Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Политика

Банки — машины по «стирке» «грязных» денег  Просмотрен 129

 

 

Принципы организации банковской «стирки»

 

Ключевой особенностью «грязных» денег является то, что это — наличные деньги в виде бумажных денежных знаков. «Отмывание» «грязных» денег осуществляется как с участием банков, так и без их участия.

Второй вариант предполагает, например, приобретение за наличные домов и других объектов недвижимости. Однако не во всех странах закон разрешает такие сделки. «Отмывка» денег через недвижимость практикуется преимущественно в странах, находящихся за пределами зоны обитания «золотого миллиарда».

Довольно широко для «отмывки» денег используется рынок золота. Значительные обороты торговли этим металлом осуществляются на «теневых» рынках. Приобретенное на таких рынках золото затем реализуется через подконтрольные мафии предприятия по добыче и аффинажу золота на «белом» рынке золота.

В ряде стран большое распространение получили анонимные финансовые инструменты — акции и облигации «на предъявителя». «Грязные» деньги могут использоваться для покупки таких бумаг с последующей их продажей и накоплением полученных денег на банковских счетах.

Вариант «отмывания» с участием банков является более распространенным, особенно когда речь идет о крупных суммах, измеряемых десятками миллионов долларов. В первую очередь, к банкам и другим финансовым институтам за услугой «отмывания» обращаются оптовые торговцы наркотиками. Согласно данным доклада УНП ООН, из общего оборота «грязных» денег, получаемых от всех форм трансграничной организованной преступности, не менее 70 % «отмывается» через финансовые институты [72]. Кроме банков эту функцию могут выполнять страховые компании, различные инвестиционные фонды, включая даже «благотворительные» фонды, которые получили большое распространение в США.

В данной работе мы не собираемся подробно описывать различные технологии «отмывания» денег банками. Отметим лишь некоторые особенности этого процесса.

Во-первых, часто «отмывание» бывает многоступенчатым, деньги проходят через цепочку, состоящую из несколько банков и иных финансовых институтов. Многоступенчатость гарантирует абсолютную «белизну» денег на выходе, хотя, конечно, такая схема сопряжена с дополнительными издержками. Считается, что полную гарантию может дать лишь такая схема «отмывки», которая предусматривает трансграничные операции с деньгами.

Во-вторых, прежде чем попасть в «стиральную машину» финансово-банковского сектора деньги обычно проходят предварительную «очистку» в различных небольших коммерческих учреждениях. Это рестораны, казино, увеселительные центры, гостиницы, кинозалы и другие заведения, бизнес которых связан с наличными деньгами. В основном это учреждения, оказывающие разные «услуги»; фальсификация и имитация купли-продажи услуг намного проще, чем фальсификация и имитация купли-продажи товаров. Наличные деньги зачисляются на банковские счета коммерческих «отмывочных» организаций. В некоторых случаях банк оказывается на конце цепочки последовательного «отмывания», в которой участвует несколько компаний-однодневок. Каждая из таких компаний создается лишь для того, чтобы принять деньги и передать их следующему звену цепочки.

В-третьих, заведение в банковскую систему «грязных» денег осуществляется преимущественно в странах, которые не относятся к группе экономических развитых государств. На последующих этапах деньги попадают в банковскую систему Запада, а затем инвестируются в «белую» экономику. Во многих схемах «отмывки» важную роль играют банки и фирмы, находящиеся в оффшорных зонах, где, как известно, не только обеспечивается уход от уплаты налогов, но также полная конфиденциальность операций. Оффшорные структуры часто выступают посредническим звеном между западными банками и банками периферии мировой финансовой системы.

Для реализации указанной схемы ведущие банки Запада создают широкую транснациональную сеть своих учреждений — филиалов, дочерних и внучатых структур в таких регионах мира, как Центральная и Южная Америка, Западная Африка, Юго-Восточная Азия, Россия и другие государства бывшего социалистического лагеря. В литературе по транснациональным банкам (ТНБ) совершенно правильно говорится, что эти гиганты осуществляют свою экспансию в мире для завоевания кредитных и денежных рынков других стран. Но, к сожалению, почти никогда не упоминается такой мотив, как «отмывание» грязных денег. Понимая эту сторону стратегии и тактики ТНБ, можно понять, почему в странах периферии мирового капитализма не удается наладить эффективный банковский и финансовый контроль. Такой контроль противоречит интересам мировых банков и наркомафии.

М. Гленни в своей книге «Теневые владыки» приводит примеры того, как организован контроль за движением «грязных» денег в отделении американского Ситибанк в небольшом государстве Дубае. Фактически там лишь создается видимость контроля. От больших денег банк никогда не отказывается. Автор книги, в частности, приводит рассказ преуспевающего предпринимателя Ранко Лукича (сербского происхождения), действующего преимущественно в «сером» секторе экономики. Когда Лукач впервые прибыл в Дубай и перевел 3 тысячи долларов своему дубайскому адвокату из местного отделения Ситибанк, то вскоре был изрядно потрясен. Предоставим слово Лукачу: «Мне звонит какой-то агрессивный тип и спрашивает: «Какова цель этого денежного перевода?» Я говорю ему: это не ваше дело, это касается только меня и моего адвоката. Я был страшно изумлен: мне пришлось заполнить какую-то анкету, и только потом они перевели эти паршивые три штуки! Правда, «Ситибанк» — это американская компания.

Когда мне надо было отправить в банк в Эмиратах два перевода по 2 млн. евро, чтобы купить недвижимость вдоль проспекта Шейха Зайида, мне позвонили из банка и сказали: «Сообщите, пожалуйста, каково происхождение этих денег?» Я им отвечаю: это прибыли от моих табачных плантаций в Зимбабве! Они говорят «о'кей» и больше никаких вопросов не задают. Дело сделано! С чего им тут интересоваться, откуда я беру деньги? Будут задавать слишком много вопросов — ничего здесь не продадут!» [73].

 

Частный бэнкинг — услуга для бандитов

 

Для «отмывания» «грязных» денег в 90-е гг. прошлого столетия в крупных западных банках стали создаваться специальные подразделения, оказывающие услуги private banking — частный бэнкинг (ЧБ). Услуги ЧБ предназначены для очень богатых клиентов, которые готовы размещать в банке суммы от миллиона долларов. В первую очередь такие услуги привлекательны для клиентов с «грязными» деньгами. Подразделения ЧБ получают деньги с клиентов за управление их счетами и предоставление специальных услуг, которые выходят за рамки обычных. Они включают советы по инвестициям, недвижимости, налогам, оффшорным счетам, разработку сложных схем по «заметанию следов» перемещения денег. Подразделения ЧБ обычно предлагают клиентам кодовые имена для счетов, концентрированные счета (сливающие деньги банка с деньгами клиента), которые маскируют движение денег клиента и оффшорные частные инвестиционные компании (ЧИК), расположенные в странах со строгими законами о банковской тайне. В течение нескольких лет банковским и иным надзорным органам стран Запада удалось навести некоторый порядок в операциях ЧБ на территории США, Западной Европы, других экономически развитых стран. А вот на периферии мирового капитализма подразделения ЧБ по-прежнему остаются «дырой», через которую в мировую банковскую систему вливаются миллиарды «грязных» денег.

Кроме ЧБ, осуществляемого в филиалах и дочерних структурах ТНБ используется также «отмывание» «грязных» денег через систему «корреспондентских счетов» (КС). Такие счета позволяют заморским банкам вести дела и обслуживать своих клиентов — включая торговцев наркотиками и других организованных преступников — в местах, например, в США, где у них нет отделений и филиалов. Банк, зарегистрированный за границей и не находящийся в США, привлекает богатых преступников, желающих отмывать деньги в США. Не подвергаясь контролю в США и избегая высоких расходов на филиалы, банк открывает корреспондентский счет в одном из банков США. Таким образом, заграничные банки (называемые респондентами) и их клиенты-преступники получают многие или все виды услуг, предоставляемые большими банками США (называемыми банками-корреспондентами). В 2001 году скандальная история с массовым переводом «грязных» денег через корсчета ведущих американских банков стала предметом обсуждения в верхней палате Конгресса США. Пресса писала: «По данным сенаторов, в последние годы 12 оффшорных банков перевели через корсчета в американских банках миллиарды долларов.

Среди банков, в которых, по мнению сенаторов, «отсутствует адекватная система контроля за отмыванием денег», были названы четыре из шести крупнейших банков страны: Citibank, JP Morgan Chase, Bank of America и First Union. Нынешние слушания будут посвящены практике ведения корреспондентских счетов и борьбе с отмыванием грязных денег, проходящих через банки США. Для Citibank слушания имеют особое значение в свете выявленных в последнее время подозрительных случаев в этом банке. Ни один другой банк мира не имеет столь широкой сети представительств. Руководители Citibank, а также некоторые аналитики говорят, что масштабная международная деятельность банка создает ему дополнительные проблемы в борьбе с нечистоплотными клиентами» [74].

 

«Отмывание» через корреспондентские счета

 

Комментируя участие американских банков в «отмывании» денег через корреспондентские счета, Джеймс Петрас писал: «Многие крупнейшие банки Европы и США в финансовых центрах служат корреспондентами для тысяч других банков. Большинство оффшорных банков, отмывающих миллиарды для клиентов-преступников, имеют счета в США. Некоторые из крупнейших банков, специализирующиеся в международном переводе денег (центральные денежные банки), переводят до триллиона безналичных долларов в день. В июне 1999 года пять крупнейших корреспондентских банковских холдингов в США держали на балансе свыше 17 миллиардов долларов, общая сумма корреспондентских балансов 75 крупнейших КБ США составляла 34,9 миллиарда долларов. Для преступников-миллиардеров корреспондентские банки важны тем, что они предоставляют доступ к международной системе перевода денег — это упрощает быстрый перевод денег через границы и внутри стран. По последним оценкам (1998 года) — в 60 оффшорных зонах по всему миру зарегистрировано около 4000 оффшорных банков, которые контролируют приблизительно 5 триллионов долларов [75].

Тот же Джеймс Петрас в 2011 году по истечении десяти лет после цитировавшейся выше публикации признает, что ситуация с отмыванием грязных наркоденег банками Уолл-стрит стала еще более катастрофической: «Практически каждый крупный банк США за последние 10 лет оказался задействован в отмывании сотен миллиардов долларов наркоприбылей… Наркоприбыли… обеспечиваются и охраняются способностью картелей отмывать и переводить на счета миллиарды долларов, используя для этого американскую банковскую систему. Масштабы и охват сотрудничества американских банков с наркоторговцами оставляют позади любой другой вид деятельности банковской системы… Любой крупный банк в США являлся крупным финансовым партнером преступных наркокартелей — Bank of America, Citibank, JP Morgan, а также иностранные банки, работающие в Нью-Йорке, Майами, Лос-Анджелесе и в Лондоне» [76].

 

 

Отмывание «грязных» денег банками: самые громкие скандалы

 

Бэнк оф Бостон и другие. На связь банкиров и наркомафии указали результаты расследования специальной рабочей группы, созданной в США в 1982 г. под руководством Дж. Буша, в то время вице-президента. Эта группа вскрыла связь сорока банков США с наркодельцами «Медельинского картеля». Начатые расследования тогда не привели к шумным разоблачениям. Был оштрафован только один крупный банк — «Бэнк оф Бостон».

City Bank. Этот банк — в отдельные годы крупнейший на Уолл-стрит (по активам, оборотам, рыночной капитализации, прибыли) — особенно часто фигурирует в разных скандалах, связанных с «отмыванием» денег. В начале прошлого десятилетия профессор социологии Бинхамтонского университета (Binghamton University) Джеймс Петрас в «Ла Джорнада» рассказал о некоторых «отмывочных» проделках Ситибэнк. Они базируются на использовании подразделений частного банкинга (ЧБ), о чем мы говорили выше: «Например, в случае Рауля Салинаса (брат президента Мексики. — В.К.) отдел ЧБ в Ситибэнк помог ему перевести 90-100 миллионов долларов из Мексики способом, успешно маскирующим источник и пункт прибытия денег, оборвав их след. Как обычно, Ситибэнк организовал подставную оффшорную компанию, дал Салинасу секретный код, обеспечил псевдоним для того, кто положил деньги на счет в Сити-бэнк в Мексике и перевел деньги на концентрированный счет в Нью-Йорке, откуда их затем перевели в Швейцарию и Лондон. Частные инвестиционные компании (ЧИК) придуманы большими банками для хранения и укрывания чьих-нибудь богатств. Номинальные руководители, вкладчики и держатели акций этих подставных корпораций сами — подставные корпорации, контролируемые отделами ЧБ. ЧИК становится держателем различных банковских счетов и инвестиций и сведения об истинных владельцах похоронены глубоко где-нибудь на Каймановых островах. Отделы ЧБ больших банков, как Ситибанк держат наготове ЧИК для тех клиентов, которым они понадобятся. Система работает по принципу матрешки, одна компания внутри другой, другая внутри третьей, а концы недоступны для закона. Соучастие государства в отмывании денег большими банками очевидно, если вспомнить историю. Отмывание денег большими банками расследовалось, проверялось, критиковалось и преследовалось по закону, у банков есть инструкции, которым они обязаны подчиняться. Однако банки вроде Ситибэнк игнорируют инструкции и законы, и правительство не обращает на это внимания. За последние 20 лет отмывание большими банками преступных и украденных денег росло в геометрической прогрессии, превышая по масштабам и прибыльности законные операции. Эксперты оценивают прибыльность ЧБ в 2025 % годовых. Расследования конгресса показали, что Ситибэнк предоставлял «услуги» четырем политикам-мошенникам, переведя 380 миллионов долларов: Рауль Салинас — 80-100 миллионов долларов, Азиф Али Зардари (муж бывшей премьер-министра Пакистана) — свыше 40 миллионов долларов, Аль Хадж Омар Бонго (диктатор Габона с 1967 года) — свыше 130 миллионов долларов, Абача (сын генерала Абача, бывшего диктатора Нигерии) — свыше 110 миллионов долларов. Во всех этих случаях Ситибэнк нарушал свои собственные правила и государственные инструкции — не проверял сведения о клиенте, не определял источники денег, не сверялся с законами страны, откуда пришли деньги. Напротив, банк облегчал перевод денег — основал подставные компании, предоставил секретные имена, провел деньги через концентрированные счета и вложил их в законный бизнес или ценные бумаги в США, и т. д. Ни в одном из этих случаев — или в тысячах подобных, банк не проявил «должного усердия» (согласно которому отделы ЧБ по закону обязаны гарантировать, что они не способствуют отмыванию денег). Даже после ареста их клиентов Ситибэнк продолжал обслуживать их, включая перевод денег на секретные счета и предоставление займов» [77].

Банк Wachovia. Этот американский банк Wachovia (в русской транскрипции — «Ваковия», или «Вачовия») на сегодняшний день является рекордсменом по объемам «отмытых» денег наркомафии. В результате 22-месячного расследования, проведенного Агентством по борьбе с наркотиками США, выяснилось, что в период 2004–2007 гг. через указанный банк было пропущено 378,4 млрд. долл, наркоденег (в расчете на год получается почти по 100 млрд. долл.). Клиентами банка были мексиканские наркокартели. Комментируя историю отмывания денег банком Ваковия, бывший руководитель УНП ООН Антонио Коста обратил внимание, что отмывание осуществлялось через филиальную сеть в Мексике: «Случай с «Ваковией» показал очень ясно, что люди не обязательно шли в филиал банка где-нибудь в Нью-Йорке с полными портфелями наличных денег. Нет, депозит был сделан в Мексике или в некоторых центральноамериканских странах, а затем пошел по своему пути к банку «Ваковия» в США» [78].

Банк BCCI.

Сегодня мало уже кто помнит банк с названием BCCI (Bank of Credit and Commerce International). В 1980-е годы BCCI входил в список десяти крупнейших банков мира. В 1988 году банк имел 417 отделений в 73 странах мира (в том числе 45 отделений в Великобритании). История банка — хрестоматийный пример формирования тесного альянса ростовщиков (банков), наркобизнеса, международных террористов и спецслужб. Банк BCCI был основан в 1972 году пакистанским (по другим данным, индийским) бизнесменом по имени Ага Хасан Абеди — агентом ЦРУ. Банк связан с Усамой Вин Ладеном, «Аль Каидой», занимался финансированием терроризма за счет доходов от наркобизнеса. На протяжении 70-х и 80-х годов прошлого столетия против банка Абеди накапливалось все больше фактов, доказывавших его вовлеченность в операции с наркотиками и отмыванием «грязных» денег. Начальным пунктом расследования явилось отделение BCCI в Тампе (США), через которое было отмыто в общей сложности 34 млн. долл, наркоденег, поступавших от розничных торговцев кокаина из Лос-Анджелеса, Майами и Нью-Йорка. Кокаин доставлялся в указанные города из Колумбии от Медельинского картеля. Наркоденьги, вливавшиеся в отделение банка в Тампе, были верхней частью айсберга. Вскоре выяснилось, что отделение BCCI в Майами занималось точно такими же операциями по «отмыванию» денег наркокартеля. Оттуда деньги на частных самолетах перевозились в Панаму и на Каймановы острова. Далее они в виде телеграфных переводов поступали в отделение банка в Люксембурге. А уже оттуда под видом «кристально чистых» денег рассылались во все точки мира на банковские счета BCCI главарей и подручных наркокартеля. Между прочим, и в Колумбию, в которой банк открыл семь отделений, в том числе пять в Медельине.

Лишь в начале 1990-х гг., когда количество улик достигло критической массы, начались активные проверки банка в США, Великобритании, других странах. Расследование, проведенное Конгрессом США в 1991 году, показало, что BCCI активно участвовал в контрабанде оружия (афера ЦРУ «Иран-конрас»), финансировании террористических группировок, отмывании наркодолларов, а также финансировал афганских моджахедов и создание ядерного оружия Пакистаном. В том же 1991 году банк был закрыт, однако никаких громких процессов в связи с «отмыванием» денег и финансированием терроризма не проводилось, поскольку в аферах были замешаны американские и британские спецслужбы [79].

Банки HSBC и Standard Chartered. Среди банков, активно сотрудничающих с наркомафией, много организаций, которые относятся не к Уолл-стрит, а формально (по месту расположения головного офиса и регистрации) являются европейскими. В этом списке такие звучные имена, как Royal Bank of Scotland, Barclays Private Bank (дочерний банк Barclays), Coutts & Co., HSBS. Банк Coutts & Со., между прочим, обслуживает английскую элиту и Ее Величество Королеву. После нескольких предупреждений Служба финансового надзора вынуждена была оштрафовать этот элитный банк на 8,75 млн. ф. ст. за нарушение кодекса о борьбе с отмыванием денег.

Самым крупным из названных банков является HSBC (Hong Kong and Shanghai Bank Corporation), который no многим показателям не уступает таким гигантам Уоллстрит, как «Ситибэнк» или «Джи-Пи Морган». Летом 2012 года мировые СМИ сообщили о том, что в сенате США подкомитетом по расследованию финансовых нарушений был обнародован отчет об участии банка HSBC в отмывании «грязных» денег. Согласно докладу, одним из крупнейших банков пользуются мексиканские наркоторговцы. Следователи также зафиксировали подозрительные средства из Сирии, Каймановых островов, Ирана и Саудовской Аравии. Расследование, которое длилось год, изучило тысячи документов и опросило десятки работников банка. Британская газета «Дейли телеграф» приводит данные, согласно которым только в 2007–2008 годах через представительства британского банка в Мексике в банки США были переведены 7 млрд, долларов. Существуют доказательства того, что банк занимался «отмыванием» денег, по крайней мере, последние семь лет [80].

В HSBC сообщили, что начали проверку по факту отчета. Банк обещает исправить те недостатки системы, которые позволили помочь международным уголовным и террористическим группировкам.

Кроме HSBC власти США провели ряд расследований в отношении других именитых европейских банков. Агентство AFP сообщило, что американские власти обвинили несколько крупных европейских банков в незаконных сделках со странами, которые находятся под санкциями. Под подозрение попал, в частности, британский банк Standard Chartered. Для того чтобы не быть исключенным из нью-йоркской биржи, этот банк в середине августа 2012 г. согласился выплатить штраф в размере 340 млн. долларов [81].

Baltic International Bank. Мы неоднократно говорили, что первичными «фильтрами» грязных денег являются банки, действующие на периферии мировой финансовой системы. В качестве примера можно привести действующий в Латвии Baltic International Bank (принадлежащий бывшему гражданину СССР Белоконю). Имя этого банка всплыло в процессе расследования операций американского банковского гиганта Ваковия. Латвийский банк был транзитным пунктом, на который деньги поступали от четырех зарегистрированных в Новой Зеландии компаний — Keronol,Melide, Dorio и Tormex. Указанные компании занимались первичной «очисткой» денег, которые туда поступали от мексиканских наркокартелей. Фирмы попали в поле зрения правоохранительных органов в ходе расследования операций американского банка Ваковия. Через счет только одной фирмы Tormex в Baltic International Bank с 2007 года по осень 2008 года в целом было переведено 680 миллионов долл. В Латвии платежи были перечислены разным фирмам с банковскими счетами в еще нескольких банках: Hansabanka, Aizkraukles Banka, Baltic Trust Bank, Rietumu Banka, Parex Banka, Trasta Komercbanka. Платежи делались как разным офшорам или так называемым фирмам-призракам по всему миру, так и реально существующим в Европе, США, на Ближнем и Дальнем Востоке компаниям. Большая часть сделок, на основании которых средства переводились со счета Tormex в Baltic International Bank, оказались фиктивными. Кстати, из латвийского банка 40 млн. долл, отмытых денег поступило на счет лондонского отделения банка «Ваковия» [82].

JP Morgan и Bank of America. На момент написания данного материала самая последняя информация об участии банков мирового калибра в отмывании денег была опубликована в середине сентября 2012 г. газетой The New York Times со ссылкой на авторитетные источники.

Были названы банки JP Morgan и Bank of America. Сообщается, что в отношении их проводится расследование в связи с подозрениями в отмывании денег и возможном финансировании наркоторговли и террористической деятельности. Как отмечает газета, расследование, которое в настоящее время проводят федеральные и местные власти, является одним из самых крупных в США за многие десятилетия. Оно уже близко к завершению [83].

 

3.5. ИНВЕСТИЦИИ НАРКОМАФИИ, ИЛИ НАРКОБАНКОВСКИЙ «МУЛЬТИПЛИКАТОР»

 

 

Банки в погоне за нарконаличностью

 

Комиссионные за разные виды услуг по «отмыванию» денег наркомафии — важный, но не единственный мотив сотрудничества банков с наркомафией. Банки проявляют особый интерес к тому, чтобы деньги наркомафии размещались на депозитных счетах. Желательно, чтобы они имели максимально «чистый» вид.

Следует иметь в виду, что рентабельность банковских операций не меньше, а может быть, больше, чем у самых «крутых» наркодельцов. Дело в том, что банки могут делать деньги «из воздуха». Банки имеют право выдавать кредиты в виде безналичных денег, причем безналичные деньги рождаются в момент выдачи кредита. Фактически банки занимаются фальшивомонетничеством в особо крупных размерах.

Не буду подробно говорить об этой страшной тайне банковского дела. О ней я достаточно подробно рассказал в своей книге «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном» (М.: НИИ школьных технологий, 2011). В принципе об этом можно почитать и в любом учебнике по деньгам и банкам: там этот механизм создания новых денег называется «мультипликатором»: «денежным» или «депозитно-кредитным». Только, как правило, внимание читателя не акцентируется на криминальножульническом характере данной операции.

В наше время делание банками денег «из воздуха» несколько ограничено государством в виде правил «обязательного резервирования» (чтобы этой мерой хоть в какой-то мере предотвращать банкротства банков). Не буду сильно утомлять читателя деталями. Скажу коротко: чтобы сделать очередную партию безналичных кредитных денег банку надо иметь некоторое количество наличных денег. Именно наличные (бумажные) деньги во всех странах являются законным платежным средством (в отличие от безналичных денег), и окончательно денежные обязательства перед клиентами банк может «закрывать» только наличными деньгами. В том числе за счет резерва наличных банк выплачивает клиентам проценты по депозитам. Из правил «обязательного резервирования» вытекает, что, если клиент банка кладет на депозит 1 доллар наличных денег, то банк может создать 10 долларов безналичных долларов в виде кредитов. А затем «стричь» с получателей кредитов проценты (пример условный; в разных странах и для разных видов кредитов указанная пропорция может быть не 1:10, а несколько иной).

Ахиллесовой пятой любого банка является дефицит наличных денег. Чем больше на депозитах размещается наличных денег, тем больше у банков возможностей заниматься «денежной алхимией» — создавать безналичные кредитные деньги и получать ростовщические проценты. Депозитно-кредитные операции банка напоминают процесс выстраивания финансовой пирамиды.

Количество наличных денег в общей денежной массе в любой стране меньше, чем объем безналичных (депозитных) денег. Скажем, в большинстве стран Запада на долю наличных денег приходится примерно 10 % всей денежной массы. В развивающихся странах — 1520 %. В России до недавнего времени — около 30 %, а сейчас примерно 25 %. Речь идет лишь о деньгах, которые эмитированы внутри страны. Скажем, применительно к России это рубли.

Но во многих странах большое распространение имеют также наличные деньги в виде купюр иностранных валют (доллары, евро, фунты стерлингов). С учетом иностранных валют объем наличных денег в экономике существенно больше. Например, в России на сегодняшний день наличная денежная масса иностранных валют сопоставима с рублевой наличной денежной массой (при сопоставлении по официальному курсу центрального банка).

Существуют определенные закономерности. Например, чем выше доля наличных денег в общей денежной массе, тем выше степень развития «теневой» экономики. И это понятно: «теневая» экономика обслуживается преимущественно наличными деньгами. А «черная» (криминальная) экономика (куда относится торговля наркотиками) функционирует исключительно за счет наличных денег.

Размещение на депозитных счетах наличных денег наркомафии — настоящий подарок банкам. При таком размещении начинает работать упомянутый выше механизм «мультипликатора». Об этом наркобанковском «мультипликаторе» пишут серьезные эксперты по организованной преступности. Например, Майкл Рупперт (Michael С. Ruppert), бывший полицейский, занимавшийся борьбой с наркотиками в Лос-Анджелесе. Последние двадцать лет он занимается разоблачениями наркомафии, в том числе ее связями с банковским и финансовым миром. В своем бестселлере «Переходя Рубикон» (Crossing the Rubicon) М. Рупперт прямо утверждает, что деньги, вырученные от продажи наркотиков, «являются неотъемлемой и очень важной частью мировой банковской и финансовой систем». За счет этих денег банки выстраивают разного рода финансовые пирамиды, надувают инвестиционные «мыльные пузыри» [84].

А вот мнение Кэтрин Фиттс (Catherine Austin Fitts), помощника министра жилищного строительства США и бывшего управляющего банка Dillon Read, указывает, что умноженное воздействие на прибыль (с шестикратным коэффициентом) от 700 миллиардов «отмытых» денег позволяет ежегодно получать до 4,2 триллионов долларов, участвующих в трансакциях с деньгами, полученными от торговли наркотиками [85]. Когда эта дама выступала на конференции в Филадельфии с докладом о том, как наркоденьги работают в американской банковской и финансовой системе, ей задали вопрос: «Что случилось бы с Америкой, если бы она отказалась от принятия и отмывки наркоденег?» Ответ был лаконичным: «Обвал американского финансового рынка» [86].

Депозиты наркобизнеса — не просто подарок банкам. Прежде всего, это хорошие проценты, начисляемые на размещенные суммы. Кроме того, находящиеся в «белом» секторе экономики компании, подконтрольные наркомафии, получают от этих же самых банков льготные или даже беспроцентные кредиты. Иногда эти кредиты вообще не возвращаются. Возможны и другие формы вознаграждения — например, предоставление представителям наркомафии мест в правлениях и советах директоров банков.

Особенно острая потребность в наличных деньгах возникает у банков во время кризисов, когда они теряют способность покрывать свои обычные (текущие) обязательства, не говоря уже об угрозе набега вкладчиков (банковские паники). Многие эксперты по наркобизнесу и финансовые аналитики обратили внимание на то, что во время последнего финансового кризиса наркомафия очень активно спасала некоторые крупные и крупнейшие банки. По данным бывшего директора Управления ООН по наркотикам и преступности Антонио Коста, в период кризиса в 2008–2009 гг.

наркодельцами в мировую банковскую систему было вброшено 352 млрд, долл., за счет которого было осуществлено межбанковское кредитование, измеряемое астрономическими суммами. Произошло еще более тесное сращивание банков и наркомафии. В ряде случаев наркомафия усилила свое присутствие в капиталах и советах директоров крупнейших банков.

 

Наркоинвестиционный «мультипликатор»

 

Наркоденьги, прошедшие минимальную «обработку» размещаются не только на банковских депозитах, но также инвестируются в различные ценные бумаги («финансовые инструменты»). Наркодельцы могут осуществлять такие инвестиции самостоятельно. Но часто они делают это через те же банки, которые кредитные операции нередко совмещают с инвестиционными. Наркоденьги позволяют проводить дерзкие операции по «надуванию пузырей» на фондовых рынках. Принцип очень простой: с помощью наркоденег удается быстро «накачать» прибыли любой компании, котирующейся на рынке. При этом капитализация такой компании (рыночная стоимость ее акций) взлетает до небес. Акции продаются по максимальной цене, получается спекулятивная прибыль, она делится между банкиром-спекулянтом и наркодельцом, предоставившим свои деньги. Такую схему можно назвать наркоинвестиционным «мультипликатором».

Даниэль Эстулин следующим образом описывает эту махинацию: «Все компании, торгующие на рынке ценных бумаг, имеют рыночную стоимость, базирующуюся на чистой ежегодной прибыли. Акции этих компаний представляют собой равные доли собственности этих компаний. Известный также как «соотношение цены к заработку», эффект умноженного воздействия на прибыль зачастую достигает коэффициента равного тридцати пунктам. Большинство финансовых аналитиков считают, что нормальное соотношение цены к заработку составляет примерно пятнадцать пунктов, имея максимум в тридцать пунктов к одному. Следовательно, если воспользоваться этой закономерностью как строгим математическим выражением, то, прибавляя лишь один доллар к чистой прибыли компании, подсчитываемой в конце каждого года, рыночная стоимость этой компании к концу года увеличится на 30 долларов… Что это означает в реальном мире?

Что, если бы такие компании, как Chase Manhattan Bank, Citibank, General Electric или Brown Brothers Harriman получили лишние 10 миллионов долларов чистой прибыли при помощи денег, полученных от торговли наркотиками, то это вызвало бы увеличение их рыночной стоимости на 300 миллионов долларов. Но до того как они могут включить эти деньги в свою ежегодную прибыль, необходимо что-то сделать с наличными деньгами, полученными незаконным путём» [87].

Инвестиционные банки и фонды, которые занимаются инвестированием криминальных денег в ценные бумаги на фондовом рынке, всячески стараются камуфлировать факт своего «сотрудничества» с мафией. Но, тем не менее, периодически происходят «утечки» информации, раскрывающие союз фондовых биржевиков и банков с наркобизнесом. Вот что пишет испанский исследователь криминального бизнеса Мигель ро о связях ростовщиков с колумбийской наркомафией; «В июле 1999 года Ричард Грассо, президент Нью-Йоркской биржи, больше известной как Уолл-стрит, встретился посреди колумбийской сельвы с одним из руководителей FARC (полувоенная группировка под названием «Революционные вооруженные силы Колумбии», которая под прикрытием революционных лозунгов занимается торговлей наркотиками — В.К.), Раулем Рейесом, отвечавшим за финансирование повстанческой армии. Сопровождал Грассо, помимо начальника службы безопасности биржи Джеймса Эспозито и его вице-президента по связям с общественностью Алана Ив Морвана, министр экономики Колумбии Хуан Ками-ло Растрепо, выполнявший функции переводчика. Назвав лидеров повстанцев «необыкновенными людьми», он сообщил журналистам, что обсуждал с ними «обмен капиталами». Грассо был очень доволен проведенными им переговорами, поскольку «мы должны проявлять агрессивность в поисках новых рынков и возможностей». О Рейсере он сказал, что, «несмотря на полевую униформу и винтовку М-16 на плече, он достаточно хорошо разбирается в инвестициях и рынках капиталов и сознает необходимость привлечения иностранных капиталов в Колумбию». Завершая пресс-конференцию, Грассо сказал, что пригласил командующего Революционными вооруженными силами Колумбии Мануэля Ма-руланду по прозвищу «Меткий Выстрел», а также других лидеров организации посетить нью-йоркскую биржу и посмотреть, как заключаются крупные сделки. Другими словами, президент нью-йоркской биржи, опираясь на поддержку Государственного департамента США, лично предложил лидерам FARC инвестировать свои наркодоллары на нью-йоркской бирже. И нужно помнить о том, что Грассо, простой служащий, никогда не отважился бы на подобную встречу без согласия своих «шефов» — мировой финансовой олигархии» [88]

Известный американский политический деятель оппозиционного направления Линдон Ларуш в издаваемом им журнале Executive Intelligence Review много раз повторял и продолжает повторять очень простую истину: фондовый рынок и индексы Доу-Джонса в значительной степени поддерживаются наркодолларами, притекающими из Колумбии и других стран Южной Америки.

«Можно утверждать, — отмечается в журнале, — что финансовые рынки Нью-Йорка и Лондона попали в столь сильную зависимость от наркодолларов, в какую попадают наркоманы в отношении крэка и героина» [89].

Как видим, операции с деньгами наркомафии на фондовом рынке могут обеспечивать даже более высокий «мультипликационный» эффект, чем размещение на банковских депозитах.

 

«Инвестиции во власть»,

или Наркокоррупционный «мультипликатор

 

Выше мы показали, что получаемые наркомафией деньги в той или иной степени «отмываются» и размещаются в «белом» секторе экономики — в виде банковских депозитов, инвестиций в различные финансовые инструменты, а также в приобретение недвижимости и земли. Короче говоря, наркоденьги становятся капиталом, обеспечивающим прибыль. Причем прибыль с нормой выше средней, часто откровенно спекулятивную.

Однако значительная часть наркоденег направляется не в коммерческий сектор, а используется для «инвестиций во власть». Это очень серьезная статья расходов. Речь идет о различных коррупционных схемах, обеспечивающих вербовку наркомафией людей во властных структурах. Выше мы говорили о трех иерархических уровнях наркомафии. «Инвестиции во власть» осуществляются на среднем и высшем уровнях.

Второй уровень — уровень оптовой торговли «товаром» — обеспечивает «инвестиции во власть» с целью поддержания сложившихся наркотрафиков. Наркобароны с помощью взяток вербуют чиновников и сотрудников в разных государственных ведомствах и службах для того, чтобы они как минимум не препятствовали операциям наркомафии, а как максимум — оказывали содействие. Такими ведомствами и службами являются, прежде всего: полиция, таможня, агентства по борьбе с наркотиками, прокуратура и суды, спецслужбы (разведка и контрразведка).

В качестве примера можно привести Мексику, где сегодня действуют десятки наркокартелей. По данным экспертов, руководители наркокартелей завербовали на уровнях национального правительства, властей штатов, муниципалитетов тысячи чиновников и сотрудников [90]. Эффективность вербовочной работы в Мексике с помощью взяток повышается благодаря тому, что чиновников, отказывающихся «сотрудничать» с наркомафией, просто убивают [91].

Впрочем, даже в странах Запада чиновники и сотрудники государственных организаций достаточно охотно идут на «сотрудничество» с наркодельцами, ибо взятки бывают несравнимо больше государственных жалований. Специалист по организованной преступности М. Глени отмечает: «…наркоторговцы располагают достаточными денежными средствами, чтобы брать на содержание чиновников даже в странах с таким низким уровнем коррупции, как в Скандинавии. В большинстве стран вся совокупность ресурсов наркоторговцев оценивается в миллиарды долларов, тогда как полиция располагает лишь десятками или сотнями миллионов» [92].

Важной особенностью «инвестиций во власть» на втором уровне является то, что они осуществляются преимущественно с помощью «грязных» денег. Напомним, что по оценкам Управления ООН по наркотикам и преступности, относящимся к торговле кокаином, оптовые торговцы «отмывают» примерно 92 % своих валовых доходов, a 8 % оставляют «грязными». «Грязная» валюта нужна для покупки своих людей во власти.

На третьем, высшем уровне наркомафия, осуществляя «инвестиции во власть», преследуют такие цели, как: а) создание условий для бесперебойного функционирования уже сложившихся наркотрафиков, б) обеспечение беспрепятственной «отмывки» «грязных» денег, в) укрепление позиций наркомафии в «белом» сегменте экономики; г) создание новых возможностей для развития наркобизнеса. «Объектами инвестиций» выступают: руководители и высокопоставленные чиновники государственных ведомств, правоохранительных органов, спецслужб, полиции, члены парламентов (законодательных палат), видные политики, журналисты и т. п.

На этом уровне «инвестиции» осуществляются преимущественно «очищенными» деньгами. Наиболее ярким примером «инвестиций» в развитие наркобизнеса является «покупка» чиновников в высшем эшелоне власти США для последующего принятия решения о военной оккупации Афганистана. Такое решение было необходимо для того, чтобы создать в Афганистане вторую (а, может быть, и первую) по значению «сырьевую базу» мирового наркобизнеса. «Инвестиции» полностью окупились, т. к. производство опиумного мака и героина в Афганистане за несколько лет увеличилось в десятки раз [93].

Свидетельством того, что «инвестиции во власть», осуществляемые наркомафией, имеют высокую эффективность, служит хотя бы то, что в США банки, уличенные в отмывании миллиардов «грязных» денег не несут почти никакой ответственности. Мы уже говорили о том, что американский банк «Ваковия» был уличен в «отмывании» почти 400 млрд. долл, в период с 2004 по 2007 гг.

А чем все кончилось? Банк был оштрафован всего на 160 млн. долл., а никто из руководителей и сотрудников за решетку не попал [94].

 

Предыдущая статья:Мировая организованная преступность как бизнес Следующая статья:Преступный треугольник: наркомафия — банки — спецслужбы
page speed (0.0224 sec, direct)