Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Философия

Мелодор.  Просмотрен 44

Положим, что во всяком состоянии человек может найти розы удовольствия; но где же такое, в котором бы он мог укрыться от бремени горестей, от бедствий, неразлучных с жизнью?

ФИЛАЛЕТ.

Существенных бедствий, в самом деле, очень немного: телесное страдание, потеря физической вольности, и более ничего вообразить не умею. Трезвость, умеренность может нас предохранить от болезней, а честная, нравственная, благоразумная жизнь от темницы. Ты скажешь, что самые трезвые люди бывают подвержены болезням, самые добро­детельные заключаются иногда в цепи: согласись, что это чрезвычайность — в таком случай остается нам терпеть, надеяться и взирать на небо, где живёт наш общий, нежный Отец: Он видит страдания детей Своих, и не позволит ему превзойти меру терпения. К тому же... ты удивишься: но я скажу по чувству души моей... скажу, что в самом несчастии можно найти некоторое услаждение. Силою души своей превозмогать болезнь телесную; спокойною ясностью сердца освещать мрак темницы – есть нечто святое, божественное, кротко-восхитительное... Миних, в глубине Сибири[13], в хижине, занесенной снегом, благодарил Небо за твердость души своей, и проливал слезы умиления, которых сладость была ему неизвестна среди придворного блеска и пышности. — О каких других несчастиях будешь говорить мне? О бедности? Но у меня есть руки и сердце; я найду себе пропитание, найду удовольствия, неиз­вестный многим богачам в их изобилии. Сколько людей с потерею имения выучились наслаждаться жизнью, собою, своими душевными и телесными силами, гораздо более, не­жели прежде? Я не давно читал в немецком журнале об одном французском эмигранте, который был некогда знатен и богат в своём отечестве, а теперь... шьёт башмаки в Веймаре. Жалеть ли об нём?Нет, он со­вершенно доволен своим состоянием, работает прилежно, весело; поетводевилии философствует как Сократ о приятностях трудолюбии. — Мы, мы сами составляем тысячу отрав для жизни своей; смотрим в микроскоп на всякую невнятность, и кричим, что свет наполнен бедствиями. Я видел N. погружённого в самую глубокую печаль от того, что один вельможа взглянул на него косо, М. две ночи не спал, два дня не говорил весёлого слова от того, что одна гордая светская женщина назвала его скучным, стихотворец Ф. едва не бросился в воду от того, что один строгой журналист нашёл в его стихах более дурного, нежели хорошего. Tакиe люди имеют ли право винить Натуру н Судьбу человеческую! Их мучение не есть ли плод их безрассудности? Можно ли назвать его бедствием, неразлучным с жизнью?

Предыдущая статья:Sans changer de toit, ni de amour[10]! Следующая статья:Мелодор.
page speed (0.0346 sec, direct)