Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Политика

Мировая организованная преступность как бизнес  Просмотрен 127

 

 

«Серая» и «черная» экономика

 

Наркобизнес относится к тому сектору экономики, который принято называть «черным» сектором экономики. Это та часть всей экономики страны, в которой деятельность бизнеса сопряжена с нарушением уголовного кодекса и квалифицируется как преступная. Имеется классификация основных видов транснациональной преступности, разработанная ООН. Она включает 17 основных групп:

• отмывание денег;

• терроризм;

• кражи произведений искусства и предметов культуры;

• кража интеллектуальной собственности;

• незаконная торговля оружием;

• угон самолетов;

• морское пиратство;

• захват наземного транспорта;

• мошенничество со страховкой;

• компьютерная преступность;

• экологическая преступность;

• торговля людьми;

• торговля человеческими органами;

• незаконная торговля наркотиками;

• ложное банкротство;

• проникновение в легальный бизнес;

• коррупция и подкуп общественных и партийных деятелей, выборных лиц.

Торговля наркотиками — одна из 17 основных групп. Впрочем, она тесно связана с рядом других видов преступности. Прежде всего, с «отмыванием денег», а также «проникновением в легальный бизнес». Впрочем, в ряде стран представления о преступной деятельности несколько отличаются от классификации ООН. Например, не всегда подкуп общественных и партийных деятелей квалифицируется как уголовное преступление. Как мы ниже покажем, «отмывание» денег (легализация незаконно полученных доходов), хотя и относится к категории уголовных нарушений, однако на деле почти не наказывается как уголовное деяние в силу трудности доказательства злого умысла со стороны лиц, участвующих в таких операциях.

Преступная деятельность может быть неорганизованной и организованной. В первом случае действуют «одиночки» или небольшие временные группы людей, планирующих и реализующих единичные акции (например, разбой и воровство). Организованная преступность использует достаточно разветвленные организации, имеющие свою иерархию, различные службы (включая разведку и контрразведку), выстраивающие связи с властными структурами, участвующие в капиталах компаний «белого» сектора экономики. Речь идет об организованных преступных группировках (ОПГ). Экспертные оценки по Италии относят к полностью организованной преступности такие ее виды, как мошенничество, рэкет, хищение денег через организацию фальсифицированных тендеров и конкурсов, экологическая преступность [54]. Наркобизнес также считается (не только в Италии) на 100 % организованной преступной деятельностью.

Следует также отметить, что организованная преступность может классифицироваться как национальная («внутренняя») и транснациональная. Примерами преимущественно национальной организованной преступности являются игорный бизнес, воровство и разбой, проституция. Правда, в последние десятилетия в условиях глобализации грань между национальными и транснациональными ОПГ становится достаточно условной. Происходит подчинение национальных группировок гигантским транснациональным ОПГ. Что касается наркобизнеса, то он во всех странах без каких-либо оговорок относится к категории транснациональной организованной преступности.

Кроме «черного» сектора экономики есть еще «серая» экономика. К «серому» сектору относится, прежде всего, деятельность, связанная с уклонениями от уплаты налогов. При этом происходит нарушение законов. Большая часть налоговых преступлений не квалифицируется как «уголовные», что и позволяет называть уклонение от уплаты налогов «нелегальной деятельностью», относящейся к «серой» экономике. Имеются и другие виды экономической деятельности, которые можно отнести к «серой» экономике. Например, введение покупателей в заблуждение относительно качества продукции (фальсификация продукции), нарушение экологических стандартов производства, завышение процентных ставок по кредитам, картельные сговоры на рынке и т. п. Но все же налоговые преступления сегодня составляют большую часть всей нелегальной деятельности.

Табл. 1. Относительный уровень валовых доходов от нелегальной деятельности в некоторых экономически развитых странах (% ВВП) [55]

 

«Черный» сектор и «серый» сектор экономики в совокупности составляют «теневую» экономику. Ниже приводим оценки, содержащиеся в докладе ООН о доходах от нелегальной деятельности. Как видно из табл. 1, составленной по данным национальных источников, объем валовых доходов от всех видов нелегальной деятельности в экономически развитых странах составляет несколько процентов валового внутреннего продукта. Из трех рассматриваемых стран наибольший относительный уровень таких доходов был в США. (8 % ВВП в 2000 г.). Правда, оценки делались в разное время с использованием разных методологий, поэтому полной сопоставимости данных по странам нет. 23

Табл.2. Относительный уровень валовых доходов от криминальной деятельности и торговли наркотиками в некоторыхэкономически развитых странах (% ВВП) [56]

 

Наибольший удельный вес «черной экономики» в общих валовых доходах «теневой экономики» был зафиксирован в Германии (56,5 %). В то же время в «теневой экономике» США основные доходы от нелегальной деятельности приходились на доходы, получаемые от уклонения от уплаты налогов.

Данные табл. 2 призваны показать место наркобизнеса в «черной экономике».

Содержащиеся в таблице цифры представляют собой оценки, взятые из национальных источников, сделаны в разные годы и полной сопоставимости не обеспечивают. Наименьшая доля наркобизнеса в валовых доходах «черной экономики» была зафиксирована в Австралии (20 %), наибольшая — в Великобритании (41,7 %). Ниже (в следующем разделе) мы дадим подробную статистику по «черной экономике» Италии. Забегая вперед, скажем, что там доля наркобизнеса была зафиксирована на еще более высоком уровне — 44 % в 2009 г.

 

Транснациональная организованная преступность и ее доходы

 

В приведенной выше таблице (табл. 2) доля наркобизнеса была определена по отношению к доходам всей организованной преступности. Как мы отметили, организованная преступность делится на национальную («внутреннюю») и транснациональную («международную»). В доходах транснациональной организованной преступности (ТНОП) доля наркобизнеса выше, поскольку наркобизнес считается исключительно транснациональной деятельностью. По оценкам международной неправительственной организации Global Financial Integrity, в первом десятилетии нынешнего века в целом по миру наркобизнес по валовым доходам опережал все другие виды транснационального преступного бизнеса [57]. Ниже приводится табл. 3, дающая общее представление о структуре валовых доходов транснациональной организованной преступности в мире.

Из табл. 3 видно, что в первом десятилетии нынешнего века на долю наркобизнеса приходилось примерно половина всех валовых доходов ТНОП в мире. На второе место по этому показателю вышла контрабандная торговля контрафактной продукцией-сравнительно новый вид организованной преступности, который 20–30 лет назад имел очень скромные масштабы и не входил даже в первую десятку видов ТНОП. На все остальные виды ТНОП приходилось лишь 11 % валовых доходов транснационального криминального бизнеса.

В целом, по оценкам Global Financial Integrity, среднегодовые валовые доходы ТНОП составляли около 1,5 % мирового ВВП в период 2000–2009 гг. Следовательно, валовые доходы наркобизнеса в первое десятилетие XXI века находились на уровне 0,75 % мирового ВВП.

Табл. 3. Структура валовых доходов транснациональной организованной преступности (ТНОП) по отдельным видам деятельности в целом по миру в 2000–2009 гг. (среднегодовые усредненные значения) [58]

 

* Доля рассчитана по среднему значению величины валовых доходов соответствующего вида деятельности.

Транснациональная организованная преступность называется так не только потому, что она базируется на трансграничных перемещениях (т. е. контрабанде) различных товаров, но и потому, что при этом она осуществляет трансграничные перемещения денежных ресурсов.

Имеются различные оценки трансграничного нелегального перемещения денег (transnational illicit financial flows). Одна из последних сделана уже упоминавшейся выше организации Global Financial Integrity. Речь идет об исследовании, которое называется «Нелегальные финансовые потоки из развивающихся стран в течение десятилетия до конца 2009 года» («Illicit Financial Flows from Developing Countries Over the Decade Ending 2009») [59]. Данное исследование охватывает лишь часть глобальной картины транснациональных нелегальных финансовых потоков — оно не учитывает финансовые оттоки из экономически развитых стран. Вместе с тем, оно является достаточно глубоким и использует данные последних лет. Согласно исследованию, за десятилетний период 2000–2009 гг. из развивающихся стран нелегально ушло 8,44 трлн. долл.

В исследовании отмечается, что нелегальные финансовые потоки, выходящие за границы стран, порождаются различными видами незаконной деятельности. Среди них: коррупция, наркобизнес, уход от налогов и т. д. Большинство таких преступлений за исключением уклонения от налогов считаются уголовными. Более половины нелегальных финансовых потоков из развивающихся стран (а именно 53,9 %) были обусловлены уклонениями от налогов, вывод денег из страны базировался преимущественно на манипулировании ценами экспортно-импортных операций.

Остальные финансовые потоки представляли собой вывод доходов от криминальной деятельности внутри страны для «отмывки» «грязных» денег в других странах. За десятилетие объем таких финансовых потоков составил около 3,9 трлн, долл., или 390 млрд. долл, в среднем за год.

Ниже приведены данные по отдельным странам, из которых нелегальный финансовый отток имел наибольшие объемы.

Как видно из табл. 4, лидером стран развивающегося мира по нелегальному выводу за границу выступает Китай, на который пришлось почти 1/3 всех трансграничных оттоков. Второе место заняла Мексика, третье — Россия. Между тем разрыв между Мексикой и Россией является почти символическим. Всего на первые десять стран пришлось почти 2/3 всех нелегальных финансовых потоков из развивающихся стран.

Табл.

4.
Нелегальные финансовые потоки из развивающихся стран в период 2000–2009 гг. [60]

 

* Включаются также бывшие социалистические страны.

В целом за десятилетие рост нелегального финансового оттока из стран третьего мира происходил высокими темпами. Среднегодовые темпы прироста составили 14,9 %, причем темпы выше средних были характерны для стран Африки, Ближнего и Среднего Востока, бывших социалистических стран Европы. Прошедший недавно мировой экономический кризис несколько затормозил рост нелегального финансового оттока из развивающихся стран: если в 2008 г. отток был равен 1,55 трлн, долл., то в следующем 2009 году он упал до 903 млрд. долл. Правда, в 2010–2011 гг. нелегальные финансовые оттоки опять стали расти (это подтверждается рядом источников, которые появились уже после выхода доклада GFI).

 

Экономика организованной преступности: пример Италии

 

Цифровые данные, характеризующие деятельность преступного мира в разных странах достаточно обрывочны. На их основании сложно представить себе экономику организованной преступности в целом. Пожалуй, из всех стран наиболее полную картину такой экономики можно получить по Италии. В начале 2010 года там были опубликован доклад об уровне и структуре валовых доходов организованной преступности по отдельным видам криминальной деятельности в 2009 г. В нем также представлена структура затрат организованных преступных группировок (ОПГ) с выведением чистой прибыли организованной преступности Италии за тот же год [61]. Доклад подготовлен предпринимательской ассоциацией SOS Impresa, которая была создана в 1991 году для того, чтобы защищать легальный итальянский бизнес от посягательств криминального мира.

Табл. 5. Общие экономические показатели организованной преступности в Италии в 2009 г.(без налоговых преступлений) [62]

 

Среди экономически развитых стран Италия имеет, пожалуй, самый высокий уровень валовых доходов от криминальной преступности. В США, например, доля валовых доходов организованной преступности (без налоговых преступлений) оценивается в 2 %. Впрочем, специалисты Управления ООН по наркотикам и преступности, а также ряд итальянских экспертов считают, что оценки доклада SOS Impresa являются завышенными.

Можно рассчитать норму прибыли в секторе организованной преступности Италии. Она равна отношению прибыли (78,0 млрд, евро) к расходам (57,2 млрд. евро). В процентах получается 137. Это на порядок более высокий показатель, чем в большинстве отраслей «белой» экономики.

Интересна расшифровка показателя «валовые доходы» по отдельным видам преступной деятельности (табл. 6).

Табл. 6. Валовые доходы организованной преступности Италии по отдельным видам операций, 2009 г. [63]

 

На торговлю наркотиками приходится 44 % валовых доходов организованной преступности Италии. По отношению к ВВП Италии эти доходы составили 3,9 % [64]. Второе-третье места делят такие виды преступной деятельности, как ростовщичество (в Италии оно может рассматриваться как уголовное преступление) и незаконная деятельность в сфере, относящейся к экологии (тайное размещение токсичных отходов и т. п.). «Традиционные» виды организованной преступности — типа воровства и грабежей, игорного бизнеса, проституции — сегодня в общем объеме валовых доходов организованной преступности Италии занимают весьма скромное место. До Второй мировой войны, как отмечается в докладе SOS Impresa и других источниках, торговля наркотиками в Италии относилась к второстепенным источникам доходов организованной преступности.

Табл. 7. Основные виды расходов организованной преступности Италии, 2009 г. [65]

 

Можно расшифровать отдельные статьи расходов организованной преступности. Например, по статье «заработная плата» проходят расходы (млрд, евро):

• на заработную плату руководителей и менеджеров организованных преступных группировок (ОПГ) — 0,60;

• на заработную плату членов ОПГ — 0,45;

• на помощь членам ОПГ, находящимся в заключении — 0,09.

Расходы по статье «логистика» включают расходы (млрд, евро):

• на поддержание явочных квартир и убежищ — 0,1;

• на связь — 0,1;

• на оружие — 0,25.

Среди расходов самой крупной статьей является инвестиции, далее следуют расходы на «отмывку» «грязных» денег и формирование резервных фондов. На указанные три статьи приходится более 90 % всех расходов ОПГ Италии. Инвестиции — это затраты на воспроизводство соответствующего криминального бизнеса. Скажем, если мафиозная группа продала партию оружия, то часть своих валовых доходов она направляет на закупку новой партии оружия. Точно также у наркомафии часть валовой выручки идет на оплату новых партий «товара».

Если сравнить затраты на «отмывку» с валовыми доходами организованной преступности, то получается, что на эту «услугу» итальянские мафиози должны «отстегивать» немалую долю — без малого 15 % своих валовых доходов.

Вероятно, основная часть этих расходов достается банкам. Какая часть валовых доходов и чистой прибыли организованной преступности Италии проходит «отмывку», в докладе не указывается. Можно предполагать, что большая часть чистой прибыли ОПГ проходит «отмывку», поскольку предназначена для размещения в «белом» секторе экономики.

 

3.3. «Грязные» деньги и их «отмывание»

 

 

«Грязные деньги» — финансовый результат организованной преступности

 

Первой из четырех стратегических задач наркомафии мы назвали «отмывание» денег, полученных от реализации наркотиков.

Термин «отмывание» денег (money laundering) впервые был использован в 80-х гг. в США применительно к доходам от наркобизнеса и обозначает процесс преобразования нелегально полученных денег в легальные деньги. Предложено много определений этого понятия. Президентская комиссия США по организованной преступности в 1984 году использовала следующую формулировку: «Отмывание денег-процесс, посредством которого скрывается существование, незаконное происхождение или незаконное использование доходов и затем эти доходы маскируются таким образом, чтобы казаться имеющими законное происхождение».

В международном праве развернутое определение легализации («отмывания») доходов от преступной деятельности и перечисление видов и способов такой легализации содержатся в Венской конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 19 декабря 1988 года, оказавшей большое влияние на развитие соответствующего законодательства западных стран. Венская Конвенция ООН 1988 года признала в качестве преступления «отмывание» денег, полученных от незаконного оборота наркотиков. В то же время развитие организованной преступности привело к росту доходов преступных организаций, получаемых из других сфер преступной деятельности (работорговля, проституция, торговля человеческими органами, нелегальная торговля оружием, вымогательство, тайное размещение радиоактивных и других особо опасных веществ и т. п.). Часть этих доходов также стала подвергаться «отмыванию» и инвестироваться в легальную экономику.

Конвенция Совета Европы № 141 «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» от 8 ноября 1990 года признала преступлением действия, связанные с «отмыванием» денег, полученных не только от наркобизнеса, но и от других видов преступной деятельности. Статья 6 Конвенции определяет перечень правонарушений, связанных с «отмыванием» средств. Различия в законодательстве отдельных стран связаны, прежде всего, с определением перечня деяний, являющихся источником происхождения легализуемых средств. В законодательстве некоторых стран под определение «грязных» денег попадают все доходы, получение которых сопровождается любым нарушением уголовного права; в некоторых — только доходы, полученные в результате тяжких уголовных нарушений; в третьих странах, — даже доходы, связанные с нарушениями гражданского и административного права. В ряде стран в категорию «грязных» денег включаются также деньги, полученными в виде взяток (коррупция).

Наиболее полная картина доходов организованной преступности в мире содержится в опубликованном в конце 2011 года докладе Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), который называется «Оценка нелегальных финансовых потоков, порождаемых торговлей наркотиками и другими видами организованной преступной деятельности » [66].

Общий оборот всех видов преступной деятельности в мире в 2009 г., по данным указанного доклада был близок к величине 2,1 трлн, долл., что эквивалентно 3,6 % мирового ВВП. В докладе содержится еще более узкая оценка, которая включает доходы транснациональной организованной преступности. К ней в докладе отнесены международная торговля наркотиками, контрафактной продукцией, людьми, человеческими органами, редкими видами животных, рыб, растений и деревьев, произведениями искусства и предметами культурного наследия, легким оружием. За рамками узкой оценки остались доходы, которые, по мнению авторов доклада, связаны преимущественно с нелегальной деятельностью в рамках отдельных государств. Это доходы от мошенничества, разбоев, шантажа, хищений, рэкета и т. п. Обороты транснациональных преступных операций составили, по данным доклада, примерно 875 млрд, долл., или 1,5 % мирового ВВП. Среди видов преступной транснациональной деятельности на первом месте находится торговля наркотиками: на нее, по данным доклада, пришлось не менее половины всех доходов, т. е. в абсолютном выражении почти 450 млрд, долл., или 0,75 % мирового ВВП. Наркобизнес действительно следует отнести к организованной преступности с высокой степенью интернационализации операций: более 90 процентов всего «товара» потребляется за пределами стран, которые его производят.

Впрочем, в публикациях по вопросам мирового наркобизнеса встречаются и другие оценки оборотов торговли наркотиками. Самые консервативные оценки -400 млрд, долл., самые высокие — 1,5 трлн. долл. Таким образом, цифру по доходам от наркобизнеса, содержащуюся в докладе УНП ООН, следовало рассматривать как весьма консервативную. Если в докладе ООН говорится, что на наркобизнес приходится примерно У 2всех доходов организованной преступности в мире, то данную оценку следует рассматривать как консервативную. В других источниках могут встречаться более высокие значения — 70 % и даже выше [67].

Табл. 8. Оценки доходов от криминальной деятельности в США, млрд, долл. [68]

 

* Без учета доходов, получаемых в результате налоговых преступлений.

 

Наркобизнес — основной источник «грязных» денег

 

В приведенной выше таблице даются оценки доходов от преступной деятельности в целом и доходов от наркобизнеса в США. Там доля наркобизнеса в общих доходах от преступной деятельности ниже, чем в целом по миру. Даже наблюдается тенденция к некоторому относительному снижению уровня доходов от наркобизнеса. Но это означает, что в других частях мира, особенно на периферии мирового капитализма показатели по доходам от наркобизнеса выше среднемировых, значений.

Например, в Афганистане, который сегодня превратился в главного поставщика наркотиков в мире, доходы от производства и экспорта наркотиков превысили 50 % ВВП этой страны. В соседней с США Мексике, согласно консервативным оценкам, доходы наркобизнеса, составляют 2–3% ВВП. 36

Никакой другой отдельно взятый вид преступной деятельности даже близко не приближается к наркобизнесу ни по абсолютным объемам доходов, ни по рентабельности (норме прибыли). Например, ежегодные доходы от подпольной торговли людьми в мире, по оценкам Федерального бюро расследований США (ФБР) в середине прошлого десятилетия составляли 9 млрд. долл. [69]По оценкам Всемирного фонда дикой природы, объем нелегальной торговли дикими видами животных и растений в середине прошлого десятилетия был равен 6 млрд, долл., а норма прибыли в этом бизнесе была на втором месте после наркобизнеса и составляла от 500 до 1000 процентов [70].

 

На что тратятся «грязные» деньги?

 

Какова судьба денег, полученных от преступной деятельности? Часть «грязных» денег остается в «черной» экономике в виде расходов на заработную плату находящихся в ее сфере работников, на оплату «товара» (тех же наркотиков, выращиваемых крестьянами), на закупку оружия и т. п. «Грязные» деньги при этом могут перетекать из одного сектора «черной» экономики в другой. Например, доходы от наркобизнеса могут инвестироваться в нелегальную торговлю оружием, проституцию, торговлю людьми и т. п. Однако большая часть «грязных» денег идет на «отмывку», которая может осуществляться как в той стране, где эти деньги получены, так и за ее пределами. В упомянутом докладе УНП ООН отмечается, что «отмывку» прошли более 3/ 4«грязных» денег, полученных от всех видов преступной деятельности и 2/3 «грязных» денег, полученных от транснациональной преступной деятельности.

Табл. 9. Оценки мировых доходов от преступной деятельности и их «отмывки», 2009 год [71]

 

Что касается уровня «отмывки» «грязных» денег, полученных от торговли наркотиками, то в литературе встречаются оценки от 60 до 80 процентов. В докладе УНП ООН применительно к доходам, полученным от торговли кокаином, этот показатель был определен в 62 %. Примечательно, что уровень «отмывки» «грязных» денег, полученных оптовыми торговцами кокаина, был намного выше, чем уровень «отмывки» в розничной торговле: 92 и 46 процентов соответственно.

В этом нет ничего удивительного: суммы доходов оптовиков могут измеряться миллионами и десятками миллионов долларов, такие деньги надо куда-то инвестировать, а для инвестирования необходимы «чистые» деньги. Доходы отдельных участников розничной торговли на один или два порядка меньше. Значительная часть таких доходов идет на личное потребление (если это не очень крупные покупки), часть их возвращается в «черную» экономику. Розничные торговцы вообще существенную часть своих денег не выводят из «черной» экономики, «грязные» деньги там находятся в постоянном кругообороте. Подобного рода траты не требуют «отмывания» денег.

В докладе УНП ООН приводятся некоторые оценки, относящиеся к мировому кокаиновому бизнесу. Анализ цифр показывает, что:

1) подавляющая часть потребления наркотиков осуществляется за пределами стран, производящих эти наркотики;

2) за пределами этих стран образуется подавляющая часть всей прибыли отданного вида бизнеса;

3) существенная часть денег, получаемых от наркобизнеса, «отмывается» не в странах потребления наркотиков, а за их пределами.

По данным доклада, в 2009 г. объем розничных продаж данного вида наркотика составил 85 млрд, долл., при этом валовая прибыль торговцев (оптовых и розничных) была равна 84 млрд. дол. (т. е. прямые затраты на производство кокаина находились на уровне примерно в 1 млрд. долл.). При этом подавляющая часть валовой прибыли была получена в Северной Америке (35 млрд, долл.) и странах Западной и Центральной Европы (26 млрд. долл.). На месте производства кокаина (Южная Америка, включая страны Карибского бассейна) было получено валовой прибыли в размере 3,5 млрд, долл., т. е. всего 4 процента всей валовой прибыли от торговли данным видом наркотика в мире.

Страны Карибского бассейна — привлекательное место для «отмывки» «грязных» денег торговцев кокаином. По оценкам УНП ООН, в 2009 г. приток «грязных» кокаиновых денег в данный регион составил около 6 млрд, долл., или 2,3 % совокупного ВВП стран региона. Причем из Северной Америки пришло 3,3 млрд, долл., из Южной Америки — 2,5 млрд, долл., из стран Западной и Центральной Европы — 0,2 млрд. долл. Из сопоставления приведенных цифр видно, что примерно 10 процентов валовой прибыли, полученной от реализации кокаина в Северной Америке, было «отмыто» в странах Карибского бассейна.

 

Предыдущая статья:Сращивание наркомафии и банков Следующая статья:Банки — машины по «стирке» «грязных» денег
page speed (0.3037 sec, direct)