Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Культура, Искусство

Фортепьянный Григ.  Просмотрен 20

Лирический звон.

 

 

Стихия.

Не «моменты», сладкие кусочки, вкусности и прочее, а стихия музыки. Как море. И ты плывешь по этому морю. И волны поднимают и опускают тебя. Открываются горизонты. Мелодические повороты вовлекают тебя в новые чувства и мысли. Ты плывешь в просторе, в стихии музыки. Как тут можно говорить о красивых моментах! О макании, что ли, в это? А потом что? В душ с полотенцем на шее?

Малер.

Кто ж ему – Малеру - поверит?! Кто поверит этому Sturmisch bewegt? Да ни за что! А потом ещё и после Scherzo знаменитое Adagietto. Всё грустно и ужасно, но не так же! Стройными рядами, шеренгами партитуры, с медью и тарелками... Не поверят. Всё как-то у них будет не по Малеру.

 

 

Хор.

*

Духовная музыка. Как шум горения в печи. Ровный, непрерывный, стеной. Мир другого качества. С другой температурой существования.

*

Церковное пение. Мужской хор. В пустоте вечности звучат голоса. Вот когда не жалко! Вот когда всё принимаешь!

*

Духовная музыка. То выражение подлинной веры, которому безусловно доверяешь. Разве музыку обманешь!

 

 

Голос.

Голос. Что это за голос? «Песни странствующего подмастерья». Голос мнет, мнет душу. Как хочет. И хочется, чтобы с душой это делали. Отдаешься этому. Голосу. То ли мать, то ли жена, то ли кто-то незнакомый, недоступный, неподступный… Но имеющий безусловную власть. Голосовую. CHRISTA LUDWIG. меццо-сопрано.

Всё равно, какие именно слова в этих песнях. Сама музыка и голос.

И только больно оттого, что очень мало имеешь отношения к этой музыке и к этому голосу. Она проходит медленно мимо. Как океанский десятиэтажный лайнер. Вот сейчас мы разминемся, всё стихнет, и опять останешься в звездной тишине посреди бесконечного пугающего, наводящего тоску океана. А лайнер и музыка его пропадут бесследно во тьме.

 

 

Предыдущая статья:Чайковский. Следующая статья:Шостакович, 4 симфония.
page speed (0.0378 sec, direct)