Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Религия

РЕАЛЬНОСТЬ: УПОВАНИЕ СЛАВЫ  Просмотрен 18

Артур Кац

РЕАЛЬНОСТЬ: УПОВАНИЕ СЛАВЫ

Перевод с английского

Издательство "Руфь" Киев 1997

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Моя первая встреча с Артуром Кацом произошла в ма­ленькой деревенской церкви в Северной Каролине в середи­не 70-х годов. Некоторые местные пасторы попросили меня прийти на то собрание, заверяя меня, что я "встречусь с на­стоящим пророком". Так как в то время я не знал толком кто такой пророк, я подумал, что согласившись на их пред­ложение, я очень приятно и интересно проведу вечер. Но я не знал, что иду прямо в Божьи "силки". Господь устроил такое собрание, которое должно было радикальным образом изменить весь курс моей духовной жизни, направив его в нужное для Него направление. Это было небольшое собра­ние, на нем присутствовало менее чем триста человек. Оно состояло из пасторов, церковных лидеров и серьезных глу­боко посвященных христиан. До сего дня я так и не услы­шал какой-либо другой проповеди, которая оказала бы на весь наш город такое же воздействие, как это сделала та про­поведь Каца. Она абсолютно не была проповедью такого ро­да, которую принято называть "проповедь огня и серы". Арт, как его обычно называют, проповедовал средним тоном, пра­ктически не проявляя каких-либо особых эмоций, но глуби­на его убежденности превышала все возможные эмоции. Ма­ленькая аудитория разделилась надвое: одна половина рыда­ла или сидела в тишине истинного покаяния, будучи ошело­мленной силой проповеди, другая — хотела побить Каца ка­мнями. Даже два года спустя эта проповедь продолжала оставаться центральной темой разговора во всей той области, и множество верующих пробудилось от своей спячки. Я ухо­дил с того небольшого собрания с мыслью, что действитель­но встретил настоящего пророка.

 

Спустя несколько лет случилось так, что мне в руки попала эта книга Каца. Я люблю читать и очень часто про­читываю по одной, две книги в неделю, но из сотен книг, прочитанных мною, не было и десятка таких, которые ока­зали бы на мою жизнь такое огромное воздействие, как эта книга.

Из всех книг, прочитанных мною, лишь немногие могли вынудить меня прочесть их во второй раз; но книгу "Реальность" я стараюсь прочитывать каждые несколько лет. То же самое я рекомендую и вам. У этой книги очень подхо­дящее название; у нее есть сила привести вас к той Божест­венной перспективе, которая дает способность человеку по­дняться и жить выше всяких мелочей, побеждая легкомыс­лие и беспутный образ жизни.

Слово Божье живо и действенно, оно проникает до разделения души и духа ( Евреям 4:12). И я верю, что содер­жание этой книги имеет именно такую способность и хара­ктеристику. Если вы будете читать ее ради развлечения, вы почти наверняка обидитесь, увидев то, что в ней говорится. Но если вы будете читать ее со смиренным и сокрушенным сердцем, вы можете оказаться в том положении, когда вас ни за что на свете не удовлетворит что-либо меньшее, чем истинное Евангелие Иисуса Христа, которое и является Ре­альностью Упования Славы.

Рик Джойнер

 

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

 

Если говорить об отличительной особенности чисто еврейского характера и жизни, возможно, это будет следую­щее: страсть к реальности и истине. Как бы глубоко и силь­но я не заблуждался в своей жизни до уверования во Христа Иисуса, это было и остается моим единственным величай­шим стремлением. Кстати, именно это стремление и приве­ло меня к Тому, кто есть Истина, и продолжает посредством Его благодати давать мне возможность не ослабевать в слу­жении Ему.

С ранних лет своего уверования я был поражен апос­тольской грандиозностью Священных Писаний, и поэтому вместе с другими христианами я не могу удовлетворяться какими-либо другими стандартами, особенно теми, которые характеризуют это последнее поколение. Я верю, что этот век окончится так, как он и начался: предельно максималь­ным столкновением двух царств, завершительным кульми­национным конфликтом, борьбой и славой: все то, что яв­ляется подделкой и притворством, все то, что является нече­стивым и ненастоящим рассеется, когда Господь наконец будет видим в славе Своего народа. И я молюсь о том, чтобы эти проповеди вдохновили других верующих, любящих ис­тину, оставаться верными в надежде стать причастниками той же славы.

Артур Кац

 

 

НО ОН ОТКАЗАЛСЯ: ИОСИФ И ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

 

Итак покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от вас. (Иаков 4:7)

Откровение подлинного еврейства

Странно, что будучи евреем почти тридцать пять лет, я фактически абсолютно не знал великих еврейских патри­архов. Авраам, Исаак, Иаков и Иосиф были для меня всего лишь именами. В жизни еврея нет большей загадки, чем загадка его собственного еврейства. Это не что иное, как сбивающий нас с толку феномен, с которым просто вынуж­дены были жить большинство евреев. Лучшее, что мы могли делать в недавние времена, это измерять еврейство посредс­твом поглощаемых нами всеразличных пирогов или другими бесчисленными проявлениями Идишкайт (внешние церемониальные и культурные обычаи моего народа).

Толь­ко после того, как мы рождаемся от Духа Бога Живого (Руах А-Кодеш), мы можем начать понимать истинное значение нашего еврейства; и тогда Бог начинает открывать нам вои­стину несметно богатое наследие еврейского народа.

Сновидец

В жизни и характере Иосифа нам было дано нечто очень богатое и значительное. Он был довольно странным челове­ком, сновидцем, мечтателем, человеком, знакомым среднему еврею и особенно мне. С самой своей юности я был "сно­видцем", мечтателем и идеалистом, особенно в период свое­й "бар-мицвы".

 

В возрасте тринадцати лет я был беспокойным подро­стком, зашедшим в тупик; я уже находился в дисгармонии с этим миром и его духом; я уже был атеистом; я уже был поглощен страстью к познанию истины и пониманию дейс­твительности, не найдя ни того, ни другого; я уже осознал, что ни школа, ни все то, что относится к современному об­ществу не обладает какими-либо значительными средствами излечить то болезненное состояние, в котором явно находи­тся все человечество. Все сводилось в единое целое благода­ря тому факту, что родившись в 1929-м году, я вырос в годы Великой Депрессии, и видел ужасную нужду и несправедли­вость, и приблизился к своей зрелости во время бедствий и смятений второй мировой войны. И чтобы завершить всю картину, скажу следующее: меня напитали статистикой, ка­сающейся шести миллионов евреев, убитых фашистским ре­жимом. Если этого недостаточно для того, чтобы заставить чью-либо душу взвыть от боли, то я просто не знаю, что другое для этого нужно.

Как и все мечтатели и идеалисты, я остро интуитивно чувствовал, что за всей этой запутанной, приносящей боли и страдания материальной поверхностью должна быть какая-то "реальность". В течение тридцати пяти лет я неистово гнался за этим "нечто", безымянным для меня, пока, нако­нец, не понял, что это за мной гнался Некто по имени Иешуа А-Машиах. Я принял Его как Господа и Спасителя своей разрушенной тогда уже жизни, и был приведен в общение с Богом. Так как Его Дух находился с того времени внутри меня, я мог отложить в сторону все свои мечты и видения, и жить ради откровения и исполнения Его планов и видений.

Живые обвинения

Братья Иосифа презирали его за то, что он был снови­дцем, мечтателем и как бы "не от мира сего". Я считаю, что так всегда будут поступать с подобными людьми из-за того, что они не вписываются в общепринятые рамки. Иосифа

презирали не только за его сны, но также и за те слова, кото­рые он говорил (Бытие 37:8). Это взаимоотношение между Иосифом и его братьями имеет особый резонанс в моей ду­ше, дающий мне определенный намек на то, с чем именно столкнутся современные "Иосифы" при кончине века. Мы будем презираемы за наши сны и слова. Мы будем ярко от­личаться от наших братьев. Мы будем иначе выглядеть, ина­че говорить, мы будем казаться другими.

Мы будем другими.

 

Вскоре после своего спасения в Иерусалиме я вернулся в Калифорнию. Меня восстановили в должности учителя в системе образования Оклендских Общеобразовательных школ. Я жил, находясь в смущении и недоумении, не пони­мая во всей полноте почему Бог Живой, Тот Самый, Кото­рого я всю свою жизнь хулил и ненавидел, с такой любовью ввел меня в Свое Царство. В первый вечер после моего воз­вращения в Калифорнию, после того, как я поделился еван­гелием Иисуса Христа, я потерял всех своих друзей, кроме одного, который позже в глубоком сокрушении и умилении отдал свою жизнь Иисусу.

Я помню как сидел за столом в кафетерии. Там работала одна женщина-еврейка. Изо дня в день я не давал ей покоя. Конечно же, в то время я очень мало знал о Божьих вещах, но я старался поделиться тем малым, что у меня было. (Если вы употребляете один талант, который Он вам дал, Он доба­вит еще). Я приходил к этой женщине много раз, имея с собой несколько стихов из Библии, подробности того, что я пережил при своем глубоком обращении, или с тем, что у меня было в данный момент. Но однажды я был абсолютно безмолвен. Я и сам не знаю почему. Мне просто совершенно нечего было сказать; мои уста закрылись. Я склонился над своей тарелкой, молча поглощая свой обед, и вдруг я заме­тил, что мое молчание стало все больше и больше ее раздра­жать. Наконец, после продолжительного сдерживания себя, она не выдержала и сказала: "Арт, даже тогда, когда ты мол­чишь, ты продолжаешь оставаться живым обвинением!"

Я навсегда запомнил эти слова, потому что я верю всем своим сердцем, что по мере того, как мы все глубже и глубже погружаемся в последние времена, мы будем становиться об­винениями для этого века, мы, Иосифы этого поколения; мы, сновидцы, говорящие слова, которые не будут нравить­ся людям. Само наше поведение, манеры и внешний вид будут радикально отличаться от нынешнего образа жизни, который все более и более становится распутным и развра­щенным; мы открыто столкнемся с установленными норма­ми этого мира, которые в Божьих глазах являются мерзос­тью, деградацией и грехом. Всего лишь наше появление, на­ше присутствие, приносящее с собой нечто от святости на­шего Господа, будет вызывать в людях раздражение, гнев и даже самое худшее.

 

Предыдущая статья:ОБЯЗАННОСТИ ПРОЧИХ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ЛИКВИДАЦИИ АВАРИИ Следующая статья:Рвы и вершины: Божий ритм и образец
page speed (0.0521 sec, direct)