую власть" как единую центра.лизованклп систему со своей стратегией и тактикой, конечная цедь которых - создание "... своеобразного антиобщества ^ своим хозяйством, законами, весьма скорым судом в пр., члены которого не только выживают, но и доста. гают жизненного уровня, недоступного законопослущ. ным гражданам"^.

 

Стало своеобразной модой твердить о всесилва мафии в Украине и изображать организованную, а топ. нее, групповую преступность как реальную, "сплочвй. ную криминальную среду" с четкой внутренней центр> лизованной структурой, единым управлением, внепп^. ми связями и даже с "единым лидером" во главе^. Звучит прямо скажем, впечатляюще. Вот только нет судебных процессов, подобных тем, о которых сообщала итальянская пресса, комментируя материалы судеб^- го рассмотрения более двухсот руководителей и чле4р организованной преступной группы - мафии. Пц том, насколько мне известно, в Италии не считают мафию "пятой властью", более могущественной, 411 государство. 'Л

 

А у нас с этой "пятой властью" получается ка1?с инопланетянами, которые, как всем хорошо изве< повадились летать к нам на своих тарелках, но поч то ни одного из них еще не поймали и даже не тографировали.

 

Заявления о всесилии мафии усиливают в общ< настроения тревоги и безысходности. Но все же в средственная опасность для рядовых граждан УкрМйЮ* исходит от общеуголовной стихийной преступности *"" групповой и совершаемой одиночками. **

 

На мой взгляд, не лишено оснований мнение известного кинорежиссера и общественного деятеля России Ст, Говорухина, автора нашумевшего фильма о "великой криминальной революции" в Советском Союзе и серии научно-публицистических статей на эту тему, о том, что не следует преувеличивать степень организованности преступного мира, поскольку порядка у нас нет нигде, а "... борьба с организованной преступностью не есть первоочередная задача... Значительно острее проблема уличной преступности"'.

 

Никто, в том числе и автор этой книги, не отрицает существования и опасности групповой преступности, особенно в ее высших организационных проявлениях. Речь идет о том, что, как говаривал легендарный Козьма Прутков, "всякая односторонность флюсу подобна". Концентрация внимания на усложненных формах организованной преступности приводит к недооценке опасности многочисленных мелких воровских и бандитских шаек и банд, обкрадывающих население, рэкетиров, терроризирующих рынки, киоски и заправочные станции, профессиональных убийц и убийц-маньяков и всей прочей криминальной шпаны, от которой житья нет простому люду. И милиции не дозовешься - она вся "борется" с мафией! А ведь ст. 3 Конституции Украины объявляет защиту жизни, здоровья, имущества, законных прав и интересов граждан первейшей задачей государства. Может быть, действительно, следовало бы создать муниципальную милицию и подчинить ее органам местного самоуправления. А Министерство внутренних дел пусть занимается уголовными делами, имеющими межобластное, общеукраинское и международное значение. Каждому свое. Но это уже за пределами криминально-психологического исследования.

 

Соц1алыю-крим1нолог1чна характеристика "п'ято1 владЯ?^ Наук.-анал1тичний бюл. - К.,1998. - Вип. 2. - С. 83. . '

 

^ Там же. - С. 23. я)

 

Говорухин Ст. Война с преступностью // Сов. культура. - 1989. - 30 сентября.

 

8.3. Некоторые особенности мотивации групповой преступной деятельности

 

Мотивация преступлений, совершаемых чледаН преступной группы, формируется под влиянием ^^ участников. Степень влияния зависит от статуса чд^й группы, его конформности и характера преступной де1р тельности. Чем она рискованней (например, бандЩ^ екая), тем выше требования к единомыслию и сплочеЦ ности. "Блатные" традиции предписывают риту^д клятвы и испытания новичков. Конечно, воровск^ "законы" и ритуалы вместе с "феней" постепенно ухо. дят в прошлое.

На ведущие роли в преступном ми;1 выдвигаются молодые люди без тюремного опыта. Н§ угроза суровой уголовной ответственности диктует пс^ хологию круговой поруки и формирование групповые норм поведения, нарушение которых влечет санкций вплоть до самых жестоких - отторжения и расправы. Круговая порука обусловливает психологический мех^ низм "дробления" ответственности за преступлении^ совершенные группой. Каждый оправдывается: "я->- как все". '

 

Социально-психологическим фоном общеуголовной преступной деятельности выступает неосознанное чу^ ство отчуждения, которое определяет двойную мораЯ> преступной группы. Окружающие люди разделяютсй на две категории - "свои" и все остальные. То, ЧТО недопустимо в отношениях между "своими" - обма1Й двурушничество, несанкционированное насилие -" поощряется в общении с "чужими". '

 

Следует, однако, признать, что "блатная" идеологий "братвы" в последние годы заметно поблекла, а воро> ские "законы" молодыми уголовниками часто игнор> руются: они их просто не знают. Однако нормы группового поведения в той либо иной форме неизбежно утверждаются в любой шайке.

 

Социальное и психологическое отчуждение достигает размеров фанатического отрицания основ общечеловеческой морали в преступных изуверских сектах сата-нистов и им подобных; в меньшей мере, но тоже 'с тяжелыми последствиями, - в маргинальных объединениях наркоманов, алкоголиков, а также в некоторЫ*

 

^олодежных организациях агрессивно-эпатажной направленности.

 

расхитители, взяточники и прочие представители рганизованной "беловоротничковой" преступности в долыпинстве своем не считают себя изгоями и чувства социального отчуждения не испытываюТо Устойчивые преступные корпорации в сфере экономической преступности функционируют, подчиняясь общим психологическим закономерностям группового противоправного поведения. Правда, христианская мораль не отвергается, а приспосабливается к эгоистическим корпоративным интересам. Дельцы "теневой" экономики, объединившиеся в криминальные кланы, сохраняют социально приемлемые связи и нормы поведения, принятые в той социальной среде, к которой они принадлежат изначально по своим родственным, клановым, профессиональным связям. Как заметил американский криминолог Э. Сатерленд, все они пребывают в "культурной однородности" с правопослушными коллегами; "Законодатели восхищаются бизнесменами, склоняют перед ними головы и не считают преступниками"^. Таким образом, нравственно-психологическая характеристика организованной экономической преступности противоречива. Она отражает двойственность жизнедеятельности действующих лиц, которые сохраняют свою принадлежность к двум культурам - социальной и антисоциальной - и руководствуются нормами поведения различных малых социальных групп - профессиональной (легальной) и преступной (нелегальной).

 

Деятельность преступных групп среднего и высшего уровней обычно тщательно планируется. Реже программируются преступления, совершаемые небольшими шайками общеуголовной направленности. Мотивы групповой преступной деятельности возникают в соответствии с актуальными групповыми и индивидуальными потребностями. В принципе они совпадают, коллизии разрешаются решениями лидеров или болыпин-* Сатерленд Э. Являются ли преступления людей в белых воротничках преступлениями? // Социология преступности: Сб. статей. - М., 1996. - С. 65.

 

8 9-2 209

 

ства. Для групповых решений характерны суггеспщ^ ные мотивы, то есть возбужденные внушением со (!ЗдI роны "авторитетов". ;

 

Но было бы ошибкой полагать, что каждая шайк^ преступная организация или корпорация "теневикощ всегда действует в полном согласии и, как теперь час<ф говорят, все решает консенсусом. Гармонию интересов трудно отыскать и среди очень близких и порядочно людей. Сообщество, замешанное на неправде, обмане я насилии, не может долго оставаться монолитным. А ео< ли такое случается, то возникает нечто похожее на ф>. шизм. Но и тогда, как учит история, "единство рядов" рано или поздно нарушается в борьбе за власть и за до* бычу. Современные уличные "разборки" между враждующими преступными кланами и соперничающипц "авторитетами" свидетельствуют о непрекращающихся распрях между подразделениями "пятой власти" и про* тиворечат представлениям о ней как о единой сплоченной криминальной среде.

 

8.4. Преступления толпы

 

Стихийное скопление множества людей в общественных и иных местах никоим образом не дает оснований считать его неформальной социальной группой. Но она, толпа, наэлектризованная эмоциями, нередко используется антигосударственными и криминальными элементами для провокации массовых беспорядков^ вандализма и насилия. Если социальную группу сравнивать с молекулой, состоящей из атомов, которые, объединяясь, образуют новое качество, то возбужденная толпа схожа со штормовой волной, состоящей из капель воды. Волна ведет себя совсем не так, как отдельно взятая капля воды. Так и толпа временами со^ вершает такое, на что не способен решиться индивид вне толпы. Психология преступной толпы обладает особенностями, пока еще недостаточно изученными.

 

"Добрые" толпы людей встречаются редко. Значительно чаще толпа аккумулирует жестокость и злобу>

 

г^олпа всегда порождает страх и никогда - надежды. с, Сигале более ста лет назад писал; "Психология тол-дь1 полна неожиданностями... Эти неожиданности, впрочем, почти всегда прискорбного свойства. Соединение хороших людей почти никогда не дает превосходных результатов, иногда получается посредственный, в иных случаях даже очень плохой. Толпа является средой, где микроб зла развивается чрезвычайно легко, тогда как микроб добра почти всегда погибает... В толпе хорошие свойства людей вместо того, чтобы суммироваться, вычитаются"^ Почему так происходит, трудно ответить. Может быть, потому, что эгоизм присущ всем людям, но тех, кто способен подчинить его нормам нравственности, в толпе значительно меньше. Оттого вследствие психического заражения (конформизма) эгоизм торжествует. "Эгоизм, - писал А. Шопен-гауэр, - может привести ко всякого рода преступлениям и злодеяниям"^.

 

Во всех бунтах и революциях главным действующим лицом в начале исторической драмы всегда была буйствующая толпа. Она разрушила Вастилию, она в Санкт-Петербурге громила винные погреба и штурмовала Зимний дворец. И совсем недавно, в перестроечные годы - дикие сцены насилия озверевших толп в Сумгаите, Оше, Баку...

Предыдущая статья:Криминальная психология 12 страница Следующая статья:Криминальная психология 14 страница
page speed (0.0174 sec, direct)