Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | История

За кулисами второй мировой войны 14 страница  Просмотрен 47

Совещания происходили в те дни, когда Красная Армия, измотав и обескровив фашистские войска генерала Паулюса в ожесточенной битве на Волге, одной из величайших битв Великой Отечественной войны, перешла в решительное контрнаступление, окружив 22 вражеские дивизии. В момент, когда открылась конференция в Касабланке, войска Донского фронта приступили к ликвидации окруженной на Волге вражеской группировки и успешно завершили ее ко 2 февраля.

Контрнаступление на Волге переросло в общее наступление Красной Армии на всем фронте - от Ленинграда до Азовского моря. Великая победа советских армий на Волге явилась коренным переломом в ходе Отечественной войны и всей второй мировой войны.

Поражение фашистской Германии на Волге было величайшим поражением германской армии за всю историю ее существования. Здесь был предопределен разгром Германии во второй мировой войне. Грозный призрак поражения впервые возник в сознании немцев.

Победы Красной Армии на советско-германском фронте были не только поражением фашистской Германии. Они были ударом по планам англо-американской реакции, надеявшейся на ослабление СССР.

Победы Красной Армии внесли существенные коррективы в военно-политическую стратегию Черчилля и его последователей. Черчилль еще более активно выступает за средиземноморскую или балканскую стратегию, чтобы опередить Красную Армию в Европе в ее освободительном движении. Он стремился, завладев африканским побережьем Средиземного моря, нанести державам "оси" удар "в мягкое подбрюшье". Из Северной Африки военные операции должны были распространиться в Южную Европу, на острова Додеканез, в Грецию, на Крит, на Сардинию и Сицилию.

Другой задачей, которую ставил Черчилль в Касабланке, - и в этом он преуспел, найдя поддержку Рузвельта, - было принятие решения о переносе сроков открытия второго фронта с 1943-го на 1944 г. Решение о высадке десанта через Ла-Манш вновь было отсрочено, хотя правительства Англии и США после невыполнения обязательств открыть второй фронт в 1942 г. дали СССР твердое обещание сделать это в 1943 г. Об этом Черчилль и Гарриман заявили Советскому правительству в августе 1942 г. в Москве632. Правда, Черчилль приказал военным штабам вести подготовку к открытию второго фронта во Франции в 1943 г., но организовывать вторжение лишь в том случае, если появятся определенные признаки краха Германии633.

В Касабланке Черчиллем и Рузвельтом было решено: по завершении операций в Северной Африке провести операцию "Хаски" - высадку англо-американских войск в Сицилии, вывести из войны Италию и осуществлять последующие операции в Средиземном море. Тем самым высадка англо-американских войск в Северной Франции и, следовательно, создание реального второго фронта откладывались на 1944 г.

Касабланка была новым сговором Англии и США за спиной союзника. Правда, Черчилль и Рузвельт после Касабланки писали в письме главе Советского правительства, что совместные военные операции СССР, США и Англии "могут наверное заставить Германию встать на колени в 1943 году"634.

В основных вопросах союзной стратегии во второй мировой войне конференция в Касабланке была совершенно бесплодной. По словам Ральфа Ингерсолла, "конференция в Касабланке мучительно тужилась... и, наконец, родила сицилийскую мышь"635. Ход событий на советско-германском фронте новые победы Красной Армии - вскоре опрокинул решения конференции в Касабланке. Уже в момент принятия эти решения, и в частности весьма скромные планы военных операций в Италии, были явно устаревшими и недостаточными. Поэтому руководящие деятели Англии и США задумали очередную сепаратную конференцию.

В начале мая 1943 г. гигантский пассажирский лайнер "Куин Мэри" взял курс к американским берегам. В изолированном от пассажиров первом классе парохода разместилась британская делегация во главе с Уинстоном Черчиллем, направлявшаяся на очередную встречу с политическими и военными деятелями США. На пароходе были предприняты всевозможные меры предосторожности с целью скрыть пребывание делегации. На палубах были развешены таблички на голландском языке и пущен слух, будто королева Вильгельмина со своей свитой плывет в Америку. Британский премьер придерживался формулы: чем больше слухов, тем больше безопасности.

11 мая лайнер "Куин Мэри" пришвартовался у острова Стейтен, где английскую делегацию встретил Гарри Гопкинс. Рузвельт, тепло приветствовавший "старого морского волка" на вашингтонском вокзале, отвез его в старые комнаты в Белом доме. На следующий день начались совещания, в результате которых Черчиллю без особого труда удалось окончательно похоронить план высадки английских и американских войск в Западной Европе в 1943 г. Принимается вероломное решение, "откладывающее англо-американское вторжение в Западную Европу на весну 1944 года"636. Объединенный комитет начальников штабов запланировал открытие второго фронта в Европе на 1 мая 1944 г. Вашингтонские решения позволяли фашистской Германии по-прежнему направлять основные силы на Восточный фронт.

"Это Ваше решение, указывалось в послании главы Советского правительства Рузвельту, - создает исключительные трудности для Советского Союза, уже два года ведущего войну с главными силами Германии и ее сателлитов с крайним напряжением всех своих сил..."637

Советское правительство энергично протестовало против нового грубого нарушения межсоюзнических обязательств. "Нельзя забывать того, - говорилось в послании главы Советского правительства Черчиллю, - что речь идет о сохранении миллионов жизней в оккупированных районах Западной Европы и России и о сокращении колоссальных жертв советских армий, в сравнении с которыми жертвы англо-американских войск составляют небольшую величину"638.

Советский Союз не мог примириться с игнорированием коренных интересов советского народа в войне против общего врага. В тот период были отозваны послы из Лондона и Вашингтона, что было расценено в Англии и США как протест против политики руководителей этих стран639.

Пытаясь как-то оправдать новое нарушение межсоюзнических обязательств, У. Черчилль выступил 30 июня 1943 г. в лондонской ратуше. Казалось, что речь его была адресована в Берлин, верховному командованию вермахта. Черчилль прямо дал понять, что никаких "операций крупного масштаба в Европе" со стороны англичан и американцев не будет в "течение долгих месяцев", а если ограниченные сражения и будут, то только в районе Средиземного моря640. Вероломное заявление Черчилля раскрывало военно-стратегические замыслы Англии и США. Последствия этой политики сказались немедленно: германское командование почти беспрепятственно перебрасывало свои войска на Восточный фронт.

Начавшиеся 10 июля 1943 г. англо-американские операции в Сицилии отнюдь не были вторым фронтом: здесь находились всего две немецкие и четыре итальянские дивизии - 90 тыс. немцев и 315 тыс. итальянцев641. При высадке 8-й британской армии и 7-й армии США итальянцы не оказали никакого сопротивления. По свидетельству Черчилля, при занятии острова Пантеллерия пострадал только один солдат, да и то от укуса мула. Итальянский гарнизон острова Лампедуза сдался одному союзному летчику, приземлившемуся на острове из-за нехватки бензина. Кампания в Сицилии закончилась в течение 38 дней. Было захвачено 130 тыс. пленных642. Она наглядно показала: для затягивания сроков открытия второго фронта в Европе оснований не было.

Если политические деятели Англии и США грубо нарушали межсоюзнические обязательства по отношению к СССР, то народы этих стран и все прогрессивные люди мира требовали от своих правительств немедленно согласовать политическую и военную стратегию Объединенных Наций и открыть второй фронт в Западной Европе. Трудящиеся Англии, США, руководимые компартиями, понимали, что каждый день отсрочки открытия второго фронта влечет за собой новые человеческие жертвы, страдания советского народа и всех порабощенных фашизмом народов. Поэтому они требовали от своих правительств выполнения торжественных обязательств, данных Советскому правительству.

Движение за оказание помощи советскому народу путем открытия второго фронта получило такое развитие в Англии и США, что его можно назвать всенародным. Английские и американские солдаты горели желанием сражаться с врагом, и "не только ради русских, но и ради самих себя". "Открытие второго фронта в Западной Европе, - говорилось в резолюции Компартии Великобритании, - является прямой обязанностью английского и американского народов... Народ требует от правительства наступательной стратегии и смелого руководства"643.

Во время посещения Черчиллем авиационного завода в Дэхевиленде рабочие вручили ему следующее заявление: "Рабочие нашего завода хотят, чтобы второй фронт был открыт без задержки... Мы считаем, что против второго фронта возражают определенные реакционные элементы, занимающие высокие посты и стремящиеся к сделке с Гитлером"644. Заявление свидетельствовало о политической зрелости рабочих, понимавших, кто и почему саботировал второй фронт, и требовавших снять саботажников со всех правительственных постов.

Особенно усиливается борьба трудящихся Англии и США за открытие второго фронта в Европе летом и осенью 1943 г. в связи с успешным наступлением Красной Армии и операциями союзников в Средиземноморском бассейне. "Совместный удар, - писала английская газета "Рейнольдс ньюс", - обеспечил бы победу в этом (1943-м. - Ф. В.) году"645.

Даже консервативная печать Англии и США признавала готовность союзников для нанесения удара по врагу. "Четыре армии ожидают момента для нанесения решающего удара...

- писала газета "Дейли мейл". - Планы разработаны, материалы сконцентрированы, пушки наведены, люди готовы. Все обеспечено для самой грандиозной экспедиции истории"646.

Советское правительство считало, что "условия для открытия второго фронта в Западной Европе на протяжении 1943 года не только не ухудшились, а, напротив, значительно улучшились"647.

Однако Черчилль вопреки очевидным фактам утверждал обратное. "Правительство не позволит, - говорил он в парламенте, - чтобы его принудили с помощью силы или лести предпринять обширные военные операции... для того, чтобы добиться политического единодушия или одобрения каких-то кругов"648. Правительства США и Англии тем самым подтвердили свою твердую позицию открыть второй фронт "не слишком рано и не слишком поздно"649. А в это время на советско-германском фронте шли кровопролитные сражения. Хотя зимнее наступление Красной Армии поставило немецко-фашистские армии на грань катастрофы, гитлеровское командование, пользуясь отсутствием второго фронта в Европе, летом 1943 г. снова сосредоточило большие силы на Восточном фронте. Фашистское командование, бросив в район Орла и Белгорода 38 дивизий, надеялось окружить и уничтожить советские войска на Курской дуге, начать наступление на Москву.

Отбив наступление противника, советские войска перешли в решительное контрнаступление, освободили от захватчиков Орел и Белгород. Победа под Курском и выход советских войск к Днепру завершили коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. К ноябрю 1943 г. было освобождено почти2/3 советской земли. Победа под Курском означала полный провал наступательной стратегии германских фашистов. Окончательное поражение фашистской Германии и ее сателлитов становилось неизбежным.

Блистательные победы Красной Армии изменили весь ход второй мировой войны и имели большое международное значение.

По мере того как ширилось наступление Красной Армии, в правящих кругах Англии и США росло беспокойство, что СССР сможет в одиночку разгромить фашистскую Германию и освободить народы Европы. Это заставляло зорко следить за развитием событий на советско-германском фронте, чтобы выступить, когда СССР будет достаточно ослаблен. С другой стороны, имела место боязнь опоздать со вторым фронтом, что могло повести к непредсказуемым последствиям.

Все это вынудило правительства Англии и США провести новое совещание с целью рассмотреть военные планы и политику в отношении СССР.

В середине августа 1943 г. в древней Квебекской крепости (Канада), возвышавшейся над рекой Св. Лаврентия, открылась конференция политических руководителей Англии и США. Как и предыдущие совещания, она происходила без участия СССР. Здесь был рассмотрен весь мировой театр военных действий и приняты решения, обеспечивающие действия гигантских армий, флотов и военно-воздушных сил Англии и США.

Важнейшим вопросом был вопрос о втором фронте. Черчилль снова настаивал на "балканском варианте" второго фронта, требуя сначала взять Рим, продвинуться на север Италии, затем высадиться на Балканах, в Югославии, Албании и Греции. Говоря о перспективах кампании в Италии, он неустанно повторял: "Зачем карабкаться, подобно пауку, по голенищу итальянского сапога от самой щиколотки? Давайте лучше ударим под коленку". По словам X. Болдуина, англичане хотели вторгнуться на Балканы потому, что их колонии, граничащие с Средиземным морем и Ближним Востоком, имели "важное значение для обеспечения британского господства в мире"650. А главное, Черчилль вновь хотел помешать продвижению Красной Армии на Балканы.

Однако, как писала газета "Нью-Йорк таймс", "страх перед неумолимым продвижением русских на Запад"651, боязнь, что они первыми войдут в Берлин, вынуждали Ф. Рузвельта, военных стратегов США высказываться за открытие второго фронта в Западной Европе, чтобы идти в Германию более коротким и стратегически более благоприятным путем. Путь в Берлин и другие важнейшие экономические центры Германии из Северо-Восточной Франции составил бы всего 600-700 км, в то время как из Италии союзным войскам нужно было пройти до границ Германии 1200 км, а от Балкан - 1700 км. Наступление на Балканах и в Италии шло бы вдалеке от важнейших политических, экономических и военно-стратегических центров Германии. Наконец, географические и топографические условия в Западной Европе были гораздо более благоприятными для союзников, чем в Италии и на Балканах: густая сеть дорог Северной Франции, Бельгии, Голландии давала возможность успешно маневрировать войсками.

После ожесточенных споров был принят компромиссный стратегический план "Оверлорд", предусматривавший высадку союзных войск в Нормандии, но и то лишь 1 мая 1944 г. Операция должна была представить американо-английские действия наземных и воздушных войск против держав "оси"652. Кроме того, намечалась вспомогательная операция "Энвил" - высадка в Южной Франции близ Тулона и Марселя.

Даже этот план открытия второго фронта в Нормандии был снабжен по инициативе Черчилля таким количеством оговорок, что его выполнение всецело зависело от желания и воли правящих кругов Англии и США.

По плану "Оверлорд" вторжение во Францию могло осуществиться только в том случае: " - Если ветер будет не слишком сильный.

- Если прилив будет как раз такой, как нужно.

- Если луна будет именно в той фазе, какая требуется.

- Если предсказание погоды на то время, когда луна и прилив будут подходящие, тоже окажется подходящим;

- если всех этих условий не будет, вторжение автоматически откладывается на месяц, - когда луна снова должна оказаться в надлежащей фазе...

- Если у немцев к тому времени окажется в Северо-Западной Европе не более 12 подвижных дивизий резерва - и при условии, что немцы не смогут перебросить с русского фронта более 15 первоклассных дивизий"653.

Стоило ветру быть чуть-чуть сильнее, погоде не совпасть с фазой Луны, стоило немцам иметь не 12, а 13 подвижных дивизий резерва или перебросить с советского фронта не 15, а 16 дивизий, как весь план открытия второго фронта мог быть сорван!

Всякому здравомыслящему человеку было ясно, что совпадение всех этих условий для успешной высадки было не только маловероятно, но и немыслимо. Но это как раз и нужно было английским и американским политикам. Правда, Англия и США приняли план "Рэнкин", предусматривавший чрезвычайную высадку десанта в Европе после внезапного прекращения войны Германией. В случае капитуляции Германии англо-американские войска должны были немедленно оккупировать страну. В Квебеке также происходили переговоры между Черчиллем и Рузвельтом о создании атомного оружия. Проект "Тьюб-Эллойз" - создания атомной бомбы осуществлялся полным ходом. 19 августа Рузвельт и Черчилль подписали соглашение о сотрудничестве США и Англии в атомных исследованиях.

Союзнический долг, обязывавший Англию и США немедленно создать второй фронт, был нарушен и на этот раз во имя коварных планов правящих кругов Великобритании и Соединенных Штатов. Их политика никак не соответствовала цели быстрейшего разгрома гитлеровской Германии и ее сателлитов, поскольку активные военные действия откладывались еще на 8 с лишним месяцев - до 1 мая 1944 г.! "Тень пустующего кресла", места делегации СССР, как отмечала "Таймс", "падала на все эти переговоры"654.

Решения Касабланкской, Вашингтонской и Квебекской конференций, самым непосредственным образом касавшиеся Советского Союза, по-прежнему противостоявшего один на один гитлеровской Германии и ее союзникам, были приняты в нарушение союзнической солидарности в борьбе с общим врагом, без участия советских представителей.

Глава V.

Конференция "Эврика"

В конце ноября - начале декабря 1943 г. в Тегеране в здании советского посольства произошло историческое событие - встреча руководителей трех держав антигитлеровской коалиции: главы Советского правительства И. В. Сталина, президента Соединенных Штатов Америки Франклина Делано Рузвельта и премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Это было важное дипломатическое событие второй мировой войны, новый этап в международной жизни, в развитии межсоюзнических отношений. Решения этой конференции явились ценным вкладом в международное сотрудничество, в разгром фашистской Германии.

Выдающиеся победы советских армий в 1943 г., как отмечалось выше, вынудили правительства США и Англии пересмотреть свою политическую линию, стратегию и тактику в ходе войны. Недаром президент Рузвельт говорил осенью 1943 г. своему сыну полковнику Эллиоту Рузвельту: "Ведь если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то возможно, что будущей весной второй фронт и не понадобится"655.

Идея встречи "большой тройки" - глав правительств СССР, США и Англии была выдвинута Черчиллем и Рузвельтом в августе 1943 г. во время Квебекской конференции.

Еще 7 августа 1943 г. британский премьер в послании главе Советского правительства предлагал организовать встречу трех в Скапа-Флоу на Оркнейских островах Англии656.

В июле того же года президент США предложил Сталину организовать двустороннюю встречу657.

Сталин сообщил Рузвельту о своем желании превратить "совещание представителей двух государств... в совещание представителей трех государств"658.

Местом встречи он предлагал Астрахань или Архангельск, поскольку Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР в разгар напряженных боев на советско-германском фронте не мог покинуть пределы СССР. Аналогичный ответ был направлен главой Советского правительства Черчиллю.

Рузвельт и Черчилль, находившиеся в то время в Канаде, 19 августа 1943 г. направили главе Советского правительства совместное послание, гласившее: "Мы снова желаем обратить Ваше внимание на важность встречи всех нас троих. В то же время мы полностью понимаем те веские причины, которые заставляют Вас находиться вблизи боевых фронтов..."659. Со своей стороны они считали подходящим для встречи "большой тройки" город Фербенкс на Аляске. Если невозможна встреча глав трех правительств, предлагалось созвать в ближайшем будущем конференцию министров иностранных дел.

В ответном послании глава Советского правительства поддержал их мнение "о важности встречи "большой тройки". Однако в момент, когда советские армии "с исключительным напряжением ведут борьбу с главными силами Гитлера"660, он не мог выехать в столь отдаленный пункт, как Фербенкс. Сталин считал возможной встречу представителей СССР, США, Англии, ведающих иностранными делами, в близком будущем. Глава Советского правительства считал также необходимым заранее определить круг вопросов, подлежащих обсуждению представителями трех государств.

В послании Рузвельта Сталину президент выдвинул идею встречи "большой тройки" в Северной Африке между 15 ноября и 15 декабря661. Глава Советского правительства считал эту дату созыва конференции "большой тройки" приемлемой. "Местом же встречи, - писал он, - было бы целесообразно назначить страну, где имеется представительство всех трех государств, например Иран"662. Так впервые появилось предложение о встрече "большой тройки" в Иране.

Через два дня Черчилль ответил согласием отправиться на конференцию в Тегеран, правда предпочитая встречу на Кипре или в Хартуме. От встречи "большой тройки", патетически воскликнул Черчилль, будет зависеть не только быстрейшее окончание войны, но и будущее всего мира663.

Министры совещаются в Москве

В конце октября в Москве впервые за годы второй мировой войны состоялась встреча министров иностранных дел СССР, США и Англии. На конференции, происходившей в доме приемов на Спиридоньевке (ныне улица Алексея Толстого), помимо 12 пленарных заседаний имели место личные встречи министров иностранных дел.

Главное внимание было уделено вопросу военного сотрудничества трех держав, тому, какие меры должны быть приняты для сокращения сроков войны против Германии и ее сателлитов в Европе664.

Советская делегация четко поставила вопрос: будут ли в 1944 г. выполнены данные в начале июня 1943 г. повторные обещания Черчилля и Рузвельта относительно вторжения англоамериканских сил в Северную Францию665? Опасения Советского правительства не были беспочвенными.

Черчилль инструктировал находящегося на конференции Идена поставить операцию "Оверлорд" в зависимость от "нужд итальянской кампании", намеревался по-прежнему торчать с английскими и американскими армиями в узком "голенище" итальянского сапога666, не выходить в долину реки По. Однако это решение не зависело от Черчилля, а определялось успехами Красной Армии, громившей врага. В конце концов министры иностранных дел США и Англии подтвердили решение Квебекской конференции об открытии второго фронта в 1944 г.

Важным решением конференции явилась декларация о всеобщей безопасности после войны, позднее составившая некоторую основу устава Организации Объединенных Наций.

Державы, участвовавшие в войне против гитлеровской Германии, условились вести ее до победы и продолжать тесное сотрудничество после войны. Для этого они признали необходимым учреждение всеобщей международной организации для поддержания мира и безопасности.

Декларация об Италии, принятая конференцией, определяла политику правительств СССР, США и Англии, которая привела бы к полному уничтожению фашизма и установлению в стране демократического режима667.

Декларация об Австрии предусматривала необходимость восстановления "свободной и независимой Австрии". В то же время в ней говорилось о ее ответственности за участие в войне на стороне гитлеровской Германии668.

Во время конференции министры опубликовали декларацию Рузвельта, Черчилля и Сталина об ответственности гитлеровцев за совершаемые преступления. США, Англия и СССР, выступив в интересах 32 государств Объединенных Наций, заявляли и предупреждали, что германские офицеры и солдаты, члены нацистской партии, ответственные за зверства, убийства и казни, творимые гитлеровскими войсками во многих странах, захваченных ими, будут судимы и наказаны на месте своих преступлений669. Это было грозным предупреждением не только фашистским преступникам, но и тем, кто еще не обагрил свои руки кровью невинных жертв.

Декларация не затрагивала вопроса о главных военных преступниках, подлежавших наказанию совместным решением правительств союзных государств.

Таким образом, по некоторым вопросам Московской конференцией министров иностранных дел были приняты важные решения, по другим - определены основные принципы, по третьим - произошел лишь обмен мнениями.

Покидая гостеприимную Москву и высоко оценивая итоги встречи министров трех стран, Иден говорил: "Пока мы трое вместе - нет ничего, что мы не могли бы осуществить. Если мы не будем вместе, то не будет ничего, что мы сможем осуществить"670. Это была справедливая оценка значения совместного сотрудничества СССР, США и Англии. Как бы хотелось напомнить ее современным американским и английским политикам из партий консерваторов и лейбористов, демократов и республиканцев.

Московская конференция способствовала созыву Тегеранской конференции, "явилась, - как писал А. Верт, - ее репетицией"671.

Где и когда будет "Эврика"?

Вернувшись в Лондон, Черчилль снова занялся вопросом о встрече глав трех правительств.

В конце сентября он писал главе Советского правительства: "Я обдумывал нашу встречу глав правительств в Тегеране". Что же надумал беспокойный английский премьер?

Условным обозначением этой операции он предлагал древнегреческое слова "Эврика" ("я нашел"), а вместо слова "Тегеран" использовать шифр "Каир III"672. Черчилль, очевидно, отождествлял себя со знаменитым греческим ученым Архимедом, открывшим важнейший закон гидростатики. Правда, он намеревался совершить в Тегеране не "открытие", а "закрытие" второго фронта. Для охраны делегатов и участников конференции Черчилль предлагал перебросить в Тегеран английскую и русскую бригады.

В ответном послании глава Советского правительства выразил согласие на все условные наименования, на все отвлекающие маневры, кроме переброски английской и русской бригад в район "Каир III", т. е. в Тегеран. Сталин предлагал ограничиться солидной внутренней охраной673.

Однако против места созыва конференции в Тегеране выступил Рузвельт, ссылаясь на некоторые особенности Конституции США и предстоящую сессию конгресса. Вместо Тегерана Рузвельт предложил Каир или столицу бывшей итальянской колонии Эритреи Асмару. Рузвельт любезно предлагал главе Советского правительства американский корабль для встречи в каком-нибудь порту в восточной части Средиземного моря. Назывались для проведения конференции и окрестности Багдада. Датой встречи предлагалось 20-25 ноября674.

Соглашаясь с датой встречи, глава Советского правительства настаивал на проведении ее в Тегеране, чтобы по телеграфу и телефону руководить военными операциями Красной Армии675.

В конце октября Рузвельт направил главе Советского правительства новое послание, продолжая твердо настаивать на созыве конференции в окрестностях Багдада, в Асмаре, Анкаре или Басре, на берегу Персидского залива. "Будущие поколения сочли бы трагедией тот факт, - писал Рузвельт, - что несколько сот миль помешали Вам, г-ну Черчиллю и мне встретиться"676.

Хэлл и Иден, в это время находившиеся на Московском совещании министров иностранных дел, убеждали главу Советского правительства выехать на конференцию в один из городов, предлагаемых Рузвельтом. Поскольку Сталин продолжал доказывать, что, как Верховный Главнокомандующий, он не может направиться на конференцию дальше Тегерана, он предложил послать в любое место своего заместителя677.

Рузвельт отступил и дал согласие на встречу "большой тройки" в Тегеране, намереваясь прибыть туда 26 ноября и работать в течение 27-30 ноября678. Глава Советского правительства принял этот план организации встречи679.

В свою очередь Черчилль выразил готовность встретиться "в любом месте, в любое время"680. Он предлагал пригласить в Тегеран Чан Кайши, но глава Советского правительства настаивал на встрече руководителей только трех правительств - СССР, США и Англии681.

Планы сепаратной встречи в Каире

В тот момент, когда происходила горячая полемика между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным о месте и дате созыва конференции руководителей трех великих держав, британский премьер снова вынашивал планы сепаратной встречи с президентом США. "Бывший военный моряк" предлагал президенту организовать встречу руководителей военных штабов США и Англии, а затем присоединиться к их совещанию и после принятия соответствующих решений совместно отправиться на "Эврику"682.

Рузвельт не возражал против такой встречи, например, в Африке, у пирамид, с тем чтобы к концу ее пригласить на совещание Чан Кайши683.

Однако, когда Рузвельт предложил пригласить советского военного представителя на объединенное совещание англо-американских военных штабов с целью принять участие в решениях, Черчилль всполошился. Он высказался категорически против такой идеи, необоснованно мотивируя свой отказ тем, что такое приглашение задержало бы их работу684. Кроме того, "аргументировал" Черчилль, русские военные не знают английского языка!

Дело было не в том, знают или не знают русские английский язык. В действительности Черчилль и далее хотел продолжать тактику сепаратных действий за спиной союзника, используя отсутствие единства трех государств в коалиционной стратегии. Он понимал, что русские представители помешают осуществлению планов в отношении дальнейшего саботажа открытия второго фронта и в 1944 г., несмотря на решения, принятые в Квебеке.

Предыдущая статья:За кулисами второй мировой войны 13 страница Следующая статья:За кулисами второй мировой войны 15 страница
page speed (0.0086 sec, direct)