Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Философия

Глава вторая. БЕСЕДА ОБИТАТЕЛЯ СИРИУСА С ОБИТАТЕЛЕМ САТУРНА  Просмотрен 42

Вольтер. Микромегас

Философская повесть

Глава первая. ПУТЕШЕСТВИЕ ОБИТАТЕЛЯ СИСТЕМЫ СИРИУСА НА ПЛАНЕТУ САТУРН

На одной из планет, что обращаются вокруг звезды, именуемой Сириус, жилмолодой человек, отличающийся весьма острым умом; я имел честь познакомитьсяс ним, когда он путешествовал по нашему ничтожному муравейнику. Звали молодого человека Микромегас - имя это весьма подходит тем, ктовелик. Росту в нем было восемь лье; под восемью же лье я подразумеваюдвадцать четыре тысячи геометрических шагов, каждый по пять футов. Иные алгебраисты, люди, во все времена крайне необходимые обществу,вероятно, тут же схватятся за перья и, проделав вычисления, придут кследующему неоспоримому выводу: поскольку в обитателе системы Сириусагосподине Микромегасе от пяток до макушки двадцать четыре тысячи шагов, чтосоставляет сто двадцать тысяч футов, а мы, земные жители, редко бываем вышепяти футов, и поскольку окружность нашей планеты составляет девять тысячлье, то, следовательно, планета, откуда он происходит, по окружности вдвадцать Дин миллион шестьсот тысяч раз больше нашей крохотной Земли. Что ж,в природе подобные явления естественны и отнюдь не редкость. Владения иныхгосударей в Германии или Италии можно обойти за полчаса, но даже ихсравнение с Московией, Турецкой или Китайской империями дает весьма слабоепонятие о тех поразительных различиях, которые являет нам в своих творенияхприрода. Поскольку его превосходительство был именно той высоты, какую я назвал,наши скульпторы и живописцы, узнав, что стан его имел в обхвате пятьдесяттысяч футов, вне всякого сомнения, согласятся, что сложен он весьмапропорционально. Могу смело утверждать, что господин Микромегас - один из самыхпросвещенных умов: он очень многое знает и даже что-то изобрел. Он сам,собственным разумом, дошел до доказательства более чем пятидесяти теоремЭвклида, когда ему еще не было и двухсот пятидесяти лет и он, как этопринято на его планете, учился в иезуитском коллеже. То есть он навосемнадцать теорем превзошел Блеза Паскаля, который, как свидетельствуетего сестра, играя, открыл и доказал тридцать две, став после этогодостаточно посредственным геометром и весьма скверным метафизиком. Едвавыйдя из отрочества, в четыреста пятьдесят лет, Микромегас принялсяпрепарировать тех мельчайших, недоступных для наблюдения в обычную лупу,насекомых, диаметр которых не достигает и сотни футов; впоследствии оннаписал о них прелюбопытнейшую книгу, чем, правда, навлек на себя некоторыенеприятности. Муфтий его страны, человек крайне мелочный и безграничноневежественный, обнаружил в книге подозрительные, дерзкие, вольнодумные идаже попахивающие ересью мысли и восставил гонение на автора; вопрос был втом, тождественна ли по своей природе субстанциональная форма сириусскихблох и слизней. Защищался Микромегас с большим остроумием, привлек на своюсторону дам, и процесс затянулся на двести пятьдесят лет. Тем не менеемуфтий вынудил судейских запретить книгу, несмотря на то что они не читалиее; автору же было запрещено в течение восьмисот лет появляться при дворе. Микромегас весьма мало опечалился удалением от двора, занятогосплетнями и ничтожными интригами. Сочинив насмешливую песенку о муфтии, на которую тот не обратилвнимания, он отправился путешествовать по чужим планетам, чтобы, поизвестному выражению, завершить образование ума и сердца.
Те, чтопутешествуют в почтовых каретах или берлинах, несомненно, будут немалоизумлены экипажами, которые в ходу у обитателей иных миров: ведь мы, живущиена комке грязи, способны воспринимать только то, к чему привычны. Наш жепутешественник прекрасно знал законы тяготения и умел использоватьпритягивающие и отталкивающие силы. И вот, то с помощью солнечных лучей, тона попутной комете он вместе со своими слугами перелетал с планеты напланету, подобно тому как перепархивает с ветки на ветку птица. Такимспособом он за недолгий срок облетел весь Млечный Путь, но я вынуждензаявить, что сквозь звезды, каковыми тот густо усеян, Микромегас не увиделтого дивного эмпирического неба, которое прославленный викарий Дерем, как онсам похвалялся, сподобился узреть в простую подзорную трубу. Нет, божеупаси, я вовсе не хочу сказать, будто господина Дерема подвели глаза, ноМикромегас побывал там, наблюдатель он превосходный, что же касается меня, яне собираюсь никого опровергать. Наконец, покинув Млечный Путь, Микромегас прибыл на планету Сатурн. Ихотя он привык сталкиваться с новым и необычным, но, увидев, как малапланета и ее обитатели, все же не смог сдержать пренебрежительной улыбки,иной раз мимовольно проскальзывающей и у мудрецов. И правду сказать, Сатурнвсего раз в девятьсот больше Земли, и его жители, чей рост примерно тысячатуазов, - настоящие карлики. Сперва Микромегас и его спутники посмеивалисьнад ними, точь-в-точь как смеется над музыкой Люлли приехавший во Франциюитальянский музыкант. Но будучи весьма здравомыслящ, Микромегас скоро понял,что разумное существо, пусть даже его рост всего шесть тысяч футов, нестановится от этого смешным. Поначалу Микромегас поразил сатурнианцев, новскоре сдружился с ними. Особенно близкую дружбу он свел с секретарем Сатурнианской академии,человеком изрядного ума, который хоть сам ничего не изобрел, прекраснопонимал и описывал чужие изобретения, сносно сочинял приятные стишки ипроделывал большие расчеты. Я приведу здесь, Для удовольствия читателей,крайне любопытный разговор, состоявшийся однажды между Микромегасом игосподином секретарем.

Глава вторая. БЕСЕДА ОБИТАТЕЛЯ СИРИУСА С ОБИТАТЕЛЕМ САТУРНА

Его превосходительство улегся, секретарь академии уселся возле егоголовы, и Микромегас произнес: - Нельзя не признать, что природа чрезвычайно многолика. - О да, - подхватил сатурнианец, - природа подобна цветнику, цветыкоторого... - При чем здесь цветник? - прервал его Микромегас. - Она подобна, - не унимался секретарь, - собранию блондинок ибрюнеток, чьи уборы... - Иу что мне в ваших брюнетках! - опять прервал его Микромегас.
- Она подобна портретной галерее, где лица... - Да нет же! - воскликнул путешественник. - Уверяю вас, природа - этопросто природа. Зачем вы ищете для нее сравнений? - Чтобы развлечь вас, - ответил секретарь. - Я жажду не развлечений, а знаний, - заметил его превосходительство. -И для начала поведайте мне, сколько чувств у людей на вашей планете. - Семьдесят два, - соо.бшил академик, - но мы непрестанно сетуем, чтоих так ма""о. Воображение наше рвется за пределы отпущенного нам; да, у нассемьдесят два чувства, кольцо вокруг планеты, пять лун, и все же мы сознаемвсю нашу ограниченность и, несмотря на пытливость и многочисленные страсти,следствие семидесяти двух чувств, у нас всегда хватает времени скучать. - Понимаю вас, - промолвил путешественник. - У обитателей моей планетыоколо тысячи чувств, и все же нас постоянно томит какая-то неясная жажда,смутная тревога, беспрерывно нашептывая нам, что мы ничтожны и что естьсущества куда совершеннее нас. Я немного поездил по свету, видел смертных,находящихся на более низком уровне, в сравнении с нами, видел и тех, чтонамного нас превосходят, но таких, чьи желания совпадали бы с насущнымипотребностями, а потребности с возможностями их удовлетворения, не встречал.Быть может, когда-нибудь я отыщу страну, где всего в избытке, но пока никтоне смог уделить мне точных сведений о ее месторасположении. Тут сатурнианец и житель Сириуса принялись изощряться в предположенияхна этот счет, однако после многих весьма замысловатых, но и весьма туманныхумозаключений сочли за благо вернуться к прежней теме. - Сколько вы живете? - поинтересовался житель Сириуса. - Ах, безумно мало! - воскликнул малорослый сатурнианец. - Вот и мы тоже, - заметил Микромегас, - вечно сетуем на краткостьжизни. Надо думать, это универсальный закон природы. Сатурнианец вздохнул: - Увы! Наша жизнь длится не долее пятиста полных оборотов солнца (околопятнадцати тысяч лет по нашему счету). Видите сами, мы умираем чуть ли не вмомент рождения; срок, отпущенный нам, - мгновенен; наша жизнь - краткиймиг; наша планета - крохотный атом.
Едва начинаешь приобщаться к знанию, кактут же, прежде чем придет опыт, наступает смерть. Признаюсь вам, я не смеюстроить никаких планов на будущее и чувствую себя ничтожной каплей вбезмерном океане. Я сгораю от стыда, тем паче перед вами, из-за того, что являю собой вэтом мире столь курьезную картину. На это Микромегас ответил так: - Не будь вы философом, я, чтобы не огорчать вас, не решился бы вамсказать, что мы в семьсот раз долговечнее, однако вы прекрасно знаете, чтодля всех приХодит пора возвратить свое тело силам природы и возродиться вней в иной форме и что когда наступает миг этого преображения, то естьсмерть, безразлично, вечность ты прожил или день. Я бывал в странах,обитатели которых живут тысячекратно дольше нас, и, оказаАось, они тожеропщут. Но всюду существуют разумные ЛЮДИ, они научились мириться с судьбойи возносят благодарения творцу природы. Он создал мир таким безграничноразнообразным, и однако в нем господствует принцип поразительногоединообразия. Вот вам пример: все мыслящие существа отличны друг от друга ипсе схожи в одном - дарованной способностью мыслить и желать. Материясуществует везде, но на каждой планете у нее разные свойства. Кстати,сколько насчитывается свойств у материи вашей планеты? - Если вы имеете в виду те свойства, - ответил сатурнианец, - безкоторых, как мы полагаем, наша планета была бы иной, нежели сейчас, то мы ихнасчитываем триста, а именно, протяженность, непроницаемость, подвижность,вес, делимость и прочая. - Вероятно, - заметил путешественник, - столь малое их количествосоответствовало замыслу создателя, когда он творил вашу крохотную обитель. Явосхищаюсь, сколь мудр он во всем: всюду я вижу различия, но всюду исоответствия. Планета ваша невелика, и ей под стать ее обитатели; у вас малочувств, а у вашей материи свойств; такими вас создало провидение. Вызанимались исследованием вашего солнца? Какого оно цвета? - Белое, но с желтоватым оттенком, - ответил сатурнианец. - Когда же мыразложили солнечный луч, оказалось, что он состоит из семи цветов. - Наше солнце ближе к красному, - сказал пришглец с Сириуса, - и у настридцать девять основных цветов. Надо сказать, все солнца, к которым яблизко подлетал, так же отличны друг от друга, как не похожи лица обитателейСатурна. Задав множество подобных вопросов, Микромегас осведомился, сколькопринципиально отличных сущностей насчитывается на Сатурне, и узнал, что ихболее тридцати: Бог, пространство, материя, протяженные существа, наделенныеспособностью ощущения, протяженные существа, наделенные способностьюощущения и мышления, существа мыслящие, но не протяженные, субстанциипроницаемые, субстанции непроницаемые и прочая. Житель Сириуса совершеннопотряс сатурнианского философа, когда сказал, что на его планете таксовыхсущностей насчитывают триста и что, путешествуя" он открыл еще три тысячи оных. Они вели подобные беседы в течениеполного оборота солнца, сообщив дрУг другу то немногое, что знали, и многоеиз того, чего не знали, и в конце концов порешили совершить вдвоем небольшоефилософическое путешествие.
Предыдущая статья:Откройся, о, дверь! Следующая статья:Глава третья. ПУТЕШЕСТВИЕ ОБИТАТЕЛЯ СИРИУСА И ОБИТАТЕЛЯ САТУРНА
page speed (0.0358 sec, direct)