Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Право

Источники административного права зарубежных стран 1 страница  Просмотрен 49

 

Использование компаративного метода обеспечивает более широкий взгляд на исследуемую проблему, позволяет избежать ограниченного, сегментарного подхода к состоянию источников административного права России. Осуществляемая в настоящее время административная реформа придает особую актуальность проблеме заимствования зарубежного опыта.

Административное право, прошедшее в своем эволюционном развитии две фазы (ХVIII–ХIХ вв. как полицейское право, и на рубеже ХIХ–ХХ вв. как административное, включающее в качестве составной части полицейское право), в настоящее время является отраслью права, существующей во всех развитых странах мира, цели и предмет которого до сих пор трактуются неоднозначно.

Цели административного права в каждом государстве формулируются различным образом, но в решении этого вопроса, как отмечает М. А. Штатина, различается два подхода: первый подход характерен для стран англосаксонской правовой семьи, в которых «основной целью административного права провозглашается защита интересов частных лиц от произвола со стороны администрации»; второй подход свойственен континентальной правовой семье, где «целями административного права провозглашают не только защиту индивида от неправомерных действий администрации, но также обеспечение эффективной деятельности публичной администрации и участия общества в процессе принятия административных решений»[1]. В бывших социалистических странах, например, на Украине, целями административного права являются: 1) обеспечение функционирования публичной власти; 2) соблюдение и охрана прав и свобод человека в сфере исполнительной власти[2].

Определение предмета административного права зависит от принадлежности страны к определенной правовой системе. В предмет административного права в странах англосаксонской правовой системы включается изучение деятельности исполнительной власти и контроль над ней. Административное право Великобритании и США не регламентирует организацию и структуру органов исполнительной власти, но регулирует все аспекты отношений административных органов и частных лиц. Особым образом определяется предмет административного права в США: все явления, структуры и процессы, которые можно объяснить с помощью теории разделения властей, относят к предмету конституционного права, а к административному причисляют лишь административное нормотворчество, административную квазисудебную деятельность и контроль судов за административными учреждениями. Поэтому в административном праве США доминируют вопросы процедуры, в связи с этим американское административное право, по мнению Г. И. Никерова, следует скорее называть «административно-процессуальным правом»[3].

В странах континентальной правовой семьи в предмет административного права включены вопросы о создании и функционировании административных органов; административные процедуры; контроль над административной деятельностью, в том числе административное судопроизводство. Кроме того, нормы административного права регулируют отношения между административными учреждениями и гражданами[4]. Ж. Ведель предмет административного права определяет как совокупность правовых норм, регламентирующих деятельность публичной администрации[5]. А. Вивьен в книге «Очерки об администрации» (1845 г.) науку государственного управления противопоставляет административному праву: наука государственного управления призвана изучать администрацию в ее взаимосвязях с государством, а административное право должно изучать администрацию в ее взаимоотношениях с частными лицами[6].

Предмет административного права в странах СНГ определяется как общественные отношения в сфере государственного управления. В ходе проведения административных реформ в начале ХХI в. в странах СНГ предмет этой отрасли права был переосмыслен. В настоящее время к предмету административного права относятся следующие группы общественных отношений: 1) внешние «классические управленческие отношения»; 2) внутриорганизационные управленческие отношения; 3) управленческие отношения, складывающиеся в процессе организации местного самоуправления; 4) общественные отношения в сфере административной юстиции[7].

Таким образом,бывшие социалистические государства стали формулировать цели и предмет административного право по примеру целей и предмета административного права развитых европейских стран. В этом видны сильные заимствования из уже существовавшего на то время административного арсенала. Как известно, пределы административного регулирования устанавливаются существующими в стране традициями, заимствованием опыта других стран и, конечно, фактором политической борьбы. Несмотря на существующие различия национального и исторического характера, процесс сближения целей и предмета административно-правового регулирования в различных странах в содержательном плане очевиден.

Мы можем констатировать, что административное право в современной его доктринальной модели для подавляющего большинства стран является основной отраслью права, однако, до сих пор не выработано единого определения его предмета и целей. Но общепризнанным является рассмотрение административного права как системы правовых норм, регулирующих деятельность публичной администрации и контроль над ней с целью обеспечения защиты субъективных прав граждан от ее произвола.

Обратимся теперь к источникам административного права зарубежных стран. Указанными источниками являются: нормативные правовые акты, судебные прецеденты, судебная практика, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры, принципы права, формулируемые учеными и судьями и правовые обычаи. При этом иерархия источников права в странах континентальной правовой семьи устанавливается, а в англосаксонских странах – нет, где каждый источник регулирует свою сферу общественных отношений.

В конституциях большинства стран содержатся основополагающие принципы (например, разделения властей, верховенства закона), общие подходы к регулированию важнейших административно-правовых институтов, закрепляется правовое положение правительства, вводится понятие публичной администрации (централизованной и децентрализованной), регламентируется правовой статус органов местного самоуправления, устанавливается судебный контроль над административной деятельностью.

Законы (конституционные и обычные) играют важнейшую роль среди источников административного права. Законы в романо-германской правовой семье имеют иерархичный характер. Среди них можно выделить конституционные и органические законы. В частности, во Франции и Испании органические законы принимаются на основе прямого указания Конституции. В странах общего права конституционные законы применяются, но имеют доктринальное значение, т.к. выделяются не по юридической силе, а по значимости предмета их правового регулирования.

В большинстве стран административное право – это некодифицированнаяправовая отрасль, не имеющая единого кодекса.

Законами регулируются, как правило, правовые статусы министерств и ведомств, отдельные административно-правовые институты.

Наиболее полная систематизация осуществлена в США. В 1966 г. Конгрессом был кодифицирован пятый раздел Свода законов США (United States Code), получивший название «Общие положения о правительственных органах»[8], содержащий незначительные сведения о структуре и полномочиях публичной администрации. Информация о структуре отдельных учреждений находится в многочисленных законах, разбросанных по пятому разделу, а также по другим 49 разделам многотомного Свода законов. В некоторых штатах США (Луизиана, Юта, Техас, Огайо, Висконсин, Аризона, Индиана, Айова, Вашингтон, Делавэр) приняты полноценные административные кодексы. В Польше систематизация административного права произведена в форме инкорпоративного издания. Во Франции действует Административный кодекс, подготовленный издательствами Service Central de Legislation в 2010 г. (6-е изд.) и Dalloz в 1998 г. (25-изд.), состоящий из 30 сборников законов и других актов[9]. Следует отметить, что кодификация в данном случае произведена не на законодательном уровне.

Имеются Административные кодексы в Латвии, Испании и других странах. В 1999 г. в Грузии был принят Общий административный кодекс, который регулирует деятельность государственных и местных органов, выполняющих управленческие функции. На Украине в рамках осуществления Концепции реформы административного права (1998 г.) должен быть разработан проект Административного кодекса. Предполагается, что это будет своеобразный сборник кодексов («Кодекс кодексов»).

Во многих странах осуществлена кодификация административных процедур, устанавливающих порядок деятельности публичной администрации. Административно-процедурные законы приняты в Болгарии (1979 г., новая редакция – 2006 г.), Польше (новая редакция – 1980 г.), Дании (1985 г.), Италии (1990 г.), Австрии (1991 г. – новая редакция), Португалии (1991 г.), Греции (1999 г.) и других. Административное производство в широком смысле в Германии понимается как любая деятельность административного органа, направленная на принятие решения. Параграф 9 Закона об административном производстве, принятого в Германии 25 мая 1976 г., ограничивает такое широкое понимание административного производства подготовкой и изданием административного акта, а также заключением публично-правового договора[10]. В законах об административных процедурах, как правило, урегулирован процесс подготовки, принятия и действия административных актов, в частности, в Законе об административной процедуре 1946 г. США[11], Федеральном законе об административных процедурах Швейцарии 1968 г.[12], французском Законе 2000 г., относящемся к правам граждан в их отношениях с администрацией[13], и других. Следует отметить, что в одних странах (Швейцарии, Германии) нормы об административных процедурах регламентируют данную процедуру только по отношению к индивидуальным административным актам. В других странах (США, Франции) они затрагивают процедуру издания (принятия) нормативных правовых актов.

На территории бывшего СССР большинство стран также уже приняли законы об административной процедуре (процедурах). Например, Закон Эстонской Республики об административной процедуре от 6 июня 2001 г.; Административно-процессуальный закон Латвии от 25 октября 2001 г., Общий административный кодекс Грузии от 25 июня 1999 г.; Закон об административных процедурах Казахстана от 27 ноября 2000 г.; Закон об основах административной деятельности и административном производстве Армении от 18 февраля 2004 г.; Закон об административных процедурах Кыргызстана от 1 марта 2004 г.; Закон об основах административных процедур Республики Беларусь от 28 октября 2008 г. и другие. На Украине разработан Административно-процедурный кодекс, направленный на создание европейской модели взаимоотношений между властью и гражданами. При разработке проекта Кодекса его авторы использовали лучшие достижения современной административной науки, лучший зарубежный опыт. В проекте Кодекса учтены Резолюции и Рекомендации Совета Европы, в частности, резолюция (77) 31 о защите лица относительно актов административных органов, Рекомендация № R (80) 2 об осуществлении дискреционных полномочий административными органами, Рекомендация № R (87) 16 об административных процедурах, которые затрагивают большое количество лиц. Кодекс получил положительные оценки европейских специалистов[14].

Эти законы отличаются по названию. Иногда, наоборот, при схожем названии, – по предмету правового регулирования. Законы некоторых стран включают не только административно-процедурную часть, но и процедуру судебного обжалования административных актов (например, административно-процессуальные законы Латвии и Болгарии). Но по объему прав частного лица в отношениях с административными органами все законы имеют больше общего, нежели различного. Поэтому можно говорить не только о европейских, но и общепризнанных (практически – мировых) стандартах административной процедуры. В западных странах развитие законодательства об административных процедурах вообще привело к такому положению, когда административное право этих государств регулирует, прежде всего, деятельность административных органов[15].

В странах континентальной правовой семьи приняты административно-процессуальные кодексы, унифицирующие вопросы административного судопроизводства.

Так, во Франции принят Кодекс административной юстиции 2000 г., а в Германии – Закон об административных судах 1960 г. На Украине действует Кодекс административного судопроизводства 2005 г. В США кодифицирован 28 раздел Свода законов США (United States Code), имеющий название «Судебная система и судебный (гражданский) процесс».

Таким образом, отмечается тенденция к возрастанию роли законов (кодексов) в системе источников административного права, регулирующих административные процедуры и административное судопроизводство, которые позволяют обеспечивать защиту прав и свобод граждан, прав и законных интересов юридических лиц в отношениях с органами публичной администрации.

Особое место в системах источников административного права зарубежных стран занимают судебный прецедент и судебная практика. В странах англосаксонской системы разработана доктрина прецедента, устанавливающая правила и принципы обращения к прецедентам[16]. В административном праве она применятся с определенными особенностями, обусловленными тем, что роль судебного прецедента в этой отрасли права значительно меньше, чем в конституционном или гражданском праве. Это связано с тем, что административное право в зарубежных странах, в основном, сформировалось в ХХ веке, когда в силу сложившейся доктрины господства парламента, основным источником права считалось законодательство.

В современных условиях законодательство и нормативные правовые акты публичной администрации являются основным фактором формирования административного права в США, Ан­глии и в других странах, воспринявших англо-американскую систему права. В связи с этими, по мнению С. Л. Зивса, институт судебного прецедента имеет «значение декларативного выражения нормы действующего права, обязательного в других ана­логичных ситуациях»[17]. Отмечается предметное сужение его сферы, изменяется его функциональное значение. Наиболее важную роль в административном праве приобретают прецеденты толкования, которые рассматриваются как акты судей, применяющих законы и придающих им тот смысл, который заложен в судебных решениях. Поэтому можно утверждать, что в связи с изме­нением функции прецедентов, указанный источник права из самостоятельного превращается во вспомогательное средство интерпретирования права, выраженного в законах.

В настоящее время в зарубежных странах осуществляется процесс адаптации деятель­ности всей системы государственных органов к конкретным социально-экономическим усло­виям, что вызывает постоянную реорга­низацию государственного аппарата и эволюцию правовых форм их деятельности. В частности, происходят глубокие процессы, связанные с наделением судебных органов функцией изда­ния нормативных правовых актов, что представляет собой явление, свой­ственное развитию делегированного законодательства.

Наиболее ярко эти новые тенденции проявляются в США, где суды имеют право издавать превентивные приказы (injunctions), в частности по вопросам экономической деятельности, а также нормативные правовые акты, регулирующие порядок рассмотрения судебных дел и некоторые вопросы судо­устройства. В зависимости от издавшего органа и сфере их действия различаются: 1) общефедераль­ные – издаваемые Верховным судом США (например, Федеральные правила гражданского процесса для окружных судов США 1938 г. (Federal Rules of Civil Procedure for the United States District Courts), Правила Верховного суда США 1970 г. (Rules of the United States Supreme Court)); 2) местные (local rules) – издаваемые нижестоящими федеральными судами. Полномочия Верховного суда США на издание пра­вил производства по гражданским делам в федеральных окружных судах установлены, в частности, в § 2072 раздела 28 Свода законов. Федеральные районные и апелляционные суды также имеют право издавать местные правила для определения порядка ведения дел и детализации положений общефедеральных правил относительно внутреннего распорядка деятельности указанных органов (§ 2071 раздела 28 Свода законов США).

Издаваемые судебными органами США правила являются типичными актами делегирован­ного законодательства, приравненными по своей юридиче­ской силе к закону, что подтверждается тем, что они помещаются в Своде законов США. С. Л. Зивс выделял следующие признаки института судебных правил: 1) полномочия по изданию правил делегируются законом, принимаемым конгрессом; 2) нормотворческая деятель­ность Верховного суда США осуществляется под контро­лем конгресса (хотя фактически контроль этот лишь но­минальный); 3) изданные Верховным судом США про­цессуальные нормы полностью приравниваются к нормам закона[18].

Интересен опыт Великобритании, где в 1998 г. приняты Правила Гражданского Судопроизводства (Civil Procedure Rules)[19], являющиеся процессуальной основой юрисдикции судебного контроля. По мнению Е. А. Устюжаниновой, «создание Административного Суда в составе Высокого Суда правосудия явилось итогом исторического развития системы административной юстиции в Великобритании»[20]. Правилам Гражданского Судопроизводства, принятым Верховным Судом Великобритании, придан статус подзаконного акта (UK Statutory Instruments). Их юридическая значимость должна соответствовать требованиям статута под названием «Подзаконные акты» (Statutory Instruments) 1946 г. и они могут быть аннулированы резолюцией любой из палат парламента. Особенно актуально создание Правил стало в связи с необходимостью реализации положений Закона о правах человека 1998 г. Данный закон, вступивший в силу 2 октября 2000 г., инкорпорировал в британское законодательство Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, что усилило позиции суда в сфере контроля над публичной администрацией.

Эволюция системы источников административного англо-американского права (в частности, изменение роли прецедентного права), с одной стороны, и развитие источников административного права в правовых системах континен­тальной Западной Европы, с другой, привели к определен­ному сглаживанию в оценке судебных прецедентов как источника права, которая существовала между системой «общего права» и системами «кодифицированного права», а в конечном итоге к сближению этих пра­вовых систем.

Несмотря на непризнание юридической наукой стран континентальной правовой семьи судебных прецедентов источниками права вообще и административного права в частности, исследователями отмечается, что фактически практика судов административной юрисдикции оказала такое существенное влияние на формирование отрасли административного права, что можно считать, что данная отрасль образована административными прецедентами. По этому поводу Ж. Ведель отмечает, что «ценность административного права определяется тем, что оно было создано Государственным советом»[21]. Во Франции, вопрос о судебном прецеденте как источнике административного права является дискуссионным. В связи с этим полагают, что существует официальная (французское право считается полностью писаным правом законодательного происхождения) и реальная (чтобы не отказать в правосудии закон обязывает судью выносить решения, восполняя пробелы законодательства) система источников права[22].

В Германии «конституционную базу» широкого судебного право­творчества западногерманские юристы усматривают в формулировке третьего абзаца ст.

20 Конституции, где указано, что судоговорение связано «законом и правом» (Gesetz und Recht). В частности, профессор Ф. Дармштедтер, проанализировав логическое и юридическое зна­чения союза «и», соединяющего слова «закон» – «право», пришел к выводу: «Большая заслуга формулы ”закон и право” состоит в том, что она признала за невыражен­ным в законах правом принадлежащую ему по смыслу сферу применения наряду с выраженным в законах пра­вом»[23]. Таким образом, отказ от верховенства закона обосновывается конституционным прео­долением позитивизма закона, необходимостью реализации «живого права», как совокупности представлений о справедливости.

Акты конституционного надзора о соответствии закона конституционным нормам во многих зарубежных станах (В США – Верховного суда, во Франции – Конституционного совета, в ФРГ – Федерального конституционного суда, в Италии – Конституционного суда) представляют самостоятельный источник права, который приравнивается к законодательным актам. Особенностями данных актов, по мнению С. Л. Зивса, является следующее: 1) реше­ние, выносимое органом конституционного контроля, во всех случаях имеет общенормативное значение; 2) основным результатом конституционного контроля является решение о соответствии или несо­ответствии конкретной правовой нормы положениям кон­ституционного акта, т. е. акта, занимающего высшее место в иерархии источников права, а не применение правовой нормы к конкретным обстоятельствам судеб­ного дела; 3) в ряде стран процедура конституционного контроля может воз­никнуть и до вступления закона в силу или же автоном­но, т. е. не в связи с применением закона по конкретно­му делу[24].

В качестве источников административного права зарубежных стран рассматриваются также и общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры. В качестве примера можно привести использование норм и принципов европейского права в государствах – членах Европейского Союза[25]. Усиление взаимодействия между административным и международным правом связано с происходящими процессами глобализации, т.е. в связи с формированием общемирового и регионального экономического, информационного и социально-политического пространства, а также с интернационализацией многих юридических институтов. Потребности глобализации привели к выработке соответствующих правовых норм. В результате разграничения сфер ведения формируется не только национальное административное право зарубежных стран, но и административное право Европейского Союза, имеющее свой круг административно-правового регулирования. Зарубежные конституции, преимущественно закрепляя примат международного права по отношению к внутреннему праву, не говорят о его приоритете по отношению к ним самим. Так, в силу ст. 55 Конституции Франции «международные договоры и соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, имеют силу, превышающую силу законов, с момента опубликования, при условии применения каждого соглашения или договора другой стороной»[26].

Совет Европы, учрежденный Договором, подписанным в Лондоне 5 мая 1949 г. стал первой международной организацией, учредившей в рамках Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Европейский суд по правам человека. Решения этого Суда имеют прямое действие в каждом государстве – члене Совета Европы, влияют на судебную практику внутренних судов и способствуют формированию общеевропейского права в отношении прав и свобод человека.

Во многих зарубежных странах источниками административного права являются принципы права, формулируемые учеными и судьями. Существует мнение, согласно которому суду нельзя отказывать в правосудии, даже в случае отсутствия нормы права, регулирующей спорную ситуацию. В таком случае нужно руководствоваться общими правовыми доктринами и принципами права. В качестве таковых признаются как всеобщие правовые принципы, так и принципы административного права: законности, приоритета прав и свобод человека и гражданина, правовой стабильности, разумности и необходимости и другие[27]. Роль правовых обычаев в административном праве наиболее очевидна в странах англосаксонской правовой семьи, в частности, право общих судов регулировать вопросы гражданской службы основывается на правовых обычаях.

Таким образом, можно резюмировать: под воздействием глобализации в зарубежных странах происходит развитие форм административного права: во-первых, расширение круга источников административного права (их множественность); во-вторых, осуществляется сближение форм административного права в странах разных правовых семей; в-третьих, страны Восточной Европы, в том числе страны СНГ, встали на путь восприятия форм права западных стран; в-четвертых, изменение роли различных источников административного права в их системе.

Нормативные правовые акты публичной администрации являются доминирующим источником административного права в зарубежных странах.

Термин (public administration) был сформулирован в странах романо-германской правовой семьи, главным образом во Франции, а затем прочно вошел в оборот административно-правовой науки и закреплен в конституциях большинства стран мира. Например, в главе VII ст. 37 Конституции Федеративной Республики Бразилия от 5 октября 1988 г. используется термин «публичная администрация»[28]. В Основном законе Германии Раздел 8 называется «Исполнение федеральных законов и федеральная администрация»[29].

В российской науке используется устойчивый перевод термина «публичная администрация» – «государственное управление», но данные понятия не тождественны. Конституции Франции 1875 г. и 1946 г. устанавливали положения о том, что управление есть осуществление исполнительной власти.

Ж. Ведель подчеркивал, что Конституция Франции 1958 г.закрепила положения, повлиявшие на традиционные принципы административного права, согласно которым «задача исполнения закона представляет собой только один из аспектов административной деятельности. Он проявляется лишь тогда, когда правительство должно обеспечить применение или дополнить законодательство, принятое в рамках ст. 34 Конституции. Однако в области, отнесенной к ведению регламентарной власти, она действует не только непосредственно и автономно, но независимо по отношению к закону»[30]. В связи с этим, управление следует понимать как «совокупность действий государства и публичных юридических лиц, которые не зависят в силу особого постановления от иного режима, чем административный (законодательный, судебный)» или «административное право является общим правом публичной власти»[31].

В странах СНГ также наряду с использованием терминов «государственное управление» (ст. 106 Республики Беларусь)[32], «органы исполнительной власти» (ст. 113 Конституции Украины)[33] входит в оборот употребление термина «публичное управление» (ст. 96 Конституции Республики Молдова)[34], которое включает центральное публичное управление (министерства) и местное публичное управление (ст.ст. 107, 109 Конституции). Законодательство Республики Молдова использует понятие «орган публичной власти», который легально определяется как «любая организационная структура или орган, учрежденные законом или нормативным административным актом и действующие как публичная власть в целях реализации общественных интересов». Также на законодательном уровне «к органам публичной власти приравниваются субъекты частного права, исполняющие функции публичной власти или использующие общественное владение, уполномоченные законом оказывать общественно-полезные услуги, в том числе лица, предоставляющие нотариальные услуги»[35]. Кроме того, на основании ч. 2 ст. 107 Конституции Республики Молдова «в целях осуществления руководства, координации и контроля в области организации экономики, не находящихся непосредственно в ведении министерств, в соответствии с законом создаются и другие управляющие власти», т.е. органы функциональной децентрализованной администрации.

Для европейской доктрины административного права характерен подход, включающий в понятие органа публичной администрации частных лиц, наделенных публичными полномочиями. Так, в Приложении к Рекомендации № R (84) 15 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам относительно ответственности публичной администрации, в случае причинения ею вреда путем издания актов, затрагивающих права, свободы и законные интересы частных лиц к органам публичной администрации, наряду с государственными и муниципальными органами, относится «любое частное лицо (private person), осуществляющее прерогативы официальной власти»[36].

Таким образом, понятие «публичная администрация» гораздо шире по объему и богаче по содержанию, чем «государственное управление» и «исполнительная власть», в связи с этим видится целесообразным использование этого термина[37]. Дадим краткую характеристику указанного правового феномена.

Во-первых, термин «администрация» происходит от латинского слова «administratrare», что означает «служить для…». Общепризнанно, что публичная администрация отделена от политических структур, имеет особый статус, особое предназначение и подчиняется политической власти. Органы публичной администрации обслуживают политические органы и непосредственно подчиняются главе государства, главе правительства, правительству. Разграничение политических и административных органов носит условный характер, т.к. четкой границы между политикой и текущим управлением не существует. Но все же на современном этапе в западных странах правовой статус политических и административных структур различается. Ж. Ведель отмечал, что во Франции раньше и с большей силой, чем в других странах проявился облик администрации, благодаря которому она выступает как автономный организм по отношению к политической власти, подчиненный специальному правовому режиму[38].

Во-вторых, публичная администрация связана с исполнительной властью и отделена от законотворчества и судопроизводства, осуществляет управление и обеспечивает исполнение и применение законов. Исходя из принципа разделения властей, под управлением в Германии понимается такая государственная деятельность, которая не является ни законодательством, ни правосудием. Такое «негативное» определение, выведенное методом исключения, применяется лишь для однозначного позиционирования места управления в общем контексте государственной деятельности и для четкого разграничения видов государственной деятельности. По мнению В. Бергманна, последующая конкретизация данного определения сталкивается с проблемой, суть которой заключается в том, что управление – по сферам деятельности, постановке задач, структуре и формам деятельности – настолько многоликий феномен, что его исчерпывающее положительное определение вряд ли представляется возможным и имеющим смысл[39]. Органы и учреждения, обеспечивающие деятельность законодательной и судебной властей, осуществляют исполнение законов, поэтому также подпадают под действие норм административного права, т.к. выполняют административную деятельность. Поэтому все ветви власти функционируют, опираясь на учреждения публичной администрации. А. Вивьен писал: «Администрация воплощает государство, регулируя общественную жизнь в собственных интересах»[40].

Предыдущая статья:Система мониторинга. Следующая статья:Источники административного права зарубежных стран 2 страница
page speed (0.0895 sec, direct)