Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Философия

Аналитическая философия истории  Просмотрен 24

Данто, Артур

Аналитическая философия истории. Перевод с англ. А. Л. Ни-

кифорова, О. В. Гавришиной — М: Идея-Пресс, 2002. — 292 с.

Данто полагает, что задача философии не в том, чтобы размышлять

или говорить о мире, а, скорее, в том, чтобы анализировать способы раз-

мышлений и высказываний о мире. Его книга — первый на русском язы-

ке анализ исторического мышления и языка, открывающий структуру

самой истории.

 © Перевод с англ. А. Л. Никифорова

(предисл., гл. 1—6, 9—10, 12), 2001;

О. В. Гавришиной (гл. 7—8, 11), 2001

© Научная редакция Л. Б. Макеевой, 2001

© Художественное оформление Идея-Пресс, 2001

© Идея-Пресс, 2002

 

 

Предисловие

 

Иногда утверждают, что задача философии заключается не в

том, чтобы размышлять или говорить о мире, а скорее в том, чтобы

анализировать способы размышлений и высказываний о мире. Посколь-

ку, однако, у нас нет иного доступа к миру, кроме как через посред-

ство мышления и языка, постольку, даже ограничиваясь рассмотре-

нием последних, мы едва ли избежим каких-либо утверждений о са-

мом мире. Философский анализ наших способов размышлений и выс-

казываний о мире становится, в конце концов, общим описанием того,

каким мы обязына представлять мир при существующих способах

мышления и языка. Короче говоря, систематически применяемый ана-

лиз приводит к дескриптивной метафизике.

Нельзя переоценить то, в какой степени наши обыденные спосо-

бы мышления о мире являются историческими *. Это проявляется,

помимо всего прочего, в огромном количестве терминов нашего язы-

ка, правильное применение которых даже к современным объектам

предполагает исторический образ мышления. Если бы когда-нибудь

появился народ, действительно мыслящий неисторично, мы узнали бы

об этом благодаря тому, что общение с ним было бы затруднено,

ибо обширные области нашего языка нельзя было бы перевести на его

язык. Попытка мыслить неисторично потребовала бы от нас, по край-

ней мере, ограничить язык, ибо мы вынуждены были бы обходиться

лишь фрагментом нашей обычной лексики и грамматики. В самом

деле, в своих описаниях нам пришлось бы ограничиваться лишь теми

предикатами, которые удовлетворяют эмпирическим критериям ос-

мысленности. Эмпирики, признавшие осмысленным только такой ог-

раниченный словарь, столкнулись с проблемами в связи с историей,

что вполне естественно, если учесть предлагаемые ими критерии.

Достоинство эмпиризма заключается в его строгости. Лишь решая

поставленные им проблемы, мы начинаем открывать неясные конту-

Слово «исторический» здесь и далее означает лишь одно: «относящийся к истории», «свя-

занный с прошлым». — Прим, перев.

ры исторического мышления и благодаря этому структуру самой

истории. В этой книге предпринят анализ исторического мышления

и языка, представленный в виде цепочки аргументов и разъяснений,

выводы из которых образуют дескриптивную метафизику истори-

ческого существования.

Для предварительных замечаний сказанного достаточно, и сказа-

но все это лишь для того, чтобы как-то разъяснить название книги и

то, в каком духе она написана. В конце концов, я, как это ни странно,

считаю, что философии есть что сказать, что средством для этого

служит «анализ», который я истолковываю эклектически (в том

смысле, который придали этому термину художники Болонской шко-

лы), и что дистанция от Кембриджа до Сен-Жермен-дю-Пре не столь

велика, как кажется.

Большая часть этой книги была написана в течение годового от-

пуска, предоставленного мне Колумбийским университетом, и под-

держана стипендией Американского совета научных обществ. Я бла-

годарен этим учреждениям за их существенную помощь и поддерж-

ку. Моим более ранним исследованиям способствовали две летние суб-

сидии, полученные от Колумбийского совета по исследованиям в об-

ласти социальных наук. Два раздела книги, а именно главами VIII и

XII, впервые были опубликованы в виде статей в журналах «History

and Theory» и «Filosofia» (Турин; 4-й Международный выпуск, но-

ябрь 1962), и я благодарен издателям этих журналов за разрешение

использовать этот материал еще раз.

Есть три человека, перед которыми я нахожусь в интеллекту-

альном долгу. Первым из них является проф. Уильям Боссенбрук, чьи

лекции по истории в университете Уэйна пробудили у меня и целого

поколения студентов интерес к миру разума. Его лекции были самы-

ми интересными из тех, которые я когда-либо слышал, и в результа-

те я посвятил свою жизнь изучению истории. Второй это проф.

Эрнст Нагель, работы которого по философии науки, в частности

по проблеме редукции, являются образцовым философским достиже-

нием. Мне были полезны его пример и его поддержка. Третьим явля-

ется мой близкий друг и коллега проф. Сидней Моргенбессер, человек

живой, остроумный, обладающий необычайной философской прони-

цательностью. Его преданность высшим стандартам философской

честности производит глубокое впечатление на всех, кто с ним зна-

ком. Эти три человека оказали влияние на мою книгу.

Мои размышления были стимулированы и многими другими людь-

ми, порой даже независимо от них самих. Когда они прочтут эту

книгу, они встретят отдельные фразы или мысли, которые я извлек

из разговоров с ними и вставил в книгу, как кусочки мозаики в панно.

Вдобавок, я чувствую себя в особом долгу перед Юстасом Бачлерам,

Робертом Каммингом, Джеймсом Гутманом, Джудит Джарвис

Томсон и Джоном Германом Рэндаллом, каждому из которых я чрез-

вычайно благодарен. Мои дочери, Элизабет и Джейн, снабжали меня

примерами исторических объяснений, некоторые из которых приго-

дились мне при рассмотрении этой сложной темы.

Если этому сочинению присущи какая-либо ясность и литератур-

ный блеск, то этим я обязан моей жене Ширли Данто, чьим безоши-

бочным литературным вкусом и точностью суждений я руководство-

вался, работая над книгой. Там, где текст неясен, это обусловлено

тем, что я или не посоветовался с ней, или не послушался ее совета.

Но в любом случае я перед ней в неоплатном долгу.

Нью-Йорк, 1964

А.К.Д.

Глава I, Аналитическая и субстантивная философия истории И

Предыдущая статья:Приложение, Игорь С., 8 лет. Афония на почве рубцового стеноза гортани, сложная ди.. Следующая статья:Субстантивная и аналитическая философия истории
page speed (0.6215 sec, direct)