Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | История

За кулисами второй мировой войны 15 страница  Просмотрен 40

Правда, Черчилль и Рузвельт для проформы пригласили советских военных представителей прибыть в Каир, где была намечена встреча перед Тегераном. Черчилль надеялся, что советские делегаты приехать не смогут. Так это и произошло. Советская сторона воздержалась от участия в Каирской конференции потому, что там должен был присутствовать представитель гоминьдановского Китая. Участие в ней представителя СССР могло повлечь осложнения в японо-советских отношениях685.

Вечером 11 ноября 1943 г. Рузвельт покинул Белый дом и отправился в сопровождении Гопкинса, Леги, Болена на морскую базу "Куантико" в Виргинии. Затем на яхте "Потомак" президент и сопровождавшие его лица прибыли в порт Хемптонроуд, где их ожидал новый линейный корабль "Айова". Здесь к президенту присоединились генерал Маршалл, адмирал Кинг, генерал Арнольд до 60 человек политиков, дипломатов и военных686.

13 ноября линкор "Айова", эскортируемый эсминцами, вышел в Атлантический океан, взяв курс к берегам Европы. В пути Рузвельт продолжал усиленную подготовку к "Эврике" и "Секстанту" (так была зашифрована каирская встреча Рузвельта, Черчилля и их штабов). В океане не обошлось без инцидента: один из сопровождавших "Айову" эсминцев по ошибке выпустил в линкор торпеду, прошедшую от него в двухстах метрах687.

Утром 20 ноября линкор "Айова" пришвартовался в Большой гавани алжирского порта Оран, покрыв расстояние 3806 миль. Здесь Рузвельта встретили его сыновья - полковник Эллиот Рузвельт, лейтенант Франклин Д. Рузвельт и генерал Эйзенхауэр. В тот же день вечером президент прибыл на аэродром "Ла Синия". Транспортный самолет президента "Дуглас С-54", за которым неофициально, но прочно закрепилось название "Священная корова"688, вылетел в Тунис. За короткое время, проведенное в Тунисе, Рузвельт осмотрел развалины древнего Карфагена, знаменитый амфитеатр, акведук, расспрашивал о пунических войнах, проехал мимо дворца тунисского бея. Он видел недавние поля сражений, сожженные немецкие танки, самолеты поверженного "лиса пустыни" Роммеля, инспектировал воинскую часть летчиков, где служил Эллиот Рузвельт. Затем он вылетел в Египет.

Рано утром 22 ноября самолет Рузвельта коснулся колесами бетонной дорожки каирского аэродрома английских военно-воздушных сил. По прибытии Рузвельт, Гопкинс, Леги разместились в вилле американского посла Арчибальда Кэрка, в Менд, западном пригороде Каира, недалеко от пирамид.

Черчилль отправился в путешествие из Плимута на корабле "Ринаун", который утром 21 ноября бросил якорь в Александрии. Небольшой перелет, и вскоре Черчилль и сопровождавшие его лица, среди них и дочь Сара Оливер, расположились среди раскинувшихся Кассеринских рощ в вилле английского посла в Египте Кэзи, в нескольких километрах от Каира689. Недалеко от его виллы уже обосновались Чан Кайши с супругой.

Операция "Секстант" должна была начаться около 22 ноября 1943 г.

Как стало известно из недавно рассекреченных английских документов, английское правительство тщательно готовилось к Тегеранской конференции, вырабатывало планы предварительного сепаратного сговора с США, с тем чтобы продиктовать советской делегации свою программу, связанную со средиземноморско-балканской стратегией Черчилля, с саботажем открытия второго фронта.

За 10 дней до конференции генерал Исмэй - начальник штаба министра обороны получил задание подготовить вопросы повестки дня в Тегеране "для наших переговоров с дядей Джо (т. е. со Сталиным. - Ф. В.), а также для заседаний на конференции "Каир III" военных представителей трех держав"690, т. е. Англии, США, СССР.

Буквально через день генерал Исмэй представил проект повестки дня конференции в Тегеране. "Главы английских и американских штабов, - гласил документ, - представят на рассмотрение главы советского Генерального штаба военные планы англо-американских сил на 1944 г."691 Поэтому "объектом дискуссий должен быть вопрос о помощи друг другу"692, хотя выражалась надежда на новое наступление войск Красной Армии на советско-германском фронте. Предлагалось обсудить в Тегеране и вопрос о вступлении Турции в войну против фашистской Германии693.

Перед прибытием английских представителей в Каир, 18 ноября 1943 г., состоялось сепаратное совещание английских политических и военных деятелей на Мальте. На нем присутствовали: Черчилль; А. Брук - начальник имперского генерального штаба; Ч. Портал - главный маршал авиации; Э. Кеннингхэм - 1-й морской лорд; X. Исмэй - начальник штаба министра обороны. Здесь У. Черчилль снова развивал свой неизменный план балканской стратегии.

"Новые усилия, считал он, - должны быть предприняты, чтобы установить контроль в Адриатике. Необходимо провести операции на Балканах"694.

В то же время в меморандуме, представленном 20 ноября 1943 г. английскому комитету начальников штабов, Черчилль предлагал не допустить в Тегеране принятия плана открытия второго фронта в Европе. Иными словами, он стремился пересмотреть принятые в Квебеке решения. "Над нами, - писал Черчилль в меморандуме, - нависла тень "Оверлорда"... Ныне мы стоим перед лицом фиксации цели и даты "Оверлорда", что будет мешать планам военной кампании в Средиземном море"695.

Для будущей дискуссии в Тегеране Черчиллю был представлен доклад отдела планирования операций при Адмиралтействе, в котором изобретались аргументы в защиту тезиса перенесения операции "Оверлорд" (погода и т. д.)696. Черчилль предлагал употребить все военные силы на захват Рима, портов на побережье Далмации для продвижения в Югославию697.

На заседании англо-американского Объединенного комитета начальников штабов была выработана совместная линия на переговорах с китайской военной делегацией, намеченных на 23 ноября698.

В свою очередь в записке английского посольства в Каире, направленной Черчиллю по вопросу повестки дня в Тегеране, предлагалось рассмотреть следующие вопросы: о вовлечении Турции в войну путем давления на президента Иненю; о работе Европейской консультативной комиссии; о проблеме Польши и ее будущих границах. "Лучшим решением, - говорилось в записке, - должна быть "линия Керзона", за исключением Львова, который должен быть оставлен Польше"699. Польше предлагалось передать часть Восточной Пруссии, Данциг (Гданьск) и Оппельнскую провинцию в Верхней Силезии. За это от русских потребовать немедленного признания польского эмигрантского правительства в Лондоне700.

На документе посла стоит резолюция Идена: "Я согласен с этим"701. Таким образом, английские политики накануне каирской встречи с делегацией США готовились навязать в Тегеране свою точку зрения по важнейшим проблемам межсоюзнических отношений.

Каирская встреча Рузвельта и Черчилля, происходившая 22-26 ноября 1943 г., была очередной попыткой сговора английских и американских политиков за спиной союзника - СССР, генеральным смотром "боевых порядков"702 США и Англии перед Тегераном. Делегация США в Каире стремилась к тому, чтобы обсудить положение на Дальнем Востоке для нанесения решающего удара по Японии703. Чан Кайши был явно не у дел и "сильно мешал, - по словам Черчилля, - переговорам английских и американских штабов, пытаясь выдвинуть длинный, запутанный и второстепенный китайский вопрос на первое место в переговорах". Черчилль убеждал генералиссимуса и его жену подольше осматривать пирамиды, сфинкса и другие достопримечательности Египта.

Первое пленарное заседание Каирской конференции, где присутствовали Рузвельт, Черчилль, Чан Кайши, сопровождаемые Гопкинсом, Леги, Маршаллом, Кингом, Арнольдом (от США); Бруком, Порталом, А. Кеннингхэмом (от Англии), состоялось на вилле президента утром 23 ноября. Ему предшествовало совещание Объединенного комитета начальников штабов США и Англии, рассматривавшее повестку дня Каирской и Тегеранской конференций704.

Пленарное заседание было коротким: Черчиллю и Рузвельту явно мешало присутствие Чан Кайши. По совету Рузвельта адмирал Маунтбэттэн сообщил Чан Кайши о планах намеченных в Квебеке операций в Юго-Восточной Азии, о ходе военных действий в Бирме. Когда Чан Кайши попытался обсуждать этот вопрос, Черчилль бесцеремонно оборвал его705.

На следующий день Рузвельт созвал второе заседание Объединенного комитета начальников штабов, избавившись от участия китайской делегации. Главным был вопрос о военных операциях англо-американских войск в Европе и на Средиземном море. На первом месте было обсуждение плана "Оверлорд".

Несмотря на определенное, правда запоздалое, решение Квебекской конференции открыть фронт в мае 1944 г., Черчилль вновь ратовал за свой любимый балканский вариант, забыв о недавнем поражении английских войск по захвату Додеканезских островов - Кос, Самос, Лерос. Он доказывал необходимость захвата англоамериканскими войсками острова Родос, дальнейшего наступления на Адриатическое побережье (якобы для помощи 220-тысячной армии Тито)706.

Черчилль рисовал мрачную картину трудностей, связанных с осуществлением операции "Оверлорд", ставя ее в зависимость "от слабости врага", а не от степени готовности и решимости союзников осуществить операцию707, и заявлял, что Англия может выделить для этой цели всего... 16 дивизий.

Черчилль безосновательно доказывал, что отвод англоамериканских частей из района Средиземного моря вызовет "депрессию у солдат" на итальянском фронте. "Овер-лорд", резюмировал он, нужен, но он ставил его осуществление в зависимость от операций на Средиземном море, т. е. вновь отстаивал балканский стратегический вариант708.

В свою очередь Рузвельт отмечал, что "премьер Сталин придает "Оверлорду" величайшее значение, как единственной операции, заслуживающей внимания... Но логичной является проблема, в состоянии ли мы сохранить "Оверлорд" во всей его целостности и в то же время вести операции на Средиземном море"709.

Рузвельта, как и Черчилля, беспокоило быстрое продвижение Красной Армии на Балканы. "Что мы намерены делать в этой ситуации?" - вопрошал Рузвельт.

Президент и премьер вновь поручили своим штабам изучить проблему размеров и сроков военных операций в Европе и на Средиземном море в 1944 г.710 Начальники штабов Англии на заседаниях 24 и 26 ноября, подыгрывая Черчиллю, повторяли: "Погода может вызвать отсрочку операции "Оверлорд", помешать воздушным операциям"711. В результате окончательные решения по вопросам союзной стратегии в Европе в Каире не были приняты. Рузвельт считал, что это было бы расценено СССР как недружественный акт.

Прибывший на Каирскую встречу посол США в СССР А. Гарриман, докладывая на штабном совещании, отмечал: советские руководители информированы об "Овер-лорде" и верят в его осуществление. "Они верят, что второй фронт будет открыт"712.

Однако Черчилль искал все новые лазейки для осуществления своих планов удушения национально-освободительного движения народов Балканских и других стран Европы. Поэтому он так рьяно отстаивал планы "балканской стратегии" и перенес свои предложения на конференцию в Тегеране.

На первой Каирской конференции между Черчиллем и Рузвельтом также обсуждался вопрос о вовлечении Турции в войну на стороне союзников. Но более детально эта проблема рассматривалась на второй Каирской конференции в начале декабря 1943 г., после окончания Тегеранской конференции.

Вторая встреча Рузвельта, Черчилля и Чан Кайши состоялась 26 ноября. Была выработана заключительная декларация. Правда, было решено не публиковать ее до завершения Тегеранской конференции и одобрения документов Советским Союзом.

Декларация, принятая США, Англией и Китаем, гласила: "Три великих союзника ведут эту войну, чтобы остановить и покарать агрессию Японии... Их цель заключается в том, чтобы лишить Японию всех островов на Тихом океане... чтобы территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия, Формоза и Пескадорские острова, были возвращены Китайской Республике"713.

Завершив сепаратную встречу в Каире, а она вновь подтвердила различие точек зрения США и Англии по ряду вопросов глобальной военной стратегии между американскими и английскими политиками, Рузвельт и Черчилль направились в Тегеран.

Фашистская разведка готовится... к Тегерану

Ранним утром 27 ноября Рузвельт прибыл на каирский аэродром. В 7 часов утра президентский самолет поднялся в воздух, пересек Суэцкий канал близ Исмаилии, пролетел над древним Иерусалимом, мимо Багдада. Около 3 часов дня, после 6 1/2 часов беспосадочного полета, самолет "Священная корова" приземлился на тегеранском аэродроме, расположенном в нескольких километрах южнее города. Американская служба безопасности обеспечила строжайшую секретность - почти никто не встречал президента, не было выстроено почетного караула. Без эскорта бронемашин Рузвельт проследовал в миссию США в Иране, став гостем американского посланника Луиса Дрейфуса.

Черчилль направился из Каира в Тегеран также на рассвете 27 ноября, но своим путем. В Тегеране его встретили с большей помпой и меньшей степенью безопасности, хотя через каждые 40-50 м были выставлены персидские конные патрули, а впереди неслась, громко сигналя, полицейская машина. Черчилль остановился в здании английской миссии, почти примыкавшей к территории советского посольства в Тегеране. С помощью высоких щитов, перегородивших улицы, и удачного расположения охраны индийской бригады и советских войск безопасности создавался как бы единый изолированный район, обеспечивавший надежную безопасность участников конференции.

Накануне и в период второй мировой войны гитлеровская Германия превратила Иран в плацдарм для враждебных действий против СССР и Англии. Германия наводнила страны Ближнего и Среднего Востока, и особенно Иран, тайными агентами, "инструкторами", число которых к августу 1941 г. достигло 4 тыс. человек. Большая часть их действовала на границе с СССР. Они создавали "пятую колонну" в Иране714.

В правительственных учреждениях Ирана подвизались германские "советники" - агенты абвера, гестапо, стремившиеся вовлечь страну в войну против СССР. Немцы имели в Иране тайные аэродромы в пустынях, склады оружия и боеприпасов, организовывали и обучали диверсионные группы, перебрасываемые в СССР. Создалась серьезная угроза фашистского переворота в Иране, опасность для СССР и всей антифашистской коалиции. Неоднократные попытки Советского правительства повлиять на правительство прогермански настроенного Реза-шаха оказались безрезультатными.

Стремясь предотвратить враждебные СССР и его союзникам происки германской агентуры, союзные державы решили ввести в Иран свои войска715. В соответствии со статьей 6 советско-иранского договора 1921 г. СССР в августе 1941 г. ввел свои войска в Северный Иран. Одновременно на Юг Ирана были введены английские войска. Реза-шах отрекся от престола и выехал в Южную Африку.

Хотя Иран был основательно очищен от немецко-фашистской агентуры, тайные агенты секретных служб Канариса и Шелленберга, гестапо, ведомства Риббентропа, уйдя в глубокое подполье, продолжали свою грязную работу.

Перед немецким шпионско-диверсионным центром в Иране была поставлена главная задача - нарушать коммуникации от Персидского залива к границам СССР, по которым США и Англия поставляли вооружение и снаряжение для Красной Армии. Немецкие шпионы и диверсанты неоднократно взрывали мосты, туннели, рельсовый путь Трансиранской магистрали716.

На севере Ирана тайно подвизался под видом муллы бывший германский генеральный консул в Тавризе эсэсовский агент Юлиус Шульце (Хольтус). В 1943 г. Шульце скрывался у руководителя кашкайских племен Насер-хана в районе Исфагана - бывшей столицы Ирана. Он поддерживал радиосвязь с Берлином. В районе Тегерана орудовал резидент гестапо некий Майер, замаскировавшийся под могильщика на армянском кладбище столицы и в свою очередь поддерживавший связь с Шульце717. Хотя иранское правительство приняло некоторые меры в отношении групп Майера и Шульце, арестовало и выслало некоторых лиц из страны, их агенты, в частности Роман Гамота, еще скрывались в Тегеране и могли организовать покушение на "большую тройку"718.

Накануне Тегеранской конференции фашистской разведке стало известно о подготовке встречи "большой тройки" (очевидно, сведения об этом просочились через английского посла в Турции Хьюджессена, камердинером у которого служил агент фашистской разведки).

Фашистская разведка разрабатывала секретный план под кодовым названием "Дальний прыжок", предусматривавший убийство Сталина, Рузвельта и Черчилля, намереваясь тем самым изменить весь ход второй мировой войны. Осуществление этого грязного и коварного замысла было поручено убийце бывшего австрийского канцлера Дольфуса штурмбанфюреру СС Отто Скорцени. Руководство всей операцией было возложено на главаря СД (службы безопасности) Кальтенбруннера.

Незадолго до Тегеранской конференции на "помощь" Шульце и Майеру из копенгагенской школы диверсантов в район Шираза были сброшены самые опытные немецкие диверсанты-убийцы во главе с гестаповским штурмбанфюрером Мерцем, снабженные помимо радиопередатчиков большим количеством оружия, бомбами. Диверсанты были укрыты в надежном убежище719. Однако немецким агентам не удалось осуществить свой коварный замысел: советская разведка раскрыла планы фашистских убийц.

Из далеких ровенских лесов временно оккупированной Советской Украины, из партизанского отряда Медведева, в Москву поступил сигнал о подготовке покушения на членов "большой тройки" в Тегеране. Раскрыть намерения фашистской разведки удалось легендарному советскому разведчику Николаю Кузнецову через штурмбанфюрера СС Ортеля, с которым он, "Пауль Зиберт", познакомился в оккупированном фашистами советском городе Ровно.

Ортель агитировал Пауля Зиберта - Кузнецова перейти на службу в СС и сделать "блестящую карьеру".

Для начала он предложил ему "рискнуть жизнью" поехать в столицу Ирана Тегеран. В Тегеране, проболтался Зиберту - Кузнецову Ортель, "...соберется в ноябре "большая тройка": Сталин, Рузвельт и Черчилль". Ортель недавно вернулся из Берлина и получил задание от главы гестапо Мюллера "ликвидировать "большую тройку"720.

Аналогичные сведения поступили в Москву и по другим каналам. Срочно были приняты меры, обеспечивавшие безопасность "большой тройки".

Такой мерой было бы переселение Рузвельта в здание советского посольства или английской миссии в Тегеране. Дело в том, что американская миссия находилась на окраине города, в нескольких километрах от советского посольства и британской миссии. Это означало, что Рузвельту пришлось бы два-три раза в день ездить в советское посольство, где были намечены пленарные заседания конференции, подвергаясь опасности нападения агентов фашистской разведки. Не подозревая о грозившей ему опасности, Рузвельт сначала отказался от этого предложения, сделанного ему еще перед отъездом из Каира. Он не хотел быть в какой-либо степени связанным, чувствовать себя "гостем" на частице советской или английской земли в Иране.

Однако, когда руководителям Советского правительства стало известно о подготовке покушения на членов "большой тройки", нарком иностранных дел СССР пригласил в советское посольство в Тегеране посла США в Москве Гарримана, сообщил ему о готовящемся покушении и советовал убедить президента переехать в советское посольство в Тегеране721.

Гарриман, встретившись с Рузвельтом, настоятельно рекомендовал ему занять подготовленную в советском посольстве резиденцию722.

Черчилль также убеждал Рузвельта принять этот разумный совет. Президент согласился и 28 ноября переехал вместе с Гопкинсом, Леги в центральный дом советского посольства723. Рузвельту были оборудованы шесть комнат кабинет, столовая, спальня, кухня. Гостиная президента сообщалась прямо с большим залом, где встречалась "большая тройка". Они были гораздо удобнее помещений миссии США, имели центральное отопление (что для Тегерана большая редкость), а главное, надежно обеспечивалась безопасность участников конференции.

После окончания Тегеранской встречи и возвращения в Вашингтон Рузвельт сделал специальное заявление на пресс-конференции, почему он остановился в Тегеране в советском посольстве, а не в американской миссии (лживая "желтая пресса" США охарактеризовала этот шаг Рузвельта как "похищение президента советским ГПУ"). Президент заявил: главе советского правительства "стало известно о германском заговоре", о возможности покушения, поэтому он просил его (Рузвельта. - Ф. В.) "остановиться в советском посольстве, чтобы избежать необходимости поездок по городу".

Для немцев было бы довольно выгодным делом, добавил Рузвельт, "если бы они могли разделаться с маршалом Сталиным, Черчиллем и со мной в то время, как мы проезжали бы по улицам Тегерана"724. Остальные члены американской делегации и технический персонал размещались в миссии США и за городом, в Кемп-парке, где находился американский штаб войск в Иране.

Члены советской делегации, прибывшие 27-28 ноября, разместились близ главного здания посольства в небольшом доме, занимаемом советским послом в Иране М. А. Максимовым. Здание советского посольства в Тегеране, по свидетельству Черчилля, на несколько дней превратилось "в центр всего мира"725.

Работа "Эврики"

В воскресенье 28 ноября 1943 г. в 4 часа дня открылось первое пленарное заседание Тегеранской конференции, продолжавшееся три с половиной часа. В большом зале стиля ампир за круглым столом впервые за четыре с лишним года второй мировой войны собрались политические руководители трех держав. В состав советской делегации входили председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР И. В. Сталин, народный комиссар иностранных дел В. М. Молотов и маршал К. Е. Ворошилов.

Делегацию США возглавлял президент Ф. Д. Рузвельт. В ее составе были специальный помощник президента Г. Гопкинс, посол в СССР А. Гарриман, начальник штаба армии США генерал Д. Маршалл, главнокомандующий военно-морскими силами США адмирал Э. Кинг, начальник штаба военно-воздушных сил США генерал Г. Арнольд, начальник штаба президента адмирал У.

Леги.

Делегацию Англии возглавил премьер-министр У. Черчилль. В нее входили министр иностранных дел А. Иден, начальник имперского генерального штаба генерал А. Брук, посол в СССР А. Керр, первый морской лорд Э. Кеннингхэм, фельдмаршал Д. Дилл, главный маршал авиации Ч. Портал, начальник штаба министра обороны X. Исмей726.

При полной противоположности политических взглядов представителей двух общественных систем, при самом различном понимании целей войны у них была и общая задача - разгром фашистской Германии и ее союзников. При этом СССР стремился восстановить мир на истерзанной германским фашизмом и японским милитаризмом Земле, а США и Англия надеялись устранить своего опасного конкурента.

Поскольку в Тегеране не было утвержденной повестки дня, дискуссии велись свободно, подчас недостаточно систематично, затрагивая разные проблемы. По взаимной договоренности Рузвельт был избран председателем конференции, что он и осуществлял на всех четырех пленарных заседаниях с большим искусством, тактом и хладнокровием.

Рузвельт открыл заседание поздравлением, заявив:

"Я хочу заверить членов новой семьи - собравшихся за этим столом участников настоящей конференции - в том, что мы собрались здесь с одной целью, с целью выиграть войну как можно скорее..."727 Он предлагал обсудить и другие проблемы, например послевоенного устройства.

Черчилль, взявший слово за Рузвельтом, четким голосом чеканя фразы с мастерством прирожденного оратора, сказал о встрече: "Это - величайшая концентрация мировых сил, которая когда-либо была в истории человечества. В наших руках решение вопроса о сокращении сроков войны, о завоевании победы, о будущей судьбе человечества..."728

Если бы Черчилля по-настоящему беспокоили судьбы человечества, британские и американские армии сделали бы все возможное, чтобы своевременно открыть второй фронт, спасти тем самым миллионы человеческих жизней. А пока это были лишь хорошие слова.

Глава советской делегации, приветствуя участников конференции, выразил надежду на ее успех, пожелав "использовать ту силу и власть, которую нам вручили наши народы"729.

Важнейшими вопросами, обсуждавшимися в Тегеране, были военные проблемы, и в частности дальнейшего ведения войны - вопрос о втором фронте730. Открытие второго фронта означало бы сокращение сроков кровопролитной войны, спасение человеческих жизней, помощь Красной Армии, по-прежнему сражавшейся один на один. Для СССР это был и политический вопрос, связанный с освободительным характером войны731. Грубое нарушение Англией и США твердых обязательств об открытии второго фронта в 1942-1943 гг. нанесло огромный ущерб общей борьбе против фашистской Германии и ее союзников. Поэтому на первом же заседании глав правительств в Тегеране советская делегация настойчиво добивалась от правительств США и Англии точного выполнения принятых обязательств и осуществления крупных военных операций в Северной Франции. "По-моему, было бы лучше, - указывал глава советской делегации, - если бы за базу всех операций в 1944 году была взята операция "Оверлорд". Если бы одновременно с этой операцией был предпринят десант в Южной Франции, то обе группы войск могли бы соединиться во Франции. Поэтому было бы хорошо, если бы имели место две операции: операция "Оверлорд" и в качестве поддержки этой операции - высадка в Южной Франции"732.

Советская делегация считала, что наибольший результат с военной точки зрения дал бы удар по врагу в Северной или Северо-Западной Франции, являвшейся наиболее слабым местом германской оккупационной армии733.

Несмотря на принятые Рузвельтом и Черчиллем в Квебеке решения об открытии второго фронта в Европе 1 мая 1944 г., британский премьер вновь пытался ревизовать их, отказаться от выполнения или отсрочить операцию "Оверлорд".

Черчилль и в Тегеране отстаивал свою "средиземноморско-балканскую стратегию", настойчиво добиваясь принятия плана вторжения англо-американских войск на Балканы, в Восточное Средиземноморье, даже если это "задержит осуществление операции "Оверлорд" на 2-3 месяца"734. В качестве другого варианта Черчилль предполагал правофланговое наступление из Северной Италии на Вену, через Истрию и Люблянский проход.

До начала операций по форсированию Ла-Манша Черчилль убеждал провести операцию на итальянском фронте по занятию Рима. Он предлагал оставить в Средиземном море 20-23 дивизии для Италии и других объектов, в частности для наступления в северной части Адриатического побережья в сторону Дуная735. Нетрудно было понять: стремление Черчилля атаковать Германию не с запада, а с юга или юго-востока, склонить союзников предпринять операции на Балканах или в восточной части Средиземного моря распылило бы силы, повело к отсрочке или срыву "Оверлорда". Эти операции, как известно, не могли бы заменить второй фронт во Франции и преследовали не столько военные, сколько политические цели. Черчилль рвался на Балканы, надеясь опередить Красную Армию, задушить демократические движения в Юго-Восточной Европе, создать там прочные плацдармы западного империализма.

Черчилль, говорил Рузвельт сыну Эллиоту, "смертельно боится чрезмерного усиления русских"736.

Советская делегация, не допуская отсрочки операции "Оверлорд" до июля августа 1944 г., что было бы равносильно ее срыву, настаивала, "чтобы май был предельным сроком для осуществления этой операции"737.

Черчилль вновь возражал. "Мы не можем гарантировать, - запальчиво говорил он, - что будет выдержана дата 1 мая. Установление этой даты было бы большой ошибкой. Я не могу пожертвовать операциями в Средиземном море"738.

Нежелание премьера, английской делегации принять твердое решение о проведении "Оверлорда", назвать точную дату открытия второго фронта вынудило главу советской делегации поставить перед англичанами вопрос: "Верят ли они в операцию "Оверлорд", или они просто говорят о ней для того, чтобы успокоить русских?"739 Черчилль снова точно не ответил. Не было дано ответа главе советской делегации и на вопрос, кто несет ответственность за проведение операции "Оверлорд", т. е. кто назначен ее главнокомандующим.

- Этот вопрос еще не решен, - сказал Рузвельт.

- Тогда ничего не выйдет из операции "Оверлорд"740, - резонно заметил Сталин.

Во время встречи главы советской делегации с Черчиллем, состоявшейся 30 ноября до общего заседания, Сталин снова спросил, состоится ли операция "Оверлорд". Он отметил: "Если этой операции в мае месяце не будет, то ее не будет вообще, так как через несколько месяцев погода испортится и высадившиеся войска нельзя будет снабжать в должной мере"741. В случае осуществления союзниками десанта в Северной Франции, продолжал Сталин, Красная Армия готова была перейти в наступление, "подготовив не один, а несколько ударов по врагу"742. Это заявление выбило у Черчилля основу для дальнейшей оттяжки решения об открытии второго фронта, хотя он и уклонился от положительного ответа.

Позиция Рузвельта в поддержку "Оверлорда" была усилена принципиальным согласием Советского правительства вступить в войну против Японии после окончания войны в Европе743. Это в значительной степени предопределило его позитивное решение по вопросу об открытии второго фронта на северо-западе Франции, в Нормандии.

Предыдущая статья:За кулисами второй мировой войны 14 страница Следующая статья:За кулисами второй мировой войны 16 страница
page speed (0.3045 sec, direct)