Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Педагогика

Глава 5. СОВРЕМЕННЫЕ КОРРЕКЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В РАБОТЕ С АУТИЧНЫМИ ДЕТЬМИ  Просмотрен 54

Понимание переживаний и возможностей ребенка, страдающего аутизмом, является одной из центральных проблем. Понимание страдает чаще всего из-за того, что у ребенка имеется «буквальное» восприятие всего окружающего и в связи с этим возникают не только трудности в общении, но и создаются конфликтные ситуации со сверстниками и взрослыми. Чрезвычайно важно предугадывать потребности ребенка. Не требовать от него выполнения приказаний, а наоборот руководствоваться его желаниями. На начальном этапе учителя и воспитатели стремятся действовать в соответствии с возможностями жизнедеятельности ребенка, не приспосабливая его к себе, а сами приспосабливаясь к нему.

Именно поэтому необходимо создание теплого психологического климата в окружении ребенка и в самом учреждении. Важно, чтобы окружающая ребенка среда не была бы миром враждебным и угрожающим, а способствовала уменьшению барьера, отделяющего внутренний мир ребенка от мира внешнего.

Учитывая, что степень аутистических нарушений у детей различна и глубина этих нарушений не только постоянно колеблется, но и меняется с возрастом, мы используем элементы разных приемов (методов) оказания помощи ребенку (элементы поведенческой терапии, эмоционально-уровневой терапии и др.). Центральным же направлением в работе с такими детьми, как нам представляется, может быть эстетопсихотерапия в широком ее понимании: музыкальная, танцевальная, креативная, театральная терапия. Эта форма помощи дает возможность использовать все виды деятельности в жизни ребенка, стимулирует его инициативу, активность, удовлетворяет эмоциональные потребности.

В процессе музыкальной терапии он не только учится воспринимать музыку, но при этом раскрываются его эмоциональные переживания, расширяются возможности эмоционального общения и формируется чувство сопереживания с другими детьми. Музыка обычно сопровождается групповыми танцами. Танцы улучшают общую и тонкую моторику ребенка, повышают мышечный тонус, но эта форма деятельности также способствует общению детей на эмоциональном уровне и разрушают барьер между ними.

При креативной терапии, сопровождаемой теплыми эмоциями и показом того, что надо делать и как, проводимой в малых группах детей (3-5 человек) при одновременном участии родителей, у детей не только возникают стремление к взаимодействию, но и появляется своеобразный дух соревнования - кто сделает лучше, быстрее, красивее. Особенно, если сюжеты, нарисованные ребенком или предметы, вылепленные из пластилина, оказываются выставленными для всеобщего обозрения. В процессе рисования, лепки и др. происходит также улучшение тонкой моторики, формирование пространственных представлений, стремление к красоте.

Продукты творческой деятельности являются диагностическим показателем динамики психического состояния ребенка и служат одним из оснований для составления и изменения разноуровневых программ.

Театральная и близко стоящая к ней музейная терапия оказывают мощное стимулирующее воздействие на психику ребенка. При этом виде помощи ребенок становится в позицию выбора роли и ее взаимодействия с ролями других детей. В процессе этого выбора раскрываются мотивы и возможности ребенка. Большое значение имеет участие ребенка совместно с педагогами и родителями в подготовке театрального реквизита. Репетиции детей, подготовка к ним способствуют совместной деятельности детей,т.е. опять же стимулируют общение. При постановке спектакля достигается большой положительный эмоциональный накал и сопереживание с аудиторией. Внешний мир утрачивает угрожающий характер и становится привлекательным.

Наряду с эстетопсихотерапией мы используем и другие методы. Выбор вариантов использования коррекционных технологий определяется:

• уровнем квалификации специалистов образовательного учреждения;

• актуальными возможностями воспитанников, обучающихся;

• материально-техническими условиями образовательного учреждения.

Мы приводим некоторые из распространенных коррекционных технологий.

Эвритмия. Берет начало из развивающего подхода, который предполагает, что нормально развивающиеся младенцы чрезвычайно предприимчивы в своих социальных взаимоотношениях. Это выражается в том, что развитие паттернов нормального общения происходит через процесс осуществления ребенком и его ближайшим взрослым окружением возрастающих по сложности взаимодействий, в которых младенец принимает активное участие с первых месяцев своей жизни. Нормальный младенец от рождения обладает способностью использовать невербальные навыки общения, такие как соответствующий контакт глаз, хватание, положение головы и тела, улыбка - все это появляется задолго до того, как произносятся первые слова или производятся первые жесты.

Таким образом, ребенок способен не только сам реагировать на взрослого, но и предлагает взрослому, довольно своеобразными способами, откликнуться на его призывы. Младенец может выражать свое одобрение и неодобрение, чувствовать, проявлять и разделять определенные стремления, просить что-либо, принимать или отвергать что-то с удовольствием, скукой или гневом, он может даже поддразнивать мать, используя движения и контакт глаз, - и все это может наблюдаться до достижения 12 месяцев.

У аутичного ребенка социальная адаптация и социальная эм-патия находятся в состоянии дефицита, а речевые нарушения еще более затрудняют процесс понимания и выработки навыков в этом направлении. В то же время большинство родителей аутичных детей находят, что их дети способны осуществлять грубые, разрушительные игровые действия, и в этот момент их отношение к родителям улучшается.

Цель эвритмии: предоставление аутичному ребенку определенных рамок, в которых он мог бы реализовать свои возможности, которые для нормального младенца являются естественным видом коммуникации, и таким образом создать паттерн диалогического общения для дальнейшего речевого развития. Эта терапия пытается создать что-то вроде диалога с ребенком любым способом, в котором

предложения к контакту могут поступать с обеих сторон. Большая часть этого обмена информацией в основном осуществляется в понятиях языка телодвижений, включая бег, прыжки, а также вокал, вдохи, контакт глаз и зрительное сосредоточение на одних и тех же объектах, таких как шелковый шарф, размещенный между взрослым и ребенком, воздушный шарик, диванная подушка и т.д. Со временем взрослые начинают обозначать пением действия ребенка, придавая словам одобрительный оттенок, значимость и силу.

Эвритмия отличается от традиционной музыкотерапии тем, что здесь основная цель музыкального воздействия заключается в создании отношений не между музыкой и ребенком, а между ребенком и тем значимым для него человеком, с которым он проводит все свое время. Для детей в возрасте до 4-х лет, которые еще не посещают детских учреждений, таким значимым человеком может оказаться кто-то из родителей, для детей, проводящих в школе полный учебный день, лучше всего чтобы им стал их учитель и было бы неплохо, если бы у него была возможность хотя бы один час работать с ребенком наедине, а не только фронтально. Совместные занятия ребенка с учителем и музыкотерапевтом позволяют: во-первых, формировать навыки музыкальной помощи в общении, которое более всего на данный момент необходимо ребенку (тогда как в традиционной музыкотерапии польза от взаимоотношений, устанавливаемых терапевтом, зависит от возможности переноса их на других людей); во-вторых, учитель использует в классе ритмы и диалоги, проработанные в музыкальной комнате, и может брать их за основу при обучении в течение недели. Причина, по которой музыка становится помощником, объясняется тем, что она более гибкая, чем разговорный язык, особенно если используется в сочетании с движениями. Подавляющее большинство наиболее продуктивных моментов лучше проводить в спокойной обстановке созерцания, когда взаимодействие учителя и ребенка становится почти подпороговым с точки зрения пения и развивается на базе почти неуловимой взаимной игры касаний, шепота и взглядов. Это как раз та чувствительная реакция на настроение, которая наиболее контрастирует с методикой выбора и позволяет различать чувства, испытываемые во время занятий.

С помощью эвритмии до ребенка пытаются довести практическое понимание того, что и диалог, и взаимодействие возможны,

и ввести его в состояние поддерживания этого типа общения через опыт, который сам по себе коммуникативен и является аналогом активной речи. В процессе занятия ребенок сам формирует сильные личностные и доверительные связи со своим учителем, которые переносятся в класс и сохраняются в течение всей учебной недели. Лингвистические навыки устной или жестовой речи накладываются на те рамки, которые созданы этой предварительной работой и, как оказалось, обучение речи идет с большей гибкостью и социальным отзвуком, чем когда работают только по линии коррекции поведения. Звуковое повторение не является большой проблемой для аутичных детей, и они могут осуществлять перенос сформированных навыков более свободно. Необходимо подчеркнуть, что эвритмия является частью школьного учебного плана, как бы «проторяет путь» для обучения по другим дисциплинам, что, в свою очередь, формирует целостную систему школьной интеграции. Эвритмия пригодна для любого ребенка с аутизмом, вне зависимости от тяжести нарушения или от интеллектуального уровня. Более способные дети, пройдя через эту терапию могут быть возвращены в массовые школы, где помощь им уже будет оказываться посредством других приемов, в большей мере развивающих социальную эмпатию и социальную адаптацию, но на более высоком уровне. Для менее способных детей, наличие более высокой степени коммуникации, также позволит достигнуть больших успехов в обучении и социализации.

При организации эмоционально-уровневой терапии учитываются компенсаторные формы защиты при аутизме. О.С.Никольская и соавт. (1997) выделяют четыре основных формы проявления аутизма по уровню эмоциональной регуляции, определяющему сущность проявлений, стратегию поведения ребенка и стратегию работы с ним.

1. Аутизм как полная отрешенность от происходящего:

• сущность - отсутствие речи, невозможность организовать деятельность ребенка, выраженный дискомфорт во взаимоотношениях с окружающим с раннего возраста, крайние проявления аутизма;

• стратегия поведения - уход от любого взаимодействия с окружающим;

• стратегия работы - развитие активной избирательности и выработка устойчивых форм поведения и деятельности.

2. Аутизм как активное отвержение:

• сущность - аутизм проявляется не как отрешенность, а как высокая избирательность в отношениях с миром, признаки задержки психического развития, задержка развития речи;

• стратегия поведения - наибольшая распространенность стереотипии, ритуалы, бурные проявления агрессии и аутоагрессии, симбиотическая связь с близким взрослым;

• стратегия работы - преобразование стереотипа защиты в стереотип связи с миром.

3. Аутизм как захваченность аутистическими интересами,

• сущность - стойкая стереотипная привязанность к собственным стойким интересам, могут определить для себя цель и развернуть сложную программу действий по ее достижению, экстремальная конфликтность, невнимание к мнению и интересам других, хорошее развитие речи;

• стратегия поведения - навязчивые устойчивые стереотипии, направленные на аутостимуляцию посредством актуализации неприятных и пугающих впечатлений (фантазии, разыгрывание сюжетов, монологи на определенную тему), в отличие от 2 группы не так внимательны к детальному сохранению окружающей обстановки, важнее неприкосновенность программ поведения;

• стратегия работы: продвижение во взаимодействии с окружающими, развитие диалога с людьми.

4. Аутизм как чрезвычайная трудность организации общения и взаимодействия:

• сущность - наиболее легкий вариант, повышенная ранимость, тормозимость в контактах, сильная зависимость от эмоциональной поддержки взрослых, стереотипии проявляются в напряжненных ситуациях, не носят изощренного характера,

• стратегия поведения - не развивают специфической аутисти-ческой защиты, стереотипность проявляется как особый педантизм, повышенное стремление к порядку, обращение за поддержкой и подсказкой близких,

• стратегия работы - обеспечение атмосферы принятия и безопасности, создание спокойного устойчивого ритма занятий, развитие замещающих способов получения удовольствия от реализации своих интересов и предпочтений, выработка собственной линии поведения.

Учитывая, что организация вариантов помощи при этих формах представляет собой стройную и подробно описанную отечественными специалистами систему, следует обратиться к книге О.С.Никольской, Е.Р.Баенской, М.М.Либлинг(1997).

Поведенческая терапия.

Разработана в рамках бихевиорис-тического течения в психологии. Изначально сущностью метода являлась выработка у ребенка способов поведения (деятельности) и адекватного решения задач посредством оперантного обусловливания с использованием системы подкреплений (как позитивных, так и негативных). С развитием необихевиоризма большое внимание стало уделяться социально-когнитивным аспектам обучения, построенным на наблюдении за деятельностью поведенчески сохранных сверстников.

Структура программы в качестве основной цели предусматривает необходимость наибольшего приближения аутичного ребенка к возможностям обучения нормальных детей. Нормально развитый ребенок учится везде и всегда, включая вечернее время, выходные и каникулы. Множество типов поведения, соответствующие огромному числу возможных ситуаций, ребенок наблюдает и учится подражать большому количеству людей, включая сверстников. Дети с аутизмом не могут обучаться таким же образом. Для того чтобы добиться оптимальных результатов в их коррекции и обучении необходимо, чтобы взрослые, работающие с ребенком, были обучены умению заполнять все жизненное пространство ребенка в школе, дома и в свободное время. При этом включение родителей, других членов семьи, сверстников является жизненно необходимым и обуславливает генерализацию терапевтического эффекта.

На ранних этапах работы большая часть времени уходит на обучение ребенка имитации, которая является ядром этого метода, в основном невербально и лишь иногда вербально. Со временем ребенок начинает посещать дошкольное учреждение или школу, вначале лишь часть учебного дня, затем более длительное время. Специалисты должны заранее решить, в каких школьных заданиях ребенок может добиться наибольшего успеха. Необходимый навык затем вырабатывается и далее шлифуется дома до того, как ребенок будет участвовать в коллективной деятельности. Таким образом ребенок уже будет подготовлен к участию в той или иной деятельности, нужно будет лишь перенести навыки выработанного

поведения из привычных домашних условий в школьную среду. Тонкость имитационной подготовки заключается также в обучении искусству наблюдения: «дети учатся учиться, наблюдая за тем, как учатся другие дети».

Нет оснований считать, что современные поведенческие программы вмешательства могут быть одинаково пригодными для всех аутичных детей. Представляется, что в отечественных условиях этот метод более целесообразен в тяжелых случаях аутизма с сопутствующей выраженной интеллектуальной недостаточностью, препятствующей освоению адекватных способов общения и осознания окружающей действительности.

В своей деятельности мы включаем элементы поведенческой терапии во все формы организованной помощи детям.

ТЕАССН-программа. ТЕАССН расшифровывается как «Лечение и обучение детей, страдающих аутизмом и другими подобными нарушениями коммуникации». Представляет собой преемственную последовательность специальных программ, ориентированных на использование в течение всей жизни аутичного человека любого возраста и уровня интеллектуального развития. Построена на следующих основных принципах, в основе которых лежат когнитивные теории аутизма:

1) специальная организация пространства;

2)визуализация;

3) структурирование времени;

4) «обратная» интеграция.

Мы не останавливаемся подробно на деталях программы, так как они достаточно освещены в литературе (Т.Питерс, 1999).

Групповая терапия. Групповая терапия основана на методике Kitahara, которая применялась ею в частной школе города Токио, а затем в Бостоне (школа Higashi), где аутичные дети обучаются вместе с нормально развитыми детьми (вариант интегрированного обучения). Основная идея - соответствие групповой норме и имитация выработанной модели поведения.

Главный принцип - формирование у ребенка «ритма жизни» методом слияния с групповыми процессами. Основная часть этого ритма ощущается физически. Цели: стабилизировать детскую эмоциональную сферу, которая находится в ослабленном состоянии,

что предполагает поддержку ребенка ритмом группы, принимающей его как себе подобного, улучшить физическое развитие и навыки самообслуживания ребенка через подражание группе, нормализовать интеллектуальное развитие через высоко структурированные и имитационные повторения различного рода шаблонов.

Эта практика расходится с традиционными ведущими принципами обучения аутичных детей, которые, наоборот, направлены на то, что ребенок нуждается в индивидуальном внимании и индивидуальной программе для адекватного развития.

Детей достаточно долго разубеждают в необходимости совершать индивидуальные спонтанные действия и побуждают вернуться «в строй», зачастую силовыми методами. Например, внимание к деструктивному поведению, такому как агрессия, нанесение себе вреда, самоподхлестывание, основано на преимущественном использовании переноса направленности этого поведения. Этот перенос заключается в том, что ребенок насильственно препровождается в лоно группы. Например, когда ребенок бросает поднос для еды, направляясь на свое место, взрослый незамедлительно дает ему другой поднос, и ребенок продолжает двигаться вместе со всеми детьми в том же направлении.

Когда ребенок начинает бить себя по лицу, взрослый моментально возвращает руки ребенка в то положение, в котором находятся руки у всех детей группы. Использование переноса направленности действия взрослого состоит из не-акцентированной реакции невербального характера. Таким образом, получается растворение любого проявления деструктивного поведения в групповом процессе.

В школе Higashi проводится тщательное обследование детей как при поступлении, так и регулярно в процессе обучения. Тем не менее результаты такого обследования не трансформируются ни в индивидуальные программы для каждого ребенка, ни хотя бы в какие-то меры по проведению индивидуальных лечебных мероприятий. Групповые действия являются основными, индивидуальные программы для детей не предусматриваются. Например, если у ребенка отсутствует речь, то ему не предлагается изучение жес-товой речи, он просто должен влиться в упражнения по декламации или пению, которые осуществляет группа, издавая хотя бы приблизительно похожие звуки. Ребенок должен сидеть тихо и слушать

словесные объяснения, даже если он ничего не понимает. Физические упражнения и групповой распорядок дня являются центральным звеном программы Higashi, мало внимания уделяется тому, чтобы каждый ребенок разобрался в понятиях и значениях, а первостепенную значимость имеет лишь формальное выполнение деятельности. Процесс обучения в школе основывается на механическом запоминании и на имитационной деятельности. Например, каждый месяц заучивается новая песня, которая повторяется неоднократно в течение дня, а кроме того происходит проговаривание в виде декламации большого количества событий и фактов.

Элементы групповой терапии нами иногда используются, т. к. в отдельных случаях оказывают успокаивающее действие на возбужденных детей и детей с деструктивным поведением.

Метод выбора A. S. Kaufman. Предусматривает работу с аутич-ным с ребенком один на один в течение всего дня. Этот метод не является чем-то принципиально новым, а вытекает из длительного опыта Kaufman (1950) обучения своего собственно аутичного сына с высоким уровнем интеллекта.

Состоит метод из двух частей:

• первая направлена на изменение точки зрения родителей и учителей на ребенка,

• вторая предполагает влияние этого нового отношения к ребенку на поведение родителей и учителей таким образом, что сам ребенок тоже начинает изменяться.

Метод не предполагает следование каким бы то ни было теориям возникновения аутизма, он лишь допускает то, что коммуникативные и когнитивные затруднения могут быть биологически обусловлены. Он также предполагает, что мозг ребенка обладает способностью восстанавливать свои функции до нормального состояния при создании соответствующих условий.

Изменение отношения родителей и учителей прежде всего заключается в выборе, который они делают между состоянием счастья и состоянием горя и разочарования от того, что у них есть такой ребенок. Родители должны принять решение принимать своего ребенка таким, каков он есть, и чтобы их любовь не зависела от каких бы то нИ было изменений, происходящих в нем. Если родители отбрасывают все негативные эмоции по поводу нарушений, имеющихся у

ребенка, они скорее отмечают продвижение ребенка вперед. Ребенок рассматривается как субъект пытающийся настолько, насколько это возможно, освоить мир, который он не понимает. Ему необходим опыт полного принятия его таким, каков он есть, что бы он ни делал, вместо того, чтобы подчинять его требованиям других людей.

Успех достигается взрослыми при индивидуальной работе с ребенком и при взаимодействии с ним на компанейских началах, чтобы ребенок понимал, что ему больше не нужно отгораживаться от окружающего мира. Необходимо играть с ним в его игры, принимая как должное все, что бы он ни делал, проявляя энтузиазм в любой выбранной им деятельности и по-настоящему присоединяться к нему в этом, например, имитируя его стереотипные действия. Можно также предлагать ребенку какую-то свою деятельность, но всегда быть готовыми к отказу. Абсолютный энтузиазм взрослых по поводу того, что делает ребенок, должен быть ярко выраженным до степени крайнего преувеличения, для того, чтобы у ребенка не закралось и тени сомнения в том, что он любим и нужен, и что все люди, которые его окружают, счастливы, что он такой, какой есть.

На практике, конечно, встречаются существенные различия между тем, что родители имитируют, и между искренностью в поддержке любой деятельности ребенка.

Ребенок, будучи крайне чувствительным, должен быть изолирован от всех, кто не знаком с принципами метода выбора. Для этого ему организуют собственное жизненное пространство - это одна комната или комната, совмещенная с ванной и туалетом, предпочтительно с односторонним зеркалом для возможности наблюдать за ним. Ребенок проводит все свое время, иногда в течение нескольких лет в этой комнате. Окно может пропускать свет, но не открывать обзора в окружающий мир.

Некоторые исследователи подвергают сомнению этот метод с точки зрения этики и здоровья, однако Kaufman считает, что это единственный путь предоставить ребенку возможность абсолютного самоконтроля. Аспект замкнутости затрудняет использование данного метода в школьных условиях.

Несомненным достоинством метода являются положительные изменения в состоянии родителей, которые полностью изменяют свое отношение к сложной психологической ситуации, связанной с

рождением аутичного ребенка. Принципы метода нами используются, особенно когда у родителей имеется отрицательное отношение к ребенку, но при этом мы абсолютно исключаем все формы изоляции ребенка.

Удерживающая терапия. «Форсированная поддержка» как метод была впервые предложена M.Welch. Сущность метода состоит в попытке форсированного, почти насильственного образования физической связи между матерью и ребенком, т.к. именно отсутствие этой связи считается сторонниками этого метода центральным нарушением при аутизме. Другие аспекты проявления аутизма, например, такой как глобальный дефицит языкового общения, либо игнорируются, либо их значимость снижается.

Назначение: пробиться через неприятие ребенком матери и развить в нем ощущение и привычку чувствовать себя комфортно. Этот подход включает в себя большую работу с родителями по разъяснению необходимости приучению ребенка к контакту с усиленным включением тактильных ощущений до тех пор, пока он не почувствует приятность от такого общения, несмотря на свое начальное отторжение. Рекомендуется во время тактильного контакта с ребенком говорить ему о своих чувствах, включая даже проявление гнева, мотивируя тем, что ребенок способен понимать язык и чувства матери, несмотря на то, что его эмоциональные особенности препятствуют процессу восприятия материнской ласки.

Варианты:

• систематические удерживающие упражнения, проводимые ежедневно;

• специально организованные, которые проводятся в состоянии возбуждения у ребенка или из-за каких-либо других изменений его эмоционального поведения.

Считается, что для того, чтобы ощутить комфортное состоя ние, надо испытать чувство дискомфорта, а для того, чтобы почувствовать защищенность, надо испытать состояние беззащитности. Для провокации неудовольствия у ребенка предлагаются также упражнения, как например: показ желанных предметов без возможности завладеть ими или дотронуться до них; предотвращение попыток ребенка сориентироваться в пространстве, поворачивая голову или оборачиваясь: воздействие на ребенка такими стимулами,

которые являются для него сверхчувствительными (длительный поцелуй, если он этого не выносит, шептание прямо в ухо, если у него повышенная чувствительность к близким звукам и т.п.). Мать должна четко контролировать и предотвращать на вербальном и действенном уровне любую попытку ребенка причинить ей вред, но в то же время она должна продолжать упражнения. Занятие с ребенком заканчивается после того, как стороны пришли к соглашению, т.е. после того, как ребенок прошел через этап истощения и подчинения, что позволило матери предоставить ребенку комфортные условия покоя или спокойной непродолжительной игры. Совместный опыт матери и ребенка формирует возрастающее чувство взаимной привязанности и, как результат, закрепляет коррекцион-ное воздействие.

Достоверных результатов от применения метода с обследованием ребенка до и после терапии у нас не имеется, но дает он какое-либо улучшение в состоянии ребенка, или нет, но в нее безусловно входит компонент, который умышленно вызывает у ребенка отвращение и стресс.

Однако, фактор «удержания» может быть ребенком также желательным. Это происходит в тех случаях, когда он нуждается в дополнительной защите от агрессивного воздействия внешней среды (Т.Грэндин, 1998).

Нами метод используется только в исключительных случаях, только как эпизод в основной работе.

Все эти и многие другие варианты могут быть использованы в работе с аутичными детьми. Однако, основным, по нашему мнению, является выбор того подхода, который соответствует реальным возможностям ребенка. А в условиях отечественного образовательного учреждения использование того или иного метода представляется нецелесообразным без учета разработанных в рамках дефектологии (а затем коррекционной педагогики и специальной психологии) принципов обучения и воспитания ребенка с проблемами в развитии.

Контрольные вопросы

1. Как Вы понимаете сущность и возможности использования удерживающей терапии?

2. Определите основные положения поведенческой терапии при аутизме.

3. Насколько возможно, по Вашему мнению, использование в практике отечественных специальных (коррекционных) образовательных учреждений методов групповой терапии и выбора?

4. Каковы принципы, лежащие в основе эмоционально-уров-невой терапии?

5. Какие теоретические представления положены в основу ТЕ-АССН-программы?

Предыдущая статья:Этап - динамической диагностики Следующая статья:ФОРМАЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ
page speed (0.0421 sec, direct)