Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Литература

Я – Миро  Просмотрен 39

Золотухин вышел из дома, и направился в магазин, к Виталию Арнольдовичу. Под рукой он нес только что законченную реставрационную икону, в кармане лежал портсигар чистого серебра, гравированный собственноручно, штихелем было выгравировано несколько слов: ‘Подарок мэру города’. Он шел бодрой походкой и насвистывал мелодию ‘Yesterday’. Вдруг начался дождь, переходящий в ливень. Золотухин ускорил шаг, потом перешел на бег. Взбежав в магазин, он увидел, что икона ‘потекла’. У Золотухина была своя технология удешевления реставрационного процесса, она заключалась в том, что он использовал в качестве первого слоя не специальные дорогие краски, а обычную гуашь, затем покрывал ее слегка янтарным лаком, и готово, дешево и сердито. Но в этот раз, кто же знал, что пойдет такой ливень, одним словом, он увидел, краски потекли. Вышел из своего кабинета Виталий Арнольдович

-Что это такое, что с иконой?

-Она мироточит. – быстро нашелся Золотухин, и хотел было развить историю о чуде, но атеист по происхождению, Виталий Арнольдович, остановил его словами:

-Уберите, стыдно.

Золотухин не унимался, увидев в окно священника, отца Варфоломея, идущего по делам, выскочил, схватил его за рукав рясы и ввел его в магазин по ступенькам, на манер как волжские бурлаки водили баржи.

-Вот, отец Варфоломей, посмотрите, чудо, – начал Золотухин, - икона мироточит, подтвердите явление.

Отец Варфоломей сразу все понял, но брать чью-то сторону не хотел и потому, сославшись на занятость, быстро выскочил в дверь и пошагал по своим не мирским делам. С иконой было все ясно, прийдеться переделывать.

-Ну а что с портсигаром? – спросил Виталий Арнольдович.

-Я подписал штихелем: ‘Градоначальнику от добропорядочный торговых людей’

-Ой, оставьте вы ‘добропорядочных людей’ в покое, будто вы сами не знаете…

‘Да, день не задался, - подумал Золотухин, - оплаты не видать’

-Я сейчас уезжаю, надо отвезти уважаемому клиенту вот это фигуру, - он потащил к выходу антикварную статуэтку, изображающую мальчика с копьем, который прицелился для броска в невидимого зверя.

И вдруг, бац, ударом об дверной косяк Виталий Арнольдович отбил на статуэтке руку с копьем, и она упала с грохотом на пол.

Лицо Виталия Арнольдовича позеленело и изображало конец света: ‘Я же уже получил деньги, что же делать?!’. ‘Вот оно’ – подумал Золотухин и быстро открыл свой саквояж, и достал портативную бормашину, сделал два отверстия, одно в плече, другое в отбитой руке статуэтки, нарезал резьбу, достал двухстороннюю шпильку с нарезанной резьбой, вкрутил в туловище шпиатровой куклы, а затем накрутил руку с копьем, слегка промазав стык быстровысыхающим клеем.

-Готово, – сказал он.

Не верящий в быстрое спасение статуэтки Витали Арнольдович прослезился и, подойдя к иконе, сказал:

-А ведь вы правы, я нахожу, что мироточит действительно, оставляйте, я подумаю об этом, и портсигар также, надпись подойдет, зайдите к кассиру и получите вознаграждение.

Счастливый Золотухин выскочил из магазина в хорошем настроении, похрустывая новенькими купюрами, но не это волновало его, а какое-то новое чувство бескорыстного счастья, которое он никогда не испытывал. Ему вспомнился Зеленый, когда он поломал ногу и всю зиму лежал дома загипсованный, и был всю зиму трезвым, и вся семья его была счастлива. И когда Золотухин приходил проведать, то видел, как светилось от счастья лицо жены Зеленого. Нет, это не то. Ему вспомнился его дядька, которому вырезали пол желудка и он не пил два года, боясь, что разойдутся швы и видно было, каким счастливым стал этот человек, он ездил в Кисловодск и привозил разные подарки родственникам. Нет, и это не то. Золотухин вдруг понял, что он счастлив не по земному, это миро, которое лилось на него в виде дождя, давало ему приток энергии и необъяснимого счастья. Миро лилось с неба и вместе со слезами Золотухина стекало на рубашку. Шли прохожие, о чем-то разговаривали, и Золотухин ощутил вдруг, что он любит их, и всех людей в мире, и всех луганчан, и весь этот родной город. Он ясно решил, что сейчас, с этой минуты будет жить и работать для всех луганчан, он сейчас придет домой, обтянет холсты, напишет свою лучшую картину, он изобразит родной город, где живут счастливые, радостные люди и он подари ее городу, и он напишет еще много замечательных картин, и продаст их за символическую цену, лишь бы хватало на краски. Он шел и мечтал, а миро небесное лилось на его голову. Он точно знал, что напишет эти картины, и они будут радовать людей, и при нем, и после него.

 

Предыдущая статья:Хагакурэ - Сокрытое в листве 8 страница Следующая статья:Задача 1, первоначальная стоимость основных фондов
page speed (0.0107 sec, direct)