Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Философия

РУКОВОДСТВО ПО ДУХОВНОМУ ПРОСВЕТЛЕНИЮ  Просмотрен 17

РУКОВОДСТВО ПО ДУХОВНОМУ ПРОСВЕТЛЕНИЮ

Экхарт Толле

© Перевод с английского Николая Лаврентьева

Новая редакция

Москва 2003

Ты здесь для того,

чтобы осуществить

Божественное назначение

вселенной — раскрыться.

Вот насколько ты важен!

— Экхарт Толле

 

Предисловие переводчика

Делай, что должно — и будь что будет!

(Рыцарский девиз)

Теперь, когда работа над переводом книги практически завершена, когда люди, которым я рассылал рабочие версии отдельных глав и книгу целиком, поделились своими ощущениями, возникла необходимость “объясниться” по поводу терминологии.

Вот фрагмент из моей переписки, который побудил над этим задуматься:

Хочу тебя спросить, а почему ты выбрал слово “уступание” для “surrender”, а не “сдача”, как оно обычно трактуется? Для меня “Сдача” звучит глобальнее, бесповоротно, как капитуляция (сопротивлялся — сдался), а в “уступании” есть какой-то отзвук вежливой незавершенности. Я пишу только о своем наблюдении, возможно, оно как раз и показывает мою не-сдачу.

Я ничего не имею против “сдачи”. Для многих именно “сдача” и работает. Однако для меня “сдача” имеет еще и такие оттенки как вынужденность, насильственность, сопротивление, причем совершенно неважно, откуда они исходят, — навязаны снаружи или культивируются изнутри.

Меня такая "сдача" не вдохновляет. Она ведет к тихой внутренней озлобленности. Вызывает желание реванша, мести. Если и говорить о “сдаче”, то только о тотальной, глубокой и очищающей, как огонь, в котором без остатка сгорает всё, о чем еще можно было бы сожалеть.

Уступание, как мне представляется — это результат осознания, осознанного принятия, искреннего прощения, как знак обретения внутренней силы. Уступание — это примирение. Полное отсутствие сопротивления. Уступание — это сила, исходящая изнутри. Уступание — это единство, соединенность. Уступание — это спокойствие.

В конечном итоге, Сдача или Уступание — это лишь вопрос терминологии, вкуса, или привычки, то есть уровень слов, но если заглянуть за слова и посмотреть оттуда, так сказать, с более высокой перспективы, то в конечном итоге Сдача и Уступание сливаются в одно и указывают на одно и то же.

Лет двадцать пять назад, когда моей настольной книгой была “Путь карате”, одна фраза в ней удивляла меня: “Схватить — значит потерять. Поддаться, уступить — значит победить”. Моему западному, мужскому, прямолинейному и самоуверенному уму это представлялось полным бредом и вызывало сильное сопротивление. Еще там было написано, что когда научишься уступать, и будешь жить в этом состоянии, тогда и обретешь доступ к настоящей силе. “А разве мой крепкий кулак, молниеносная реакция и тренированное тело — это не настоящая сила?” — думал я тогда.

И как-то раз в тесноте переполненного вагона метро, когда я как раз размышлял на эту тему, мне на плечи навалился здоровенный, подвыпивший мужик и чуть не уложил меня на сидящих пассажиров. Чтобы сдержать его натиск я уперся в поручень, выпрямил спину и с удовольствием почувствовал, как заработали, как напряглись все мои тренированные мышцы. Но мужик был большой и тяжелый, и продолжаться так долго не могло … “Поддаться, уступить… — мелькнуло в голове, — …Что за б-бред…!” — продолжал упираться я в поручень.

Через мгновение я расслабил мышцы и ушел вправо. Мужик соскользнул с моего плеча, и судорожно ловя поручень, повалился на сидящих. Я выпрямился в освободившемся от мужика пространстве, с любопытством наблюдая, как нелегко ему теперь приходится.

“Хм, “поддаться…, уступить…” — вот оно как сработало! Я ведь вроде бы ничего и не сделал. Просто поддался, уступил. Вот именно что “не сделал”. И лишь спустя много лет до меня начало доходить, что не-деланием можно “сделать” гораздо больше. Что сопротивляться тому, что есть, значит утрачивать текучесть и гибкость. Что сопротивление лишает меня подвижности, легкости и пространства, сковывает и отбирает у меня силу, а несопротивление открывает путь к свободе и силе.

В сущности, все слова, какие читатель встретит в книге, ему знакомы и он их много раз слышал и произносил сам. Осталось договориться о том, какой смысл мы им здесь придадим.

Слово “experience” обычно переводится как “опыт”, и при этом почти всегда игнорируется такое его значение как “ощущение”.

В книге “Сила Момента Сейчас” речь идет о настоящем моменте, в каком нет прошлого и “ощущения” еще не стали “опытом”. “Опыт” имеет отношение к прошлому. В настоящем есть только “ощущения”, какие мы “испытываем” или “переживаем”, что тоже может считаться полноправным вариантом перевода слова “to experience”.

Автор говорит о том, чтобы чувствовать, ощущать Жизнь Сейчас. Любая вещь, в данный момент находящаяся в нашем поле зрения, ценна для нас не сама по себе, а как источник ощущений. Все, что есть — это настоящий момент. Все, что есть у каждого из нас — это ощущения в данный момент. Поэтому слово “experience” я чаще перевожу как “ощущение”.

Слово “conscious” обычно переводится как “сознательный” или “сознающий”. Какое из этих значений больше подходит для передачи контекста книги, предметом внимания которой является состояние? Ни то, ни другое. На мой взгляд, оба создают оттенок действия или имеют отношение к процессу, а состояние лучше характеризуется словом “осознанный”. Поскольку автор приглашает читателя научиться входить и пребывать в состоянии осознанного Присутствия, то там, где речь идет о состоянии, читатель встретит слово “осознанный”.

Слово “unconscious”. «Неосознанный» или «бессознательный» — есть ли разница? Корректны ли выражения «неосознанная реакция» или «неосознанное сопротивление»? Слово «неосознанный» имеет отношение к состоянию. А к реакции или сопротивлению больше подойдут слова «бессознательные» или «неосознаваемые», ибо когда человек пребывает в состоянии неосознанности, то его реакции можно характеризовать как бессознательные, автоматические или неосознаваемые.

Слово “Сущее” даже не является словарным вариантом перевода слова “Being”, которое обычно означает:

1. бытие, существование, жизнь;

2. существо, человек;

3. существо, суть.

Однако именно “Сущее” менее других привязано к какой-либо формализации, отождествлению или образу. Оно не указывает ни на что конкретное, особенно если в контексте данной книги речь идет о вневременном Бытие, вездесущем Боге, вечной Единой Жизни, всепроникающем Непроявленном, трансцендентной Реальности, Нагвале. Оно не имеет ничего общего с тем, что можно было бы представить, вообразить, то есть создать какую-либо мыслеформу, ибо ум не может шагнуть за эту грань. Только Ты можешь, потому что Сущее — это место твоего Бытия.

Слово “egoic”, используемое Экхартом Толле, вообще отсутствует в словарях. И найти его русский эквивалент, отражающий суть и общий, а не личностный — «эгоистический», как обычно пишут за неимением более подходящего, характер явления, мне удалось лишь совсем недавно, три года спустя после завершения первого этапа работы над переводом. Это произошло как бы само собой без всяких усилий с моей стороны: просто вдруг возникло слово — «эготипический» — и вопрос был снят.

Значение слова “compassion” — это “сочувствие”, но на русский язык его почему-то почти всегда переводят как “сострадание”. Видимо, для эмоционального усиления. Хотя “compassion” не имеет отношения к страданию. По-английски “страдание” — “suffering”. То есть “compassion” и “suffering” не имеют ни смыслового, ни лингвистического общего корня. И не напрасно.

В этой книге, одной из главных тем которой выступает тема уменьшения совокупного человеческого страдания, термин “сострадание” просто-напросто не согласуется с контекстом. По-видимому, это самая заурядная ловушка, в какую ум нас привычно заманивает, незаметно и привычно подменяя одно понятие другим.

А обычная неосознанность позволяет этой подмене существовать.

Я придерживаюсь мнения, что сострадание как «совместное страдание» умножает совокупное страдание.

Сочувствие позволяет человеку не только полностью и осознанно присутствовать в ситуации — оно способно создавать спокойное, чистое и здоровое пространство со-чувствия, со-переживания, со-участия даже в самой в гуще страдания, то есть создавать пространство для истинного исцеления, и являть страдающему живой пример принятия того, что есть.

Исторически установившемуся в русской литературе обращению к читателю на “вы”, безусловно, есть оправдание. Однако в книгах, посвященных личностному росту и духовному развитию, что невозможно никому перепоручить или делегировать, такое обращение оставляет изобретательному уму лазейку, позволяющую избегать некомфортных аспектов роста. Ведь “вы” — это как бы и “я”, и “мы”, то есть обращение как бы не ко мне лично. Конечно, когда мне выгодно — ко мне. А когда нет?

А вот из-под “ты” не вывернешься.

Обращение на “ты” разворачивает фокус внимания читателя внутрь, тем самым пробуждая в нем внутреннюю трансформирующую силу. Внешние перемены — это следствие перемен внутренних.

Обращение на “вы”, на мой взгляд, рассеивает эту мощь и сдерживает перемены.

Но это все о словах. Когда же ты почувствуешь, о чем на самом деле эта книга, слова перестанут иметь для тебя такое большое значение и останутся лишь указателями. Но поскольку ты все равно будешь ее читать, то в этот период указатели — слова — должны быть как можно более точными, чтобы ты не «спотыкался», отвлекаясь на них. Это и было одной из моих целей.

Вообще эта книга не для того, чтобы читать ее глазами. Глаза, конечно, участвуют в процессе, и даже иногда наполняются слезами, или закрываются, чтобы позволить тебе побыть в ощущениях.

Я эту книгу не читал. Я ее прожил.

Для меня она стала одной из важнейших в жизни.

Хочешь знать — почему?

Тогда делай, что должно — и будь что будет!

Николай Лаврентьев

Москва 2003

Новая редакция 2007.

e-mail: loverentiev@mtu-net.ru

От американского издателя

Марк Эллин

Автор книг “Visionary Business” и “A Visionary Life”

Возможно, лишь раз в десятилетие или даже раз в поколение появляется книга, подобная “Силе Момента Сейчас”. Это больше, чем книга; она наполнена жизненной энергией, и держа ее в своих руках, вы, вероятно, это чувствуете. В ней есть сила, способная вызвать у читателей чувства и изменить их жизнь к лучшему.

Первое издание книги “Сила Момента Сейчас” вышло в Канаде, и канадская издательница Конни Келлоу рассказала мне, что слышала вторящие друг другу истории о том, что как только люди углублялись в книгу, то в их жизни начинали происходить позитивные перемены и даже чудеса. “Читатели звонят мне, — сказала она, — и многие рассказывают о чудесных исцелениях, трансформации и растущей радости, которую они переживают, потому что приняли эту книгу”.

Книга подвела меня к осознанию того, что каждый момент моей жизни — это чудо. И это абсолютная правда, причем даже неважно, понимаю я это или нет. “Сила Момента Сейчас” снова и снова показывает мне, как можно придти к этому пониманию.

С самой первой страницы этого сочинения становится ясно, что Экхарт Толле — это современный нам мастер. Он не исповедует никакой определенной религии, не придерживается никакой доктрины и не следует ни за каким гуру. Его учение вобрало в себя сердце и суть всех традиций, и не противоречит ни одной из них — ни христианству, ни индуизму, ни буддизму, ни исламу, ни туземным обычаям, ни чему-либо еще. Он умеет делать то, что делали великие мастера: простым и понятным языком разъяснять нам, что путь, истина и свет находятся внутри нас самих.

Экхарт Толле начинает с короткого вступления, рассказывая нам свою историю ранней депрессии и отчаяния, кульминацией которых стало ужасное и страшное ощущение во время одного ночного пробуждения через некоторое время после его двадцатидевятилетия. В течение следующих двадцати лет он размышлял об этих переживаниях, медитировал и углубил свое понимание.

За последние десять лет он стал учителем мирового класса, великой душой, несущей великое послание, которому учил Христос, которому учил Будда: состояние просветления достижимо здесь и сейчас. Можно жить свободным от страдания, чувства тревоги и неврозов. Для этого нам нужно придти к пониманию того, что мы сами причиняем себе боль; к пониманию того, что причиной наших проблем является наш собственный рассудок, а вовсе не какие-то другие люди или “внешний мир”. Это — наш собственный ум с его почти не прерывающимся потоком мыслей, размышлениями о прошлом, беспокойством о будущем. Мы совершаем большую ошибку, отождествляя себя с умом и думая, что это и есть именно то, кто мы есть — тогда как на самом деле мы намного больше.

Экхарт Толле снова и снова показывает, как нам соединиться с тем, что он называет нашим Сущим:

Сущее — это вечная Единая Жизнь, всегда существующая за пределами мириадов своих форм, которые появляются и исчезают, рождаются и умирают. Однако Сущее, как самая сокровенная, незримая и неразрушимая суть, присутствует не только за пределами, но и глубоко внутри каждой формы. Это означает, что прямо сейчас она доступна тебе как твоё собственное глубочайшее “Я”, как твоя истинная природа.

Только не пытайся постичь ее своим умом. Не пытайся понять ее. Ты сможешь познать ее лишь тогда, когда твой ум успокоится. Когда ты находишься в состоянии присутствия, когда твое внимание полностью сосредоточено и в высшей степени сфокусировано на моменте Сейчас, тогда ты можешь почувствовать Сущее, но не можешь постичь Его ментально. Возвращение к осознаванию Сущего и пребывание в состоянии “ощущения-осознавания” — вот что такое просветление.

Книгу “Сила Момента Сейчас” едва ли можно читать в один присест — она требует того, чтобы время от времени откладывать ее в сторонку и размышлять над словами, прикидывая и примеряя их к собственному жизненному опыту. Она является совершенным руководством, полным курсом по медитации и реализации. Это книга, к которой стоит возвращаться снова и снова — и всякий раз, когда берешь ее в руки, достигаешь новой глубины и находишь новый смысл. Это книга, которую многие люди, включая меня, будут изучать всю свою жизнь.

Число читателей, увлеченных книгой “Сила Момента Сейчас”, растет. Она уже названа шедевром; но как бы ее ни называли, и что бы о ней ни писали, эта книга имеет силу, способную изменять жизнь, силу, пробуждающую нас, чтобы постичь, кто мы есть.

Марк Эллин

Новато, Калифорния, США

Август 1999 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

РАССЕЛЛ Е. ДИКАРЛО

Автор книги “К видению нового мира”

Охваченные лазурным небом, оранжево-желтые лучи заходящего солнца могут, в некоторый определенный момент, подарить нам мгновение такой удивительной и ошеломляющей красоты, что мы не в силах отвести взгляд. Великолепие этого момента настолько ослепляет, что навязчивая трескотня рассудка дает паузу, делая ум неспособным унести нас прочь от того, что есть здесь-и-сейчас. В этом чудесном свечении кажется, что перед нами открывается дверь в иную, всегда присутствующую, однако весьма редко ощущаемую, реальность.

Абрахам Маслоу назвал это явление “пиковыми ощущениями”, поскольку они представляют собой возвышенные моменты жизни, когда мы радостно обнаруживаем себя выброшенными за пределы ограничений мирского и обыденного. Он мог бы также назвать их “мимолетными[1]” ощущениями. В процессе такого раскрытия, мы можем мельком, на мгновение скользнуть в вечное царство Сущего. И хотя бы на миг, на короткое время, мы возвращаемся домой, к своему Истинному Я.

Кто-то мог бы вздохнуть: “Ах, как это здорово … если бы я только мог остаться здесь. Как же мне поселиться там навсегда?”

В течение прошедших десяти лет я был привержен тому, чтобы отыскать такой путь. За время моего поиска я имел честь вступать в диалог с некоторыми из самых отважных, воодушевленных и обладающих даром видения сути “пионеров парадигмы” нашего времени: в области медицины, науки, психологии, бизнеса, религии и духовности, а также в сфере человеческих возможностей. Эта отличная от других группа индивидуумов в один голос говорит о том, что сейчас человечество в своем эволюционном развитии переживает квантовый скачок. Эта перемена сопровождается сдвигом точек зрения во всем мире, то есть — изменениями той базовой картины “природы вещей”, которую мы несем в себе. Мир стремится ответить на два фундаментальных вопроса: “Кто мы?” и “Какова природа Вселенной, в которой мы живем?” Наши ответы на эти вопросы диктуют нам качество и характер наших личных отношений в семье, с друзьями, с работодателями и подчиненными. Рассматриваемые в широком масштабе, они определяют то, какими являются эти сообщества.

Должно быть, будет небольшим сюрпризом, что эта точка зрения ставит под вопрос многое из того, на чем основано мировое мнение и чего Западное общество придерживается как истин:

 

Миф № 1. Человечество достигло вершины своего развития.

 

Изалин, соучредитель Майкла Мэрфи, опираясь на результаты сравнительного изучения религий, медицинскую науку, антропологию и спорт, сделал провокационное заявление о существовании более продвинутых стадий человеческого развития. Когда человек достигает этих продвинутых уровней духовной зрелости, то начинают пышно расцветать его экстраординарные способности — любовь, жизнеспособность, личные качества, осознавание физического тела, интуиция, восприятие, способы общения и воля.

Первый шаг: признать, что они существуют, хотя большинство людей не признают. Только тогда эти методы можно будет использовать с осознанным намерением.

 

Миф № 2. Мы полностью отделены друг от друга, природы и Космоса.

 

Миф о том, что они “не-такие-как-я”, порождает войны, насилие над планетой, а также все формы и проявления человеческой несправедливости. Кто, находясь в здравом уме, стал бы причинять вред другому человеку, если бы воспринимал его, как часть самого себя? Станислав Гроф в своих исследованиях необычных состояний сознания подытоживает это, говоря: «По результатам последних исследований психика и сознание каждого из нас являются составными частями “Всего-Что-Есть”, потому что нет абсолютных границ между телом/эго и всем, что существует».

Медицина Эры-3 доктора Досси, в которой мысли, отношение, и исцеляющее намерение одного человека, может оказывать влияние на психологию другого (в противоположность Эре-2, в которой преобладает медицина ума-тела) очень хорошо подтверждается результатами научных исследований исцеляющей силы молитвы. Сейчас, согласно известным физическим принципам, и принятому в мире мнению современной науки этого происходить не может. Однако свидетельства перевешивают в пользу того, что это возможно.

 

Миф № 3.Физический мир — это всё, что есть.

 

Ограниченная материалистическими представлениями, традиционная наука полагает, что ничто из того, что не может быть измерено, проверено в лаборатории или осязаемо при помощи пяти чувств или их технологических продолжений, просто-напросто не существует.

Это “не реально”. Как следствие этого, вся реальность сократилась до размеров физической реальности. Духовные, или то, что я назвал бы — нефизические измерения реальности, вообще не рассматриваются.

Это расходится с “исконной философией”, философский консенсус которой охватывает эпохи, религии, традиции и культуры, описывающие различные, но непрерывные измерения реальности, эволюция которых рассматривается в направлении от наиболее плотного и менее осознанного — что мы назвали бы “материей” — к наименее плотному и наиболее осознанному, что мы назвали бы духовным.

Довольно интересно, что эта расширенная, многомерная модель реальности была предложена квантовыми теоретиками, такими как Джек Скарфетти, который описывает сверхлюминальное перемещение. Другие измерения реальности используются для объяснения перемещения, происходящего быстрее скорости света. Или рассматривается работа легендарного физика Дэвида Бома с его объяснимой (физической) и необъяснимой (не-физической) многомерной моделью реальности.

Это не является чистой теорией — проведенный в 1982 году во Франции эксперимент Аспека, продемонстрировал, что две, однажды соединившиеся квантовые частицы, будучи разделенными и разнесенными на огромное расстояние, оставались каким-то образом связанными между собой. Если изменялась одна частица, то другая тоже менялась, причем мгновенно. Ученые не знают механизма, как может происходить такое перемещение, скорость которого превышает скорость света, хотя некоторые теоретики полагают, что такая связь осуществляется через врата в высшие измерения.

Это настолько противоположно тому, о чем могли бы подумать верные традиционной парадигме, что те влиятельные, передовые люди, с которыми я говорил, полагают, что мы еще не достигли вершины человеческого развития, и что мы, скорее, соединены со всем, что есть в жизни, чем отделены от всего этого, а также, что полный спектр сознания охватывает как физическую реальность, так и множество не-физических измерений реальности.

По сути дела это новое мировое видение включает видение как себя и других, так и всего остального в жизни не только глазами нашего маленького земного «я», рожденного и живущего во времени, но, скорее, глазами души, глазами нашего Сущего, нашего Истинного «Я». Один за другим люди переходят на эту, более высокую орбиту.

С книгой “Сила Момента Сейчас” Экхарт Толле по праву занимает место в этой особой группе учителей мирового класса. Его послание таково: проблема человечества коренится глубоко в его уме. Или скорее, в нашем отождествлении себя с умом.

Дрейф нашего сознания, склонность следовать по пути наименьшего сопротивления, неполная пробужденность в отношении настоящего момента — создают пустоту. Ум, ограниченный рамками времени, и предназначенный для того, чтобы с пользой служить нам, компенсирует это, провозглашая себя хозяином положения. Подобно бабочке, перелетающей с цветка на цветок, ум вовлекает нас в прошлые переживания и ощущения, или в созданные им самим “телесериалы”, заранее предсказывая то, что будет. Очень редко мы обнаруживаем себя на океанской глубине “здесь” и “сейчас”. Ибо именно здесь — в моменте Сейчас — мы обнаруживаем свое Истинное “Я”, находящееся вне физического тела, за пределами сменяющихся эмоций и трескотни рассудка.

Великолепие, венчающее человеческое развитие, покоится не в нашей способности рассуждать и думать, хотя именно это и отличает нас от животных. Интеллект, как и инстинкт — это лишь этап на пути. Наше исходное предназначение — соединиться со своей неотъемлемой Сутью и выражать эту экстраординарную, божественную реальность в обычном физическом мире, момент за моментом. Сказать такое просто, и все же те, кто достиг этих высших уровней человеческого развития, редки.

К счастью, есть руководства и учителя, способные помогать нам на этом пути. Как учитель и наставник Экхарт являет свою огромную силу не способностью приводить нас в восторг, как знаток развлекательных историй, делая абстрактное конкретным или давая полезную технику. Скорее всего, его магия заключена в его собственном личном опыте, в опыте одного из тех, кто познал. Как результат, за его словами стоит сила, какую можно отыскать только у самых знаменитых и прославленных духовных учителей. Живя в глубинах этой Великой Реальности, Экхарт расчищает энергетическую тропу для других, чтобы они могли присоединиться к нему.

А что, если другие это сделают? Мир, каким мы его знаем, обязательно изменится к лучшему. Среди обломков исчезающего страха, втянутых воронкой водоворота самой Жизни, будут меняться ценности. Родится новая цивилизация.

“Где же доказательства существования этой Великой Реальности?” — спросите вы. Я предлагаю лишь аналогию: масса ученых может собраться вместе и привести вам все научные доказательства того, что бананы — горькие. Но все, что вам потребуется сделать, чтобы понять, что у бананов совершенно другой вкус — это однажды попробовать один из них на вкус. В конце концов, доказательства лежат не в интеллектуальных спорах, а в том, чтобы каким-то образом быть в соприкосновении со священным, пребывающим внутри и снаружи.

Экхарт Толле мастерски открывает нас этой возможности.

 

Расселл Е. ДиКарло

Автор книги “К видению нового мира:

Беседы у последней кромки”

Эри, Пенсильвания, США

Январь 1998 года

Предыдущая статья:Э.Ионеско. Урок Следующая статья:ВВЕДЕНИЕ, ПЕРВОПРИЧИНА ЭТОЙ КНИГИ Я не испытываю особой нужды обращаться ..
page speed (0.0167 sec, direct)