Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Культура, Искусство

О юморе.  Просмотрен 22

*

«”Старик. Умом понимает, что это женщина, но не чувствует”. Шутка такая.

Замечаешь, что с юмором, со смехом, “продлевающим жизнь”, вдруг “осложнились” отношения?

Не вдруг, конечно.

Лев Николаевич в «Круге чтения» советовал быть осторожным с остроумием. Чья-то или, может быть, самого Льва Николаевича, мысль о юморе: “под соусом труп”.

Здесь немного о другом, но смысл тот же:

“Осуждение остроумное – под соусом труп. Без соуса отвратился бы, а под соусом не заметишь, как проглотишь”.

Подмечают смешное, стараются воспринимать жизненные ситуации с иронией, смешком, и по возможности с остроумием - как получится. Такая общая установка. Это считается хорошим тоном. Это не подвергаемое сомнению жизненное правило. Полезное в быту.

А что? Это будто та же реальность: с ней от шутки ничего не сделалось. Все то же, но только при другом – юморном - освещении. И уже не так страшно.

Никогда в этом не было сомнений, да вот появились.

А вдруг это не отражение реальности, пусть и в юморном виде, а нечто, подменяющее суть вещей остроумной, но пустой оболочной!

А вдруг всё это - маленькие или большие юмористические иллюзии!

А вдруг!

Впрочем, иллюзии нас сопровождают в жизни постоянно, а с юмором они или без него – это все равно иллюзии.

Но в том-то и дело, что всё анекдотическое, все прошедшее сатирико-юмористическую обработку легче принимается в качестве глубинной жизненной мудрости.

Все что угодно, хоть и толстовский “труп”, можно протащить в жизнь по юморным соусом.

Жизни проживают, проверяя себя и свои поступки на остроумных фразах Жванецкого! Черпая в них основы миропонимания. И ничуть в правильности этого не сомневаются и даже гордятся тем, что оказались в правильной компании.

Эти опасения и сомнения попахивают, конечно, занудством. Занудные такие сомнения.

Тем не менее, есть и такие, кто еще строже относятся к юмору:

“Осмеивание ужасного! И вот оно уже не такое ужасное”.

Логика в этом есть.

Такая характерная черта некоторой категории граждан – насмешки строить и не сомневаться в своем праве на это. То, что называется, “ничего святого”.

Здесь находится развилка на пути к пониманию этого мира.

Одни считают, что раз находится способ, чтобы сделать страшное не страшным, то и слава Богу.

Другие не считают, что это правильно – заслоняться от проблем насмешкой и острословием.

На бытовом уровне все эти навыки ухода от навязчивых проблем, давящих мыслей можно приветствовать.

Это как лекарство для больного – пока не выздоровеет. Но не все же время глотать эти юмористические пилюли!»

*

Лев Николаевич был очень серьезным гражданином. Всегда. Поэтому все у него тяжеловесно и нешуточно. Вроде как не до юмора ему было всегда. Такие темы поднимал!

Федор Михайлович был с едким юмором. Ядовитым, пародийным. Фома Опискин и всё такое...

Антон Павлович, может быть, в этом смысле являлся литературным дополнением к Толстому.

Начав с юмора и сатиры он так и не отделался от юморного уклона.

«Через месяц Беликов умер. Хоронили мы его все, то есть обе гимназии и семинария. Теперь, когда он лежал в гробу, выражение у него было кроткое, приятное, даже веселое, точно он был рад, что наконец его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет. Да, он достиг своего идеала! И как бы в честь его во время похорон была пасмурная, дождливая погода, и все мы были в калошах и с зонтами».

Весельчак. Не может без этого.

От Чехова ретивые критики требовали, помимо веселья, еще и высоких идей. Вот он и поддавал их.

Привешивал к веселью еще и высокие идеи. И весело и с идеями.

« - То-то вот оно и есть, -- повторил Иван Иваныч. -- А разве то, что мы живем в городе в духоте, в тесноте, пишем ненужные бумаги, играем в винт -- разве это не футляр? А то, что мы проводим всю жизнь среди бездельников, сутяг, глупых, праздных женщин, говорим и слушаем разный вздор -- разве это не футляр?»

*

Думают, что остроумием можно поддеть этот мир, схватить его за самую суть.

«В начале было слово».

Не зря считают, что как раз слово, язык, речь – это то, что вытянуло человека из биологического естества в человеческое качество. Поэтому такое напряженно-трепетное отношение к слову - к присяге, к клятве, к «честному пионерскому» или «честному купеческому»...

Слово преобразует этот мир.

Но вот остроумие – смешнословие... Стремление весь мир видеть в юморном виде, всюду находить смешное, нелепое, пародийное, потешное, напрасное, зряшное, не соответствующее предназначению...

Стремление сдвинуть представления о действительности и тем самым саму действительность с их законного места куда-то в сторону. Расфокусировка изображения реальности.

Профессиональные юмористы!

Находятся и всегда будут находиться потребители такого творчества. Это наверное в природе человека. Есть такая потребность. Невинная большей частью. В развлечении. В отвлечении. В забытьи. Этому, наверное, должно оставаться место. Но только до определенных границ. Это не должно претендовать на всеохватность и глубину понимания мира.

Может быть, это смешная, кривая и нелепая тень действительности. А тень, как известно, должна знать свое место.

Предыдущая статья:Фантастика. Следующая статья:На эскалаторе.
page speed (0.1406 sec, direct)