Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Психология

Криминальная психология 9 страница  Просмотрен 55

 

Традиции и обычаи схожи с привычками. Но в отличие от привычек, эти социально-психологические образования возникают и укрепляются в результате группового, а не индивидуального опыта.

 

Воровские "законы" и традиции во многих случаях понуждают членов преступных групп действовать не так, как им хотелось бы. Психологический анализ нравов и обычаев современной общеуголовной среды - тема, требующая обстоятельного объективного исследования. До сих пор они привлекали к себе внимание преимущественно авторов детективных сюжетов.

 

В последние годы влияние воровских "законов" заметно падает в результате вовлечения в профессиональную преступную деятельность значительного числа лиц без криминального и тюремного опыта.

 

5.4. Преступная неосторожность

 

Примерно 15-20% всех регистрируемых прес лений совершаются по неосторожности. Но их суди^ ный вред, причиняемый обществу, намного превьи ущерб от умышленных правонарушений. Достат< указать на то, что в 1996 г. лишь аварии на автотр порте унесли 6,6 тыс. человеческих жизней, то значительно больше, чем умышленные убийс (4,9 тыс.). Как результат цепи ошибок, некомпет ности и безответственности авария Чернобыльской . стала катастрофой планетарного) масштаба.

 

С учетом криминологических свойств все прес ления, совершаемые по неосторожности, делятся четыре группы: 1) транспортные; 2) нарушение пра безопасности в конструировании и эксплуата] технических систем и приборов, а также правил о> ны труда; 3) халатность при исполнении служебнь обязанностей должностными лицами; 4) бытовая а осторожность (неосторожное обращение с оружиец огнем, газом, электроприборами и т. п.).

 

Наиболее распространены транспортные преступлю ния, а среди них - неосторожные преступления на а1 тотранспорте. Кто-то заметил: есть три убийцы века - сердечно-сосудистые заболевания, рак и автомобиль. ] если есть надежда усмирить двух первых, то трети становится все более неумолимым.

 

Особая разновидность служебной халатности - нарушение правил охраны труда. Изношенность оборЦ дования и недостаток средств на обеспечение надлеж щих условий охраны труда повлекли многочисленм несчастные случаи на производстве, особенно в угол ных шахтах. Уголовные дела такого рода, однако, ре ко доходят до суда по ряду причин, главная из коч рых - неосторожность самих потерпевших.

 

Преступление признается совершенным по несете рожности, если лицо не предвидело наступление общественно опасных последствий своих действий (бе^ действия), хотя должно было и могло предвидеть (прЦ ступная небрежность), либо предвидело возможное^ наступления общественно опасных последствий свои1 действий (бездействия), но без достаточных к то>

 

ддний самонадеянно рассчитывало на предотвра-^де этих последствий (преступная самонадеян-^ ^ или преступное легкомыслие). ^° в отличие от умышленной вины, неосторожная ви-дободна от злой воли и злого намерения по отноше-*у, к наступившему вредному последствию. В боль-янстве случаев лица, осужденные за неосторожность, в столько преступники, сколько жертвы случайного течения обстоятельств и собственной непредусмотри-едьности. Вместе с тем в умысле и неосторожности ^дого общего. Их объединяет ошибка, заблуждение в я^боре способов деятельности и отдельных действий. "Нет такого зла, причиной которого не было бы заблуждение, независимо от того, совершено ли это зло умышленно или по неосторожности"^. Давно известно, что "преступник - плохой счетчик": рассчитывая построить свое благополучие на неправде и горе людей, он допускает стратегическую жизненную ошибку, ибо цена такого выбора - его собственная жизнь. Неосторожное преступление - следствие тактической ошибки в выборе отдельного действия или операции. Но цена ее тоже бывает большой. Таким образом, психологическая вина субъектов умышленного и неосторожного преступлений сводится, в конечном счете, к безответственности в выборе способов жизнедеятельности.

 

Неосторожные преступления по своей природе не являются деятельностью. То, что происходит в действительности, - авария, пожар, гибель людей и т. п.-не входило в программу поведения. Иначе говоря, вред> причиняемый по неосторожности, - это неожиданные побочные издержки какой-то деятельности или отдельного действия. Это поведение может быть волевым^ импульсивным или привычным, а по юридической природе - правомерным или неправомерным, преступным либо иным правонарушением. Характер и нравственная оценка поведения, при исполнении которого совершено неосторожное преступление, не имеет непосредственного отношения к неосторожному последствию и

 

Селиванов В.А. Истина и заблуждение. - М., 1972. - С. 94.

 

может учитываться лишь для характеристики ^ ти обвиняемого. Поясню эту мысль примером. ник милиции, пытаясь задержать опасного пре( ка, в нарушение инструкции открыл огонь из п та на многолюдной улице и по преступному ле; лию убил прохожего. Другой милиционер, вы упражнения в тире, нарушил правила безоп при обращении с оружием и случайным вы убил человека. Правовая оценка и размер на должны определяться исходя из того, насколько п была ошибка в первом и втором случаях, а не из чем занимался человек, допустивший трагич<

 

ошибку.

 

Степень неосторожности зависят также от ю ны риска. Всякое поведение связано с риском, в<- вероятность нежелательного последствия велика, дение называют рискованным. Тот, кто соглашайся 1 такой риск, обнаруживает эгоистическое пренебрея ние чужими интересами. Это также сближает неост рожную вину с умышленной. Собственно, косвешя умысел отличается от преступной самонадеянное лишь отношением к риску; тот, кто сознательно сотя шается с риском, приближающим неотвратииость > тастрофы, не может ссылаться на надежду предотв щения, и его вина - умышленная.

 

В связи с изложенным считаю, что широко раст страненное в криминологической и уголовно-прав> литературе мнение о зависимости степени неосГор ной вины от ее мотивов представляется весьма с1 ным. П. С. Дагель был, вероятно, первым.ктовре^ тате изучения автотранспортных происшествий п шел к заключению о наличии мотивов неосторожв преступлений и разделил эти мотивы на антисощи ные, которые преобладают, а также на положителы и социально нейтральные^ По мнению В. Е. Кваига

 

; значение субъективной > - --^>вг1 .- 1^0^.

 

, дц1от социально-позитивные мотивы преступле-но" ррщеиных по неосторожности^. Мотивы пове-цН^ дриведтего к нежелательному результату, не яев^' ".^мятоиваться как мотивы его причинения

 

Дагель П. С.

Криминологическое зш"""-- -, роны преступлений // Сов. государство и право. - ^

 

№11.-С. 89. ^

 

^ 1

 

а

 

пове-,ЙИ^ "- ^ ^

 

^ ^ рассматриваться как мотивы его причинения. ^^ мотМ ~ ^^ двигатель человеческой активности, ^ дре которого лежит потребность в определенном * Таким желаемым благом не может быть зло, на-- явшее в значительной мере случайно. Можно упре-^ того, кто это зло причинил, за выбор рискованного ^ дбд деятельности, но способ зависит не от мотива, ^ цели действия^. Поэтому содержание мотива дея-пъностп, при осуществлении которой была допущена ^дтупная неосторожность, не должно рассматривать-д судом как элемент преступного деяния, совершенного по неосторожности.

 

в современном мире биотехническая система "опе-^дор _ машина" развивается, я бы сказал, несколько ддосторонне: стремительно усложняется техника и дд^и не меняются человеческие способности оператору Конечно, часть управленческих задач выполняют чипъю машины, компьютеры, но и они создаются людьми. Возникает сложная проблема определения границ человеческих возможностей восприятия, оценки и переработки информации, получаемой от машины, а также максимальной скорости (порога) реагирования на сигналы> И как быть, если оператор в силу своих индивидуальных качеств не смог адекватно оценить ситуацию и предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий?

 

в теории уголовного права разработаны объективный и субъективный критерии неосторожной вины. Объективный означает обязанность оператора системы, исходя из требований, предусмотренных инструкциями и наставлениями, предвидеть ход событий и принимать правильные решения. Субъективный критерий определяется индивидуальными способностями

 

^ Квашие В- Е. Теоретические основы профилактики неосто-жных преступлений. - М., 1977. - С. 63. ^ АсмолоеА-Г- Деятельность и установка. -М., 1979.-С. 59.

 

 

Глава VI

 

ПСИХОЛОГИЯ КОРЫСТНОЙ

 

ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

Лил Лз^азил, чЛо чешвек мив не ецишлм хмЛм., не знаешь ли, мко во имя аШбю хлеЛ земшм и еоссАемвт на ЗЛе^а ^ж земмц и фазмЯся с Мо^ой, и м^ецшй Же!я... Ч <Р. Л. 3)ос^^^мвск^^^^'

 

6.1. Краткая криминологическая характеристика

 

Наиболее распространенным мотивом преступной деятельности всегда была корысть, а в наше время перехода к рыночной экономике и первоначального накопления капитала корыстная преступность буквально захлестывает страну, ставит под угрозу не только судь^ бу экономических реформ, но и безопасность госу дарства. '.

 

Корыстный характер преступлений либо прямо ук> зывается в соответствующих статьях Уголовного коде> са, либо подразумевается, исходя из природы того ил иного посягательства, например, кражи, получени взятки и т. п., либо предполагается наряду с иным: возможными побуждениями.

 

Все виды преступлений, порождаемые корыстьк можно разделить на три категории: 1) общекриминал> ные, 2) экономические, 3) прочие. Все они, как правВ ло, обладают признаками преступной деятельности.

 

, л л. ~

 

в Украине, мошенни-корыстные посягательства

 

Общекриминальную корыстную преступность составляют кражи - около половины всех зарегистрированных в 1996 г. преступлений в Украине, мошенничество (2%), агрессивные корыстные посягательства сграбежи, разбои, вымогательства, бандитизм, корыст-ц^е убийства и пр. - 6%), другие виды преступлений против собственности, совершаемые вне сферы экономики и без использования служебного положения. именно поэтому они и названы общекриминальными, то есть традиционными, давно известными уголовным кодексам всех стран.

 

Среди краж наиболее распространенными являются квартирные - более 36% всех краж. На втором месте - кражи автомобилей и мотоциклов (6%), кражи из карманов и сумок, кражи в поездах, на вокзалах, в гостиницах, домах отдыха и т. д.

 

Среди краж, направленных против государственной и коллективной собственности, преобладают преступления на железнодорожном транспорте, в сельском хозяйстве, в торговле. Особую опасность представляют участившиеся в последние годы кражи нефтепродуктов из нефтепроводов посредством их повреждения, в результате чего размеры ущерба от утечки нефтепродуктов (главным образом бензина) и заражение местности несопоставимы со стоимостью похищенного.

 

Зафиксированы случаи краж с использованием компьютерной техники посредством проникновения в банковскую компьютерную сеть.

 

ссиональными

 

Мошенничество, как указывалось, в уголовной статистике представлено лишь 2%, но этот показатель не отражает истинной распространенности криминального обмана в наше время. Достаточно вспомнить общегосударственное надувательство населения в процессе приватизации государственного имущества, обман вкладчиков различного рода трастовыми и страховыми организациями и т. п. Различается мошенничество бытовое, профессиональное и финансовое. Бытовое - это обманы в процессе расчетов по различного рода мелким сделкам, уклонение от возврата долгов и другие Подобные действия, совершаемые, как правило, непро-Фессионя ТН.Н1.ТМТ, мошенниками. Профессиональное

 

мошенничество - это главным образом игровое ство. Финансовое мошенничество получило распп нение в последние годы. С одной стороны, это ц, ние огромных сумм наличными по поддельным ментам (авизо), с другой - организация финав "пирамид", с помощью которых отбирают девы^ доверчивых клиентов трастовых компаний. ^

 

Агрессивными корыстными преступлениями гласно действующему уголовному законодатель являются грабежи, разбои, вымогательство, ба тизм, умышленные корыстные убийства и некотов другие посягательства на жизнь и здоровье, соверщ мые по корыстным мотивам. В структуре преступно* они занимают примерно 6%. Наиболее распростране] грабежи и разбои (около 5%). Различаются корыств нападения на улицах, в квартирах и домах, на трал порте, чаще всего автомобильном. Наиболее опас) разбои на транспорте, в квартирах и домах. Особ) общественный резонанс вызывают заказные убийстэ совершаемые профессиональными наемными убийца) (киллерами).

 

Экономическими преступлениями признаются ко^ рыстные посягательства на собственность в сфере эко^ номических отношений. Они представляют исключит тельную опасность для экономики страны, переживаю** щей глубокий кризис. В уголовной статистике представлены примерно 10%, но эта цифра мало о чешЦ говорит ввиду того, что основная масса этих правона-"^ рушений остается неизвестной (латентной). ^

 

Экономическую преступность делят обычно на две^ группы: должностную ("беловоротничковую") и про-'" ступные промыслы, совершаемые без использования служебных полномочий. Наиболее распространенными видами "беловоротничковой" преступности являются хищения и взяточничество, а также уклонение от уплаты налогов.

Среди преступных промыслов наиболее опасны фальшивомонетничество, контрабанда, наркобизнес, практически ненаказуемая подпольная эмиграция.

 

Что касается "иных", то имеются в виду такие виды преступлений, мотивы которых в уголовном законе не

 

 

^ и, значит, ими могут быть и корыстные. уК^^цо часто из корысти совершаются акты ванда-Д^д в частности уничтожение имущества конкури-^ цей фирмы, совершенное рэкетирами с целью Р^дщения, доведение до самоубийства для завладе-^ квартирой и т. п.

 

с учетом этих "иных" корыстная мотивация встре-^я примерно в восьми из десяти всех зарегистриро-ддих в стране преступлений.

 

6.2. Корыстный мотив в уголовно-правовой теории и практике

 

Большинство авторов - специалистов в области уголовного права определяет корыстный мотив как стремление получить выгоду материального характе-ра'. Вряд ли такое суждение можно считать определением, поскольку оно не разъясняет, что такое выгода материального характера. По мнению В. Н. Кудрявце-ва, "... мотив корысти означает не что иное, как стремление удовлетворить потребность (действительную или мнимую) в материальных благах"^. Это определение мало продвигает нас к решению проблемы, поскольку имущество и другие "материальные блага" - не потребность, а предмет потребности.

 

Если корысть, как полагают многие, означает стремление к увеличению имущественных накоплений, то ее трудно обнаружить в бездумной растрате вверенных ценностей. Между тем такого рода действия, а также завладение вещами с целью их уничтожения, признаются хищениями, то есть корыстными. Например, по одному уголовному делу было установлено, что М. из ревности похитила у соседки шубу, принесла к себе

 

Ка-Л"

 

М.,

 

Волков В. С. Мотив и квалификация преступлений. зань, 1969. - С. 64; Курс советского уголовного права.

1973. - Общ. ч.-Т. 3.-С. 368.

 

^ Кудрявцев В. Н. Причинность в криминологии. - 1969. - С. 134.

 

домой, изрезала на куски и сожгла. Какая здесь ] материального характера? Но содеянное вполне < ванно, на мой взгляд, было квалифицироваво" кража.

 

Возникающие противоречия побуждают некого авторов к выводам о возможности бескорыстных кв грабежей и иных хищений чужого имущества^. Нс^ не согласуется с веками утвердившимися значена названных поступков.

 

Особую остроту проблема определения корысти ] обретает в уголовных делах о хищениях, совершав должностными лицами. Приведу два примера из суд ной практики. Директор горнообогатительного кс ната А. совместно с подчиненными ему должностг лицами Б. и Т. под видом премирования подста] лиц изымали деньги из кассы предприятия и расхс вали их на нужды предприятия и на благотворите ные акции. Судебная коллегия Верховного Суда Укр ны по одному из эпизодов обвинения указала: ". обстоятельство, что, по словам А>, Б. и Т., эта сум> была израсходована на приобретение еды, молов кефира для рабочих подрядных предприятий, исключает оценки их действий как хищений, поскса ку нести расходы по обеспечению рабочих других преде^ приятий они не обязаны, а незаконно изъятыми день^ гами распорядились как своими собственными". 81 отношении другого эпизода в приговоре сказано: "Пог^ лученной суммой подсудимые распорядились как своей^ собственной, истратив ее на искусственное, незаконное^ увеличение заработка рабочих, исполняющих своя обязанности. Поэтому совершенные ими действие должны расцениваться как хищения". А. был осужден к 13 годам лишения свободы, другие - на менее длительные сроки.

 

И еще один не менее характерный пример. Узнав о предстоящей ревизии, директор овощного магазина Н. попросила свою коллегу директора магазина того же торга Р. дать ей взаймы для погашения недостачи, воз-' Игошев К. Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. - С. 65.

 

г

 

1пей по неизвестной причине, 3050 руб. Чтобы вы-^^ подругу, Р- Дала ей эту сумму, изъяв ее из кассы Родина, с условием возвращения через два дня.

После *^ щцой ревизии Н. рассчиталась с Р. с помощью бес-У"" рдой накладной, то есть приняв на свой счет товар, "° пившийся за Р. Червонозаводской районный суд " -Харькова признал Н. и Р. виновными в хищении ^' "дарственного имущества по предварительному сго-пу назначив каждой по шесть лет лишения свободы конфискацией имущества. Кассационная инстанция оставила приговор в силе.

 

Убежден, что по этим и иным подобным делам допущены грубые судебные ошибки, обусловленные психологическим невежеством и чрезмерно широким толкованием корысти при хищениях. А оно, это толкование, имеет свою историю.

 

Когда после победного окончания войны в стране возник очередной голод. Президиум Верховного Суда СССР издал два страшных указа от 4 июня 1947 г., согласно которым хищения влекли за собой до 25 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. Историкам еще предстоит определить, сколько сотен тысяч или миллионов голодных людей погибли в этих лагерях, как говорили тогда, "за колоски".

 

Ученые-юристы, как всегда, "правильно поняли" государственную уголовную политику той поры и весьма обстоятельно доказали и доказывают поныне, что завладение чужим имуществом для передачи другим лицам, даже если это делается бесплатно и без личной заинтересованности, - корыстное деяние и должно считаться хищением. Если кто-то отдал буханку хлеба из государственного магазина голодному человеку бесплатно, то, оказывается, он корыстолюбец. В это современному читателю трудно поверить...

 

Член-корреспондент Академии наук СССР А. Пионт-ковский в нескольких своих публикациях ссылался на постановление Пленума Верховного Суда СССР от 15 апреля 1948 г. по делу начальника железнодорожной станции Л., который без оплаты направил вагон леса, принадлежавшего тресту "Нецветай-Антрацит", вдове своего фронтового друга С. Она пожаловалась, что изба

 

рушится, а ремонтировать нечем и некому. Плв1 своем постановлении по этому делу подчеркнул '. действия Л. надлежит рассматривать как хищение^ том случае, если Л> передал С. лесоматериал бесплат

 

То же самое утверждают современные украинта.> авторы П. Матышевский, С. Тарарухин, А. Пинает дрЛ Таким образом, судебные решения, изложе1 выше, полностью соответствуют произвольно шир му пониманию корысти, возникшему после Вел) Отечественной войны в голодном 1947 г. в про1,_ осуществления жесточайших репрессий к народу-1 бедителю.

 

Пришло время выработать психологически и г чески обоснованное определение этого наиболее раст страненного мотива преступлений.

 

6.3. Нравственно-психологические признаки^ преступной корысти ^

 

В предшествующих главах этой книги отмечалось^ что в основании мотива лежат потребность, ее предмет" и выбор поступка. Исходным импульсом мотивации;- признается актуальная потребность - нужда в каком-1 либо жизненном благе. ^

 

Человеческие потребности многообразны и измен-: 1 чивы. Они бывают индивидуальными, групповымИк1 коллективными и общественными. Слово "корысть" не-1 сет в себе отрицательную нравственную оценку побуж-'. дения и указывает на его эгоистическое содержание. В русском переводе Евангелия она названа "гнусной" (1-е послание Петра, 5:2). Поэтому нелогично считать корыстной заботу об общественном или коллективном благе. Корыстный мотив вырастает только из индивидуальной потребности, из личного интереса. Что каса-Комментарий к Уголовному кодексу Украины: "Хищение не перестает быть корыстным, когда преступник обращает похищенное на пользу иного лица, поскольку мотивом является корыстная заинтересованность - незаконно обогатить это лицо". /К., 1994. - С. 214/.

 

групповых потребностей, то они становятся ко-е^ дыми мотивами, когда материальная выгода Р^ и социальной группы означает прямую личную 1*^ ду отдельного ее члена. Не вызывает сомнений ^ ^дтный характер преступной деятельности всех ^- "диков преступной группы, независимо от того, У^ ^ долю наживы получает каждый из них. Тесная ^ ^ интересов в группе приводит к тому, что действия " пользу группы соответствуют личному интересу. ^ редача чужого имущества члену семьи, родственни-либо иному близкому человеку обоснованно считает-д хищением, так как таким путем лицо сокращает дбственные расходы. Человек в своих поступках руко-додствуется не только индивидуальными и групповы-ми^ но и коллективными и общественными потребностями и интересами.

 

Коллектив обладает официальным статусом. Мы говорим о трудовом коллективе предприятия, о коллективе учащихся школы и т. д. Кроме того, коллектив - это, как правило, большая группа людей. И главное, он цементируется социальными и нравственными ценностями, для утверждения которых он создан^ Если же господствуют антисоциальные устремления, то коллектив разрушается, превращается в сообщество с негативной ценностной ориентацией, хотя в течение некоторого времени может сохранять внешние атрибуты коллектива. Примеров таких коллективов, связанных круговой порукой, более чем достаточно. История, в том числе и новейшая, знает примеры превращения государственных учреждений в преступные организации, о чем, в частности, свидетельствуют материалы Нюрнбергского судебного процесса по делу руководителей германского рейха.

 

Коллективные потребности - это конкретизация общественных потребностей с учетом особенностей групповых и личных интересов. Конечно, порой они вступают между собой в противоречие, но это - проти-' Петровский В. А., Шпалинский В. Социальная психология коллектива.

- М., 1978. - С. 69.

 

воречие социальных по своей природе потрсбд антагонистских по сути.

 

Далеко не всегда указанные противоречия разрешаться в пользу большинства. Существу. вейшие, неоспоримые права и интересы человек^ лых групп, которым принадлежит приоритетной^ ние. Это право на жизнь и другие естественные ^ ческие права, закрепленные во Всемирной декла прав человека. Соответствующие им индивидуа потребности не противоречат коллективным и о< венным интересам, ибо общественное благо нево^ но без благосостояния личности. "Все режимы ред онны, если рушится человек" (А. Вознесенский).

 

Исходя из этих соображений, следует заклки. что не признаются корыстными мотивы, возникали базе коллективных и общественных потребно^ Незаконная передача части чужого имущества из^ ства сострадания, милосердия и справедливости может считаться корыстной и квалифицироваться 1 хищение, если в основании мотива лежит Христу екая заповедь относиться к ближнему ка:к к само1 себе. И если человек ошибся и нарушил закон, как М гда пишется в судебных приговорах, "из лгожно поя тых интересов коллектива", он заслуживает снисхо^ дения, ибо действовал не для "гнусной" корысти, но усердия.

 

Общественные потребности - это экономически политические, экологические, международные уел, вия, необходимые для существования и прогрессивно^ развития большой человеческой общности - населен) отдельных регионов, народов, наций, всего человечес ва. Трудно назвать другие социальные ценности, в круг которых возникло бы столько политических сп куляций. От имени интересов народа выступают в партии - демократы и коммунисты, националисты интернационалисты. "Для блага народа" созданы горВ ядерного и иного оружия массового поражения, и дя). того же "блага" это оружие уничтожается. И конечно, же, в интересах "трудового народа" уничтожен цвет на^ ции в годы гражданской войны и последующие десяти-1 летия. Часто за этим кроются личные амбиции лидеров

 

^ иных политических группировок - честолю-^ ^ядеда власти и др. И все-таки нельзя назвать их ^' ^ яыми Д° ^^ TР" "°^ их реализация не связана #"^^ дением чужим имуществом, приобретением лич-е^^ ущественных прав незаконным способом. Н^^ рассмотрим сначала структуру индивидуальных

 

еческих потребностей. Одним из синонимов ко-^"я стало слово "своекорыстие", подчеркивающее Р^ индивидуальное, эгоистическое содержание. Ко-^ ^ всегда опирается на индивидуальную потреб-Р^ ^ Перечень индивидуальных потребностей выгля-'^ довольно пестро. В криминологии преобладает группирование, построенное на оценочных критериях; ^ нормальная система потребностей, соответствующая тракторному для данного общества или класса типу "дчности и образу жизни; 2) деформированная система дотребностей, в которой одни потребности развиты за дчет других; 3) извращенные потребности, удовлетворение которых объективно противоречит развитию личности и интересам общества^ Неясно, что означает нормальная система личных потребностей и кто является ее носителем. Некий абстрактный усредненный гражданин? Но такая абстракция утрачивает смысл в контексте тех социальных сдвигов, которые произошли в постсоветском обществе и обусловили имущественное расслоение общества. Деформированные потребности в предлагаемой схеме расположены между нормальными и извращенными> Но непонятно, в чем состоит "деформация". Если у кого-то доминируют познавательные потребности, отодвигающие на периферию заботы о хлебе насущном, - это деформация? И, наконец, вызывает возражение концепция извращенных потребностей. В качестве таковых обычно называют тяготение к наркотикам, алкоголю, аномальным сексуальным контактам и т. п. Конечно, для многих преступников подобные пристрастия далеко не безразличны. Они порождены обычными присущими всем людям первич-' Курс советской криминологии. - С. 336; Джекабаев У. С. О социально-психологических аспектах преступного поведения. - М., 1981. - С. 48-49.

 

ными нуждами. Алкоголь или иной наркотик потребность, а предмет потребности в духовном и фи ческом комфорте. Так называемые хулиганские мотиЙ вы - это удовлетворяемая антисоциальным способов потребность в самоутверждении. Извращенными явл> ются не потребности, а способы их удовлетворения.

 

Думается, что криминологам не следовало 6^ пытаться выстроить собственную систему человеческие потребностей. Как и в других случаях обращения ^ внутреннему миру личности, целесообразно использо* вать работы специалистов в этой области знаний. Ц философской и психологической литературе классифи. кация индивидуальных человеческих потребностей строится с учетом степени их социализации - от пер. \ вичных, обеспечивающих биологическую жизнедея<> тельность, до высших, обусловленных общественно^ сущностью личности. Соответственно этому жизненны^ потребности индивида располагаются на нескольки^ уровнях. Тем не менее любая из них, начиная о^ физиологических нужд в пище и воздухе и заканчивав социогенными потребностями в самоактуализации (по^ требностями роста), может стать психологические источником преступлений, если избираются противо^ правные аморальные способы удовлетворения, д

 

Как отмечалось выше, всякая обострившаяся (актуЦ альная) потребность превращается в мотив и становитЦ ся источником целенаправленной активности посл^ того, как она встретит свой предмет - то благо, котоЦ рое удовлетворяет нужду и устраняет потребностное со-Д стояние субъекта. "Наличие блага, - пишет В. С. Ма^Э гун, - уничтожает или уменьшает соответствующую^ потребность, а наличие потребности - соответствуют щее благо"^. Особенностью корыстной мотивации явлЯ-Д ется то, что таким благом - предметом актуальной по^ требности - выступает чужая материальная ценность^ приобретаемая аморальным и (или) противоправным способом. Сказано же: "Сладок для человека хлеб, при обретенный неправдою" (Притчи, 20:17).

Предыдущая статья:Криминальная психология 8 страница Следующая статья:Криминальная психология 10 страница
page speed (0.0183 sec, direct)