Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Философия

ДОБАВЛЕНИЕ  Просмотрен 38

 

Ha c. 95 и 102 перед внимательным читателем встает существенная трудность, поскольку создается впечатление, что слова об «упроче­нии истины» и о «совершающемся прибытии истины» никоим обра­зом нельзя привести к единогласию. Ибо в «упрочении» заключено воление — оно запирается на засов, тем самым препятствуя «при­бытию». Напротив, допускать, чтобы совершалось прибытие, зна­чит уступать, смиряться, не иметь своей воли — это открывает путь.

Трудность исчезает, если мыслить «упрочение» так, как это подра­зумевается всем текстом исследования, то есть прежде всего его ведущим определением — «полагание истины вовнутрь творения». Глаголы «ставить», «полагать», «класть» взаимосвязаны, так что все три слова едино разумеются еще латинским ponere.

«Ставить» нужно понимать в смысле θέσις. Так, на с. 92 говорится: «Полагание и располагание повсюду (!) мыслится здесь в согласии со смыслом греческого θέσις, которое подразумевает восставление внутри несокрытости». По-гречески «ставить» значит воздвигать и восставлять, например воздвигать памятник, значит, далее, возла­гать: возлагать жертвенные дары. У слов «ставить» и «полагать» такой смысл: изводить вовнутрь несокрытости, вводить в бытий­ное присутствие, то есть давать чему-либо наличествовать, предле­жа перед нами. «Ставить» и «полагать» никогда не значат здесь вызывающего полагания чего-либо в смысле противопоставлен­ности субъекту, «я», в духе нового времени. Памятник стоит на своем месте (то есть пребывающее, нас созерцающее, сияет) ина­че, нежели стоит предмет, понятый как объект. «Стоять» (ср. с. 69) значит постоянно светить-сиять. А тезис, антитезис, синтез в рамках диалектики Канта и немецкого идеализма значат, напротив, стояние внутри сферы субъективности сознания. Поэто­му Гегель, и по праву, если смотреть с его позиции, истолковал греческое слово θέσις в смысле непосредственного полагания предмета. Такое полагание потому и оказывается неистинным для него, что оно еще не опосредовано ан-титезисом и синтезом (см. мою статью Гегель и греки в сборнике, посвященном Г. -Г.

Гадамеру, 1960[19]).

Если же в статье о художественном творении постоянно иметь в виду греческий смысл слова θέσις, когда, стало быть, допускает­ся, чтобы нечто наличествовало в своем сиянии и в своем пребы­вании, тогда у «прочности» полагания никогда не будет смысла неподвижности, косности и жесткости.

«Прочность» означает резкую очерченность контуров, запущенность в свои пределы (πέρας), введенность в свой очерк (с. 94 и след.). Предел в греческом смысле не запирает на засов, но впервые дает светиться пребывающему. Предел дает выйти вовнутрь несокрытой незамкнутости; гора, вздымаясь и покоясь, стоит на своем месте, резко очерченная светом греческого неба. Предел упрочающий есть покоящееся, — покоящееся в полноте своей подвижности: все это верно в отношении творения в греческом смысле слова έργον; бытие такого творения — ένέργεια, которая собирает в себе бесконечно больше движения, чем все современные «энергии».

Итак, «упрочение», если верно его мыслить, отнюдь не противно «совершению». Ибо если «допускается» совершение, то это не пас­сивность, а величайшее делание (см. «Доклады и статьи», с. 49) в смысле θέσις, это «творение» и «воление», которое характеризуется в настоящей статье (с. 98) так: «Человек в своем экзистировании экстатически впускает самого же себя вовнутрь несокрытости бы­тия». Во-вторых же, «совершение», когда допускается, чтобы совер­шилась истина, — это совершение в просветлении и сокрытии, точ­нее же, движение, которое правит в их единении, — движение про­светления самозамыкания как такового, откуда и проистекает вся­кое самовысветление. Такое «движение» даже нуждается в своем упрочении — в смысле произведения в том значении, которое при­ведено на с. 93 сл., поскольку созидающее (почерпающее) произве­дение «есть скорее восприятие и изъятие в пределах сопряженности с незатворенностью».

В согласии с приводимыми выше объяснениями (с. 95), опреде­ляется значение слова «строй» — собирание воедино всего произво­димого, полагаемого вовнутрь разрыва-раскола, то есть расчерчива­ющего очерка (πέρας). Если так мыслить «строй», проясняется греческий смысл слова μορφή, устойчивый облик. И на деле слово «строй» в качестве особого термина современной техники, определяющего ее существо, мыслится на основе этого самого «строя» (а не устройства и не монтирования). Такая взаимосвязь существенна, поскольку несет судьбу бытия. Строй, будучи сущностью современ­ной техники, идет от наличествования, как было постигнуто оно в согласии с греческим опытом, от λόγος’а от греческого ποίησις и φέσις. Когда полагается строй, то есть, скажем теперь, когда нечто выкликается в прочность своего положения, здесь слышны притязания ratio reddenda (λόγον διδόναι), притом так, что эти притязания перенимают владычество безусловности внутри строя и собирают в его совокупности пред-ставление: от греческого восприятия-внятия к уверенному и прочному стоянию.

Слыша слова «прочное полагание» и «строй» в Истоке художественного творения, мы, с одной стороны, должны выбросить из головы новое значение слов «полагать» и «строй» и, однако, с дру­гой стороны, не можем забывать о том, что бытие как строй, бытие, определяющее для нового времени, идет от судьбы бытия на Западе и что оно не измышлено философами, а про-мышлено за них (ср. «Доклады и статьи», с. 28 и 49).

По-прежнему трудно обсуждать те определения, которые в крат­ком изложении на с.

92 даются «устроению» и «устрояющейся в сущем истине». Нам и здесь надлежит избегать понимания такого «устроения» в современном смысле, в смысле «организации» и «на­ладки», как это делается в докладе о технике. «Устроение», ско­рее, подразумевает «влечение» истины к творению, упомянутое на с. 93, так что истина становится сущей посреди сущего, будучи истиной, сопряженной с творением (с. 93).

Если поразмыслить над тем, что истина как несокрытость сущего означает лишь пребывание сущего как такового, то есть бытия (с. 102), то самоустроение устрояющейся в сущем истины, то есть бытия, затрагивает всю проблемность онтологического различествования (ср. Тождество и различествование, 1957, с. 37 и след.). Именно поэтому в Истоке художественного творения (с. 92) сказано осторожно: «Указывая же на открытость, устрояющуюся вовнутрь открытого, мысль затрагивает такую область, какая еще не может быть разобрана здесь». Вся работа Исток художественного творения сознательно идет путем вопрошания о сущности бытия и, однако, нигде не заявляет об этом явно. Ос­мысление того, чтό есть искусство, целиком, решительно опреде­ляется вопросом о бытии. Искусство здесь не сфера достижений культуры, не явление духа, оно принадлежит к событию выявления, на основе которого впервые и определяется «смысл бытия» (ср. Бытие и время). Что такое искусство, — это один из вопро­сов, на которые никак не отвечает работа об истоке. То же, что но видимости напоминает ответ, есть лишь указания к вопрошанию (ср. первые фразы Послесловия).

К числу таких указаний принадлежат два важных намека на с. 102 и с. 107.

В обоих случаях речь идет о «двусмысленности». На с. 107 упоминается «сущностная двусмысленность», касающаяся определе­ния искусства как «полагания истины вовнутрь творения» — исти­ны, вовнутрь творения полагающейся и полагаемой. Истина здесь и «субъект», и «объект». И то, и другое обозначение «несообразно» с истиной. Если истина «субъект», то определение говорит о ней, что она полагается в творении (ср. с. 102 и с. 69). Итак, искус­ство мыслится на основе события выявления. Но бытие есть окликающий зов, обращенный к человеку, и оно не обходится без человека. А потому искусство одновременно определено и как полагание истины вовнутрь творения, причем теперь истина уже «объ­ект» и в творение полагается, а искусство созидается и охраняется человеком.

В рамках сопряженности человека с искусством возникает иная двусмысленность этого «полагания истины вовнутрь творения»: вы­ше, на с. 102, она названа созиданием и охранением. Художествен­ное творение и художник (ср. с. 102 и с. 89) одинаково покоятся внутри того, что в искусстве бытийствует. В этом выражении «полагание истины вовнутрь творения» не определено, но доступно определению, что же или кто и каким способом «полагает», — здесь и скрывается сопряженность бытия и человеческого сущест­ва, сопряженность, которая, будучи изложена так, мыслится уже несообразно: вот не дающая нам покоя трудность, ставшая ясной для меня, начиная с Бытия и времени, и получающая выраже­ние в различных вариантах (см. Вопрос о бытии и настоящую работу, с. 92: «Поэтому отметим только одно...»).

То достойное вопрошания, что правит здесь, в полноте своей со­бирается к должному своему обсуждению на том месте, где затра­гиваются сущность языка и сущность поэзии, — все это в свою очередь во взгляде на взаимную сопринадлежность бытия и сказывания.

Неизбежно и вынужденно такое положение дел, когда читатель, подходящий к статье извне, что и естественно, в первое время и достаточно долго не может представить себе и толковать ситуацию на основании именно того источника всего подлежащего мышлению, о котором умолчал сам автор. Но и для самого авто­ра неизбежно и вынужденно положение, при котором, останавли­ваясь в пути, он всякий раз должен говорить на таком языке, ко­торый наиболее благоприятен именно для этого места.

 

 

Предыдущая статья:ПОСЛЕСЛОВИЕ, Все предшествующие рассуждения касаются загадки искусства, загадки,.. Следующая статья:ПРИМЕЧАНИЯ, «Исток художественного творения» Существует большое толкование э..
page speed (0.1066 sec, direct)