Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Литература

Каким же на самом деле был Тед Банди?  Просмотрен 174

  1. Глава 1, Никто не приметил молодого человека, идущего с автовокзала в Таллах..
  2. Глава 2, Тед Банди, который «умер» и возродился Крисом Хэйгеном в Таллахасси..
  3. Глава 3, По стечению обстоятельств неприятные открытия о происхождении Теда ..
  4. Глава 4, Офисы Кризисной Клиники Сиэтла в 1971 году располагались в огромном..
  5. Глава 5, Весной 1972 года мне пришлось оставить свою добровольную деятельность ..
  6. Глава 6, У большинства из нас теплится фантазия, в которой мы боремся за пот..
  7. Глава 7, В течении декабря 1973 помимо обычной работы, я была занята и други..
  8. Глава 8, Весной 1974 я сняла в Сиэттле плавучий дом, чтобы использовать его ..
  9. Глава 9, Так случилось, что в конце июня 1974 я сидела в офисе капитана Херб..
  10. Глава 10, «Тед» вышел из тени, показавшись при дневном свете на глазах почти ..
  11. Глава 11, Помню, как стояла в отделении полиции Сиэттла, занимающимся расслед..
  12. Глава 12, Из всех информаторов нашлось 4 человека, которые прямо назвали имя ..

Я не знаю. Он сочетал в себе черты от многих людей. Он был актёром, лжецом, вором, убийцей, интриганом, льстецом, охотником на женщин. Образованным, но не с выдающимся умом. А ещё он был обречён на страдания.

Я думаю, он сам не знал точно, каким был на самом деле.

И сейчас пора перейти к истории человека по имени Тед Бани с самого начала.

 

Энн Рул, сентябрь 2008.

 

ПРОЛОГ

 

 

Лет шесть назад эта книга задумывалась совершенно не такой, какой вышла в итоге. Она задумывалась, как репортёрская криминальная хроника серии необъяснимых убийств молодых красивых девушек. По своей природе она должна была стать беспристрастным анализом проделанного обширного исследования. Конечно, она могла и не стать частью моей жизни. Но вместо этого книга переросла в нечто для меня личное, в необыкновенную историю дружбы. Историю, которая каким–то образом шагнула за пределы простого исследования. Через несколько лет я узнала, что неизвестный человек, фигурировавший в суматохе постоянно разрастающегося полицейского дела, вовсе не был безликим. Он был моим другом.

Писать книгу о неизвестном подозреваемом это одно дело, но писать о том, кого ты знаешь в течении 10–ти лет, и кто тебе не безразличен, совсем другое. А ведь так и получилось. Я заключила контракт на написание этой книги за много месяцев до того, как Тед Банди стал главным подозреваемым в более дюжины убийств. Мне не суждено было написать книгу о безликом имени из газет, о неизвестной личности среди миллионного населения Сиэтла и его окрестностей. Книга должна была быть написанной именно о Теде Банди.

Мы могли никогда не встретиться. Если мыслить логически или исходить из статистики, да даже демографически шансы на то, что Тед Банди и я встретимся и станем друзьями были настолько прозрачны, что их практически невозможно разглядеть. Мы жили в одних и тех же штатах в одно и то же время, причем не раз. Но благодаря десятилетней разнице в возрасте не встретились раньше.

А встретились мы в 1971 году. Я была тридцатипятилетней матерью четверых детей на гране развода. Теду было 24. Он был выдающимся привлекательным выпускником Университета Вашингтона. Судьба свела нас в одной смене ночного дежурства службы психологической поддержки Кризисной клиники Сиэтла, а почти мгновенное взаимопонимание и согласие сделали нас друзьями.

Я работала добровольцем на телефонной линии, принимала звонки. А Тед, как студент-практикант, за свои труды получал по 2 доллара в час. Он возлагал надежды на поступление в юридическую школу, а я надеялась, что моя начинающаяся карьера независимого писателя вырастет в нечто большее и позволит моей семье жить только на доходы от писательства. У меня была степень бакалавра Университета Вашингтона по писательскому мастерству. Я немного занималась сочинительством до 1968 года, когда стала сотрудником журнала «Тру Детектив Мэгазин» и ряда других изданий, специализирующихся на правдивых детективных историях.

Я специализировалась на наиболее громких делах на обширной территории от города Юджина, штат Орегон до канадской границы и это говорит о том, что я неплохо справлялась.

В пятидесятые годы я служила в полиции Сиэтла, где в работе нашли применение мои познания в правоведении и писательском мастерстве. В университете психопатология[11] не была у меня основной дисциплиной, поэтому мне пришлось пройти дополнительный курс соответствующей полицейской подготовки, что позволило выносить экспертные заключения по расследованиям. К 1980 году я поработала над более чем 800-ми дел (в основном убийства) по всему северо–восточному побережью. Сработалась с сотнями следователей, один из которых одарил меня сомнительной похвалой: «Энн, ну ты мужик!»

Я уверена, что наши общие с Тедом интересы в сфере права сблизили нас и дали почву для обсуждений. Собственно, так же, как наш общий интерес к психопатологии. Но мне всегда казалось, что-то ещё было в наших отношениях. Что-то мимолетное, неуловимое. Тед и сам однажды упомянул об этом в письме, написанном в тюремной камере, одной из многих камер, в которых ему довелось побывать.

«Ты назвала бы это кармой. Может, это она и есть. Некие сверхъестественные силы, что свели нас вместе, сплели наши судьбы в ситуациях, выходящих за рамки сознания. Я должен верить эта невидимая рука ещё разольет для нас охлажденное шабли[12], когда уйдут тревоги и настанут безмятежные времена. С любовью, Тед.»

Письмо было датировано 6 марта 1976. Мы больше ни разу не встретились лицом к лицу за пределами тюремных стен и тесных охраняемых судебных залов. Это чудно̒е послание так и осталось просто словами.

В хорошие и плохие времена Тед Банди оставался моим другом. Я оказалась привязана к нему на многие годы, надеясь, что всё, в чем его обвиняли было неправдой. Полагаю, найдутся люди, которые меня поймут. Но так же будут те, кого это здорово разозлит. Тем не менее, история Теда Банди должна быть рассказана. И если это поможет проявиться светлым моментам на фоне тех ужасных лет с 1974 по 1980, – должна быть рассказана максимально подробно и целостно.

На протяжении длительного времени у меня были неопределенные чувства в отношении Теда. Как профессиональный писатель, я должна была быть полностью сосредоточена на его истории. Истории, о которой любой автор может только мечтать. Скорее всего, нет других писателей, лично столкнувшихся со всеми аспектами истории Теда Банди. Но я не стремилась к этому. Я провела много одиноких ночей, искренне желая, чтобы все пошло иначе. Чтобы я написала книгу о неизвестном человеке, который не был бы частью моей жизни. Хотела вернуться назад в 1971, стереть все те события из действительности, чтобы Тед остался для меня улыбающимся молодым человеком, которого я знала.

Тед знает, что я пишу о нем книгу. Знал с самого начала. Он продолжает мне писать и звонить. Подозреваю, он понимает, что я попытаюсь составить о нём максимально полную картину.

О Теде говорят он был примерным сыном, идеальным учеником, бойскаутом, вступившим во взрослую жизнь, гением, обаятельным, как кинозвезда, лучом надежды Республиканской партии, соцработником с особым чутьём, многообещающим юристом, верным другом, просто молодым человеком, который в будущем не мог не добиться успеха.

Так и есть, и одновременно – это всё не о нём.

Тед Банди вовсе не был примером для подражания, но вы бы не смогли сказать с уверенностью, посмотрев его показания на видео: «Это было неизбежно, что он выберет такой путь».

По сути, о нём невозможно было судить однозначно.

 

Энн Рул, 29 января 1980.

 

 

Предыдущая статья:ЧАСТЬ ВТОРАЯ, Меня не было в Старке, штата Флорида, когда Тед Банди отправился на.. Следующая статья:Глава 1, Никто не приметил молодого человека, идущего с автовокзала в Таллах..
page speed (0.0736 sec, direct)