Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Психология

Криминальная психология 5 страница  Просмотрен 54

 

^ я)ов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психо-Л.ОТТХ&- М., 1975. - С. 69-105.

 

2 цспектив автор1в. Основи психологи / Ред. О. В. Киричук, В. А. романець. - К., 1996. - С. 393-401.

 

предопределяющие "неслучайную последовательнс поступков" и обусловливающие способность лично^ противостоять случайным изменениям ситуаций. специальной литературе диспозиции этого уровня > зывают иногда смысловыми установками^.

 

В криминологии говорится о корыстной устанод коррумпированного чиновника, об агрессивной напр, ленности серийного убийцы и т. п. В мотивации на эт уровне, как правило, доминирует сознание, хотя, ка) в любом поведении, в нем участвуют и неосознаваемо вытесненные в подсознание идеи, мысли, предста ления.

 

Венчает пирамиду личностных диспозиций систе> ценностных ориентаций на цели и смысл жизни, достойные с точки зрения личности способы их дос1 жения. Это четвертый, высший уровень мотивация ной структуры личности. Он определяет общую нрав* венную направленность личности, ее экзистенциа^ ную сущность, содержание ее идеалов и жизненно программы. Это правовое и нравственное сознание ) мировоззренческая позиция человека. Но и на это> высшем уровне на мотивацию влияют неосознаваемые фиксированные установки низших уровней.

 

Мотивация преступной деятельности и отдельного преступления направляется взаимодействующим^ установками разных уровней.

 

Вместе с тем необходимо подчеркнуть автономия личностных диспозиций. Доминирование здесь сочетав ется со взаимодействием, и иерархия установок далеко не всегда сохраняется. Стрессовое состояние можеЦ привести к "расшатыванию" диспозиционной системы^ в результате чего возрастает влияние ее низших звень^ ев, что приводит к реактивному, противоречивому" поведению^.

 

Железняк Л. Ф. Проблема направленности // Вопросы психологии. - 1972. -№5.-С. 157-161. <^

 

Асмолов А. Г. Диспозиционная структура регуляции: от ги-, потезы к концепции // Вопросы психологии. - 1980. -№3.- С. 178-180.

 

^онцепция многоуровневой саморегуляции соци-цого поведения представляет значительный интерес д изучения криминальной мотивации. Если избран-^и субъектом способ реализации актуальной потребуй не воспринимается им как поступок, то есть рас-^атривается как ординарное, обычное действие, в дравственном и правовом отношениях нейтральное, то даздорегуляция поведения осуществляется на низшем уровне психологической установки, а действующее лицо не задумывается о социальной значимости совершаемого. Чем сложнее поведение, тем выше уровень его регуляции. При этом действует "закон экономии мотивации" - высшие ее уровни вступают в действие лишь тогда, когда цель не может быть достигнута и потребность не реализуется на низшем уровне саморегуляции. Но противоправные поступки возникают нередко вследствие рассогласования диспозиций, когда низшая как бы подменяет высшую и "берет на себя" регуляцию поступков, которые противоречат ценностной ориентации личности.

 

В подобных случаях говорят о психологических срывах, о случайных преступниках^. Их немало, и число это имеет тенденцию к увеличению по мере роста социальной напряженности последних лет и психопа-тизации населения страны. Лишь немногим более 40% изученных нами осужденных при решении экспериментальных задач обнаружили осознанную противоправную позицию, а остальные обладали вполне приемлемой правовой и нравственной ценностной ориентацией, Аналогичные наблюдения опубликованы и в других странах^.

 

Особую разновидность смещения уровней мотивации поведения составляют случаи, когда человек, вы-Ефремова Г. X. Правовые установки и ориентации молодых правонарушителей // Правовая культура и вопросы правового воспитания. - М., 1974. - С. 126-127.

 

Мюллер Р. О некоторых линиях развития, проблемах и результатах криминологического исследования личности преступника в ГДР // Вопросы борьбы с преступностью. - М., 1982. - Вып. 37. - С. 84-89.

 

полняя чужую волю, чувствует себя простым аге1 исполнителем, хотя обстоятельства требуют от проявить свою личность и совершить поступок. Клд ческие эксперименты, осуществленные зарубежв> психологами (Ф. Зимбардо, С. Милгрем), свидет ствуют, что в критической ситуации психическ нравственно нормальные люди иногда обнаружив не свойственную им жестокость, если подвергав психологическому давлению со стороны экспериме тора или увлекаются предложенной им эксперив^ тальной ролью.

 

Излагая содержание этих опытов, российский циолог И. С. Кон писал: "Страшно. Невероятно? А ; ве легче поверить в реальность гитлеровских лаге^ смерти, в то, что они обслуживались не столько пап тованными садистами, сколько обыкновенными стар тельными чиновниками"^. В "Правде" был опублив ван судебный очерк об одной женщине, которая во вц мя войны, оказавшись на оккупированной немца> территории, по приказу карателей расстреляла из п лемета сотни своих соотечественников. За паек, за ком нату при немецкой тюрьме. Поражает даже не жесте кость, а обывательская мотивация злодеяний. Когд впервые приказали расстреливать, пробовала отговс риться, но на нее прикрикнули, и она больше не пр< кословила^.

 

Подобное смещение установок часто наблюдаете при хулиганстве. Еще в 20-х гг. А. М. Халецкий писа. в отношении хулиганов: "Приобретения культуры н являются прочным и непоколебимым достоянием чело века. При известных условиях высшая психически деятельность начинает уступать низшей'^.

 

з=5< Осознанные и неосознанные мотивы преступлений

 

1Сд^ отмечалось выше, в юридической литературе маствуе^ представление об осознанности мотивов ^еступного поведения. С> А.

Тарарухин в монографии,

 

"ященкой социологии и психологии преступлений, ^ ^горически отвергает неосознаваемость мотивов: < мотив не может быть неосознанным. Любые рассуж-^ия о бессознательности мотива ведут к идеалистиче-ким концепциям"^. Но в отношении того, что и куда ведена есть другое мнение. Психолог Б. Ф. Ломов счи-^ае1, что "выведение мотива из сознания является по существу идеалистическим"^. Но не будем спорить об идеализме; может быть, он не так уж и плох, как об этом принято было писать в те годы.

 

Большинство современных психологов и философов, изучающих проблемы личности, полагает, что подлинные мотивы всякого поведения, в том числе и преступного, осознаются не полностью и не всегда.

 

Чтобы сохранить внутренний душевный комфорт, люди предпочитают не знать подлинных мотивов своих действий, если они противоречат самооценке и самолюбию. В силу так называемого когнитивного диссонанса (противоречия между мнением и знанием) происходит вытеснение из сознания информации о подлинных мотивах неблаговидного поведения^. Суть когнитивного диссонанса образно и очень емко изложил Фридрих Нищие; "Я сделал это - говорит мне моя память. Я не мог этого сделать - говорит мне гордость, которая в этогд споре остается неумолимой, и приходит мгновение, когда память наконец отступает". Это - разновидность психологической защиты от травмирующего знания, С ним связан и другой механизм психологической

 

' Социальная психология личности. - М., 1979. - С. 108. " Белоусов В. Падение // Правда. - 1979. - 31 мая.

 

^ Халецкий А. М. К психологии хулиганства // Изучение преступности и пенитенциарная практика. - Одесса, 1928. - Вып. 2.-С, II.

 

Тарарухин С. А. Преступное поведение; социальные и психологические черты. - М., 1974. - С. 209.

 

Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. - М., 1984. - С. 206.

 

М., 1984.

 

" Фестингер П. Введение в теорию диссонанса // Современная зарубежная социальная психология; Тексты. *' чокл - С. 97-110.

 

защиты - рационализация содеянного. Давно замечено, что человек склонен безотчетно находить разумное основание своим поступкам: "Виноград-то был зеленым" - убеждала себя лиса в баснях Лафонтена и Крылова после того, как ей не удалось им завладеть.

 

Мотивы неадекватно отражаются в сознании субъекта еще и в случаях так называемого отсроченного] действия, когда состояние фрустрации выливается в агрессивную реакцию по ничтожному поводу. Затем' лицо уверяет себя в том, что именно этот повод стал< причиной агрессии. Иллюзорное представление о моти^ ве агрессивного преступления возникает и тогда, когда лицо вымещает раздражение или обиду на случайных' объектах.

 

Давно замечено, что люди порой неосознанно стре-^ мятся облагораживать мотивы своего противоправного поведения. Возникают как бы два мотива - истинный и кажущийся. "Один (неосознаваемый) мотив обеспечи-' вает нужный для личности результат, другой (осозна-' ваемый) обеспечивает тоже нужное для личности эмо-' циональное отношение к своей деятельности и к себе'^. Ярким литературным примером такой двойной мотивации может служить монолог Сальери в трагедии А. С. Пушкина "Моцарт и Сальери". Сальери убеждает себя в том, что им движет не зависть, а чувство справедливости, что для всех, включая самого Моцарта, и особенно для искусства будет лучше, если Моцарт умрет. В конце концов убийца чувствует себя человеком, выполняющим тяжкий, но необходимый долг.

 

Мотив - сложное психологическое образование,> складывающееся из: 1) основания действий - представлений о причинах и того, ради чего его совершили, то есть личностного смысла поступка; 2) собственно побуждения - эмоционального переживания актуальной потребности в виде желания, страсти, хотения, влечения. Основание - содержательная сторона мотива - далеко не всегда адекватно отражается в со^

 

Неймарк М. С. О соотношении осознаваемых и неосознавав* мых мотивов в поведении, характеризующем направленносП личности // Вопросы психологии. - 1968. -№5.-С. 109.

 

знании' ^ иногда и вовсе не фиксируется. В последнем случае говорят о немотивированном поведении, хотя это и не совсем точно: немотивированных действий просто не бывает. "Так называемое немотивированное действие, - писал В. Н. Мясищев, - имеет только одну мотивационую категорию - побуждение, другая уце, представляющая основание действия, отсутству-ет"'- Еще реже адекватно осознаются эмоции, то есть динамическая сторона мотива.

 

Эмоциональные переживания по их отношению к потребностям можно разделить на две категории. Первую составляют эмоции, непосредственно отражающие мотивообразующие потребности - голод, страх, ревность и т. п. Их называют ведущими, поскольку они выступают в качестве побуждения к поведению. Ко второй относятся те эмоциональные явления, которые возникают в процессе деятельности, - радость, огорчение и др. Их называют производными^. Деление в известной мере условное, так как и производные эмоции при определенных обстоятельствах влияют на мотивацию преступного поведения и выбор способа его совершения.

 

В некоторых случаях производные эмоции становятся потребностями ("квазипотребностями") и приобретают мотивационное значение. Речь идет о так называемых негативных мотивах, основанных на стремлении некоторых людей к переживаниям тревожности, риска, лишений. В сущности, негативные мотивы - это личностная интерпретация потребности в самоактуализации. В художественной литературе такая мотивация изображается с некоторой романтической окраской и не без авторских симпатий (лермонтовский Ву-лич, ибсеновский Пер Гюнт). Менее они привлекательны в жизни - неукротимые дуэлянты времен минувших и хулиганы нынешние. Правда, нельзя не признать, что мотивы поведения и более симпатичных лю-Деи приобретают иногда негативистский смысл: путе-Мясищев В.

Н. Личность и отношение человека // Проблемы личности: Материалы симпозиума. - М., 1969. Т. 1.-С. 69.

 

" Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. - М., ^76. - С. 104-105.

 

шествие на лыжах к Южному полюсу и т. п> Во А. ф< вишевский, изучавший негативные мотивы, пиип что отрицательные мотивы сами по себе антибиолоп ны, находятся в противоречии с "законом смысла" как таковые обычно не осознаются> В подобных случ. ях люди склонны объяснять свое поведение поло> тельными мотивами^. Хулиганы, например, объясня: свой дебош надуманными, внешне рациональны; причинами не столько в надежде на снисхождени< судей, сколько потому, что истинные мотивы ими н< осознаются.

 

Не осознаются мотивы импульсивных преступлю ний, когда сознание уступает свою регулятивную ро1. бессознательным реакциям. Л. после выпивки посп< рил с собутыльником, какой сорт пива лучше, и в драке, возникшей по этому поводу, ударом ножа убил оппонента. "Вот уже десятый год думаю, за что я погуби, человека и себя, и не могу понять", - сокрушаете. убийца.

 

Ограничивает возможность осознания мотивов при' вычка действовать определенным образом. Когда Шурй Балаганов - сподвижник Остапа Вендора - получил 50 тыс. рублей, он не смог удержаться от кражи какой-то мелочи в трамвае, за что и был задержан милицией^ Подвела воровская привычка. '

 

Осознание подлинного побуждения затрудняется я тем, что люди действуют, руководствуясь не одним, И несколькими мотивами> Человеческое поведение почти всегда полимотивно. Но, в зависимости от особенностей личности и ситуации, в сознании отражается не главный, а иной, наиболее приемлемый или понятный. К примеру, 28-летний безработный Л., совершивший поджог посева пшеницы на фермерском поле своего соседа, объяснил свой поступок жаждой справедливости, И на самом деле главным побуждением была зависть^ Происходит также смещение понятий мотива и эмоционального состояния, "фона" деятельности. В результате

 

^ Файвишевский В. А. О существовании неосознаваемых негативных мотиваций и их проявления в поведении человека // Вес-сознательное: природа, функции, методы исследования. - С. 444. '

 

цццъ часто насильственные и даже корыстные нена-^дьственные посягательства объясняются состоянием д^огольного опьянения, которое само по себе мотивом де выступает, но способствует развитию криминальной мотивации.

 

Большинство из 310 опрошенных лиц, осужденных за тяжкие насильственные преступления против жизни ц здоровья и за злостное хулиганство, не смогли более иди менее удовлетворительно назвать мотивы совершенных преступлений. Каждый четвертый из них отказался отвечать на этот вопрос. Почти половина ответов на вопрос, ради чего применялось насилие, не соответствовала выводам следствия и суда. Лишь 20% обследованных лиц, отбывающих наказание за злостное хулиганство, определили мотивы своего поведения хулиганскими, а остальные указывали на побуждения, возникшие на основе личных отношений с потерпевшими. 36% лиц, осужденных за умышленное убийство и умышленное телесное повреждение, не согласны с формулировками их мотивов в приговорах. И даже такой бесспорный, на первый взгляд, мотив, каким является корысть грабителя, далеко не всегда признается осужденными. Каждый третий из них отрицал корыстный характер своих действий, каждый восьмой затруднялся объяснить свои побуждения^. В этой связи уместно отметить, что отсутствие корысти при грабежах и разбоях констатировали и другие исследователи. По свидетельству К. Е. Игошева, только 18% опрошенных им молодых правонарушителей, осужденных за указанные посягательства, действовали из корыстных побуждений^. По данным А. М. Цалиева, около трети обследованных грабителей всех возрастов объяснили свои поступки престижными соображениями и отрицали корысть^.

 

Интервьюирование проводила группа студентов Харькова с участием автора в 1985 г.

 

' Игошее К. Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. - М., 1971. - С. 65.

 

Цалиев А. М. Криминологическая характеристика лиц, совершивших корыстно-насильственные преступления: Автореф. Дис. ... канд. юрид. наук. - Л., 1981. - С. II.

 

Даже с учетом неискренности некоторых очевидно, что значительная часть правонаруцщ^ не осознает подлинных мотивов совершаемых пре< лений. Это характеризует не только криминальную 1 нацию. В. К. Вилюнас по этому поводу отмечает: ", знательное сокрытие своих эмоциональных побуа ний является лишь самым простым случаем их исщ ния... ...человек способен столь же решительно и 1 щренно утаивать факты этого рода от самого себя"^

 

Осознание субъектом подлинных мотивов готовят гося или совершаемого преступления имеет двоякое^ следствие. В одних случаях ранее возникшее влечет превращается в определенное желание (хотение)> Г ступная деятельность становится более определенно целеустремленной.

 

В иных - осознание подлинных побуждений ма привести к прекращению начатого преступления и, ровольному отказу от него, что согласно закону слуа основанием к освобождению от уголовной ответств ности. Но и запоздалое понимание истинных пруя содеянного полезно для достижения целей наказан> Психологические исследования свидетельствуют о : вышенной самооценке большинства осужденных, 061 ловленной неправильной трактовкой мотивов собствен ных действий^. Совесть должна преодолевать ложнс самооправдание.

Помочь ей в этом может лишь чесч ный анализ мотивов антиобщественного поведения.

 

Наиболее распространенной ошибкой, которая дс пускается в процессе расследования и судебного ра< смотрения уголовных дел, а равно и в научных публи^ кациях, является смешение понятий мотивации и ли^ тивировки. Это далеко не одно и то же. Если мотива ция означает основание и движущее начало побужде ний, то мотивировка заключается в ретроспективное объяснении уже содеянного. То и другое чаще всего не

 

Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. - С. 104-105.

 

г)

 

Ратинов А. Р" Константинова Н. Я., Собчик Е. М. Самооправдание преступников // Личность преступника как объект психологического исследования. - М., 1979. - С. 78.

 

гада^'

 

Это, однако,

 

^. не означает, что объяснение со^ одного (обвиняемого, подсудимого) не должно о^У маться во внимание. Мотивировка помогает по-ПР" истинные мотивы и характеризует личность. Р^^удности познания личностного смысла преступле-., возникают еще и потому, что логика поведения их ^ др часто не понятна и противоречит здравому ^рду. Причудлива и противоречива мотивация дей-" 11Й психически ущербных лиц, признанных вменяе-ц^п. Российский психиатр О. Е. Фрейеров называл я^ую мотивацию "неясной".

 

Некто К., находясь в магазине, где было много по-упателей, выстрелил из пистолета в потолок, а затем, ^дидев, что мужчины бросились бежать, отталкивая де-м и женщин, выстрелил в одного из них и ранил.

-"-""" ^"птарпить. как ве-а затем,

 

как ве-тей и женщин, ^^.--^._

 

Свои действия объяснил желанием проверить, как ведут себя люди в момент опасности, а также возмущением, вызванным недостойным поведением мужчин.

 

После ссоры с женой Б. решил покончить с собой на месте дуэли Лермонтова у горы Машук. Чтобы приобрести для этого пистолет, совершил нападение на работника милиции^.

 

В одной из западных областей Украины перспективный и, как казалось, вполне благополучный сотрудник СБУ тяжело ранил из служебного пистолета своего начальника и покончил жизнь самоубийством. Тайну конфликта унес с собой, и автор газетного очерка всерьез считает его "зомби"... Солдат первого года службы ^ "е пгтпяничной заставе в Крыму застрелил началь-своих товарищей без какого-либо

 

С. на пограничной ника заставы и трех

 

а2

 

повода^.

 

Неясная мотивация встречается и в действиях современных вандалов, уничтожающих необходимые для всех, в том числе и для них самих, объекты природы, городского хозяйства, транспорта и т. пЛ

 

Фрейеров О. Е. "Мотивация" общественно опасных действий психически неполноценных людей // Сов. государство и право. - 1969. -№4.-С. 96-III. Факты. - 1998. - 8 июля. БандуркаА. М., Зели>скийА.Ф. Указанная работа. - С. 115-150.

 

ми нормами поведения. Как-то в одной из газет опубликован судебный очерк с интригующим заго ком "Похититель старого зонтика". Речь шла о 17-л нем члене шайки квартирных воров, который из оба добычи не брал себе ничего, кроме пустячных вен вроде старого зонтика. На суде он объяснил, что зад точные родители обеспечивали его всем необходимь а кражи были для него способом самоутверждения.

 

Источником полимотивности выступают так внешние воздействия. К первоначальному мотиву щ соединяются или противоречат ему новые актуальн потребности и новые мотивы. В психологической ли ратуре первоначальные мотивы деятельности назы ются по-разному - внутренними или онтогенны (В. К. Вилюнас) либо генеральными (Г. X. Ефремов а вновь возникшие - ситуативными или экзогенным> Ситуативные мотивы могут быть мотивами-стимум ми, укрепляющими намерение (оперантное подкрепят нае), а могут стать мотивами-помехами, например, мс) тив безопасности, возросшая "цена" преступленияД прямая угроза ответственности и наказания. Чтсбц осуществить намерение, субъект вынужден согласовав противоречащие побуждения, искать компромисс, кор1 ректировать программу действий и т. п. В особых ситуациях, как уже упоминалось, лицо для изменения ситуации в свою пользу совершает новое, порой более тяжкое, преступление, чем намечалось. В теории уголовного права такие действия называются эксцессом: исполнения. Ситуационная мотивация может обусловливать добровольный отказ от продолжения (осуществления) преступной деятельности и (или) деятельное] раскаяние. Согласно действующему законодательству добровольный отказ служит основанием для освобожде-] ния от уголовной ответственности за предварительную' преступную деятельность, а деятельное раскаяние - для смягчения наказания; в особых случаях оно приравнивается к добровольному отказу от преступления.

 

Выбор варианта поведения в подобных и иных проблемных ситуациях осуществляется волевым решением, то есть посредством обнаружения воли.

 

ц теории классического уголовного права и подчи-дой ей постсоветской криминологии воля рассмат-^ пается как единственная внутренняя движущая сила Р ".ивации. И в проектах нового Уголовного кодекса ^^сел определяется с помощью двух признаков (мо-'д^ов) - интеллектуального и волевого. Все опреде-цця понятия преступления в учебниках, по которым ^ддись и учатся поколения отечественных юристов, ^^одят из его осознанности и волимости. Вот пример: <преступное деяние является поступком, выражающим волю. Всякое действие (бездействие) человека всегда предполагает наличие определенных целей в созна-.1

 

гда пред"---"^ этого лица

 

ВИИ ЭТ01-Ч .<1и.и,<д. .

 

Между тем психологическая наука понимает волю несколько иначе. "Воля, - пишет Л. А. Карпенко, - сознательная саморегуляция субъектом своей деятельности и поведения, обеспечивающая преодоление трудностей при достижении цели: созданные субъектом дополнительные побуждения к внешним или внутренним действиям, обладающим недостаточной мотивацией"^.

 

Необходимость волевой регуляции возникает тогда, когда обнаруживается недостаток или нежелательность эмоционального побуждения к действию, когда предстоит выбор при конкуренции мотивов, для преодоления препятствий и необходимости совершить действия, несовместимые с актуальной потребностью. Иначе говоря, воля - это способность человека поступать не как хочется, а как должно^.

 

Осознание личного смысла преступного поведения создает предпосылки для волевой мотивации, основанной на потребности, в данный момент неактуальной, но '--""" "Т1ТТЧ7 та пезультате

 

результате

 

^^^1 1*** **>^*г^---,

 

приобретающей энергетическую силу предвидения желаемого будущего, "завтрашней радости" Поттрное поведение - сугубо человеческое свойст-Волевое поведение - сугуи^ ч..;^^^^^-- -...

 

Пионтковский А.

А. Преступление // Курс сов. уголов. права-В 6 т.-М" 1970. Т. 2.-С. 144.

 

" Краткий психологический словарь / Сост. Л. А. Карпен-ко. - М., 1985. - С. 48.

 

Иванников В. А. О сущности волевого поведения // Хрестоматия по психологии. - М., 1987. - С. 267.

 

во. Но, будучи высшей формой биологической акч ности живого существа, оно обладает базовыми приза ками низших форм, в частности ситуативных реакц Имеется в виду динамическая роль эмоций, которв опосредованном виде сохраняется и в волевом д< ствии. Человек, предвидя опасность (отрицатель>- результат) желаемых действий, посредством волев усилия отказывается от них и совершает другие, непр ятные ему действия потому, что признает их более ад ными. Эмоциональные переживания, вызванные так< предвидением, помогают преодолеть сиюминутные в кушения.

 

Здесь уместно указать на иное, весьма, на ящ взгляд, спорное понимание воли, сформулированно автором информационной теории эмоций П. В. Симов вым: "... воля есть потребность в преодолении встретв шейся преграды, самостоятельная по отношению к ы тиву, первоначально инициировавшему поведен> Специфичность этой потребности заключается в то> что она прямо противоположным образом зависит эмоции и вероятности достижения цели... Возрастай дефицита информации усиливает волю, а сильная эм^ ция - ослабляет ее"'. .1

 

Преодоление преграды - это не потребность, а нц обходимость, зачастую не очень приятная. Как у> упоминалось, психология поведения'знает так назыв< мые негативные мотивы, побуждающие некоторых Л1 дей к риску, неоправданному с точки зрения здравог смысла. Но вряд ли в их основе лежит потребность щ одоления трудностей. Это означало бы потребность с здавать себе проблемы, чтобы их преодолевать. Мот^ вообразующей потребностью внешне безрассудного щ ведения выступает престиж, самоутверждение и т. ^ Трудно согласиться с тезисом о том, что сильная эм<? ция ослабляет волю. Многочисленные военные и ины героические подвиги совершались людьми с сильное волей. То же можно сказать и об изощренной преступ^ ной деятельности профессиональных преступников^

 

Симонов 17. В. Высшая нервная деятельность человека. Мо тивационно-эмоциональные аспекты. - М., 1975. - С. 146.

 

п^р зависит от направленности личности. Достаточно

 

рзмнить российского народника-террориста С. Не-^ рдд^ похождения ловкого, расчетливого и беспощадно "вора в законе" Мадуева, который даже в тюрьме ^дтрился получить для побега пистолет от женщи-"^.следователя, которую он сумел влюбить в себя. И пяз ли дефицит информации усиливает волю. Скорее дд^орот, безысходность ее парализует.

 

Возвращаясь к определению умысла в уголовном праве, следует, как мне кажется, отказаться от поиска в нем непременного волевого момента: его может и не быть даже в преступлениях явно умышланных, например, з случае изнасилования, совершенном под вли-якизм полового возбуждения. Но эмоциональный момент - желание, хотение и даже страсть - присутствует всегда, порождая порой преступную деятельность, требующую огромных волевых усилий. Примерами могут служить акты политического или религиозного терроризма.

 

В заключение важно отметить, что вопреки широко распространенному в литературе мнению, волевые усилия в борьбе мотивов далеко не всегда направляются на более социально и индивидуально ценные программы. Существует не только добрая, но и злая воля закоренелых преступников - социопатов. К счастью, их не так много, как это принято считать. В драме Г. Ибсена "Пер Гюнт" есть такие строки: "Сказать по правде, грешник настоящий в наш век - довольно редкое явление. Тут мало пачкаться в грязи; чтобы грешить серьезно, нужно силу душевную иметь, характер, волю"'.

 

Ибсен Г. Собрание сочинений: В 4 т.- М., 1956. Т. 2.- С. 605.

 

Глава IV

 

ПСИХОЛОГИЯ

 

ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

... всякая целйеммооНь п^еоаНавляий соЗой преодоление, завоевание юсмооайва и ияфйвозкоаеАся ^мЧлм щвойва &ишвм^

 

<Р.

 

4.1. Человеческая активность поведение и деятельность

 

Отклоняющаяся активность людей подчиняется об щим закономерностям поведенческой психологии. Поэ-1 тому представляется логичным начать анализ преступ^ ной деятельности с рассмотрения понятий человечен ской активности, поведения и деятельности. '

 

Всякая открытая самоуправляющаяся система не может функционировать без взаимодействия со средой, без обмена энергией и веществом с внешним миром. Формы такого взаимодействия могут быть различными, но все они предполагают активность системы, то есть расходование энергии для изменения среды или приспособления к ней. Это относится и к человеку - самоуправляемой системе высочайшей сложности. Реагируя на внешние и внутренние раздражители, индивид активно воздействует на свое окружение, приспосабливаясь к нему и приспособляя его к себе. Внутрея-"яя регуляция приспособленческой активности человека на нейрофизиологическом уровне реализуется по-редством механизма рефлексов. Все рефлексы делятся дд две группы; условные и безусловные. Безусловные рефлексы - это инстинкты, то есть врожденные реакции организма на жизненно важные раздражители. условные рефлексы возникают в процессе жизнедеятельности человека как механизмы приспособления организма к меняющимся условиям существования. Активность индивида может выражаться внешне не только в телодвижениях, но и в их прекращении. Активность - наиболее широкое понятие взаимодействия человека с миром. Она присуща всем живым существам и самоуправляемым техническим системам - от простейших автоматических устройств до современных компьютеров.

Предыдущая статья:Криминальная психология 4 страница Следующая статья:Криминальная психология 6 страница
page speed (0.0396 sec, direct)