Всего на сайте:
119 тыс. 927 статей

Главная | Психология

ПОНЯТИЕ О ЛИЧНОСТИ. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ  Просмотрен 93

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сборник текстов по психологии личности представляет собой очередной выпуск в серии хрестоматий по отдельным разделам психологии1, подготовленной на кафедре общей психологии психологического факультета Московского го­сударственного университета.

Он выходит одновременно с еще одним изданием текстов, посвященным психологии индивидуальных различий. Оба этих тома можно рассматривать как две составные части пособия по разделу «Личность» курса общей пси­хологии.

По-видимому, нет необходимости говорить об особом положении психологии личности среди других разделов психологии. Ее исключитель­ная важность, но вместе с тем и сложность очевидны.

Психология личности прямо касается проблем, волнующих каждого человека. Это проблемы жизни человека среди людей, нравственного пове­дения, воспитания детей, поиска смысла жизни и многие другие.

Особое значение психологии личности определяется ее теснейшей связью с решением задачи воспитания нового человека коммунистического' общества.

Вместе с тем читатель, впервые знакомящийся с данной областью ис­следований, должен столкнуться с серьезными трудностями. Они обуслов­лены состоянием современной психологии личности. Достаточно сказать, что, несмотря на большую работу, проделанную философами и психологами по уточнению понятия «личность», единого и общепринятого определения его пока нет.

При определении общей структуры предлагаемого издания и отборе текстов мы руководствовались задачей помочь студенту, впервые знако­мящемуся с психологией личности, составить общее представление о той реальности, которая называется личностью, а также о тех вопросах, кото­рые ставит и решает общая психология при изучении и осмыслении этой реальности.

В сборник не вошли теории личности, а также изложение методов ее исследования. Обе эти темы требуют специального углубленного изучения на следующем этапе психологического образования.

Ввиду общепсихологической ориентации издания в нем не представ­лены как таковые социально-психологические и патопсихологические подходы к исследованию личности.

Наконец, общеобразовательное назначение сборника обусловило включение особого Приложения, в котором собраны непсихологические тексты (из философской, художественной, дневниковой литературы). Они должны послужить материалом для конкретного обсуждения некоторых вопросов психологии личности в рамках семинарских занятий и при само­стоятельной работе студентов 'см. предисловие и комментарии в При­ложении) .

Первый раздел сборника включает работы, каждая из которых фактически содержит попытку ответить на вопрос: «Что такое личность?»

Он открывается статьей советского философа Э. В. Ильенкова, в которой дается анализ марксистского понимания личности. В следующих затем работах ведущих советских психологов представлены различные конкретно-психологические разработки марксистского подхода к проблеме личности.

Принципиальный ответ на вопрос о том, что такое личность, материа­листическая психология получает из определения Марксом сущности человека2. Это определение задает как бы «пространство» существования личности и позволяет сделать решающий шаг на пути формирования собственно научного предмета психологии личности.

Как показывает в своей статье Э. В. Ильенков, из марксова определе­ния сущности человека вытекает ряд важных следствий. Во-первых, вопрос о сущности каждого человека есть вопрос о той совершенно кон­кретной системе его отношений с другими людьми, которые возникают в процессе коллективной деятельности по поводу вещей, созданных и созда­ваемых трудом. Во-вторых, эта его сущность лежит не внутри, но вне отдельного индивида, и, наконец, в-третьих, сущность эта является об­щественно-исторической, ибо такова система отношений, через которую, она определяется.

Акцентирование общественно-исторической природы личности проходит красной нитью через работы советских психологов. Однако авторы этих работ различаются по тому, где они проводят границу между личностью и неличностью, личностным и неличностным.

Как видно из представленных работ, существует более широкая и более узкая трактовка понятия личности. Авторы, придерживающиеся более широкого понимания личности, включают в ее структуру также и индивидуальные биофизиологические характеристики организма: инерт­ность — подвижность нервных процессов, тип метаболизма и т. п. (Б. Г. Ана­ньев) или, например, такие «природно-обусловленные» свойства, как свойства зрения (С. Л. Рубинштейн).

Очевидно, что при таком употреблении термина «личность» его зна­чение практически совпадает с понятием конкретного, отдельного человека. Такое понимание личности близко к точке зрения обыденного сознания, с характерным для него акцентом на неповторимость, уникальность облика каждого человека.

Представление о личности в узком смысле наиболее четко сформули­ровано в работе А. Н. Леонтьева. Личность — это особое образование, «особого рода целостность», которая возникает на сравнительно поздних этапах онтогенетического развития. Это образование порождается спе­цифически человеческими отношениями. Что касается природных индиви­дуальных свойств: морфологических, физиологических, а так>ке некоторых индивидуально приобретенных психологических особенностей человека, то они к собственно личностным свойствам не относятся, а характеризуют человека как индивида. Индивид — это скорее та реальность, которая заключена в границах тела человека, в то время как личность — обра­зование, не только выходящее за-пределы этого тела, но и формирующееся во внешнем пространстве социальных отношений.

2 «Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду, В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 3).

Следует, однако, отметить, что и у сторонников широкой трактовки личности природные и общественно обусловленные аспекты личности отнюдь не выступают как рядоположенные. Так, например, Б. Г. Ананьев говорит о различных уровнях в структуре личности, подчеркивая при этом, что биофизиологические характеристики организма входят в структуру личности, только если они «многократно опосредствуются социальными свойствами личности».

Еще определеннее высказывается С. Л. Рубинштейн, противопоставляя «индивидуальным свойствам личности» «личностные свойства индивида», т. е. фактически выделяя в человеке собственно личностные свойства. К последним он относит те, которые «обусловливают общественно значи­мое поведение или деятельность человека».

Таким образом, .иесь Рубинштейн приближается к пониманию личности в узком значении слова.

Одну из центральных тем работ советских авторов составляет процесс взаимодействия человека свнешним, прежде всего социальным миром. Ана­лиз этого процесса оказывается ключом к раскрытию внутреннего строения ивнутреннего мира личности, ее генезиса, наконец, «структур» внешнего мира, непосредственно обращенных к личности.

Для описания и анализа процесса взаимодействия личности с внешним миром в различных школах создана своя система понятий, которая позво­ляет проставить авторские акценты на различных его сторонах. Вместе с тем можно увидеть, что за различной терминологией подчас скрываются одни и те же места общей эмпирической картины личности.

В работах В, Н. Мясищева и Б. Г. Ананьева ч качестве основной вводится категория отношения. Через описание доминирующих отношений, уровня их развития, согласованности, динамик* эти авторы подходят к раскрытию структуры личности и процесса ее формирования. Формирование личности представляется как процесс перехода интериндивидуальных систем связей в интраиндивидуальные структуры личности и ее характера.

Согласно С. Л. Рубинштейну, человек как личность формируется, вступая во взаимодействие с миром (и другими людьми). С. Л. Рубинштейн рассматривает личность, прежде всего, как ^совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия». Эти внутренние условия сами, в свою очередь, сформировались в процессе «внешних взаимодействий».

Рассмотрение личности также в качестве субъекта деятельности позво­ляет С. Л. Рубинштейну поставить вопрос о «психологических содержаниях» личности. Ядро личности составляют мотивы сознательных действий, однако личность характеризуют также и неосознаваемые тенденции, или побуждения.

А. Н. Леонтьев как основополагающую для анализа личности вводит категорию деятельности. Структура и образующие личности при этом раскрываются через анализ мотивационно-потребностной сферы. Потреб­ности выступают в качестве исходного пункта всякой деятельности, опред-мечиваясь в мотивах. Первые «узелки» личности завязываются тогда,

когда начинает устанавливаться иерархия деятельностей, или иерархия мотивов.

В работе французского философа-марксиста Л. Сэва подчеркивается социальный аспект существования личности. Для описания «биографии» личности он предлагает понятие акта, под которым подразумевает поступок человека, имеющий те или иные социальные следствия. Результаты «актов» личности возвращаются к ней через более или менее сложные объективные социальные опосредствования. Такой «механизм» позволяет понять некото­рые важные динамические аспекты жизни личности, в частности социальную природу конфликтов и развитие потребностей. Выступая сначала в качестве исходных пунктов деятельности, потребности в процессе этой деятельности трансформируются, развиваются, иными словами «расширенно воспроиз­водятся».

В первом разделе представлены работы еще двух зарубежных авторов, стоящих на иных, немарксистских общетеоретических позициях3. Тем не менее отдельные их положения интересны и заслуживают оценки с позиции советской психологии.

В работе Э. Фромма вводится понятие социального характера, под которым подразумеваются общие черты характера большинства членов социальной группы. Складываясь в результате «опыта и способов жизни» группы, через систему образования социальный характер передается от­дельному индивиду. Таким образом, Э. Фромм вносит вклад в описание объективированных социальных структур как факторов формирования личности. Вместе с тем в его концепции обнаруживаются как переоценка роли субъективного фактора в социальном процессе, так и отголоски ор­тодоксальных психоаналитических идей (показательна в этом отношении его трактовка потребности в труде).

Шпрангер представлен своей типологией личностей. В ее основу он кладет типы человеческих «ценностей». В соответствии со своей иде­алистической установкой Шпрангер абсолютизирует эти ценности, рассмат­ривая, их как выражения человеческой природы. Антиисторизм Шпрангера проявляется в том, что он рассматривает свои типы как вечные, не завися­щие от конкретно-социальных условий жизни и деятельности людей. Вместе с тем, при соответствующей методологической коррекции взглядов Шпран­гера, его концепцию можно оценить как одну из ярких попыток описания личности со стороны «вершинного» (Л. С. Выготский) в человеке.

Второй раздел сборника посвящен вопросу динамики и организации личности. В работах этого раздела содержится анализ жизни личности со-стороны движущих сил ее поведения, ее эмоционально-волевой сферы, ее конфликтов, целевых и смысловых образований, ее самосознания.

Подбирая статьи этого раздела,, мы пытались отразить различные точки зрения на широкий круг указанных вопросов, которые разрабатывались в различных школах и в различные периоды развития психологии. Поэтому данный раздел невозможно было построить по единому жесткому плану, соблюдая какой-то один принцип отбора и классификации статей.

Здесь, как и в первом разделе, представлены позиции советских психологов, (см. статьи Леонтьева, Рубинштейна, Узнадзе) и зарубежных авторов, классические и современные подходы, оригинальные и обзорные статьи.

Содержание данного раздела не может также претендовать на полноту; помещенные в нем тексты — это скорее образцы разработки проблем,, относящихся к различным аспектам динамики, организации и «внутренней картины» личности.

Прокомментируем более подробно статьи второго раздела в порядке их следования.

Раздал открывается (по хронологическим соображениям) главой из учебника У. Джемса. Здесь мы находим одну из первых попыток дать систематическую картину личности. Анализ личности проводится У. Джем­сом целиком в рамках психологии сознания; личность для него — это только то, что человек переживает как Я или как «свое». Вместе с тем У. Джемсом намечается ряд важных тем, получивших впоследствии разработ­ку в других теоретических школах. Среди них можно назвать уровень притязаний, иерархию мотивов («забот» о физическом, социальном и духов­ном Я), образ самого себя, самооценка и т.

д;

В работе А. Н. Леонтьева углубленно анализируются потребностно-мотивационная и эмоциональная сферы личности с позиций общепсихо­логической теории, деятельности. Рассматриваются виды и функции мотивов, их отношение к сознанию, их иерархии и значение для формирования и развития личности. Вступая в спор с гедонистическими концепциями

Общетеоретические позиции всех зарубежных авторов, не всегда нашедшие полное отражение в помещенных в хрестоматии текстах, дополнительно охарактеризованы в авторских справках, предваряющих их работы.

человека, согласно которым истинным мотивом поведения является в конечном счете стремление к удовольствию, А. Н. Леонтьев противопостав­ляет им концепцию личности, достигающей действительного счастья лишь на пути постановки и реализации высоких жизненных целей, таких, которые «сливают ее жизнь с жизнью людей, их благом».

В работе другого советского психолога — Д. Н. Узнадзе — дается сопоставление понятий мотива, потребности и установки. С позиции психологии установки проводится анализ волевых актов личности.

Большой вклад в разработку динамических аспектов личности внесли исследования школы К. Левина. В этой школе были разработаны остроум­ные методики исследования мотивационных и смысловых образований личности, многие из которых стали классическими. Включенный в хре­стоматию отрывок из статьи К. Левина и его сотрудников — пример такого исследования. Наряду с другой статьей К. Левина, посвященной типам конфликта,. он дает представление о понятийном аппарате, использовав­шемся в этой школе для описания структуры и динамики личности. Теоре­тические представления, созданные в школе К. Левина, оказались пригод­ными для анализа поведения личности во многих важных жизненных си­туациях. Вместе с тем левиновские мидели имели явно выраженный физи-' калистский характер, в силу чего анализ аффективно-мотивационной сферы личности был ограничен формально-динамическими аспектами. В нем отсутствует сколько-нибудь серьезный учет социальных источников моти­вации и конфликтов (см. содержательное рассмотрение последних со стороны их социальной детерминации в статье К. Хорни).

Наконец, следует заметить, что К. Левин остается в рамках гомеоста-тической модели поведения, согласно которой ведущим мотивом является стремление к редукции напряжения.

На несостоятельность такого понимания мотивации человека указы­вает ряд современных зарубежных психологов, принадлежащих к так называемому гуманистическому направлению в психологии личности. В статьях Г. Олпорта, А. Масло у, В. Франкла высказывается общая мысль о том, что ведущая тенденция человеческого поведения состоит не в редукции напряжения, а в стремлении к поиску «предельных ценностей» — ' истины, справедливости, добра, смысла существования и т. п. В этом поиска человек «актуализирует» себя и тем самым себя находит.

Здесь современная зарубежная психология делает серьезный шаг вперед по сравнению со всеми предшествующими концепциями личности. Сильная сторона указанного направления в том, что оно возникло на почве психо­терапевтической практики, с самого начала противопоставлявшей себя традиционному психоанализу. Задача, сформулированная ее представи­телями, —. «помочь человеку стать тем, чем он спЬсобен стать» (Маслоу).

Можно сомневаться, однако, что эта задача целиком разрешима с помощью традиционных средств психотерапевтической беседы, предлагаемой авторами (Маслоу, Франкл). Радикальный сдвиг в сфере сознания и само­сознания личности может произвести только изменение ее реальной позиции в непосредственном социальном окружении, ее социального бытия.

Следующие две работы (Я. Мейли и С. Л. Рубинштейна) посвящены проблеме самосознания личности.

Систематическому обзору зарубежных , исследований проблемы Я посвящен включенный , в сборник фрагмент работы швейцарского психолога Р. Мейли. ' v

Раньше других предметом психологического анализа стало то, что, по терминологии У. Джемса, представляет собой «чистое Я». Это некоторое «ощущение» себя в качестве субъекта своих действий, восприятий, эмо­ций и т. д. Оно составляет основу чувства тождественности нашей лич­ности — в различные периоды нашей жизни, при различных психических состояниях.

Сколь бы остро и значимо, однако, не переживалась субъектом эта его «центральная инстанция», она не могла стать предметом серьезного научного анализа ввиду ее неуловимости в акте самонаблюдения По

образному выражению Э. Кречмера, «чистое Я» остается всегда только «воображаемой точкой позади всякого опыта». Непосредственное его пере­живание лишено какого бы то ни было конкретного содержания.

В результате уже в рамках психологии сознания наряду с «чистым» Я было включено в рассмотрение также и «эмпирическое», или «познаваемое» Я, как внутренний референт, к которому относит человек все то, что он о самом себе знает.

Как уже отмечалось, В.

Джемс расширил границы Я за счет включе­ния в него и всего того, что человек может считать «своим».

Еще более расширился спектр тем, разрабатываемых в современных зарубежных исследованиях Я: восприятие человеком своего внешнего вида, оценки отдельных своих качеств, психологический образ самого себя и его генезис, идеальный образ и др.

Как показывает работа Р. Мейли, ни традиционная психология созна­ния, ни психоанализ, ни современная зарубежная экспериментальная пси­хология личности не способны дать принципиального ответа на вопрос о природе человеческого Я.

Только рассмотрение субъективного мира личности в контексте ее социальных взаимодействий позволяет раскрыть тайну человеческого Я. Ощущение, оценка, осознание самого себя рождаются, по мысли К. Маркса, в акте общения с другим человеком через перенос отношения к другому на отношение другого к себе и интериоризацию этого отношения.

Прослеживая генезис самосознания, С. Л. Рубинштейн показывает, что в развитых формах самосознание выполняет функцию определения внутреннего смысла тех задач, которые решает человек в своей жизни.

Второй раздел заканчивается обзором Р. Мейли, посвященным иссле­дованиям черт личности. Хотя эта тема не вписывается органически в проблемы второго раздела, мы сочли необходимым поместить данный обзор, так как он представляет интенсивно развивающееся за рубежом направление исследований личности. Как отмечает Р. Мейли, в этом направлении все более усиливается атомистическая тенденция перехода в описании личности от «созвездий» взаимосвязанных черт, или типов, к выделению изолированных черт. Эта тенденция означает, вопреки тому, что явно провозглашается представителями данного направления, не приближение, но все больший отход от решения проблемы структуры лич­ности.

Третий раздел сборника посвящен проблеме формирования и развития личности. Его основу составляют работы советских психологов, внесших существенный вклад в разработку этой центральной проблемы психологии личности с марксистских позиций.

Фундаментальная идея, пронизывающая все эти работы, состоит в том, что личность человека (подобно его потребностям и сознанию) «произ­водится», т. е. создается теми общественными по своей природе отношени­ями, в которые человек вступает в своей деятельности. Ситуация развития ребенка, как отмечал еще Л. С. Выготский, с самого начала' является социальной и культурной ситуацией: все отношения ребенка с миром опосредствуются для него его отношениями с другими людьми, и прежде всего со взрослыми.

В работах Л. С. Выготского, Л. И. Божович, Д. Б. Эльконина пред­принята попытка наметить основные стадии процесса формирования лич­ности ребенка, показать своеобразную диалектику, движущие силы и механизмы последовательной смены ведущих мотивов деятельности ребенка. А. Н. Леонтьев особо выделяет две критические точки: первого и второго' рождения личности. Они соответствуют установлению иерар­хических отношений Между деятельностями и возникновению самосознания.

Появление самосознания означает новую эпоху в развитии личности. Для человека становится возможным овладение (Л. С. Выготский) про­цессом развития собственной личности, активное и целенаправленное ее самовоспитание (С. Л. Рубинштейн). Иначе говоря, появление самосозна­ния означает радикальное изменение самого типа развития личности.

Становление личности на этом этапе определяется не только тем, как она воспринимает себя в настоящем, но также и тем, как она.осмыс­ляет свое прошлое, как видит ближайшие и более далекие жизненные перспективы (А. Н. Леонтьев).

Рождение сознательной личности — только начало длительного и драматичного пути развития личности взрослого человека.

Попытка выделить основные вопросы, встающие перед психологией при обращении к анализу развития личности взрослого человека, представ­лена в небольшом отрывке из учебника американских авторов П. Массена и др. Особое значение приобретают здесь анализ характерных кризисов в развитии личности взрослого человека, вопросы об истоках, содержании этих кризисов и способах их разрешения.

Чрезвычайно ценный материал для понимания некоторых важных сторон процесса формирования нормальной личности дает прослеживание различных форм аномального и патологического развития личности, в частности при некоторых психических заболеваниях (Б. В. Зейгарник). Особый интерес для психолога представляют те процессы радикальной* перестройки личности, которые наблюдаются в случаях искусственного изменения пола человека (А И. Белкин). Как показывает исследование, личность человека 'в таком случае на глазах исследователя строится буквально заново. При этом с предельной ясностью обнажаются многие важные, но обычно скрытые от психолога моменты формирования как образа самого себя, так и личности в целом. Так, чрезвычайно убедительно демонстрируется решающее значение для формирования личности отыска­ния человеком своего места в системе отношений с другими людьми.

Как уже отмечалось, данный сборник текстов является пособием по разделу «Личность» курса общей психологии наряду с другим, выхо­дящим практически одновременно выпуском «Психология индивидуальных различий». При распределении материала по этим двум книгам составители столкнулись со значительными трудностями, ибо многие проблемы яв­ляются общими для обоих разделов психологии.

Принцип, который в конечном счете лег в основу распределения текстов, заключается в следующем. В настоящий выпуск вошли работы, относящиеся в основном к анализу личности в узком смысле, тогда как в другой — тексты, посвященные описанию и анализу «индивидных» свойств человека (свойств нервной системы, темперамента, способностей, характера), относимых обычно к личности в широком смысле.

Мы, конечно, понимаем всю условность такого деления.

Она становит­ся очевидной при обращении к анализу любой конкретной проблемы, например к такой, как проблема характера.

Психологическое исследование позволяет одним авторам рассматривать характер в основном как совокупность формально-динамических особен­ностей поведения (Я. Д. Левитов), в то время как другие — с неменьшим основанием — представляют его как производное от социальных отношений личности (А. Ф. Лазурский, Б. Г. Ананьев и др.).

В результате проблема характера обсуждается в каждом из названных томов сборника: один раз с акцентом на «природную» его основу, другой — на социальную обусловленность и «личностное» происхождение некоторых его черт.

Необходимо отметить, что почти все тексты сборника печатаются с сокращениями.

Данная книга не могла бы выйти без помощи и участия многих людей, которым мы приносим свою благодарность. Мы особенно призна­тельны профессорам Г. М. Андреевой, Л. И. Анцыферовой, А. А. Богомо­лову, А. А. Бодалеву и Б. В. Зейгарник за большую помощь и ценные советы при определении содержания издания, его структуры, состава авторов, а также за моральную поддержку на всех этапах подготовки текстов.

Мы благодарим также сотрудников факультета психологии — доцента Б. С. Братуся за большую работу, проделанную им на предварительном этапе подготовки сборника, профессора О. К- Тихомирова и доцента Л. Л. Петровскую за многие ценные критические замечания, весь препо­давательский состав кафедры обшей психологии за активное и 'доброже­лательное обсуждение книги.

Составители сборника признательны семье Л. С. Выготского за предоставление фрагмента его рукописи.

Мы должны отметить большой труд, вложенный в подготовку текстов нашими переводчиками: Л. Л. Бергельсон, Б. С, Братусем, И. М. Гурьевой, В. Э. Реньге, Е. Б. Родионовой и А. Б. Холмогоровой.

Большую помощь в технической подготовке рукописи нам оказали Т. Г. Горячева, Э. С. Мамедова, Н. В. Обоева.

Составители сборника с благодарностью примут все критические заме­чания.

Ю. Б. ГИППЕНРЕИТЕР, А. А. ПУЗЫРЕЙ


ПОНЯТИЕ О ЛИЧНОСТИ. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

Предыдущая статья:Дмитрий Иванович Менделеев Следующая статья:Ильенков Эвальд Васильевич
page speed (0.0099 sec, direct)