Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | История

За кулисами второй мировой войны 5 страница  Просмотрен 75

* * *

В течение августа в различных пунктах английского побережья между островом Уайт и Корнуэллом бурное море выбросило на берег 40 трупов немецких солдат.

Говорят, у страха глаза велики. По прибрежным английским городам поползли тревожные слухи, что немцы уже предприняли попытку вторжения на Британские острова, но были разгромлены.

В действительности фашистские штабы лишь проводили учения по высадке десанта, почти каждую ночь занимаясь погрузкой и разгрузкой барж и других судов в портах французского побережья. Часть этих барж, спасаясь от ударов английской авиации, вышла в море и погибла то ли от бури, то ли от бомбовых ударов. Однако, по указанию Черчилля, слухи о разгроме десанта не опровергались. Они усиливались, принимая фантастические размеры, распространялись в оккупированных странах, подбадривая народ.

Инженерная служба английской армии поддерживала легенду о создании таких средств обороны, которые позволяли превратить побережье Англии, и особенно прибрежную полосу воды, в сплошное море пламени и тем самым сжечь все десантные суда и боевые корабли гитлеровцев.

Однако тревога нарастала. 7 сентября британское командование получило сведения о продвижении немецких барж и мелких судов к портам между Остенде и Гавром. Имперский генеральный штаб считал это передвижение попыткой высадки десанта. Тревога усилилась в связи с тем, что на передовых аэродромах в районе Па-де-Кале английские разведчики заметили новые части пикирующих бомбардировщиков ближнего действия, переброшенных из Норвегии. В начале сентября немецкие шпионы высаживались на южном и восточном побережье Англии, имея указание быть готовыми в течение двух ближайших недель в любой момент доносить о передвижении английских резервных войск в районе Исович Лондон - Оксфорд. Между 8-10 сентября фаза Луны, условия прилива особенно благоприятствовали высадке немецкого десанта на юго-восточном побережье Англии. Поэтому начальники английских военных штабов заявили Черчиллю, что создалась непосредственная угроза вторжения169. Силы обороны были приведены в состояние боевой готовности.

Кодовое слово "Кромвель", означавшее "вторжение близко", было передано командованием войск метрополии в 20 часов вечера 7 сентября Восточному и Южному военным округам; передовые дивизии готовы были открыть огонь по врагу. Приказ "Кромвель" был передан всем соединениям в районе Лондона, а также 7-му и 4-му корпусам резерва главного командования и сообщен всем остальным военным округам в Великобритании. В ряде районов страны командиры отрядов местной обороны по собственной инициативе созывали добровольцев колокольным звоном. Над городами и местечками Англии гудел тревожный, протяжный набат, и сотни тысяч добровольцев, вооруженных охотничьими ружьями, пиками, вилами и ножами, сбегались на свои сборные пункты, полные решимости вступить в неравный бой с вооруженным до зубов беспощадным врагом. Дороги были заминированы, в некоторых местах взорваны мосты. Появились слухи о высадке неприятельских парашютных десантов, о приближении к побережью разнокалиберной "армады" фашистских десантных судов170.

В тревожном выступлении Черчилля перед членами парламента 11 сентября указывалось:

"Не следует закрывать глаза на тот факт, что с присущей немцам основательностью и методичностью ведется подготовка к решительному всестороннему вторжению на наш остров и что оно может быть предпринято сейчас в Англии, Шотландии, Ирландии или сразу во всех трех местах"171. Особенно опасной британское правительство и командование считали неделю с 11 по 18 сентября, когда погода весьма благоприятствовала высадке крупного десанта.

Признаки надвигающегося германского вторжения множились. Новые английские аэрофотосъемки показали, что в голландских, бельгийских и французских портах и устьях рек было сосредоточено более 3 тыс. самоходных барж, и это не считая резервов более крупных кораблей в устье Рейна или на Балтике, о которых английская разведка не знала.

Фашистские планы порабощения английского народа

В секретных трофейных германских документах обнаружены не только планы военного разгрома Англии, но и планы порабощения английского народа. Разработка жесткого оккупационного режима военно-полицейской диктатуры для Великобритании являлась одним из наиболее зловещих разделов операции "Морской лев". Это были человеконенавистнические планы массового истребления английского народа, превращения оставшихся в живых в рабов фашистской Германии. Это были планы уничтожения Англии как самостоятельного суверенного государства, ее экономического разграбления. Английский народ ожидали те же испытания, которые выпали на долю жителей английских островов в Ла-Манше Джерси и Гернси, захваченных гитлеровцами 30 июня 1940 г. С островов немедленно были вывезены и уничтожены все не успевшие выехать в Англию евреи, а в 1942 г. - и все остальные англичане. Гитлер приводил в исполнение страшную угрозу - "начало сокрушения британской гегемонии". "Пусть жители Западной Европы, - говорил он генералам, - содрогнутся от ужаса".

Как свидетельствуют документы немецких архивов, германский генеральный штаб в деталях разработал режим военной оккупации, предусматривавший сосредоточение на территории Англии после ее захвата всей полноты власти в руках германского военного командования.

Об этом свидетельствует приказ генерального штаба сухопутных войск "Об организации и функциях военной администрации в Англии", подписанный Браухичем 9 сентября 1940 г. Приказ гласил: "Все работоспособное мужское население в возрасте от 17 до 45 лет будет интернировано и выслано на материк"172. Гитлер одним ударом хотел обескровить английский народ, депортировав на континент почти все взрослое население.

Для осуществления тотального грабежа не только государственных богатств страны, но и личного имущества граждан предполагалось создать большой аппарат оккупационного управления с довольно стройной структурой: штаб с центром в Лондоне, полевые военно-хозяйственные комендатуры в Лондоне, Бирмингеме, Ньюкасле, Ливерпуле и Дублине. Упоминание последнего свидетельствует о намерениях Гитлера захватить и территорию Ирландии173. Кроме того, намечалось создание 12 местных комендатур, трех фронтовых стационарных лагерей для военнопленных, группы тайной полевой полиции и т.

д.

Для наиболее успешного ограбления государства и английских подданных предусматривалось создание специального военно-хозяйственного штаба и целого ряда служб "военно-хозяйственного управления и института военно-хозяйственных офицеров в Англии". Штаб через свои команды офицеров должен был реквизировать сырье, полуфабрикаты, металлы, средства транспорта, машины, бензин, драгоценности и т. д. Жителям Англии разрешалось оставить для себя только некоторое количество продовольствия и угля для отопления каминов. Население обрекалось на голод и вымирание. Преступная система грабежа, реквизиций и конфискаций возводилась фашистскими генералами в закон.

Нацистские штабы, гестапо, другие фашистские организации готовились обрушить град репрессий на головы англичан, потопить в крови любую попытку сопротивления оккупантам. Предусматривалось введение уголовного кодекса, согласно которому местным властям разрешалось продолжать свою деятельность только при условии полного подчинения оккупационному режиму. "Смерть" - это слово буквально пестрело во всех приказах, заготовленных на немецком и английском языках для населения Британских островов.

Вот один из этих приказов: "На основании полномочий, предоставленных мне главнокомандующим сухопутными войсками, объявляю:

I) Акты насилия и диверсии караются самым суровым образом...

II) Распоряжение о сдаче огнестрельного оружия (включая охотничье оружие) и военных материалов объявлено особо.

III) Военными судами караются:

1. Любое содействие негерманским военным лицам на оккупированной территории...

5. Любое оскорбление германских вооруженных сил и их командующих.

6. Уличные сборища, распространение листовок, организация публичных собраний и манифестаций... а также любые другие антинемецкие выступления.

7. Призывы к прекращению работы, злостное прекращение работы, забастовки и локауты"174. Приказ подписывался командующими армиями. Всем жителям Англии под страхом смерти предписывалось в течение 24 часов сдать оружие.

Хотя поддержание "нового порядка" в оккупированной Англии возлагалось на верховное командование сухопутными силами, особо зловещая роль предназначалась гестапо.

На роль обер-палача гестапо выдвигало "профессора" Сикса, "ученого" специалиста по расовым вопросам. Позднее Сикс беспощадно убивал советских людей и был назначен несостоявшимся "начальником первого эшелона СС в Москве"175. На него возлагалась задача создания гестаповского аппарата в Англии, устройства тюрем и концентрационных лагерей. Помимо создаваемых в самой Англии трех стационарных лагерей для военнопленных предусматривалась организация еще восьми лагерей - в Булони, Бресте, Кале, Шербуре и других портах Европы, оккупированной фашистами176.

Для подавления сопротивления населения Англии в состав десанта была включена дивизия СС "Мертвая голова".

Для гестаповцев была составлена картотека будущих жертв, так называемая "розыскная книга" - "черный список для поисков в Великобритании". В него были включены имена более 2700 человек. Среди лиц, подлежавших немедленному аресту, значились крупные политические деятели, например премьер-министр Уинстон Черчилль, лорд Бивербрук и другие министры, лейбористы Клемент Этт ли и Стаффорд Криппс, дипломат Александр Кадоган, писатель Герберт Уэллс, епископ Кентерберийский, а также находившийся тогда в Англии Шарль де Голль. В этот список были включены видные деятели Компартии Англии, лидеры британских тред-юнионов и др.177 Подлежали немедленному аресту все 600 членов английского парламента, известные дипломаты, издатели газет, журналисты. Чтобы Сиксу было сподручнее совершать кровавый террор и грабеж, был подготовлен особый справочник "Информационная тетрадь Великобритании" В нем перечислялись различные "традиционные источники антигерманских настроений в Англии", подлежавшие "устранению навсегда".

В число этих организаций попадали университеты, колледжи, церкви, редакции газет, организации бойскаутов и даже музеи и картинные галереи. На пост наместника (рейхскомиссара) в Англию намечались кандидатуры дипломатического разведчика, "специалиста" по английским делам Риббентропа или его заместителя, руководителя германских фашистских организаций за рубежом Боле178.

В конце июня 1940 г. начальнику VI отдела гестапо Шелленбергу было приказано подготовить справочник для войск вторжения, содержащий краткие сведения о наиболее важных политических, административных и экономических учреждениях Англии, а также о ведущих политических деятелях страны. Справочник, снабженный семью картами Великобритании, планами городов, был срочно отпечатан тиражом 20 тыс. экземпляров179. Особое место в подготовке операции "Морской лев" отводилось борьбе с партизанами. Войскам предписывалось расстреливать на месте без всякого суда и следствия партизан и сочувствующих им мирных жителей.

Важное значение в планах немецко-фашистских политиков придавалось ликвидации Британской колониальной империи. Этот вопрос детально обсуждался в различных фашистских инстанциях в течение второй половины 1940 г. На специальном совещании по колониальному вопросу 4 сентября 1940 г. было решено, что при заключении мира с Англией к Германии должны отойти Французское и Бельгийское Конго" Французская Экваториальная Африка, территория у озера Чад, все бывшие германские колонии - Того, Камерун, Германская Юго-Восточная и Юго-Западная Африка, а также английские владения Уганда, Занзибар, южная часть Кении с Найроби, Нигерия, Золотой Берег. К Италии отходили Тунис, Восточная Африка, Египет, Мальта, Аден и Кипр. Испания получала Марокко, Алжир и Гибралтар180.

Германские правящие круги не скрывали планов ликвидации британской колониальной мощи и ее господства в Европе.

"При всех обстоятельствах, заявлял Гитлер в беседе с японским министром иностранных дел Мацуокой, британская гегемония должна быть уничтожена... Наша цель - разрушение Британской мировой империи"181.

После войны, пытаясь замести следы преступлений, бывшие фашистские генералы, "историки" и журналисты утверждали, что немецкие фашисты не имели намерений поработить Англию. Еще более лишенным всякого основания вымыслом является легенда о том, будто Гитлер вообще не собирался высаживать свои войска на Британские острова, что его планы носили "академический характер", что это были его "невинные шутки", которые не следует принимать всерьез.

Тот самый фельдмаршал Рундштедт, которому было приказано руководить высадкой группы армий "А" на Британские острова, пытался убедить: "Предполагаемое вторжение в Британию было чепухой, потому что не было нужного количества судов... фюрер на деле никогда не собирался вторгаться в Британию"182.

Другой фашистский военный деятель, гросс-адмирал Редер, руководивший непосредственной подготовкой фашистского флота к десанту в Англию, во время суда в Нюрнберге, стремясь выгородить себя и других немецких военных преступников - генералов и адмиралов, изображал операцию "Морской лев" как "величайший обман в истории войн"183. Кессельринг называл план вторжения в Англию "нереальной операцией"184.

Однако Черчилль, выступая по радио 14 июля 1940 г., отнюдь не считал вторжение немецких фашистов в Англию домыслом. "Может быть, оно (вторжение. - В. Ф.) произойдет, - говорил он с тревогой в голосе, - сегодня вечером, может быть, на следующей неделе..."185.

Английский буржуазный автор П. Флеминг, специально изучавший этот вопрос, писал: "Гитлер реально хотел осуществить это вторжение"186. Кроме того, анализ документов и материалов немецкого верховного командования, инструкций, приказов, подсчет количества военных сил и тоннажа, выделенного для десантных операций в Англии, - все это явно свидетельствует о широкой подготовке к вторжению, о том, что захват Британских островов и порабощение английского народа были реально планировавшейся военной операцией187.

Казалось, все предварительные условия, от которых зависело осуществление этого плана, были налицо. Тогда почему же фашистская Германия не использовала столь благоприятную военно-стратегическую и политическую обстановку для вторжения на Британские острова?

Если верить одним английским авторам, то Англию спасла от фашистского вторжения ее инженерная служба! Но данный тезис опровергли сами англичане, и в частности представители военно-морского командования, усмотревшие в этом умаление роли британского военно-морского флота.

Черчилль определенно утверждал, что Англия была спасена британским военно-морским флотом и мощью военно-воздушных сил188. Безусловно, было бы совершенно несправедливо не учитывать в ходе войны мощь английского военно-морского флота. Он был значительно сильнее флота фашистской Германии. Однако, как свидетельствуют документы, в штабе немецкого командования, разрабатывавшего операцию "Морской лев", английскому флоту готовилась та же участь, которая постигла Тихоокеанский флот США в декабре 1941 г., во время внезапного нападения японской авиации на Пёрл-Харбор. Германский военно-морской флот и ВВС, по свидетельству Клее, были "в состоянии своевременно решить эту задачу"189.

Может быть, Англию спасли ее военно-воздушные силы, выигравшие трудную "битву за Англию"? Слов нет, английские летчики проявили беззаветное мужество и храбрость в борьбе с превосходящими силами немецкой авиации. Вместе с ними храбро сражались французские, польские, норвежские и голландские летчики. Но не подлежит сомнению, что военно-воздушные силы Англии были "бы сокрушены, если бы фашистское командование обрушило на Британские острова всю мощь немецкой авиации.

Нет никаких оснований предполагать, что Гитлер не вторгся в Англию из боязни вступления в войну США. В тот период, а именно в мае 1940 г., вся сухопутная армия США насчитывала около 75 тыс. человек и до 25 тыс. было в авиации190. Поскольку Гитлер рассчитывал разделаться с Англией молниеносно, США не только не успели бы, но, если бы и хотели, не смогли прийти на помощь Англии. Конечно, было бы несправедливостью забывать о мужестве, стойкости и храбрости английского народа, о его готовности вступить в неравный бой с немецко-фашистскими захватчиками, если бы они высадились на Британские острова.

Ответ на вопрос, почему же не состоялся прыжок "Морского льва", почему фашистская Германия в самый последний момент, когда все было готово к вторжению, отказалась от десанта на Британские острова, лежит явно в другой плоскости. Самая главная причина заключается в том, что Гитлер готовился к нападению на СССР

Англию спас Советский Союз

Существование Советского Союза, его оборонные мероприятия в тот период, когда он еще не был непосредственным участником второй мировой войны, оказали решающее влияние на весь ход и исход второй мировой войны. Еще до начала Великой Отечественной войны СССР оттягивал фашистские армии от стран Запада, облегчал борьбу народов Европы фашистскими захватчиками. По словам Уильяма Фостера, "Англию спас от успешного нападения нацистов только страх, который внушала Гитлеру Красная Армия"191.

Еще летом 1940 г. Гитлер пришел к выводу, что, пока на востоке Европы существует такая мощная сила, как СССР, для Германии рискованно начинать всеми силами войну против Англии. Но, как только будет сокрушена Россия, предрешится и разгром Англии. Поэтому параллельно подготовке операции "Морской лев" началась зловещая подготовка гитлеровским командованием плана войны против Советского Союза.

С того момента, когда Германией было принято окончательное решение о нападении на СССР - план "Барбаросса", Англия была спасена.

С того момента, когда Гитлер заявил Браухичу о невозможности операции "Морской лев", она превращается в средство дорогостоящей маскировки нападения гитлеровской Германии на СССР192.

Когда главным вопросом военной стратегии фашизма стала подготовка войны против СССР, это было концом угрозы германского вторжения в Англию.

Сравним некоторые даты и факты. Документы фашистского главного командования показывают: сначала предполагалось высадить войска в Англии 15 августа. Но уже 30 июля был отдан приказ завершить подготовку десанта к 25 августа. В инструкции о подготовке операции "Морской лев" Браухич говорил о "готовности армии" осуществить вторжение193. Однако в тот же день германский военно-морской штаб сообщил Гитлеру о незавершенности подготовки десанта.

По просьбе штаба дата вторжения была перенесена на 21 сентября. Штаб ВВС лишь просил Гитлера заблаговременно, за 10 дней, предупредить о десанте. В начале сентября подготовка к операции "Морской лев" вступила в решающую фазу. Командование ОКВ уже подготовило директиву № 18 о высадке в Англию194. 10 сентября военно-морской штаб снова доложил Гитлеру о трудностях, связанных с погодой, с отсутствием превосходства германских ВВС в воздухе. Правда, фашистские адмиралы готовы были завершить при известном напряжении сил подготовку десанта к 21 сентября. Учитывая трудности, Гитлер отдает приказ отсрочить высадку десанта на 3 дня - до 24 сентября. 14 сентября он откладывает ее снова195.

Однако 17 сентября Гитлер принимает решение отложить осуществление "дня икс" "впредь до дальнейших указаний". Но лишь 12 октября вторжение было официально отложено до весны 1941 г.196 Директива о переносе операции необходима была для того, чтобы скрыть подготовку нападения на СССР. При этом подготовка нападения на СССР, стратегическая концентрация немецко-фашистских войск маскировалась германским верховным командованием как приготовление к операции "Морской лев".

15 февраля 1941 г. Кейтель в специальной инструкции потребовал изображать развертывание войск по плану "Барбаросса" "как крупнейший в истории войск отвлекающий маневр, который служит для маскировки последних приготовлений к вторжению в Англию"197. В июле 1941 г. высадка десанта была вновь отложена - до весны 1942 г. 13 февраля 1942 г. адмирал Редер в последний раз беседовал с Гитлером об операции "Морской лев" и убедил его согласиться прекратить подготовку198.

Основная стратегическая линия Гитлера заключалась в том, чтобы сначала разгромить СССР, а затем уже покорить Англию. "С лета 1940 г., - писал немецкий генерал Типпельскирх, - мысль об уничтожении мощи Советского Союза стала составной частью планов Гитлера... Эта мысль еще задолго до своего осуществления являлась определяющим фактором его стратегии". А стратегия состояла в том, "чтобы, отложив решительную борьбу против Англии, сначала уничтожить всякую скрытую угрозу с тыла"199, т. е. Советский Союз. Гитлер, не считая Англию серьезным противником, не боялся оставить ее в тылу в момент нападения на СССР. В то же время он не решился напасть на Англию всеми вооруженными силами, имея в тылу Советский Союз.

Это признавал и гитлеровский генерал Йодль. "Нельзя было решиться на десант в Англию, подготовленный до мельчайших деталей, - писал он. - Никто не мог взять на себя ответственность и допустить, чтобы германские вооруженные силы истекли кровью в борьбе за Англию перед лицом предстоящей борьбы против Советского Союза"200.

К подобным выводам пришел и американский адмирал Энзел. ""Морской лев", - указывал он, - не прыгнул не потому, что он был на это не способен. Все дело заключалось в подготовке войны против СССР. Как могучий магнит, Россия в конце концов притянула Гитлера"201.

Отвечая на вопрос, почему германское верховное командование отказалось от вторжения в Англию, фельдмаршал Паулюс сказал: "Если бы поражение Англии было главной целью Гитлера, причем у него в распоряжении были все средства германских вооруженных сил, то он смирился бы с риском, связанным с вторжением. Поэтому отказ от вторжения в Англию, по-видимому, объясняется наличием другой - главной причины, а именно намерением напасть на Советский Союз".

"Успехи фашистской Германии в "молниеносной войне" против сил англо-французской коалиции изменили политическую обстановку в Европе, отмечается в "Истории второй мировой войны". - Быстро высвободив свои вооруженные силы в Западной Европе, рейх начал непосредственную подготовку к новым захватническим походам"202. И на первом месте стоял разбойничий поход против СССР.

Глава III.

За кулисами плана "Барбаросса"

Днем 29 июля 1940 г. к перрону небольшой немецкой станции Рейхенгалле подошел специальный поезд. Из вагона в сопровождении адъютантов вышел высокий худощавый человек в форме генерал-полковника артиллерии. Это был генерал Йодль.

Близ станции Рейхенгалле в просторных, удобных помещениях разместился штаб оперативного руководства вермахта, в глубокой тайне разрабатывавший планы военных походов фашистской Германии.

Едва Йодль успел выйти из вагона, как тут же раздалось его краткое приказание генералу Варлимонту - заместителю начальника оперативного отдела "Л" верховного главнокомандования:

- Немедленно созвать узкое совещание старших офицеров отдела "Л".

Помимо Йодля и генерала Варлимонта в нем приняли участие три старших офицера.

Йодль сообщил собравшимся о решении Гитлера приступить к подготовке войны против России.

Именно с этого момента, едва завершив разгром Франции, генеральный штаб фашистского рейха начал разрабатывать конкретный план нападения на Советский Союз, воплощать в жизнь стародавние замыслы немецких милитаристов о "походе на Восток". Фашистский "дранг нах остен" должен был обеспечить немцам и "жизненное пространство", и многовековое господство "арийской расы" в Европе и во всем мире.

Человеконенавистнические "теории" и планы "похода на Восток", в Россию, были сформулированы Гитлером в "Майн кампф". Захват Австрии, Чехословакии, Польши, Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Люксембурга, разгром Франции девяти стран с территорией более 850 тыс. кв. км и населением более 100 млн. человек203 - и другие агрессивные акции германского фашизма были подготовкой к осуществлению основного плана - завоевания мирового господства. На пути разбойничьих замыслов Гитлера стоял великий Советский Союз, оплот всех революционных сил.

Еще в 1933 г. на берлинском совещании фашистских гаулейтеров Гитлер заявил о своем намерении организовать поход против СССР. Подписывая в августе 1939 г. пакт о ненападении с Советским Союзом, руководители "третьего рейха" ни на минуту не забывали о своих агрессивных планах. Через три месяца после подписания договора Гитлер цинично заявил: "У нас есть договор с Россией. Однако договоры соблюдаются до тех пор, пока они целесообразны"204.

Военные кампании фашистского вермахта в Польше, Бельгии и Голландии, во Франции, под Дюнкерком и Кале вскружили головы германским генералам и адмиралам. Они мечтали о молниеносных победах на Востоке, в борьбе против СССР.

На завершающей стадии войны в Европе, в конце мая - начале июня 1940 г., Гитлером были приняты основы решения о нападении на Советский Союз205. В начале июня, когда немецко-фашистские войска вышли на побережье Ла-Манша, разрезав фронт союзников, Гитлер в беседе с Рундштедтом сформулировал "основную задачу" своей жизни - "рассчитаться с большевизмом"206.

Сокрушение первого в мире социалистического государства, порабощение советского народа, захват его богатств были в центре политики германского фашизма. Наиболее видные немецкие генералы - Браухич, Гальдер, Рундштедт, Кейтель, Йодль и др. - ревностно поддерживали планы войны против Советского Союза207. Уже 25 июня 1940 г., на третий день после подписания Компьенского перемирия, главное командование сухопутных сил Германии (ОКХ) высказалось за сосредоточение у границ СССР 24 немецких дивизий. 28 июня рассматривались "новые задачи"208.

В конце июня, после разгрома Франции, состоялась беседа начальника генерального штаба сухопутных сил Гальдера с государственным секретарем министерства иностранных дел Вейцзеккером, после которой первый записал в своем дневнике: взоры обращены на Восток209.

2 июля верховное главнокомандование вооруженных сил отдало приказ штабам сухопутных и морских сил заняться планированием нападения на СССР. На следующий день начальник штаба ОКХ Гальдер сделал первые наметки плана войны против СССР. В нем предлагалось нанести решительный удар по России, "чтобы принудить ее признать господствующую роль Германии в Европе"210.

Таким образом, одновременно с планированием вторжения на Британские острова немецкие генералы разрабатывали планы войны с Советским Союзом.

Русская проблема будет решена наступлением

На секретном совещании в рейхсканцелярии 21 июля Гитлер категорически заявил: "Русская проблема будет разрешена наступлением. Следует продумать план предстоящей операции"211. Именно на этом совещании в государственном масштабе было утверждено решение о нападении на Советскую страну. Впервые вопрос о войне с СССР был поставлен на почву оперативных расчетов. Здесь же главнокомандующий сухопутными силами Германии Браухич получил приказ подготовить план войны против СССР, учитывая, что нападение будет предпринято через 4-6 недель после окончания сосредоточения войск. По мнению Браухича, для разгрома 50-70 русских дивизий, являвшихся боеспособными, требовалось не более 100 дивизий.

Разработка оперативного плана нападения на Советский Союз была поручена начальнику штаба сухопутных войск Гальдеру, а тот в свою очередь возложил эту обязанность на командующего 18-й армией генерал-фельдмаршала Кюхлера и начальника штаба этой армии генерал-майора Эриха Маркса, "специалистов по России", находившихся для этой цели в распоряжении высшего командования сухопутных сил212. Эта армия была придвинута к советским границам. По детально разработанному оперативному плану войны против СССР главный удар наносился на Москву. Обсуждался вариант нанесения главного удара и на юге СССР213.

Как свидетельствуют Браухич и Йодль, Гитлер полагал первоначально войну против СССР начать уже осенью 1940 г.214 Это мнение разделяли многие фашистские генералы. Однако позднее Гитлер отказался от этого плана: Германия еще не была готова к войне с СССР. К этому времени, по свидетельству Варлимонта, не могло быть завершено развертывание фашистских армий у границ СССР, отсутствовали необходимые предпосылки в Польше: не были подготовлены железные дороги, казармы, мосты, не налажена связь, не построены аэродромы. Кроме того, приближались осень и зима215. Гитлер не хотел повторения ошибок Наполеона, по его мнению проигравшего русский поход... из-за сильных морозов.

Правда, Гитлер старался не вспоминать пророческого предсказания более дальновидного германского политика генерала Гренара, писавшего в книге "Завещание Шлиффена": "Кто хочет познать стратегический характер восточного театра действий, тот не должен пройти мимо исторических воспоминаний. У врат огромной равнины между Вислой и Уралом, вмещающей одно государство и один народ, стоит предостерегающая фигура Наполеона I, чья судьба должна внушать всякому нападающему на Россию жуткое чувство перед наступлением на эту страну".

Предыдущая статья:За кулисами второй мировой войны 4 страница Следующая статья:За кулисами второй мировой войны 6 страница
page speed (0.3793 sec, direct)