Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Культура, Искусство

МОЗАИКА ХОРОВОЙ ЖИЗНИ  Просмотрен 22

1975 год, весна, замираю от восторга и почти физически ощущаю прикосновение к себе волшебных звуков музыки. Ведь я, студентка Ира Белова, первый раз сижу на репетиции хора Техноложки, на сцене замечательного актового зала института (из-за которого, кстати, актер А. Мягков сюда и поступал), и для меня, новичка, звучит эта чарующая музыка! «Вечер» Танеева!!! Это было мое первое погружение в МИР дирижера Александра Ивановича Крылова, которое запомнилось на всю жизнь. Оно пленило меня сразу и навсегда. Замечательная традиция хора в конце репетиции исполнять для новеньких какое-нибудь уже хорошо сделанное произведение!
Да-да, именно сделанное, собранное по крупицам, как мозаика из нот и звуков, выстраданное дирижером, с муками разучиваемое часами, неделями, месяцами. Ведь в хоре, в основном, пели дилетанты, зачастую попросту не знавшие нот, брали-то всех желающих.
Самое главное в творчестве Александра Ивановича была работа над уникальным и неповторимым ЗВУЧАНИЕМ ХОРА. Он стремился внушить нам свое глубокое внутреннее представление нового произведения. Как ему это удавалось - просто непостижимо! Но удавалось же! Правда, если бы не его природный юмор, который передавался из уст в уста, молодым, активным, полным жизни и энергии студентам сложно было бы выдержать по три раза в неделю трехчасовые репетиции. Ведь, что греха таить, собрать хор полным составом удавалось не часто, особенно мужские голоса. И хормейстерам Ирине Сергеевне (жене и верной спутнице Крылова) и Ольге Рубан, блестящей выпускнице Консерватории, приходилось «дорабатывать» произведения с нерадивыми хористами в дополнительные часы.
А еще в хоре был класс сольного пения, где преподавала неповторимая Лаурен Зинаида Антоновна (педагог ЛГИТМиКа на Моховой), в прошлом солистка Свердловского Оперного театра, с прекрасным концертмейстером Щербаковой Ириной Константиновной. Нет-нет, не с солистами там в основном занимались, а с такими как я, которые двух нот связать не могут, но петь - ужас как хотят! Вот там-то, в «каморочке» за сценой, и проходили мои первые вокальные «университеты». Да и не только мои. Настоящих солистов там тоже растили. Например, «Ангел вопияше» Бортнянского ангельски звучал, лучше всех профессионалов, в исполнении и Ирины Ставровой, и Марины Ивановой. Именно там сформировались и окрепли будущие артистки хора Михайловского театра Татьяна Голлербах (между прочим, красный диплом ЛТИ им. Ленсовета), Лариса Чернова, и хорист Капеллы Вадим Алексеев (выпускник ЛЭТИ).
Кстати, Зинаида Антоновна, как профессиональный вокалист, всегда с большим уважением отзывалась об Александре Ивановиче, неизменно отмечая его развитие, стремление к самосовершенствованию и постоянный рост как хорового дирижера.
А как наш Иваныч влюблялся в каждое произведение и заражал всех своими чувствами! Как он умел дирижировать выразительными глазами, бровями, кончикам пальцев! А какие это были произведения! Какие композиторы! Монтеверди, Скарлатти, Бах, Томпсон (самая моя любимая «Аллилуйя»), Березовский, Бортнянский, Чесноков, Рахманинов, Чайковский, Танеев, Свиридов, Фалик, Парцхаладзе… да разве всех перечислишь? Исполнялись и просто шедевры разнообразной народной музыки.

Одна «Дороженька» чего стоит!
Вспоминаю, что у Крылова в Консерватории был ученик из Кореи, так он так был заворожен исполнением «Озера» Парцхаладзе (по нему и выпускной экзамен сдавал), что обещал обязательно привезти его к себе на родину и там разучить с корейским хором. И где-то он теперь?
А как часто простые слушатели на концертах подходили к Александру Ивановичу и выражали свое искреннее восхищение хором, особенно нашим пианиссимо! Так было в Каунасе, так было в Югославии, в Чехословакии на конкурсе в Братиславе. Но это только на моей памяти. А сколько еще всего НЕЗАБЫВАЕМОГО и ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО было и ДО и ПОСЛЕ моего 15-ти летнего участия в хоре! СПАСИБО КРЫЛОВУ за ВСЕ!!!

 

Наташа Федотова – сопрано, Хор ЛТИ (1994 по 2001 и с 2004 по 2008)гг

ОБ АЛЕКСАНДРЕ ИВАНОВИЧЕ КРЫЛОВЕ И ХОРЕ

 

Ещё учась в школе, я очень любила петь. Под старый магнитофон, а потом проигрыватель я часто подпевала разным популярным певицам и певцам, стараясь им подражать. Никакого музыкального образования у меня не было. Когда я слушала пение хора по радио, я сразу его выключала. Мне оно казалось унылым и скучным.

Моя любовь к пению однажды привела в хор ЛТИ. Тогда я училась на вечернем отделении Технологического института. На переменах слышала пение, доносящееся из кабинета на 2-ом этаже института. В один прекрасный день я услышала, как распеваются девушки в актовом зале, и я решилась зайти туда. Распевкой занималась Ирина Сергеевна Крылова. Я подошла и спросила: а можно мне тоже попробовать петь? Тогда мне сказали, что нужно сначала зайти в класс сольного пения (к Зинаиде Антоновне Лаурен), чтобы меня прослушали и определили какой у меня голос. Этот день я запомнила на всю жизнь - 6 декабря 1994 года. Кстати, в этот же день в хор пришёл Саша Голубков, который много лет руководит гитарной студией.

Итак, придя в хор, я сразу же почувствовала особенную атмосферу дружелюбия, внимания руководителей к хористам и более опытных хористов.

Особенно меня поразило отношение Александра Ивановича к хористам. Для него мы были, как дети. Его волновал каждый хорист.

Он всегда нами интересовался. В то время у меня были проблемы с работой, конец 90-х годов. Приходилось месяцами искать работу. Либо, когда была работа, я целыми днями торчала в магазине за кассой. А когда вырывалась на репетицию, была очень счастлива. А.И. с пониманием относился к нашим проблемам, радовался успехам. Когда он обращался ко мне с вопросами, мне казалось, что я номер один и для него я самая важная участница хора.

Однажды был случай, когда Александр Иванович увидел меня на 1-ом этаже института с сигаретой в руках. Уже не помню: что он сказал, но мне было стыдно. После этого случая я твёрдо решила, что мой голос важнее сигарет. А у меня первое сопрано.

На каждой репетиции А.И. создавал музыку, рассказывал о каждом произведении, читал стихи, рисовал картины из сюжетов, чтобы мы понимали: о чём поём. Его вдохновенные глаза, улыбка и жест руки навсегда останутся в моей памяти. А.И. был, как музыкальный Бог и учитель. Я слушала его, впитывая искусство, культуру и удивительную душевную теплоту. А.И.

был очень требовательным и строгим и в то же время очень добрым. На мой взгляд, он хотел услышать музыку в исполнении хора не с каким-то надрывом, а с лёгкостью, как в танце. Мне казалось, что когда пел хор, вокруг летали ангелы.

Я безмерно благодарна Александру Ивановичу за то, что он научил меня слушать музыку, отделять настоящее от фальши, за умение слушать себя и других, за ту любовь, которую он давал всем нам.

А ещё хочу вкратце рассказать о тех хористах, которые меня окружали и об атмосфере, которая тянула меня в хор. Для меня хор был вторым домом и семьёй.

Из самых ярких впечатлений общения с хористами я бы выделила следующих: Оля Черемисина (2 сопрано и староста хора), Оксана Викулина (2 сопрано и староста хора), Лена Дорофеева (1 сопрано), Дима Корнеясев (бас), Женя Агапов (бас), Дима Смирнов (бас), Лёша Мержевский (баритон), Ира Михайлова (2 сопрано), Алексей Петров (бас), Коля Новиков (тенор), Саша Голубков (тенор).

Помню, как мы собирались компанией и прямо после репетиции ездили в гости к Вите Трапезникову (потрясающий тенор), это было очень весело.

В выходные дни мы ходили в театр. Туда нас собирала зажигательная Оксана Викулина.

На 1 мая мы ездили на хоровой слёт на 78 км. Мы дружно ехали в электричке, Вадим Елисеев (баритон) играл на гитаре, и мы пели хоровые и авторские песни. Помню, как я там замёрзла J. Тем не менее - это было весело и здорово. И песенка про жучка (« Я вчера поймал жучка, без ловушки, без сачка…) мне хорошо запомнилась, которую напевала тогда Оксана Викулина и Лена Дорофеева.

В 1998 году Александр Иванович особенно остро ощущал нехватку хористов. Многие лица исчезли из его поля зрения. Он сильно переживал, что в хоре не хватает людей. Просил меня и других хористов кому то позвонить, придти к ним домой и напомнить о намечающемся концерте. Последний концерт был в Капелле на 80-летие Александра Ивановича Крылова. В его глазах было столько боли, переживаний и любви ко всем хористам. О чём он тогда думал – мне оставалось только догадываться. Но для меня этот концерт был самым дорогим, т.к. на следующий год Александра Ивановича не стало.

 

Римма Рогожина (Сергиевская) – альт, Хор ЛТИ с 1966-70; 1982гг по наст. время )

Предыдущая статья:Я, ХОР и КРЫЛОВ Следующая статья:ХОРОМАНИЯ
page speed (0.0157 sec, direct)