Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Психология

Криминальная психология 2 страница  Просмотрен 48

^ Фрейд 3. Разделение психологической личности // Введение в психоанализ: Лекции. - М., 1989. - С. 334-349.

 

^ Фрейд 3. Будущее одной иллюзии // Психологические этюды. - М., 1991. - С. 481-524; По ту сторону принципа удовольствия // Психология бессознательного: Сб. произведений. - М., 1989. - С. 382-424.

 

Большинство людей контролируют позывы своего "оно" благодаря развитому самосознанию ("Сверх-Я"). но слабость социального слоя личности и буйство натуры, ^а^кдущей удовольствий, приводит к аморальным и преступным поступкам: "сон разума порождает чудовищ".

 

Многие специалисты, в том числе и ученики з, фрейда, критикуют классический психоанализ за его преувеличенные представления о роли эротических влечений (либидо) в мотивации поведения. Не будем вовлекаться в полемику по этому поводу: 3. Фрейда критикуют уже более ста лет, а популярность психоанализа от того не падает. Заметим лишь, что некоторые современные построения личностных структур, составленные авторами, которых трудно заподозрить в приверженности фрейдизму, созвучны изложенной выше тройственной структуре.

 

В конце 60 - начале 70-х гг. в советской психологии получила распространение динамическая функциональная структура личности, предложенная К. К. Платоновым^. Он различает четыре подструктуры психики, которые находятся в иерархической зависимости (см. табл. 1).

 

Таблица 1 Динамическая функциональная структура личности

 

Подструктура Психологическое содержание подструктур личности Психологическое содержание подструктур личности Направленность личности Подструктура опыта Особенности протекания психическ Система установок (диспозиций): ценностные ориентации, установки на определенные виды деятельности, поступки и операции Знания, умения, навыки, привычки Интеллект, волевые и эмоциональные качества личности Темперамент, безусловные рефлексы, влечения, задатки, способности, одаренность ' Платанов К. К. О системе психологии. - М., 1972. С. 125-130; Структура и развитие личности. - М., 1986. С. 27-30.

 

Направленность личности - ведущая ее динамическая подструктура. Она формируется в процессе жизни индивида, его обучения и воспитания. Будучи верхним слоем структуры личности, направленность определяет стиль жизни, выбор видов деятельности и отдельных поступков. Это тот стержень, то активное начало в человеке, которое объединяет поступки в определенную систему и обуславливает его способность противостоять случайным изменениям ситуаций.

 

Психические свойства, составляющие подструктуру опыта, - это приобретенные в процессе жизнедеятельности знания, умения, навыки, привычки. Их роль в саморегуляции поведения не вызывает сомнений. В криминологии выделяются типы привычных преступников и изучается криминогенность вредных привычек (алкоголизм, наркомания и др.).

 

Интеллектуальные, волевые и эмоциональные свойства личности самым непосредственным образом влияют на выбор способа действий и деятельности.

 

Биологически обусловленные качества - темперамент, задатки, способности, безусловные рефлексы, одаренность и патологии психики составляют природную основу личности, в частности ее характера. Строго говоря, все этажи личности, включая и ее направленность, формируются под воздействием соответствующей природной основы. А в отдельных случаях под влиянием экстремальной ситуации иерархическая пирамида личности "переворачивается", и низший ее слой врожденных качеств и приобретенных болезней становится ведущим регулятором поведения. Тогда совершаются преступления, названные в этой работе реактивными. Хотя природные инстинкты и особенности темперамента в такой же мере могут породить и самоотверженный поступок.

 

В норме поведение человека регулируется всей структурой личности. С. Л. Рубинштейн писал: "...психические процессы протекают сразу на нескольких уровнях и высший уровень всегда существует лишь неотрывно от низших... Мыслить здесь однопланово, искать мотивы поступков только на одном уровне - значит заведомо лишать себя возможности понять псх догию людей и объяснять их поведение"^.

 

Н. И. Рейнвальд изображает структуру личности виде концентрической схемы. В центре окружностей цаправленность, ядро личности. Его охватывает круг, изображающий динамичность личности, то есть ее темперамент. К направленности примыкают интеллект, воля и эмоции и, значит, три стороны характера - интеллектуальная, морально-волевая, эмоциональная. Внешний круг изображает биологически обусловленные способности. Из предложенной структуры почему-то выпадает подструктура опыта, в остальном она мало отличается от платоновской^.

 

Направленность личности - ее социальность фрейду может быть названа "Сверх-Я". Ум, воля, э] циональность, а также приобретения личности - знания, умения, навыки, - это и есть "Я". Все остальное, имеющее главным образом наследственное происхождение, - это энергетическая характеристика личности, ее "Оно". Что касается соотношений между тремя ипостасями личности, то наряду с деятельностью, "- """"птапрнности личности, на-по эмо-ее

 

МЯ ИПОСТаиптп. .^^ .--

 

которая соответствует направленности личности, пп-званные авторы пишут о "срывах", то есть об эмоциональных деструктивных отклонениях, вызванных неосознаваемыми влечениями "подвалов" психики.

 

Таким образом, психоанализ 3. Фрейда, которого советские теоретики не называли иначе как реакционером, во многом предопределил современные структурные схемы личности.

 

В заключение важно отметить, что далеко не все в личности охватывается ее сознанием. Не подчинены сознанию влечения, установки, навыки и привычки, многие, ушедшие в подсознание, мысли, знания, чувства, образы. Утратившие свою актуальность или неприемлемые для самосознания личности, они кажутся забытыми, но потом возвращаются в сознание. Подобно актерам, они уходят со сцены, чтобы в нужный момент

 

Р^илштейн С. Л. Основы общей психологии. - М., 1946.

- С. 261. Рейнвальд Н. И. Психология личности. - М., 1987. - С. 84.

 

вернуться. И сознание не знает обычно ни об их уходе, ни о приходе.

 

На неразрывную связь (синергию) сознания с бессознательным в человеческой психике указывают многие видные психологи и философы. И не только Фрейд и его предшественники, но и наши современники. По мнению Л. С. Выготского, "Бессознательное не отделено от сознания какой-то неодолимой стеной. Процессы, начинающиеся в нем, имеют часто свое продолжение в сознании и, наоборот, многое сознательное вытесняется нами в подсознательную сферу"'. Ф. В. Бассин пишет "об интимном вплетении" бессознательного в созна-ние^ Еще более категоричен А. Е. Шерозия: "В принципе нет никакого сознания и никакого бессознательного психического вне единой системы их совместного проявления"^

 

В юриспруденции и криминологии господствует, однако, отождествление человеческой психики с сознанием.

 

1.4. Понятие личности преступника и лица, совершившего преступление

 

В семантическом плане преступник и лицо, совершившее преступление, - тождественные понятия. Но содержание их разное. В слове "преступник" слышится нравственно-правовой упрек, чего нет в описательном и нравственно нейтральном обозначении правонарушителя. Но существуют ли вообще особые личностные признаки преступника?

 

На этот вопрос в юридической литературе есть два взаимоисключающих ответа. Первый, наиболее распространенный: лица, совершившие преступления (преступники), отличаются от правопослушных граждан

 

^ Выготский Л. С. Психология искусства. - М., 1986. - С. 96.

 

Бассин. Ф. В. Проблеме, бессознательного (о неосознаваемых формах высшей нервной деятельности). - М., 1968. - С. 268.

 

Шерозия А. Е. Психика. Сознание. Бессознательное. - Тбилиси, 1979.-С. 63.

 

наличием у них

 

цалпчпсм У "их антиобщественной направленности (установки). Так писали П. С. Дагель, Н. С. Лейкина, к. Е. Игошев и многие другие современные юристы. А. И> Долгова предложила называть преступника криминогенной личностью, то есть - преступной личностью. Другое мнение заключается в отрицании понятия личности преступника, поскольку оно не содержит никаких специфических свойств, которые были бы присущи только лицам, осужденным за совершение преступлений, кроме формального - вступление в силу обвинительного приговора (Г. М. Резник, Ю. Д. Блув-штейн и др.). Компромиссная позиция изложена авторами одного из разделов Курса советской криминологии (М., 1965), которые употребили понятие "лица, совершившие преступления" как родовое по отношению к личности преступника (криминогенному типу) и случайному преступнику. Хотя случайный правонарушитель все же назван преступником и схема получилась логически небезупречной, такой подход к затронутой проблеме представляется заслуживающим поддержки.

 

Личность человека в значительной мере формируется в процессе деятельности. Различные виды деятельности в жизни человека занимают неодинаковое место: игру в определенном возрасте вытесняет учебная (познавательная) деятельность, затем - трудовая. Ведущая деятельность откладывает свой отпечаток на личность, формирует те либо иные ее свойства. Всякая деятельность сочетается с общением. Собственно, общение - это коммуникативная деятельность, которой человек занимается всю свою жизнь.

 

Мы говорим о личности воина, следователя, ученого и др. Правда, профессиональные черты обусловлены не только занятием, но и отбором исполнителей.

Однако в ряды преступников никто специально не отбирает. Кроме того, не всякое преступление может быть названо деятельностью - целенаправленным волевым поведением, да и виды преступной деятельности существенно разнятся между собой. Поэтому вызывает возражение расхожая формула: личность преступника - это личность человека, совершившего преступление, поскольку, во-первых, она тавтологична, а во-вторых, трудно

 

 

Более корректно говорить о личности преступника определенного типа - корыстного, агрессивного, "бе-ловоротничкового", анархического. Чаще всего они обладают соответствующими пороками в ценностной ориентации или иными асоциальными наклонностями в определенной сфере человеческих отношений. Но упорные правонарушители случаются также по причине иных личностных дефектов, в том числе патологического характера. Это утверждение не означает, что названные пороки присущи лишь преступникам. Многие отъявленные негодяи ни разу не побывали на скамье подсудимых не только потому, что ловко от нее уклонялись. Возвращаясь к вопросу, поставленному в начале этого параграфа, следует признать, что признаков, однозначно аттестующих личность преступника, не существует. Можно говорить лишь о повышенной частоте тех либо иных негативно личностных свойств среди лиц, осужденных за преступную деятельность определенной категории, по сравнению с лицами примерно того же возраста и социального положения, но несуди-мыми или судимыми за другие преступления.

 

Завершая свои рассуждения относительно понятия личности преступника и отвечая при этом на вопрос, поставленный в начале параграфа, полагаю, что личность преступника - это совокупность психологических и нравственных характеристик, в той или иной мере типично присущих людям, повинным в преступной деятельности определенного типа.

 

Что касается личности иных правонарушителей, то их можно называть "лицами, совершившими преступления", поскольку они не обладают статистически достоверными личностными особенностями.

 

1.5. Криминологическая и психологическая классификации лиц, совершивших преступления

 

Гуманитарная типология событий, явлений и людей не бывает единообразной. Сказываются идеологические и теоретические пристрастия, а также трудности опре-24

 

деления критериев в оценке и измерении человеческих характеров и поступков. К тому же юридическая криминология нередко игнорирует достижения психологической науки - "королевы человековедения".

 

Создатели позитивистской школы уголовного п^ава врач-психиатр Ч. Ломброзо и криминолог Э. Ферри различали пять типов преступников: 1) прирожденных; 2) "преступников вследствие безумия", психопатов и иных, страдающих психическими аномалиями' 3) преступников из страсти; 4) случайных; 5) привыч-ных'. Так называемая социологическая школа. Которая возникла как реакция на крайности ломброзианства, сохранила в основном ту же классификацию исключив из нее лишь прирожденного преступник^

 

В период становления и кратковременного расцвета советской криминологии 20-х гг. проблеме типолопцц преступников было посвящено несколько интересных работ, в которых к традиционному перечню, принятому в "буржуазной криминологии", присовокуплялись профессиональные преступники (Е. Немировский), а также расхитители и коррумпированные чиновники (Г. Шнейдер и др.).

 

Специальное исследование различных типов преступников провел в те годы С. В. Познышев. В зависимости от того, как соотносятся объективные обстоятельства и внутренняя личностная готовность к преступлению, он разделил всех правонарушителей на он-тогенных и экзогенных. Первых назвал идейными противниками правопорядка, извлекающими из преступлений выгоду, "моральными психастениками", которым чужды нормы морали и способность к сопереживанию. Позже категория онтогенных преступников получила в литературе наименование "социопаты". Вторые, совершившие преступление под воздействием внешних влияний, могут быть лицами: 1) с недостаточ-Фэрри Э. Уголовная антропология и социализм // Проблемы преступности. - Харьков, 1924. - Сб. 2-й. - С. 31-32.

 

Сурский М. Преступность и экономические факторы // Т^ц же.-С. 178-186.

 

но развитыми правовыми чувствами; 2) недостаточщ самостоятельными в выборе поступков, т. е> внушаема ми, легкомысленными и слабохарактерными^

 

Современный

 

представитель биопсихологическиа

 

л^чои^*]

 

направлений в криминологии ЗК. Пинатель также рач. деляет правонарушителей на две категории - особыа и обычных. Первые, в свою очередь, разделяются на психопатов, дебилов, алкоголиков и наркоманов. Средв^ обычных - профессиональные преступники и случайные. Последние могут быть: а) криминолоидами, б) "псевдопреступниками" (совершившие преступления по неосторожности) и преступниками по страсти. Ж. Пинатель называет свою классификацию биопсихо-социальной. Среди последователей 3. Фрейда в современной криминологии привлекает к себе внимание Р. Санфорд, который различает три категории преступников в зависимости от соотношения у них самосознания ("Я"), нравственности ("Сверх-Я") и бессознательных деструктурных влечений ("Оно"); 1) досоциаль-ные; у них слабое "Я" и инфантильное "Сверх-Я", которое не в состоянии контролировать примитивные деструктивные влечения "Оно" к насилию или иной агрессии; 2) антисоциальные - сильное "Я", слабое "Оно" и слабое "Сверх-Я" обусловливают эгоцентризм личности и корыстную направленность совершаемых преступлений; 3) асоциальные - лица со слабыми "Я" и "Сверх-Я", но достаточно агрессивным "Оно", склон-Ц ные к дезадаптивному поведению (бродяжничеству, 1 проституции, алкоголизму, наркомании и связанным с 1 ними преступлениям).

 

Вот пример современной криминологической классификации социологического направления; 1) социопа-ты, у которых отсутствуют внутренние моральные запреты и способность к эмоциональным контактам^ 2) невротики; 3) эгоистические личности; 4) преступники в силу

 

М.,

 

1ьная психология. Преступные

 

Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки.

1923. - С. 107-112; Криминальная психология. Пп& типы. - Л., 1926. - С. 91.

 

 

^рерженности к определенной субкультуре и референтной группе .

 

р 60-70-е гг., когда советская криминология, об-пвзяо говоря, восстала из пепла, она была уже не та-^дй, как в конце 20-х гг. Показательной в этом отношении оказалась теоретическая метаморфоза, происшедшая тогда с признанным лидером и старейшиной криминологии А. А. Герцензоном. Избежав ареста в годы репрессий, он, активный в прошлом сторонник естественно-научной методики, в конце 60-х гг. выступил с серией статей, направленных против "биологизации и психологизации" социальных явлений, к которым принадлежит и преступность^. Соответственно вели себя и неофиты - преподаватели уголовного права, занявшиеся криминологией. Преступников группировали преимущественно по социально-демографическим (пол, возраст и пр.), уголовно-правовым признакам (виды преступлений, их тяжесть, рецидив). В сущности, это никакая не классификация преступников, а показатели структуры преступности, что и отметил А. Б. Сахаров в своей монографии о причинах преступности и личности преступника в СССР.

Он же разработал криминологическую классификацию личности, построенную по двум основаниям: 1) по характеру совершенных преступлений; 2) по глубине и стойкости антиобщественной направленности личности.

 

По первому основанию выделяются: 1) насильственные (агрессивные) - убийцы, насильники, хулиганы, осужденные за телесные повреждения, вандализм и т. п.; 2) корыстные преступники, совершившие кражи, хищения, мошенничество, а также взяточники, дельцы наркобизнеса, контрабандисты и т. п.; 3) корыстно-на-Мелик-Дадоева А И., Трубицына Э. М. Типология преступников в буржуазной криминологии // Типология личности преступника и индивидуальные предупреждения преступлений. - М., 1979. - С. 137-143, 145-146.

 

Герцензон А. А. Против биологических теорий причин преступности // Вопросы предупреждения преступности. - 1966. - Вып. 4. - С. 5-43; Вопросы борьбы с преступностью. - 1967. - Вып. 5. - С. 3-53.

 

 

сильственные: бандиты, грабители, вымогатели, киллеры (наемные убийцы); 4) лица, нарушившие уголовные запреты в силу своей гражданской недисциплинированности и правового нигилизма, бескорыстно и без применения насилия: дезертиры, уклоняющиеся от призыва на действительную военную службу, осужденные за должностные преступления и т.п.; 5) лица, осужденные за неосторожные правонарушения.

 

По второму критерию - глубине и стойкости антисоциальной направленности - различаются: 1) случайные преступники, повинные в преступлениях, которые не являются тяжкими; 2) ситуативные, впервые совершившие тяжкие преступления под воздействием неблагоприятно сложившейся ситуации (напр., убийство из ревности); 3) неустойчивые, повинные в умышленных преступлениях, но в отличие от случайных и ситуативных, ранее они допускали различного рода отклоняющееся поведение; 4) злостные, которые длительное время ведут преступную деятельность, в том числе ранее судимые (рецидивисты); 5) особо злостные, ведущие длительную преступную деятельность, в том числе "воры в законе", особо опасные рецидивисты, лидеры преступных группировок^. Эта классификация была затем отражена почти во всех учебниках и учебных пособиях советской поры; встречается она и поныне. Соединение названных оснований приводит к определению 25 типов: насильственные злостные, насильственные случайные, корыстные ситуативные и т. д.

 

Бесспорно, классификация, предложенная А. Б. Са-харовым, сыграла положительную роль в становлении советской криминологии и имела определенное практическое значение. Однако следует отметить, что характер и тяжесть совершенных преступлений не всегда однозначно аттестуют виновное лицо. Глубина и стойкость антиобщественной установки - это, конечно, существенный характерологический признак, но,

 

Сахаров А. Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. - М., 1961; Личность преступника и типология преступника // Соц. законность. - 1973. -№3.-С. 19-24.

 

ро-первых, он нуждается в измерениях, а во-вторых, далеко не все преступления, даже умышленные, не го-роря уже о неосторожных, порождены антиобщественной установкой личности.

 

Личность как субъект деятельности - понятие прежде всего психологическое. Юридическая классификация преступлений вряд ли может быть положена в основу криминолого-психологической классификации личности. По-видимому, решение этой проблемы должно опираться на исследования психологов.

 

Следует отметить, что в работах отечественных и зарубежных психологов такие типологии встречаются редко - от крайне примитивных, облекающих в наукообразную терминологию житейски очевидные суждения о том, что есть люди очень плохие, частично плохие и такие, которые могут стать плохими^, до чрезвычайно сложных, порой запутанных, стремящихся учесть чуть ли не все проявления основных психических состояний и процессов (А. Е. Петрова).

 

Остановлюсь на краткой характеристике наиболее известных в науке типологий личности, разработанных К. Г. Юнгом, Э. Фроммом, А. Е. Петровой, А. Ф. Лазу рским.

 

Ученик и оппонент 3. Фрейда Карл Густав Юнг делил всех людей на интравертов и экстравертов. Ин-траверты в своем поведении ориентируются главным образом на собственные переживания, мысли и оценки. Экстраверты превыше всего ставят мнения других и значительно больше, чем интраверты, зависят от внешних влияний.

 

Те и другие в зависимости от преобладания в их решениях мысли либо эмоций, ощущений или интуиций разделяются соответственно на мыслительных (интел-Исходя из степени "криминальной зараженности правонарушителя", А. Г. Ковалев различает: 1) глобальный преступный тип; 2) парциальный, то есть с частичной криминальной зара-женностью; 3) предкриминальный тип преступника. См.: Кова лев А. Г. Психологические основы исправления правонарушителя. - М., 1968. - С. 46-52.

 

лектуальных), эмоциональных (сентиментальных) ощущающих (сензитивных) и интуитивных^.

 

Юнговское деление людей на интравертированн) и экстравертированных широко известно. УПОМИН! шийся ранее российский криминолог С. В. Позныше) в своей классификации преступников фактическ> использовал ее. Сам Юнг, однако, не пытался р1 пространить свою схему на классификацию престо ников.

 

Другой последователь неофрейдизма Эрих Фро1 исходил из того, что человек существует, во-первых, благодаря тому, что он производит и потребляет вещи (процесс ассимиляции) и, во-вторых, устанавливает отношения с другими людьми (процесс социализации). Люди по-разному относятся к этим процессам. Различаются два типа ориентаций - продуктивная и непродуктивная.

Продуктивность - это способность и желание человека реализовать заложенные в нем силы и возможности для творчества, любви и добра. Непродуктивная ориентация сводится к стремлению не давать, а брать, не любить, а быть любимым, не производить, а накапливать ценности, произведенные другими.

 

Поскольку преступники - это лица, повинные в преступной деятельности, то их ориентацию вряд ли можно назвать продуктивной. Типы характеров лиц с непродуктивной ориентацией в процессе их преобразовательной (ассимиляции) и коммуникативной (социализации) деятельности бывают следующими: а) рецептивный (получающий) и мазохистский; б) эксплуататорский (берущий) с садистскими нак лонностями;

 

в) накопительский с деструктивными наклонностями в отношениях с другими людьми и обществом;

 

г) рыночный (обменивающий) с выраженным эгоцентризмом и равнодушием к другим людям.

 

Мазохистские и садистские наклонности часто сочетаются, а деструктивизм и эгоизм обусловливают состо-ддие психической и социальной отчужденности'.

 

А. Е. Петрова, как и другие авторы психологических схем, начинает свою классификацию с разделения всех людей на две исходные категории - нормальных дюдей (непримитивных) и примитивных, то есть с неразвитой психикой и социально неадаптированных. Примитивными признаются дети, душевнобольные и преступники.

 

Обе названные категории граждан делятся автором на сходные типы. В частности, "примитивные" бывают конкретно-эмоциональными, конкретно-аффективными, аффективно-абстрактными, импульсивно-абстрактными, интеллектуально-волевыми. Описываются особенности восприятия, мышления, воображения, памяти, внушаемости, внимания, а также протекания волевых и эмоциональных психических процессов в каждой из названных групп. Примитивы отличаются от непри-митивов неясным восприятием, недостаточно развитым мышлением, импульсивной реакцией, неразвитостью социально-правовых понятий и нравственных чувств; действия их, как правило, не согласуются с мыслями^.

 

Типология А. Е. Петровой ныне мало кому известна. Не была она популярной и при жизни автора: ссылки на нее в специальной литературе того времени очень редки. Вероятно, заслуживают критики недостаточно корректные и нечеткие формулировки. Так, трудно согласиться с делением людей на примитивов и неприми-тивов. Многих профессиональных преступников и дельцов "теневой" экономики примитивными личностями никак не назовешь. Трудно отличить понятия "конкретно-эмоциональные" от "конкретно-аффективных"> В тоже время заслуживает, на мой взгляд, внимания попытка дать описание особенностей разных сто-' Юнг К. Г. Аналитическая психология // История зарубеж. психологии. - М., 1986. - С. 165-169.

 

 

Фромм Э. Человек для самого себя. Введение в психологию этики // Э. Фромм. Психоанализ и этика. - М" 1993. - С. 59-95.

 

Петрова А. Е. Психологическая классификация личностей. Элементарная методика. - М., 1927. - С. 243-245.

 

рон характера, типичных для соответствующих груЩ людей.

 

Если работа Петровой оказалась почти забытой, классификация личностей, предложенная А. Ф. Лаз^ ским в те же годы, была высоко оценена современники ми и используется в наше время. В. Н. Мясищев ^, В. А. Журавель пишут; "Нет сомнений в том, что по. пытки А. Ф. Лазурского построить классификации^ личностей, исходя из выдвинутых им положений с) трех разрядах людей по их психическому уровню (п^ активности личности), а также о существенных различиях между людьми по их "психическому содержанию", представляют значительный интерес, не утерянный в настоящее время"^.

 

В начале главы утверждалось, что личностью преступника следует признавать личность человека, повинного в преступной деятельности определенного типа, поскольку в процессе деятельности формируются специфические личностные свойства, которые среди ее исполнителей встречаются значительно чаще, чем у иных людей. В этом смысле преступников следует отнести к той человеческой категории, которую А. Ф. Ла-зурский назвал извращенным типом. Принимая во внимание доминирующие черты характера ("психическое содержание личности"), автор разделяет этот тип на четыре подтипа: рассудочные, слабовольные, импульсивные, эмоциональны? и располагает их на трех уровнях психической активности - высшем, среднем и низшем.

 

Понятие психической активности отражает силу, стойкость и динамичность психики. "Сущность этого компонента, - писал психофизиолог В. Д. Небыли-цын, - состоит главным образом в тенденции личности к самовыражению, эффективному освоению и преобразованию внешней действительности... Степени актив-^ распределяются от вялости, инертности и пассив" д созерцательства на одном полюсе до высших сте-ней энергии, мощной стремительности действий и достоянного подъема - на другом"^

 

Представителей высшего уровня психической ак-^дцости мы находим среди талантливых ученых-подвижников, выдающихся писателей, художников, "удьпторов, политических деятелей и др. Есть они и р^ди злодеев масштаба Нерона, царя Ивана Грозного, р^тдера, Сталина. К счастью, их немного, ибо "гений и злодейство - две вещи несовместные". Поэтому, используя классификационную схему А. Ф. Лазурского, будем ограничиваться двумя уровнями психической активности - низшим и средним^

 

Рассудочных преступников низшего уровня мы называем "расчетливыми эгоистами". На среднем уровне располагаются "лицемеры". Слабовольные низшего уровня называются "апатичными", а среднего - "неприспособленными". Импульсивные состоят из "беспорядочных импульсивных" и "аффективных". Эмоциональные правонарушители низшего уровня называются "сосредоточенно жестокими", а среднего - "энергичными озлобленными" (см. табл. 2).

 

Таблица 2 Психологическая классификация личности

 

Подтипы уровни^"^ Рассудочные Слабовольные Импульсивные Эмоциональные Низший Расчетливые эгоисты Апатичные Беспорядочные Сосредоточенно жестокие Средний Лицемеры Неприспособленные Аффективные Энергичные озлобленные

Предыдущая статья:Криминальная психология 1 страница Следующая статья:Криминальная психология 3 страница
page speed (0.1267 sec, direct)