Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Психология

Криминальная психология 8 страница  Просмотрен 49

 

 

Глава V

 

ПСИХОЛОГИЯ РЕАКТИВНОГО ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ

 

Знаю, Лсшм^и, чАй не в вам нем)века ш^Нь ем, <иЯй не во влааНи ш^щею оавшмь ншфавление сАошям своим. ифемил. Ю;23

 

5.1. Понятие и виды реактивных преступлении

 

Всякое человеческое поведение, в том числе и пре-1 ступное, детерминировано внешними и внутренним стимулами. Внутренняя регуляция - это в сущност мотивация поступков. Для волевого целенаправленног поведения (деятельности) внутренняя детерминаци является определяющей, главной, поскольку она осу^ ществляется на основе свободы выбора. Подчеркивав приоритет личности в детерминации преступного пове^ дения, автор этих строк никогда не отвергал воздей1 ствия на индивидуальное поведение внешней ситуа1 совершения преступления. Это влияние на деяте ность обнаруживается во многом, в частности в ее лимотивности. Своеобразным "пусковым механизмом^ преступной деятельности выступает порой повод к п(ц сягательству, в частности виктимное (провоцирующее1 поведение потерпевшего. {

 

В некоторых случаях такие импульсы доминируют^ Это происходит либо по причине усиления внешт

 

^яяняй вплоть до ситуации, когда свободное воле-^явление становится невозможным и ответствен-д^ь устраняется в соответствии с законодательством необходимой обороне, крайней необходимости либо родолимой силе. Но если не принимать во внимание ти экстремальные обстоятельства, то и тогда, когда добода выбора сохраняется, она может быть существенно ограничена.

 

Существует категория случайных (ситуационных) преступлений, которые совершаются неожиданно не только для окружающих, но и для самого правонарушителя. В психологическом плане такое противоречивое поведение представляет собой чаще всего реакцию на внешние воздействия в широком их понимании, включая воздействие на психику лица наркотиков, алкоголя, отравления, травмы головного мозга и пр. Поэтому мы называем такие преступления реактивными. В психологической литературе это название, равно как и деление поступков на волевые и реактивные, встречаются часто. Немецкий психолог и философ В. Штерн, много сделавший для развития криминальной психологии, по этому поводу писал: "На основании того, вызывается ли действие внешними или внутренними факторами, их можно разделить на реакции и произвольные действия"^. О бесцельном или импульсивном поведении, как альтернативе волевому, упоминали Л. И. Петражицкий (1909 г.), В. С. Познышев (1923 г.), К. А. Абульханова-Славская (1980 г.), К. Е. Игошев (1971 г.), В. Г. Норакидзе (1967 г.), Ш. А. Надирашвили (1974 г.), польский психолог Я. Рейковский (1979 г.). Наконец, 3. Фрейд и его многочисленные последователи во всех странах мира исходили из теории противостояния и синергии рационального "Я" и стремящегося к удовольствиям и к разрушению "Оно".

 

Разумеется, реактивные действия мотивированы, но процесс мотивации протекает как бы в сокращенном варианте, в значительной мере неосознанно.

 

Штерн В. Персоналистическая психология // История зару-^кной психологии: Тексты. - М., 1986. - С. 188.

 

Реактивное преступное поведение отражается в знании субъекта лишь своей фактической сторон> Лицо знает, что совершает поступок, но не осознает смысла, то есть "забывает" посмотреть на него с нр ственной и правовой стороны. И в этом состоит ви1 П. С. Дагель правильно указывал на то, что "уголовв ответственность обоснована не только при наличии знательного правового акта, но и тогда, когда субъ< должен был и мог "вложить" в поведение, сознание волю, то есть в определенных случаях импульсивно поведения"^

 

Психологию реактивного умышленного убийства ] ниально показал великий русский писатель Л. Н. Те той. Герой рассказа "Крейцерова соната", убивший ; ну в состоянии аффекта, признавал, что он полнос1 отдавал себе отчет в фактической стороне своих де ствий ("я знал, что ударяю ниже ребер и что нож вс дет"). Но лишь потом он осознал весь ужас содеянною "Только тогда, когда я увидел ее мертвое лицо, я повд все, что я сделал. Я понял, что я, я убил ее, что от мед сделалось то, что она была живая, движущаяся, тея лая, а теперь стала неподвижная, холодная и что пс править этого никогда, нигде, ничем нельзя"^

 

В следственно-судебной практике, да и в некоторы научных публикациях, встречаются высказывания том, что реактивные преступления, как правило, нем< тивированы. Один из украинских криминологов нача ла века М. П. Нубийский писал: "Если чувство действу ет как стихия, совершенно помрачая сознание, то мы< не признаем в таких случаях разумного поступка, признаем и мотивации"^.

 

Однако большинство современных исследоват отвергает возможность безмотивных поступков. С нельзя не согласиться. Противоположное мнение

 

^ Механизм преступного поведения. - С. 202-203. ^ Толстой Л. Н. Собрание сочинений: В 14 т.- М., 1953. Т. 12.-С. 77.

 

Чубинский М. П. Мотив преступной деятельности и его 1 чение в уголовном праве.

- Ярославль, 1900. -С. 21. См. так Хорнабуджели Б. Психологическая сторона вины. - С. 37.

 

дет из давно отвергнутого отождествления человече-^дй психики с сознанием и волей, а также из самоот-"етов лиц, осужденных за агрессивные преступления.

 

о том, что человеческая психика - понятие значи-рдьно более широкое, чем сознание, что она складывается из осознанных и неосознанных слоев, взаимодействующих и переходящих один в другой, уже упоминалось в этой книге. Результаты многочисленных криминологических опросов подтверждают эту истину и свидетельствуют о том, что хотя человек - существо щыслящее, он далеко не всегда пользуется этим своим преимуществом, действует не думая. Из 310 осужденных за тяжкие агрессивные посягательства на личность и общественный порядок - умышленные убийства, тяжкие телесные повреждения, изнасилования и злостное хулиганство - лишь около 14% вспоминали, по их словам, о возможной уголовной ответственности непосредственно перед нападением. Несколько чаще, около 35% опрошенных, задумывались о фактических последствиях преступного поведения. Осужденные за изнасилования и грабежи опасались правовых последствий очень редко - всего 6% изученных лиц. Эти результаты интервьюирования и изучения личных дел осужденных, добытые автором с помощью студентов Харьковского юридического института в 1985 г., находят подтверждение в других опубликованных исследованиях. О. И. Бажанов сообщает, что 58,7% изученных им осужденных, знавших о наказуемости своих действий, в момент их совершения вообще не думали о возможности наказания, а 10,5% относились к нему безразличной

 

Мотивация реактивного криминального поведения, как и всякого иного, складывается из основного мотива - личностного смысла поступка и его динамического источника. Таким энергетическим источником почти полностью являются эмоции - влечение, желание,

 

Бажанов О. И. Правосознание и проблема преступного поведения личности // Науч. труды Омской Т^ПТ МВД СССР. - 1972. - Вып. 10. - С. 61-52.

 

страсть. Они не всегда адекватно отражаются в соз: нии. Родитель истязает своего ребенка, уверенный, ^ воспитывает для его же пользы, а фактически он вы: щает накопившуюся злобу, обусловленную нищетой в>! бесправием. И все-таки выбор способа действий всегд^Ц соответствует неосознаваемой фиксированной уставов^> ке и вытесненными в подсознание привычками и авто-'

 

матизмами.

 

По полноте и степени осознания реактивные пре. ступления можно разделить на три вида: импульсив^ ные, привычные, ситуационные. Кроме того, по отноч шению к наступившим последствиям все названный виды реактивных правонарушений могут быть признав ны умышленными или неосторожными. Следует оговор риться, что предложенная классификация, как и! наименование ее, довольно условны. Как отмечалось выше, всякое реактивное преступление ситуативно и 4 значительной мере носит случайный характер. Н<^ импульсивные и привычные отличаются минимальной осознанностью и максимальной зависимостью от внут^ ренних импульсов. Но есть и иные, тоже обусловлен^ ные ситуацией, но совершенные, можно сказать, вполне сознательно. Речь идет о правонарушениях, возник^ ших под влиянием иных лиц, в толпе, в результат> минутной слабости, неспособности противостоят^ неожиданному соблазну и др. Их называют также непреднамеренными, совершенными без предварительно^ го намерения. Что касается преступлений, совершен ных по неосторожности, то они возникают в процессу всякого поведения, если лицо допускает грубое нар^Я шение правил безопасности. Поэтому в психология ском смысле неосторожного поведения не бывает. Но состоянии психической напряженности, характерно: для реактивного поведения, ошибки и промахи, выз^ вающие подчас тяжкие последствия, случаются чащ чем при осуществлении целенаправленной волевой де. тельности, поэтому имеет смысл рассмотреть неост рожность в этой главе

 

5.2. Психология импульсивного преступления

 

Главной особенностью импульсивных преступлений ятается скоротечность их мотивации, когда "... воз-^1пее желание немедленно реализуется в совершении ддтивозаконных действий, без размышлений и попыток адекватно оценить возникшую ситуацию. Происходит нечто похожее на короткое замыкание в электриче-^ой цепи. Но импульсивное поведение не является полностью хаотическим. Реакция на внешний стимул определяется в конечном счете установками личности. Известно, что даже с помощью гипнотического внушения экспериментаторы не в состоянии заставить психически и нравственно здорового человека совершить действия, противоречащие установкам и идеалам"^.

 

Мотивация импульсивных преступлений осуществляется по такой схеме: под воздействием внешнего или внутреннего воздействия резко обостряется какая-то потребность личности, которая тут же находит свой предмет и способ удовлетворения, и возникший мотив немедленно реализуется, "минуя все этажи личности", но в соответствии с ее установками. Выпадают характерные для мотивации преступной деятельности целе-полагание, сознательный выбор, планирование, принятие решения и корректировка действий в процессе их совершения.

 

Ярко выраженная экспрессия импульсивного преступного поведения дает основание некоторым авторам называть его бессознательным, что представляется неточным: фактическая сторона деяния отражается в сознании индивида более или менее отчетливо. В то же время бездумие - основная, бросающаяся в глаза особенность психологии импульсивных поступков, - как преступных, так и героических.

 

В газете "Известия" был опубликован судебный очерк о том, как любящая мать ударом ножа убила свою 15-летнюю дочь. Осуждена за умышленное убий-Психологические механизмы целеобразования: Сб. ста-^й.-М., 1977.-С. 108.

 

ство к пяти годам лишения свободы условно; суд 1 что той кары, которую она сама себе назначила, ( чем достаточно для возмездия. Изложенные в п обстоятельства таковы. Слегка опьяневшая по п<] дня рождения женщина нервничала: уже пс вечер, дочки все нет. Когда девочка пришла и з< кухню, мать ножом, которым чистила карт) нанесла ей смертельный удар. Убийца была в отч^. и твердила: "Я хотела ее только попугать!" Адвоц_ автор очерка убеждены, что умысла на убийство не1 ло, было сознание своего права шлепнуть непу^ дитя, отвесить подзатыльник, снять со стены редв Но суд установил умысел и, по-моему, соверши справедливо^. Мать, судя по ее первым показана осознавала, что ударяет ножом и не могла не знать,^ "нож войдет". Просто в роковой момент человек вает подумать о правовой и нравственной стороне и его последствиях.

 

Такие поражающие своей нелепостью импуль ные преступления я называю парадоксальными, скольку они не поддаются логическому, психолоп скому и вообще какому-либо объяснению, кроме т< какое давал 3. Фрейд: у каждого из людей в глуби его психики таится зверь сладострастия и зверь агр сии, то самое "Оно", сравниваемое с необъезженной .1 шадью. Благоразумному всаднику ("Я"), вооруженно! правосознанием и совестью ("Сверх-Я"), не все^ удается совладать с ним.

 

Еще один пример из судебной практики, 15-лет С.

нес домой от соседа отцовское охотничье ружье с ] ронами. Встретил двух знакомых школьниц. Захс лось похвастаться, и он весело крикнул одной из и "Руки вверх! Сдавайся!" Та что-то ответила в том шутливом тоне, а С. быстро зарядил ружье патроне не целясь выстрелил. Девочка умерла тут же, на ул поселка. Убийца не мог объяснить, зачем он все это < лал. Как и в предыдущем примере - убивать не хс Осужден за убийство, совершенное по неосторожно

 

Бессрочное наказание. - Известия.

 

' Овчинникова И.

1995. - 3 января.

 

ппкйЯ нелогичность поведения ставит в тупик ^ов и психологов. Суды квалифицируют подобные ^ цссъг по-разному - умышленными или неосторожный. В том и другом случаях допускается явная на-^^а в определении форм вины. Мать, которая с вос-^ цельной целью убила свою дочь, конечно же, не ходуне допускала такого исхода. Не хотела вообще. д в тот миг, когда ударила, она знала, что делала, и ^ о чем другом думать не хотела. Она была к тому же

 

совсем трезвой и крайне раздраженной. Несовершен-додетний С. был в хорошем расположении духа и настроен дружелюбно. Зарядил ружье осознанно, а нажал да спусковой крючок, скорее всего, автоматически, как это делал всегда, когда ходил с отцом на охоту. Он не думал о том, о чем следовало бы думать. Принципиальной разницы между двумя описанными случаями не вижу, хотя суд одно убийство счел умышленным, а другое - неосторожным. Но закон, определяя понятие умышленной вины, указывает на осознание общественной опасности деяния и желание либо допущение наступления общественно опасных последствий. Такого осознания и предвидения ни в том, ни в другом случае не было.

 

Яркое художественное описание психологии парадоксального импульсивного преступления содержится в поэме Е. Исаева "Убил охотник журавля". Бывший фронтовик, хороший человек, неожиданно для себя и без всякой нужды застрелил журавля:

 

Гляжу: косяк углом и прямо на меня. Куда?! Назад! Но где там... Лес тому судья: Хмельной азарт опередил рассудок мой. И кучной дробью по прямой

 

в излом угла В грудь головного журавля ударил...

 

Следует отметить, что не только парадоксальные, но и иные импульсивные преступления, которые признаются умышленными, с трудом "вписываются" в законодательное определение умысла.

 

Это в частности, относится к "неясной мотиве лиц, находившихся в состоянии глубокого алког^ го опьянения. Имеется в виду обычное опьянение, ^ то патологическое, которое может служить медицц ским критерием невменяемости. Среди лиц, виновнь в насильственных посягательствах на личность и с щественный порядок, число пьяных особенно велик Среди изученных нами осужденных 77% во время с вершения агрессивных преступлений были нетрезво ми. При этом каждый десятый находился в состояна глубокого опьянения, а 4% вообще не помнили о то> что натворили. Значит, по крайней мере, 14% обслед^ ванных лиц в силу алкогольного опьянения фактиче^ ки не могли разумно управлять собой. Уличная пр< ступность пьяных людей - это преступность в осно^ ном реактивная. То же относится и к многочисленны) случаям бытового насилия в семьях, в домах и кварти рах. Подобные правонарушения обладают всеми пр^ знаками импульсивного поведения: они совершают без размышлений, не соответствуют внешним повода бесцельны и бездумны. "Все, что приходит пьяному ; ум, - пишет Б. С. Бейсенов, -тотчас реализуется" его действиях. Это приводит ко всевозможным импул^ сивным и бесцельным действиям, внезапным престу ным деяниям"^. Вот один из примеров, достаточно т личный для пьяного уличного насилия.

 

31-летний Л. стоял среди улицы, препятствуя пр езду машины "Скорой помощи". Когда водитель под шел к нему и попросил уйти с дороги, Л. с ножом Я бросился на него и причинил тяжкие телесные поврез дения. Протрезвев, объяснил свое поведение стандар но: "Пьян был, ничего не помню". Вряд ли он лгал.

 

Конечно, не все преступления в состоянии глубок го алкогольного опьянения совериаются импульсивно Иногда они замышляются заранее, а совершаются Щ еле употребления алкоголя. И хотя в момент реализ ции намерения субъект плохо ориентировался в обс1

 

' Бейсенов Б. С. Алкоголизм: уголовно-правовые и кримино гические проблемы. - М., 1981. - С. 41.

 

р^е, его поведение было им же запрограммировано знанием и волей, а потому носит не импульсивный, а ^олевой характер. С другой стороны, было бы непра-дьно считать, что только глубокое опьянение приводе к импульсивному общественно опасному преступ-ению. Средняя и даже легкая степень отравления щеголем стимулирует влияние других факторов, рдабляющих сознательный контроль, в частности аф-^ктов и психических расстройств. В практике судеб-цд.психиатрической экспертизы отмечается криминогенное влияние алкоголя на психически нездоровых дюдей. Возникают осложненные формы алкогольного опьянения.

 

Провоцируют реактивное девиантное поведение также наркотическое возбуждение и состояние наркотического голодания. Психологический механизм такого влияния аналогичен алкогольному. Ведь, в сущности, алкоголь - один из наркотиков.

 

Сильное душевное волнение (аффект) ограничивает регулирующую роль сознания и воли, активизирует не-осознаваемую психологическую установку на ту или иную реакцию. Как утверждает В. К. Вилюнас, мотивационное эмоциональное переживание выделяет соответствующий значимый предмет, по отношению к которому все остальное воспринимается в качестве "фона".

"В случае предельно сильных аффектов "фон" как бы и вовсе исчезает, образуя феномен так называемого сужения сознания. В таком состоянии душевная деятельность становится односторонней из-за единственного стремления - осуществить свое намерение. Вся остальная личность, поскольку она противоречит этому, как бы вовсе перестает существовать"^. "Остальная личность" в данном случае - это способность и обязанность человека осознавать социальную и правовую значимость своего поведения и соответственно руководить им.

 

В уголовно-правовой литературе преобладает мнение о том, что, несмотря на сужение сознания и даже

 

Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. -С. 57.

 

 

временное его отключение под воздействием ас действия субъекта остаются осознанными и воле1

 

Т. Г. Шавгулидзе, наоборот, склонен всякое 1 тивное преступление считать импульсивным и знанным, поскольку "оно не обдумывается, не взвед вается, отсутствует процесс мотивации, субъект зд нее не предусматривает картину своего поведения"^

 

На мой взгляд, обе позиции нуждаются в оговори Всякое преступление, совершаемое с так называем аффектированным умыслом, может относиться к к< гории реактивных, если только оно не было искусст1 но спровоцировано самим правонарушителем. Импуд сивное поведение, как уже отмечалось, исключает в волевую регуляцию. Но многие преступления, соа1 шенные в состоянии сильного душевного волнени нельзя считать неосознанными, их лучше назва1 ситуационными.

 

Пример из судебной практики. М. застал дома же с любовником. Во время драки схватил топор. ^ случайно пришелся в детскую кроватку, где спал ре нок. М. был осужден за умышленное тяжкое телес1 повреждение, повлекшее смерть. Оставим в сторс юридическую квалификацию содеянного. Но обе ятельства дела свидетельствуют о том, что развил конфликтной ситуации происходило постепенно в теч ние определенного времени - от оскорблений и дра1 до топора, а поэтому импульсивной реакции на супр жескую измену не было, не было и помрачения созд ния вследствие каких-либо болезненных состоят психики.

 

Для сравнения приведу еще один пример. Мать дс го и безуспешно уговаривала своего 20-летнего сына х менить не мужскую, по ее мнению, прическу и от> заться от косичек на голове. И она решила сделать э самовольно, когда сын спал. Во время этой операции ' проснулся, в бешенстве вырвал из рук матери ножнш

 

Сидоров В. В. Аффект и его уголовно-правовое и кримино гическое значение. - Казань, 1978. - С. 29, 35.

 

1^

 

Шавгулидзе Т. Г. Аффект и уголовная ответственность. Тбилиси, 1973. - С. 83.

 

ударил ее ими. Осужден за умышленное убийство. ^.о типичное импульсивное преступление, совершен-др в состоянии аффекта.

 

Еще в начале 20-х гг. С. В. Познышев, описывая добенности личности импульсивных преступников, ддчеркивал скоротечность агрессивных реакций. Они " .. решаются на преступления без борьбы и особых рассудочных построений, непосредственно под влиянием дзвестной чувственной потребности, подчиняясь чувственному импульсу'".

 

Среди обитателей современных колоний и тюрем часто встречаются люди, готовые форсировать свое эмоциональное возбуждение по всякому поводу. По некоторым наблюдениям, до трети осужденных характеризуется неустойчивостью поведения, которое в значительной мере зависит от аффектов.

 

Импульсивное преступное поведение может быть обусловлено также пограничными состояниями психики, а точнее, психическими расстройствами, которые не исключают вменяемости. Об их криминогенности и распространенности среди правонарушителей шла речь в одной из предшествующих глав монографии. Говорилось и о том, что среди психопатов со склонностью к импульсивным реакциям различаются эпилептоиды (возбудимые), истерики, циклотимы (неустойчивые психопаты).

 

Импульсивные преступления психически нездоровых людей нередко усложняются состоянием алкогольного поведения. Психопатологии (слабоумие, психопа-тии, органические повреждения головного мозга, эпилепсии) отмечались у 76% лиц, проходивших судебно-психитрическую экспертизу в связи с совершением преступлений в состоянии опьянения.

 

Иллюстрацией может послужить рассмотренное в г. Кировограде дело П,., который во время ссоры с бывшей женой выбросил с балкона пятого этажа свою шестилетнюю дочь. Установлено, что подсудимый - работник убойного цеха мясокомбината - выделялся среди

 

Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки. -С. 110.

 

других тем, что умерщвлял животных с видимым вольствием. В быту конфликтен, неуравновешен, ^ судимость за злостное хулиганство. Судебно-психд рическая экспертиза диагностировала психопатию ад лептоидного типа. Преступление совершил в состоят алкогольного опьянения и аффекта. Подсудимый са вину в умышленном убийстве дочери отрицал и уг> ждал, что действовал в беспамятстве в результате тя кого оскорбления, нанесенного ему бывшей женой. ^ помнит, что желая ее напугать, поднял дочь над 1161 лами балкона, а как случилось, что она упала вниз, помнит и объяснить не может. Ему никто не поверн и даже адвокат, обращаясь в своей защитной речи1 суду, ссылался на иные обстоятельства. Между те судя по всему, имело место импульсивное преступи ние, обусловленное психическими аномалиями, ал1 гольным опьянением и аффективным состояние "Сработало" неосознанное стремление к постуго который вызывает страх и ужас.

 

Уголовная статистика не содержит сведений о код честве и видах импульсивных преступлений. Но научных публикациях отмечается их значительное ра пространение и тенденция к увеличению их числя А. Э. Жалинский и А.

А. Герасун, изучавшие судебн практику во Львовской области, сообщают, что бо шая часть умышленных убийств, изнасилований, р боев и грабежей совершена без заранее возникшего мерения, внезапно, часто неожиданно даже для сак виновных лиц. Подготовка к убийствам отмечала! лишь в 18% случаев. 82% групповых грабежей и рй боев произошли случайно, в ситуации, не связанной н посредственно с корыстными посягательствами (в др ке, в процессе хулиганского бесчинства, актах ванД лизма и т. п.У. Л. Д. Гаухман, автор монографии о Щ сильственной преступности, считает, что около 77^ агрессивных актов совершается по внезапно возникни!

 

Жалинский А. Э. Криминологические аспекты непредумьс ленных преступлений // Вопросы борьбы с преступностью.

1972. - Вып. 15. - С. 3-10.

 

^мъ1слу^ ° Не только агрессивные, но и относительно ^рные" кражи нередко приобретают импульсивный "** я^теро По данным У. С. Джекабаева, более чем в *^/ случаев краж умысел возник внезапно на месте * исшествия и тут же был реализован^ ^-большинство умышленных убийств, совершенных в ргинальной среде, в драках между собутыльника-_ результат импульсивной реакции на раздражи-д,1 порой совершенно вздорные. Такая трагедия ^игралась за семейным столом в Киеве; жене показать, что муж налил ей водки меньше, чем себе, вспых-дул конфликт. "Феминистка" ударом ножа устранила цесправедливость и стала вдовой (газета "Факты", май 1эд8 г.). В маргинальной среде часто вспыхивают агрессивные конфликты, и только случай решает, кто станет преступником, а кто - жертвой.

 

5.3. Привычные преступления

 

Различаются два рода привычек; привычки-автома-тизмы и привычные формы поведения. Привычки-ав-томатизмы могут фигурировать в качестве элемента объективной стороны состава преступления - способа его совершения. Криминалистика придает большое значение фиксации привычек и поведения профессиональных преступников.

 

Привычные формы преступного поведения - это привычные поступки, в значительной мере осознанные. По своему психологическому механизму привычная форма преступного поведения во многом сходна с импульсивной и порой поражает своей нелогичностью; между сознанием, как нужно поступить, и привычным поведением возникает противоречие. В отличие от им-Гаухман Л. Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. - М" 1981. - С. 119-120.

 

' Джекабаев У. С. О социально-психологических аспектах преступного поведения. - С. 68-69.

 

пульсивнои реакции, привычно действующий п ник все-таки размышляет, хотя алкогольное о: ние, аффект, стрессовые состояния способствуют дартным, далеко не всегда лучшим, решениям. В виях опасности и состоянии волнения люди го; упорнее придерживаются прежних решений и пр] чек. Актуальная потребность реализуется привыч способом без сопоставления и осмысленного выбора тимального варианта поведения, предвидения и оце1 последствий. Этим привычное преступное поведение личается от волевого.

 

В криминологии, начиная с трудов Ч. Ломброз^ Э. Ферри, выделяется тип привычного преступна. совершающего, как правило, аналогичные или о, родные преступления. Криминогенность вредных 1 вычек состоит не только в этом. Общеизвестна с] преступности с привычным пьянством, наркомани бродяжничеством. Подталкивает к корыстным побу: дениям привычка вести связанный с большими рас: дами образ жизни, когда легальные источники сред* не удовлетворяют непомерные запросы. В таких сл^ ях говорят, что привычки - это вторая натура. Та истина в доктринальном изложении звучит т. привычка - это ставший потребностью определен) способ поведения.

 

В основе привычных форм поведения (социалы привычек), как установил экспериментально физи( И. П. Павлов, лежит динамический стереотип, то < система относительно устойчивых связей между к, ками коры головного мозга, образующихся в результ. многократного повторения соответствующих поступи

 

Мотивация привычных преступлений выглядит сколько свернутой. Выбор способа удовлетворе; актуальной потребности протекает автоматич> Дальнейший процесс мотивации реализуется с уч ем сознания: определяется цель, возникает решенЯ1 которое тут же реализуется. Решение принимается Я? инерции, тенденциозно, по привычке.

 

45-летний В., признанный ранее особо опасны* рецидивистом в связи с хулиганством и кражами> оставшись без семьи и жилья, после освобождения Я*

 

днии устроился на работу в совхоз сторожем теп-^ц Вел себя тихо, сошелся с одинокой женщиной. ^вертый год свободы встретил на работе. Друзья р^или водкой. Сильно опьяневший сторож похитил

 

теплице несколько килограммов зелени и пошел мой. По пути его внимание привлекла ярко освещен-^ витрина магазина с манящими бутылками. Возникшее желание завладеть ими было немедленно "еализовано: разбив витрину, В. украл пять бутылок водки. Сработала сигнализация, вор был задержан. осужден к семи годам лишения свободы.

 

Бессмысленное поведение этого человека можно объяснить привычкой, которая реализовалась в состоянии алкогольного опьянения, ослабившего самоконтроль. В то же время, в отличие от импульсивного поведения, похититель, судя йо всему, вполне отдавал себе отчет в том, что делал.

 

Стандартные привычные решения типичны для многих рецидивистов, особенно воров. Иногда привычка похищать чужие вещи приобретает характер патологического влечения, клептомании, что может послужить основанием для признания клептомана (пирома-на и т. д.) невменяемым.

Предыдущая статья:Криминальная психология 7 страница Следующая статья:Криминальная психология 9 страница
page speed (0.0136 sec, direct)