Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Литература

РОССИЙСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА: ОТ КАНТЕМИРА ДО «МЕРТВЫХ ДУШ»  Просмотрен 36

И.В. Кузнецов

РОССИЙСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА:
ОТ КАНТЕМИРА ДО «МЕРТВЫХ ДУШ»

Учебно-методическое пособие с электронной хрестоматией для вузов

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

В современной российской культуре сохраняется давнее и глубоко укоренившееся представление, будто русская литература началась «с нуля», «ниоткуда», после социокультурной реформы Петра I. Это представление прямее всего восходит ко взглядам В.Г. Белинского, заложившего основания национальной науки о литературе. Древнерусская книжность XI – XVIII веков не была художественной: она стремилась способствовать христианскому спасению души, она и возникла именно для осуществления «душеполезных» задач. Белинский же не мыслил литературу вне художественности. Поэтому допетровское время, когда русская книжность руководствовалась не эстетическими, а религиозными принципами, для него как будто не существовало[1].

Белинский не был одинок в таком рассуждении. Степень знакомства образованных людей начала XIX века с памятниками древней русской письменности была в целом ничтожной. И ущербность такого положения вещей современниками осознавалась. Не случайно русское романтическое движение первой трети XIX века, отличавшееся подчёркнуто выраженным национальным пафосом, интересовалось едва ли не в первую очередь литературой. Возникшее в 1811 г. «Общество любителей российской словесности» по самой своей программе должно было способствовать развитию именно национальной словесности, утверждению её самобытности. Историческое сознание в подходе к русской литературе с первых шагов связывало её не с европейским контекстом, а с русским.Появилась практика обзоров отечественной словесности, подводящих к современности из дальнего национального прошлого. В первое десятилетие после создания Общества такие обзоры делали Н.И. Греч, Р.Т. Гонорский, В.К. Кюхельбекер[2]; а в 1822 году увидела свет книга Н.И. Греча «Опыт краткой истории русской литературы». Значимость всей этой работы трудно переоценить, потому что ещё даже Пушкин, живо интересовавшийся прошлым национальной словесности, рассуждал в 1830 году: «Старинной словесности у нас не существует. За нами тёмная степь, и на ней возвышается единственный памятник: “Песнь о полку Игореве”. Словесность наша явилась вдруг в 18 столетии, подобно русскому дворянству, без предков и родословной»[3].

Эта отстранённая по отношению к национальному прошлому позиция в близкое время сформировала и эпистемологию историко-литературных взглядов В.Г. Белинского. Однако, несмотря на значимость взглядов Белинского для интеллектуалов-«западников» 1830-40-х гг., названное представление в те же годы активно оспаривалось. Гораздо позже, в ХХ веке, сложилось целое направление гуманитарных исследований, показавшее глубинную связь русской литературы Нового времени с русской книжностью допетровского периода: связь жанровую, тематическую, функциональную. Важными в контексте этого направления стали исследования Ю.М. Лотмана, А.М. Панченко[4]. Юрий Лотман, помимо прочего, показал, что смыслы, присущие средневековой русской книжности, в начале XVIII века были перенесены на поэтическое искусство, впервые оформившееся в России именно в названный период.

В связи с этим стоит обозначить принятый здесь угол зрения на русскую литературу. Сквозной линией рассмотрения процессов литературного развития в нашем пособии является внутренняя связь между разными периодами становления национальной словесности: связь «вертикальная», продукт самостоятельного роста, а не «горизонтальная», продукт внешних влияний. Конечно, факты влияний отменить нельзя: существуют «бродячие» сюжеты, которые воплощаются в разных литературах, в том числе в русской; существует заимствование мотивов. Кроме того, есть общность эстетических направлений, с некоторыми хронологическими поправками связывающая литературы европейского ареала. Однако у нас преимущество получает оптика, позволяющая видеть внутреннее единство русской литературы как тысячелетнего целого[5].

В основу изучения историко-литературного периода XVIII – первой трети XIX вв. положено представление о том, что художественность («поэзия», как её называли вплоть до середины ХХ века) сделалась маркированной институцией в русской литературе этого времени. Подобно тому, как в начале XI столетия культурную маркированность обрело письмо, в смысловом поле которого оформлялись важные для становящейся русской христианской культуры идеи, – в начале XVIII столетия оказалась маркирована поэзия. Возникновение художественности, постепенные изменения представлений о ней на протяжении XVIII – начала XIX веков определяют предмет настоящего курса.

 

Предыдущая статья:ЯБЛОКИ ДЛЯ МАТЕРИ Следующая статья:Стихотворство – первый шаг к художественности
page speed (0.0941 sec, direct)