Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Психология

Криминальная психология 10 страница  Просмотрен 52

 

' Магун В. С. Понятие потребности и его теоретико-психологвД ческий аспект // Вопросы психологии. - 1985. -№2.-С. 1181

 

Индивидуальная потребность превращается в ко-истный мотив, если предметом, ее противоправно Удовлетворяющим, становятся: а) чужое имущество ^ещи, обладающие потребительской стоимостью, их денежные эквиваленты, а также ценные бумаги); и) природные вещественные блага (земля, дикие звери и т. п.); в) не принадлежащие виновному лицу имущественные права; д) сокращение обязательных или обычных для данного лица расходов.

 

Нельзя обвинять в корысти того, кто удовлетворяет свои личные потребности хоть и противоправно, но без помощи этих предметов, "приобретенных неправдою". уголовное право не признает корыстным преступлением склонение зависимой от должностного лица женщины к сожительству, поскольку отсутствует предмет корысти - материальная ценность. Из тех же соображений судебная практика не считает предметами взятки услуги нематериального характера: лестную характеристику или положительный отзыв в печати, защиту от критики и т. п. Но услуги, которые создают имущественные права, освобождают от имущественных обязанностей или сокращают неизбежные в подобных случаях расходы, становятся предметами корыстной мотивации.

 

Необходимо различать уголовно-правовое понятие предмета преступления и предмета потребности, обусловившего возникновение мотива преступной деятельности. В первом случае речь идет о вещи, на которую воздействует субъект, причиняя вред правоохранительным общественным отношениям. Предмет потребности - одно из слагаемых мотива деятельности. Но в некоторых имущественных посягательствах предмет преступления и предмет потребности совпадают, например, при краже, когда похищенное имущество непосредственно потребляется виновным. Но такого совпадения не бывает в хищениях, совершаемых ради каких-либо иных благ, выступающих предметом потребности. Например, хищение строительных материалов, последующая продажа которых приносит деньги Для покупки продуктов питания. Предмет преступления здесь - строительные материалы, предмет потребности - продукты питания. Мотивооб^ требность в этом случае удовлетворяется не в^. захвата предмета преступления, а в результат> дующей деятельности. Бывает, однако, и так, чЦ? альная потребность направляется не на потре скис или товарные свойства предмета, а на са захвата вещи. Уже приводился пример поза шубы у соперницы не для того, чтобы ею вое ваться, а дабы потерпевшая не красовалась Кражи вещей из озорства и ради престижа - с явление в преступлениях несовершеннолетних^ совпадают предмет потребности и предметы престуг ний большинства хозяйственных и должноста преступлений, в частности спекуляции либо подлог

 

Корысть реализуется посредством противопр^ го и аморального завладения чужим имуществом, -п вом на имущество, либо благодаря освобождений имущественных обязанностей и расходов, кото^ данной ситуации были бы неизбежны. Корысть всего проникает в мотивацию преступлений, кт обычно не являются корыстными, например, ун< жение путем поджога уличного киоска, приш щего конкуренту. Такого рода преступления ' признать корыстными несмотря на то, что 81 наступает не от уничтожения имущества яепо ственно, а от монопольного предпринимательсп создающего условия для повышения цен. Корыс' следует считать и уничтожение собственного иму] ва ради получения страховой суммы. Не выз1 сомнений корыстная мотивация заказных престо ний, в частности умышленных убийств, совершае> киллерами.

 

Довольно распространенным, варварским сп< сокрытия следов краж и должностных хищений складов, магазинов и других хранилищ материалы> ценностей является уничтожение этих хранилищ тем поджога. При этом уничтожается имущество в ] мерах, многократно превышающих похищен> Стремление таким образом скрыть следы хищений особая разновидность корыстного мотива.

 

В уголовно-правовой литературе иногда различи прямую материальную выгоду и иную корыстную

 

 

"дванность. Прямая выгода заключается в при-^цШ^^'Р дд имущества и имущественных прав, освобож-061^^^ имущественных обязанностей и сокращении деН^ ^ Иная корыстная заинтересованность, по мне-рМ"*° ^оторых авторов, означает желание с выгодой ^^ребя воспользоваться различного рода услугами в Д^ "ц гражданско-правовых отношений, к примеру, '^цпчъ, хоть и по протекции, но законно, банковский ^д" до установленной процентной ставке, на закон-^ основаниях приобрести акции перспективного ^ "приятия, получить выгодный заказ на выполнение ^^уг или оказание услуг и т. п. 'ц& мой взгляд, в конструировании понятия иной др1дстной заинтересованности обнаруживается очеред-дд попытка расширить понятие корысти. Так, изложенная выше "иная корыстная заинтересованность" при наличии злоупотреблений может означать преду-риотренную действующим уголовным законодательством "иную личную заинтересованность" (ч. 1 ст. 165 Уголовного кодекса Украины).

 

Однако здесь с учетом экономических и социальных реалий современной жизни необходима оговорка. Юридическая форма законных сделок иногда не соответствует их фактическому содержанию. Договор жилищного найма в домах государственного жилого фонда заключается практически бессрочно. Квартира может быть приватизирована и продана по высокой цене. В этих случаях получение такой квартиры - прямая материальная выгода, причем весьма существенная. Подобный "подарок" должностному лицу или его родственнику при наличии других признаков вполне обоснованно квалифицируется как дача-получение взятки. Получение взятки может быть осуществлено под видом материального поощрения или внешне правомерного, но несуразно огромного литературного гонорара, как это имело место в высших эшелонах власти в соседней России в конце 1997 г.

 

Экономические реформы и постепенный переход к РЫНОЧНОЙ экономике существенно влияют на определение преступной корысти. Но было бы неверным счи-сть, что только в сторону его сужения. Цивилизованная рыночная экономика опирается на нравен основания, в том числе и на христианскую м которая, в частности, поощряет коммерческую ность: "...всякому имеющему дастся и приумноп (Матф., 25:29), но всегда осуждала тех, кто "... где не сеял, и собирает, где не рассыпал" (Матф.

 

Основанием корыстного мотива могут вьк только индивидуальные потребности. Это прив разнообразию преступных корыстных побуяед Они сравнительно редко обусловлены индивидуа органической нуждой в пище, одежде и т. п., ^ условиях обнищания значительной части населеньам кие посягательства на чужое имущество случаются^ чаще. Но подобные кражи трудно назвать корыстна деяниями в классическом их понимании. В силу ма значительности они почти не регистрируются угол ной статистикой. Корыстолюбие криминалитета опн ется на социабельные (социогенные) потребност> также иные, не связанные непосредственно с хле насущным. Стремление к личному авторитету, влаь чину и званию так же способно породить корысп мотивы, как и потребность в пище. Например, стра коллекционера приводит иногда не только к наруьд нию законов об охране культурных ценностей, но и1 кражам, грабежам и убийствам.

Растрата казенных ^ нег для покупки гранатового браслета любимой же щине - литературный пример. Жажда власти и ли ной значительности тоже находит утоление в богатств И дело не только в том, что оно облегчает политиче кую или служебную карьеру. Само обладание ценно тями способно создавать ощущение могущества. этом свидетельствует пушкинский Скупой рыцарь:

 

Мне все послушно, я же - ничему; Я выше всех желаний; я спокоен; Я знаю мощь свою: с меня довольно Сего сознанья..}

 

ПушкинА. С. Сочинения: В 3 т.-М., 1986. Т. 2.-С. 43

 

с литературной классикой перекликается рассказ ^его руководителя строительной организации, ^^денного за хищение государственного имущества в ^60 крупных размерах. Когда ему доводилось "на *^де" у начальства выслушивать очередной выговор за * ^дения в работе, он, по его словам, каждый раз вспо-'ц&л о своих сберегательных книжках и мысленно ^дщался к обидчику: "А чего-то ты сам стоишь? только денег у тебя за душой?" Ворованные деньги яди своеобразным средством психологической защи-^ Болгарские криминологи по этому поводу пишут: <выгода иногда бывает и не чисто материальная, а сопровождается служебными амбициями, соображениями личного престижа"^.

 

Есть основания утверждать, что рост удельного веса корыстных преступлений, отмеченный повсеместно, обусловлен прежде всего амбициозной корыстной мотивацией. В обществе распространился приобретатель-ский синдром. Причем функциональное значение бытовых вещей нередко вытесняется престижными соображениями и обывательским страхом показаться "хуже других". Сказывается не только экономический, но и нравственный кризис нашего больного общества. Духовное развитие людей явно отстает от технического прогресса, создающего все новые потребительские соблазны. Это опасное противоречие отмечал еще в начале нынешнего века русский криминалист Л. Е. Владимиров: "Одурманивающее действие современной жизни на человека представляет величайшую опасность для нравственного порядка и спокойствия об-щества"^. Слова эти оказались пророческими.

 

Э. фромм различает два основных несовместимых принципа существования людей в современном мире - иметь или быть. Подчиняясь первому, господствующему, люди стремятся к обладанию вещами и информацией. Принцип обладания, то есть установка на

 

Основы криминологии Народной Республики Болгарии. - М., 1987. - С. 302.

 

Владимиров Л. Е. Уголовный законодатель как воспитатель. - М., 1903. - С. 23.

 

 

приобретение, неизбежно приводит к стремлению власти, к грабежам и убийствам. Это - дьявольс> иррациональное начало мироздания. Евангельск принципы бытия - любовь к людям, коллективиан^ самопожертвование, то есть надо прежде всего быпцц быть Человеком^

 

Можно предположить, что и в обозримом будущем следует ожидать дальнейшего роста уровня корыстно^ ' преступности. Скорее всего, она будет приобретать вс1^ более организованный и циничный характер. Это -^ плата за свободу. ^

 

В заключение попытаемся дать краткое определе.^ ние корыстному мотиву преступной деятельности. Оно, как и всякое определение, страдает неполнотой, и, ве^ роятно, нуждается в дальнейшей доработке. Вместе с тем сжатая итоговая дефиниция узлового понятия кри* минальной психологии представляется полезной^ Итак, корыстный мотив умышленной преступной де^ тельности заключается в стремлении за чужой счет удовлетворить любую индивидуальную потребност^Ц посредством предусмотренного уголовным законом^ завладения либо создания условий для завладения 4^1 жим имуществом или не принадлежащими виновном^ лицу имущественными правами, либо путем незакоМ^ ного освобождения от имущественных обязанностей, ц1 сокращения обычных и необходимых при соотвею^ ствующих обстоятельствах личных расходов

 

6.4. Сочетание и конкуренция потребностей^ в корыстной мотивации

 

Как уже упоминалось, социальное поведение люд< направляется не только индивидуальными, но и коДД лективными, и общественными потребностями. В^ соотношение у разных людей складывается неодинаков во. Гармоничное сочетание личных и общественных и1^ тересов - мечта времен "развитого социализма^

 

Фромм Э. Иметь или быть? - М., 1986. - С. 45-72. 154

 

йорысть - проявление крайнего эгоизма, но было бы лвным упрощенчеством полагать, что корыстолюбец не способен на альтруистические побуждения. Французский писатель-моралист Ф. Ларошфуко полагал, что "... своекорыстие приводит в действие все добродетели ц все пороки". Насчет пороков - сомнений нет. Что касается добродетелей, то они в корыстной деятельности не всегда исчезают, о чем свидетельствуют легенды о разбойниках, которые щедро одаривали бедных и защищали их от сильных мира сего.

"Благородные разбойники" встречаются и в наш прагматический век.

 

Коммунистическая пропаганда не без оснований критикует эгоизм современного буржуазного общества в западных странах. Справедливость этой критики признают и видные зарубежные философы, психологи, социологи, в частности Э. Дюркгейм и Э. Фромм. Но вместе с тем правительство США подает пример всему миру в заботе о своих гражданах, попавших в беду за границей, чего, к сожалению, нельзя сказать о правительствах Украины или России - стран, где 74 года на государственном уровне проповедовались коллективизм и патриотизм.

 

Непрерывный поток человеческой жизнедеятельности осуществляется под воздействием многих нужд и мотивов. В каких-то отдельных поступках доминируют индивидуальные эгоистические интересы, в иных - верх берут коллективные либо общественные. Как уже упоминалось выше, в нескольких номерах российской газеты "Известия" в 1997 г. были опубликованы материалы журналистского расследования о деятельности криминального авторитета, фактического "хозяина" Красноярского края, предпринимателя, банкира и пр. А. Быкова. Наряду с фактами явно криминальными автор сообщал о его активной общественной работе, обуз-Дании уличной преступности, материальной помощи бедным, даже предрекал его победу на предстоящих выборах в законодательное собрание края, а в будучи - и на губернаторский пост.

 

В случаях, когда одна и та же деятельность мотивировалась одновременно и корыстными, и альтруистическими побуждениями, она должна признаваться ь^ ге корыстной.

 

Иначе оцениваются действия, которые хоть и вякали из индивидуальных потребностей, но былд-ц правлены не на их непосредственное удовлетворег на создание условий для последующей законной т вой деятельности. Например, сельский механиа отчаявшись в попытках законным образом приоб недостающую деталь для комбайна, похитил эту де^ на железной дороге. Комбайн выходит в поле, и м низатор хорошо зарабатывает, получает премии и гие блага. Можно ли считать преступное разукомп тование машины, перевозимой по железной до1 корыстным? Думаю, что нет. Премия и прочее ч& заработаны. Но условия для этого создавались с на1 шением закона. За это, за самоуправство и поврет ние государственного имущества, механизатор и дс жен отвечать. Но не за корыстное хищение, если тод ко деталь осталась на комбайне - в коллектива собственности.

 

Положение изменится, когда находчивый комб< нер станет фермером и украдет необходимую для ег собственного комбайна запасную часть. Несмотря благие намерения, поступок будет корыстным, так эта деталь сама по себе является имуществом - щ метом индивидуальной потребности фермера.

 

6.5. Некоторые особенности корыстной мотивации действий соучастников

 

Согласно общему правилу, анализ субъективной стороны любого преступного деяния производится применительно к действующему в одиночку исполнителю преступления. Но истинные побуждения иных соучастников - соисполнителей, организаторов, подстрекателей и пособников часто не совпадают с корыстными мотивами исполнителя. Как известно, это не освобождает их от ответственности за соучастие в корыстной преступной деятельности. Возникает бескорыстное соучастие в корыстном преступлении. Например, некто

 

 

^рекает к совершению кражи, намереваясь затем ^^личить вора; еще кто-то с той же целью оказывает * добничество исполнителю. Бывает, что оперативные ^^ники милиции с помощью своих агентов таким Роддом провоцируют корыстные преступления. Ино-это завершается разоблачением провокаторов, но "о не приходилось слышать о привлечении их к лдвной ответственности за соучастие в преступле-и>. В очерке А. Борина "Изумрудное дело" рассказы-адось о том, как сотрудники УБХСС в Санкт-Петер-йут)ге с помощью агента-провокатора искусственно додали "дело" о нарушении валютных правил. По протесту прокурора РСФСР оно после многомесячной волокиты было прекращено, "... так в данном случае имела место провокация преступления". Но за соучастие никто к уголовной ответственности не привлечен^. Между тем, как отмечалось выше, соучастник не всегда руководствуется теми же мотивами, что и исполнитель. Достаточно, чтобы он о них знал.

 

В любом случае исследование подлинных личных побуждений соучастников необходимо для соразмерного и справедливого назначения наказания. Ведь согласно закону (п. 4 ст. 41 Уголовного кодекса Украины) корысть признается обстоятельством, отягчающим ответственность. Организация корыстного преступления, подстрекательство, пособничество, совершенные из корыстных расчетов, при прочих равных условиях влекут более строгую ответственность, чем те же действия, совершенные по бескорыстным мотивам.

 

Несоразмерная с доходами цена потребительских товаров побуждает некоторых граждан приобретать заведомо похищенное имущество. Если сговор об этом возник до хищения, то покупатель становится соучастником хищения. А если, скажем, садоводу, члену садоводческого товарищества, нужны строительные материалы, и он останавливает на дороге самосвал с кирпичом, предназначенным для строительной организации, и уговаривает водителя отвезти груз на его участок за

 

Литературная газета. - 1991. - № 1.

 

 

обычную цену? Водитель грузовика - исполн действует из корысти. Садовод - подстрекатель а собник одновременно - не преследовал корыстной ли, поскольку не пытался приобрести товар за бес нок. Это не освобождает его от ответственности за участие в хищении, но п. 4 ст. 41 ^К, предусматрив щий возможность усиления наказания за корысть, нему не применяется>

 

Случается корыстное соучастие в некорыстном вв^ ступлении. Например, кто-то за плату содействовал^^ бегу осужденного, отбывающего наказание в виде эд^ шения свободы. Корыстные побуждения пособнид^ должны рассматриваться как обстоятельство, отягчав. щее ответственность за соучастие в некорыстном пр^" ступлении.

Наемные убийцы, выполняющие заказы по. литиков или крутых коммерсантов, бесспорно корыс>^ ные преступники. Д

 

Изложенные здесь суждения о мотивах соучастия ^ корыстных преступлениях можно завершить следуют щими краткими выводами. 'Я

 

Корысть исполнителя дает основания для привлечет ния к уголовной ответственности иных соучастников з<1 корыстную преступную деятельность, выполненну^Д исполнителем при условии, что корыстный мотив егр1 действий был известен соучастникам. При этом личныД побуждения их могут быть и часто бывают иными, чт<>1 должно учитываться судами при назначении наказав ния. Желание разоблачить исполнителя не освобождай ет подстрекателя, пособника и организатора от уголовте, ной ответственности, за исключением случаев, особв1 оговоренных в законе. Возможны некорыстное соучас>? тие в корыстном преступлении и корыстное соучастии^ в некорыстных преступлениях.

 

6.6. Классификация корыстных мотивов

 

Корысть бывает разная. Нет необходимости доказы^ вать, что, к примеру, мотив кражи бутылки водки дл* немедленного ее употребления существенно отличается от корысти высокопоставленного взяточника. Определение той либо иной разновидности корыстных устреМ-;

 

158 1

 

дений правонарушителя имеет важное теоретическое и этическое значение.

 

В качестве источников сведений о мотивах обычно используются материалы уголовных дел и реже __ интервьюирование осужденных. К сожалению, официальные документы и протоколы допросов в уголовных дедах - крайне скудный источник психологической информации. Это обстоятельство, а также традиционное для современной отечественной криминологии пренебрежение методической чистотой криминологических исследований объясняют отсутствие научно обоснованной и практически значимой классификации корыстных мотивов.

 

Чтобы убедиться в этом, сопоставим выводы нескольких научных публикаций. И. М. Макарь установил, что в Молдове и некоторых областях Украины 15,5% осужденных за хищения стремились к обогащению; 9,5% действовали из зависти; 13% - в связи с тяжелыми материальными и семейными обстоятельствами. Из-за отсутствия твердых убеждений совершили хищения 3,7%, под влиянием окружающих - 3,5%. Другие мотивы были установлены у 12,3% изученных лиц, и лишь 5,5% расхитителей совершили преступления, "руководствуясь корыстными мотива-ми"^. Следовательно, все остальные 94,5% воров были бессребрениками?

 

Авторы учебного пособия, изданного в Нижнем Новгороде, пришли к выводу, что по изученным архивным уголовным делам 12,6% осужденных за хищения стремились к приобретению спиртных напитков; 44,4% имели в виду удовлетворение различного рода материальных потребностей; 13% совершили преступления под влиянием других лиц; 4% - в целях паразитического существования; 2% - для приобретения модной одежды; 5% - для оказания помощи посторонним лицам, а также действовали в интересах предприятия,

 

Макарь И. М. Использование в предупреждении хищений социалистического имущества особенностей психологии расхитителя. - Горький, 1981. - С. 10-II.

 

коллектива и т. пЛ. Обращает на себя внимание то авторы считают расхитителями лиц, которые нез, но распорядились государственным или обществе] имуществом в пользу предприятий, коллективов и сторонних людей, что, как отмечалось выше, пр речит сущности корысти.

 

В монографии, которая посвящена личности денных за хищения, совершенные путем присвоен растраты или злоупотребления служебным полож ем, М. Г. Миненок определяет следующие мотивы цД. щений; накопление денег и иных ценностей - 8%^ приобретение дорогих вещей - 13%; проведение дос^ га, развлечения - 3%; честолюбие - 20,4%; достияай1 ние более высокого жизненного уровня - 14,7%; удов^ летворение необходимых жизненных потребностей -^Д 13,6%; приобретение водки, ведение разгульного обр^ за жизни, участие в азартных играх - 27,8%^ ^.

 

В. В. Лунеев среди корыстных побуждений различий ет: 1) жажду накопления денег и материальных ценнооД тей, алчность, жадность, стяжательство; 2) пьянство^ стремление к разгульной жизни и другие порочныЦ наклонности; 3) стремление к материальному комфорт ^ ту и благополучие, приобретение престижных ценное^ тей; 4) ложно понятые интересы службы, карьеристу; ские устремления; 5) личную материальную нужду, быц 1 товые потребности в дефицитных предметах и материя лах, стремление помочь семье и прЛ

 

По утверждению У. С. Джекабаева, хищения госу дарственного и общественного имущества по изучено ным уголовным делам совершались: из корысти - 63,5%, под влиянием тяжелых жизненных или семей ных обстоятельств - 8,1%, из-за материальной лИ

 

* Ефимов М.А., Игошев К. Е., Бушуев Г. В. и др. Борьба с хиг ниями, совершенными путем присвоения, растраты либо зло употребления служебным положением. - Горький, 1976. С. 73.

 

^ Миненок М. Г. Личность расхитителя: криминологическ характеристика и типология. - Калининград, 1980, - С. 25.

 

Лунеев В. В. Преступное поведение: мотивация, прогнозе вание, профилактика. - М., 1980. - С. 53.

 

^й зависимости - 2%, под влиянием угрозы или ^рйНУ^Д^иия - 2,6%, по нужде - 1,7%.

Не смогли уяснить мотивы 7,8%, отрицали свою виновность

 

1,^- обращает на себя внимание разброс характеристик

 

корыстных побуждений, предлагаемых разными авторами, что свидетельствует об отсутствии единого понимания сущности наиболее распространенного криминального мотива, а также о неразработанности критериев его классификации.

 

В сущности, все это не классификация, а описание некоторых личностных свойств и различных побуждений, без соблюдения каких-либо критериев группирования. В то же время изложенные выше наблюдения, выполненные в годы "развитого социализма", представляют определенный интерес. Во всех группированиях отмечается преобладание честолюбия, пьянства и жажды развлечений. Материальная нужда, по общему мнению, относительно редко побуждает к хищениям и другим корыстным посягательствам. Здесь требуется существенное уточнение; что такое материальная нужда? Только ли голод, отсутствие одежды и крыши над головой? Если исходить из такого понимания нужды, то действительно, как экстремальная ситуация она в 70- 80-х гг. встречалась сравнительно редко. Но потребности современного человека даже на уровне витально-ор-ганическом не сводятся к куску хлеба. Понятие материальной нужды - категория не столько биологическая, сколько социальная. Она определяется принадлежностью человека к определенному социальному слою населения, уровнем его духовной культуры, возрастом, состоянием здоровья и другими факторами, в частности прожиточным минимумом, принятым в данном обществе. Но и в те сравнительно сытые годы больше половины населения бывшего СССР находилось за чертой бедности^. Так что заявления о том, что у нас по бедности почти не крадут, всегда были лицемерными,

 

Джекабаев У. С. О социально-психологических аспектах преступного поведения. - С. 101. г)

 

Советы сытых // Аргументы и факты. - 1991. - № 1. 6 9-2 161

 

с оглядкой на официальную версию. Нужд1 чувствует себя каждый, кто не в состоянии удод рить свои телесные и духовные потребности хотя ( среднестатистическом уровне. По нашим наблюде> почти все "несуны" - рабочие мясомолочной и л* промышленности - люди с минимальной зараб< платой, обрекающей их на мелкие хищения^ В посли^ ние годы участились кратки картофеля с огородов, ^^ дуктов из квартир. Это свидетельствует о крайней ву^

 

де похитителей, я^. Глубокий экономический кризис, безработица, ц^

 

гомесячные задержки в выплате заработной плаяЩ пенсий, стипендий и пособий, обнищание 90% насе^ ния Украины привели к чому, что противоправная дец тельность становится источником средств существов^ ния для миллионов людей. ^

 

Всякая классификация должна строиться на ед^ ных основаниях, соответствовать законам формально^ логики и своему назначению. В конечном счете, мотЩ вообразующие индивидуальные потребности являются основанием корыстного мотива, определяющим еЩ личностный смысл. Поэтому одним из классификазд^ онных критериев корысти следует признать содержат ние и уровень личностной потребности, удовлетворят мой незаконным способоЯ за чужой счет. ?

 

Уровневые модели индивидуальных потребностей> предложенные американизм А. Маслоу, а также ново> сибирскими авторами А. Т. Москаленко и В. Ф. Сец жантовым, с небольшими уточнениями могут быть и<> пользованы для классификации корыстных мотиво>> Напомню, что в основании иерархической пирамид^ потребностей лежат физиологические потребности у пище, воздухе, определенной температуре, сексуал> ные потребности и другие нужды, в той мере, в каков они обеспечивают жизнедеятельность. Но они могут переместиться и на другие уровни потребностей, когд> приобретают самодовлеющее значение; так, например> потребность в еде становятся гастрономической увле*

 

^ Предупреждение хищений государственного и общественя> го имущества. - Харьков, 1988' - С. 62.

 

яностью, а секс - любовью или развратом. Второй ^ овень составляют потребности в безопасности - за-цте от болезни, смерти, боли, страха, неустроенности ^ п. Над ними располагаются потребности в социаль-^х связях, социальной присоединенности, в общении другими людьми, в свободе, любви, сочувствии, в уважении других, в продлении себя в детях и внуках и др. и наконец, венчает пирамиду потребность самоактуализации (потребности роста); реализация собственных возможностей, потребность в осмыслении и понимании

 

смысла жизни и т. п^.

 

Другим основанием классификации мотивов избирается уровень установок личности, от которых зависит выбор способа удовлетворения актуальной

 

потребности.

 

Исходя из уровневой концепции диспозиций (установок) личности, разработанной В. А. Ядовым (см. главу третью этой книги), определяются два уровня направленности, в зависимости от доминирования в ней личностного или ситуационного начала (см. табл. 3). В первом случае мотивация носит устойчивый личностный характер, отображая преднастроенность личности (А); во втором - доминируют фиксированные психологические и ситуационные установки личности (Б).

 

Сочетание этих двух мотивообразующих начал - 1) уровня потребностей (по вертикали) и 2) уровня личностных установок (диспозиций), указанных в табл. 3, дает восемь групп корыстных мотивов.

 

Мера устойчивости и криминогенности корыстного мотива зависит от уровня соответствующей потребности и характера (уровня) установки корыстолюбца, совершившего преступление. Физиологические потребности в еде, тепле и т. п. порождают правонарушения в значительной мере извинительные, не сопоставимые по своей антисоциальности с банковскими аферами.

 

' А. Маслоу называет пять уровней, но для упрощения классификации считаю допустимым укрупнить градацию до четырех.

Предыдущая статья:Криминальная психология 9 страница Следующая статья:Криминальная психология 11 страница
page speed (0.0156 sec, direct)