Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Психология

ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ от античности до середины ХХ в. 23 страница  Просмотрен 34

 

Прежде всего необходимо Два направления было разработать методологию в проблеме новой науки, понять, какой ей человека надлежит быть - естественной

 

или гуманитарной. Из ответа на этот вопрос *вытекало и то, на основе кююй науки следует формировать психологию - <а основе философии, с которой она и была связана главным образом до того времени, или на основе физио логии, как того требовали новые веяния науки и общественные предпочтения. Практически бы ло предложено две концепции построения психо логии.

 

 

У истоков каждой из них стояли выдающиеся мыслители. У первой - Николай Чернышевский, у второй - Памфил Юркевич и Владимир Соловь ев. Они заложили в России традиции человекопоз-нания исходя из противостоявших друг другу спо собов осмысления природы личности. На взрых ленной каждым направлением почве рождались в дальнейшем учения, развивавшие их исходное идей ное содержание . в новых социокультурных услови ях и соответственно запросам логики научного творчества.

 

К антропологическому принципу Чернышевского восходит русский путь в науке о поведении - от И. М. Сеченова до И. Л. Павлова и А. А. Ухтомско-го. К теологическому принципу В. С. Соловьева вос ходит апология "нового религиозного сознания" в трудах Н. А. Бердяева, С.Н. и Е.Н.Трубецких, С. Л. Франка и др. И новое учение о поведении, и апология "нового религиозного сознания" явля лись плодами русской мысли, двух ее мощных те чений - естественнонаучного и религиозно-фило софского.

 

Динамика обоих течений пронизывала представ ления о человеке, складывавшиеся в этот период в русском общественном сознании. Те, чьей интеллек туальной активностью строился этот образ, прежде чем занять собственную, противостоящую другой идейную позицию, испытали неудовлетворенность этой другой.

 

Предпосылкой понимания Антропологме-природы человека согласно это-ский принцип му принципу является отклоне-в философии ниедуализма."Никакогодуализ-П. Г. Чернышей-ма в человеке не видно. Если бы ского человек имел, кроме реальности

 

своей натуры, другую натуру, то эта другая натура непременно обнаружилась бы в чем-нибудь, а так как она не обнаруживается ни в чем, так как все происходящее в человеке проис ходит по одной реальной его натуре, то другой на туры в нем нет", - полагал Чернышевский.

 

Идея единства человеческого организма обосно вывалась и онтологически (он является сгустком при родных сил и элементов, присущих мирозданию в

 

 

 

целом), и гносеологически (он познается тем же спо собом, как и остальные реалии этого мироздания). Соответственно и психика, как один из жизненных процессов этого организма, не является самостоя тельной сущностью и не требует, чтобы быть познан ной, иных средств, чем те, которыми наука добывает истину о других вещах.

 

Первым оппонентом Черны-П.Д.Юркевпч шевского выступил философ о душе П.Д. Юркевич. Главным его ар-и внутреннем гументом против идеи единства опыте организма служило учение о

 

"двух опытах". "Сколько бы мы ни толковали об единстве человеческого организма, - писал Юркевич, - мы всегда будем познавать челове ческое существо двояко: внешними чувствами - те ло, его органы и внутренним чувством - душевные явления".

 

Юркевич отстаивал "опытную психологию", со гласно которой психические явления принадлежат к миру, лишенному всех определений, свойственных физическим телам, и познаваемы в своей сущности только субъектом, который непосредственно их пе реживает.

 

Слово "опыт" давало повод говорить, что пси хология, использующая этот внутренний опыт, яв ляется эмпирической областью знания и тем са мым обретает достоинство других строго опытных наук. Антропологический принцип Чернышевского отвергал этот эмпиризм, создавая философскую почву для утверждения взамен субъективного ме тода-объективного. Этот жд принцип, постули руя единство человеческой природы во всех ее про явлениях (стало быть, и психических), отвергал прежнюю, восходящую к Декарту концепцию ре флекса, согласно которой организм расщеплялся на два яруса - автоматических телесных движений (ре флексов) и действий, управляемых сознанием и вслед.

 

Противники Чернышевского полагали, что име ется только одна альтернатива этой "двухъярусной" модели поведения, а именно - воззрение на это по ведение как чисто рефлекторное. Человек, тем са мым, обретал образ нервно-мышечного аппарата. По-315

 

 

этому Юркевич требовал остаться на том пути, кото рый был указан Декартом.

 

По Чернышевскому же, следует идти другим пу тем: признавая родство телесных и психических яв лений, использовать достижения физиологии для рас крытия своеобразия последних.

 

Обращаясь к спору между Чернышевским и Юркевичем, захватившему в начале 60-х годов рус скую печать, мы оказываемся у истоков всего по следующего развития русской психологической мысли. Идеи антропологического принципа при вели к новой науке о поведении.

Она строилась на объективном методе в противовес субъективному (который, как мы видели, определил программы разработки психологии на Западе). Наука о пове дении использовала открытое физиологией детер министское понятие о рефлексе, чтобы преобразо вать его в целях объяснения психических процес сов на новой основе, сохранившей по завету антропологического принципа организм как цело стность, где телесное и духовное нераздельны и не-слиянны.

 

Опираясь на положения, высвеченные кон фронтацией двух направлений русской философ ско-психологической мысли, Сеченов предложил свой подход к разработке коренных проблем пси хологии (отличный от изложенного в те же годы Вундтом).

 

Константин Дмитриевич Ка-1[.Д.Кавелнн велин был профессором права а культурной Московского и Петербургского детерминации университетов. Основной темой психики его научных исследований была

 

проблема нравственности в раз ных ее аспектах. В концепции Кавелина зарожда ются контуры отечественной психологии личности, так как в его работах на первый план выдвигается прежде всего идея самоценности личности, ее сво боды и независимости от давления общества. В своей работе "Задачи этики" (1887) он доказывал, что нравственная личность человека является "жи вым двигателем" всей индивидуальной и обще ственной жизни людей. Он также считал, что эта нравственная личность имеет объективные мораль-316

 

 

ные основы, которые руководят ее деятельностью. Поэтому важнейшими чертами как философии, так и психологии, правоведения и других наук явля ются, с его точки зрения, антропологизм и эти ческая направленность. Эта позиция Кавелина в дальнейшем была развита мыслителями 90-х го дов-такими как Л.М.Лопатин, Н.0.Лосский, Н. А. Бердяев.

 

В работе "Задачи психологии" Кавелин писал, что роль психологии состоит в том, чтобы воору жить общество знаниями о психических явлениях и о законах деятельности души, направить разви тие нравственности, морального поведения чело века. Большое внимание Кавелин уделял исследо ванию культуры - как ее этическим аспектам, так и ее национальным особенностям.

 

Этнопсихологическая проблематика была одной из важнейших в его творчестве. Этнографические исследования привели его к мысли о том, что ана лиз продуктов народного творчества может являться методом изучения национальной психологии так же, как и анализ продуктов индивидуального твор чества способствует изучению индивидуальной пси хики. Таким образом, он приходит к выводу о возможности объективного опосредованного ис следования психики, так как психическая жизнь ос тавляет во внешнем мире следы, представляющие собой знаки и символы, т. е. продукты культуры. Свойства национальной психики проявляются и в науке, и в религии. Таким образом, в своих этно графических и этнопсихологических исследовани ях Кавелин, независимо от Вундта и Тейлора, при шел к сходным выводам.

 

Применение этого метода к анализу пути разви тия российской науки позднее даст возможность Кавелину исследовать ее особенности, вычленив те черты, которые впоследствии были приняты мно гими исследователями как основные и характер ные. Это этическая проблематика, или вопрос о сво боде воли, который являлся центральной пробле мой для большинства русских психологов и философов. По К-авелину, суть цивилизации - в умственном и нравственном развитии отдельной личности, и, таким образом, именно личность, а

 

 

 

не коллектив является юновой общественного раз вития. Таким образом, он формулирует и свой принцип культурного прогресса-он возможен лишь там, где есть развитая личность. Историче ские и этнографические исследования привели Ка-велина к убеждению, что культуру нельзя изучать только физиологическим методом, а личность че ловека является результатом не только физиоло гии, но и истории и культуры'.

 

Кавелин утверждал, что психология - та нау ка, в которой должны соединиться физиология и философия, так как в отдельности они не могут объяснить всей сложности человеческой природы, в том числе и такую важнейшую проблему, как творчество. Утверждая, что психику нельзя све сти к физиологии, так как физиология - лишь условие возникновения психических явлений, Кавелин доказывал, что психическое, как несво димое к материальному, не может и подчиняться материальным законам и, главное, закону при чинности, т. е. детерминизму, отрицающему сво боду воли человека. По Кавелину, без свободы воли нет личности, так как она формируется в борь бе с внешними обстоятельствами. Он считал, что душа есть живая психическая реальность, выра батывающая из себя под влиянием окружающего материального мира особый нравственный по рядок, служащий образцом для преобразования материальных сочетаний. Это взаимоотношение двух порядков - материального и психического - не определяется законом причинности, а потому и возможна свобода воли, свобода человеческой деятельности. Таким образом, не отрицая в прин ципе необходимость физиологических исследова ний психического, Кавелин выступил против понимания психологии только как естественной науки, доказывая необходимость ее связи с фило софией.

 

' Подробно о дискуссии между Кавелиным и Сеченовым по поводу предмета и задач психологии см.: Яро-шевскийМ. Г. Сеченов и мировая психологическая мысль. М., 1981.

 

 

 

Как помнит читатель, психо-А. А. Потев>>: логизм был присущ возникшему язык народа в середине XIX века в Германии как орга>, направлению, выступившему под образующий мысль именем "психологии народов".

 

Психология народов притязала на изучение народного, а не индивидуального со знания. В своем проекте психологии как самостоя тельной науки Вундт предусматривал два раздела: физиологическую психологию, объектом которой служит индивид, и этническую, исследующую по продуктам культуры (языку, мифу) душу творяще го их народа. Ни в одном, ни в другом Вундт не был оригинален.

Физиологическая психология опи ралась на лабораторные опыты, открывшие за кономерности работы органов чувств. Что же касается психологии народов (этнопсихологии), то первыми ею занялись гербартианцы Штейнталь и Лазарус, издававшие специальный журнал "Пси хология народов и языкознание". Издатели ру ководствовались идеей о том, что первоэлементы психики (согласно Гербарту, ими служат представ ления) объясняют "дух народа", каким его запе чатлевают язык, обычаи, мифы и другие феномены культуры.

 

Это и был путь психологизма. В научный оборот вошли факты, которые не интересовали физиоло гическую психологию. Однако опора на гербарти-анскую концепцию "статики и динамики представ лений", уходящую корнями в индивидуалистиче скую трактовку души, не могла объяснить, каким образом факторы культуры формируют психический склад народа.

 

Радикально иную позицию занял русский мыс литель Александр Афанасьевич Потебня. В своей книге "Мысль и язык" он, следуя принципу исто ризма, анализировал эволюцию умственных струк тур, которыми оперирует отдельный индивид, впи тывающий эти структуры благодаря усвоению язы ка. Творцом языка является народ как "один мыслитель, один философ",-распределяющий по разделам плоды накопленного в ходе истории об щенационального опыта. Мыслящие на этом язы ке индивиды воспринимают действительность

 

 

 

сквозь призму запечатленных в нем внутрен них форм.

 

Потебня тем самым стал инициатором построе ния культурно-исторической психологии, черпающей информацию об интеллектуальном строе личности в объективных данных о прогрессе национального язы ка как органа, образующего мысль.

 

Вопрос о "духе народа", о национальном своеоб разии его психологического склада рассматривался исходя из запечатленных в языке свидетельств исто рической работы этого народа.

 

Социальная ситуация, сложив-Изменение шаяся в русском обществе в 90-х социальной годах XIX века, привела к изме-ситуации пениям в идеологических и на-в конце XIX века учных установках ученых. В Рос сии XIX века образовалось по крайней мере две группы интеллигенции, которая занималась проблемами гуманитарных наук. Обе группы имели ярко выраженную идеологическую, ценностную окраску. Эта идеология, выработанная на основе разного понимания исторического раз вития и значения того или иного исторического пе риода, влияла и на становление методологических основ формирующейся психологической науки. В 60-70-е годы большее распространение имели ли берально-народнические взгляды, ориентирующие Россию на общечеловеческий, с европейским ук лоном, путь развития. Привлекательность этой по зиции постепенно снижалась начиная с 80-х годов, и к концу века на первый план вышла противопо ложная позиция, в которой превалировали охра нительные тенденции, нацеливающие Россию на поиски самобытных, присущих только ей путей раз вития.

 

 

Анализируя причины неудачи общественной мысли и самостоятельной общественной деятель ности, Стасюлевич справедливо замечал, что по иск этих причин является задачей прежде всего пси хологии. Разочарование в положительной науке и поворот к религии, к мистике, характерные для это го периода, явились закономерным процессом, следствием чрезмерных ожиданий, возлагаемых на естествознание и другие положительные науки. Не-320

 

 

возможность получения немедленного результата бросила многих ученых > другую крайность - к пол ному отказу от объективного исследования психи-кии к интерпретации получаемых данных втер-минах чувства и веры, а не логики и знания. В то же время усиливался и интерес к искусству, кото рое в конце XIX - начале XX века достигло в Рос сии небывалого расцвета во всех областях. В прин ципе можно сказать, что в то время общество раз вивалось по закону компенсации, т. е. упадок общественной жизни, потеря веры в положитель ное научное знание, неуверенность в собственном завтрашнем дне как бы компенсировались, изли вались в искусстве.

 

Эти социальные и мировоззренческие измене ния привели к тому, что в психологии произошла перемена курса с психологии материалистической, ориентированной на естествознание, на, психоло гию идеалистическую, связанную преимуществен но с философией и социологией. После господства материализма и позитивизма и увлечения естест венными науками начинается возрождение инте реса к философии.

 

Кроме мировоззренческих, были и чисто науч ные причины произошедших изменений. С одной стороны, развитие психологии показало невозмож ность применения к ней естественнонаучных ме тодов в полном объеме, в особенности к исследо ванию явлений гипнотизма, бессознательных струк тур психики. С другой стороны, успех философии А. Шопенгауэра и Э. Гартмана, нашедших себе в России многочисленных поклонников, доказал не достаточность объяснительных принципов позити визма, особенно для раскрытия специфики позна вательных процессов. Это заставило не только фи лософов, но и естествоиспытателей, стремящихся к цельному мировоззрению, вновь обратиться к фи лософии. .Интересно, что вышедшая в 1881 году книга Н. И. Пирогова "Вопросы жизни из дневни ка врача", в которой он обосновывает свою телео логическую точку зрения и обнаруживает себя как глубокий и самостоятельный религиозный мысли тель, была очень тепло и сочувственно встречена в обществе. В то же время подобные книги, появ-11 М. Г. Ярошексий *]

 

 

лившиеся в 60-70-х годах, неизбежно отвергались как научным, так и вообще общественным мнением. Характерный поворот мнений в естествознании ви ден и в книге 1906 года "Сборник по философии естествознания", хотя не исчезла и ориентация пси хологов на естественные науки, стремление к по строению объективной психологии, исследующей поведение человека и животных, основы которой были заложены Сеченовым. В новых условиях идеи И. М. Сеченова разрабатывались И.

Л. Павловым, В. М. Бехтеревым, В. А. Вагнером и другими иссле дователями.

 

 3. Университетские профессора'

 

В 1863 году после долгого пе-Унаверситетскае рерыва было возобновлено пре-психологические подавание философии в Россий-школы ских университетах, при этом в

 

курс философии вошли психоло гия и логика, которые хотя и не были до того за прещены, но находились в забвении. Конечно, длительный перерыв не мог не сказаться на уровне преподавания этих наук, поэтому прежде чем ока зать заметное влияние на русское общество гума нитарные науки, психология в их числе, должны были организоваться и упрочиться. Достаточно дол го, пока новые университетские школы приобре тали влияние, научные идеи возникали и распро странялись в обществе как бы сами собой. Поэто му психология длительное время развивалась вне академического русла и вне академических идеа лов, формируясь преимущественно в общественных кружках и в публицистике. Это привело к форми рованию одного из важнейших отличий русской психологии: ее развитие направляется не-кафедрой, как на Западе, а литературой.

 

Однако эта ситуация изменяется к концу XIX ве ка, когда во всех крупных университетах России

 

' Параграф написан Т-Д. Марцинковской.

 

 

 

появля1отся:кафедры психологии (приписанные, как правило, к филологическому и историческому от делениям). На этих кафедрах и формируется новая отечественная психология, здесь появляются уче ные, составившие цвет российской психологиче ской науки и определившие почти на тридцать лет путь &e развития.

 

В Московском университете профессором фи лософии с 1863года по 1874 год был П.Д.Юрке-вич, о выступлении которого против антропологи ческого принципа Чернышевского и, тем самым, против естественнонаучного объяснения психики уже было сказано. Это выступление, скорее всего, и побудило московское университетское начальст во пригласить Юркевича из Киевской духовной ака демии.

 

Отстаивая версию о вечности и . неизменности идей (в духе платонизма), Юркевич соединял с этим учение о том, что постижение истины не является чисто познавательным актом, а сопряжено с рели гиозными убеждениями человека, с его верой и лю бовью к Богу.

 

Юркевич мазал большое влияние на студента физико-математического факультета Владимира Со ловьева, который одно время был завзятым мате риалистом и поклонником Бюхнера, объяснявшего душу движением молекул. После смерти Юркевича на освободившуюся кафедру претендовали его уче ник В. С. Соловьев и профессор Варшавского уни верситета Матвей Михайлович Троицкий. Послед ний был назначен ординарным профессором, а Со ловьев - доцентом.

 

Троицкий в свое время, будучи слушателем Ки евской духовной академии, также обучался фило софии у Юркевича. Это было в начале 50-х годов. С тех пор многое изменилось в русском обществе, и чуждая Юркевичу идея связи психологии с быст ро развивавшимися естественными науками при обрела у молодого поколения аксиоматический ха рактер. Это сказывается на дальнейшей работе Тро ицкого. Он, воспитанный на психологических концепциях Бенеке, Гербарта, Дробиша и других немецких авторитетов, склонных к построениям, чуждым методологии естественных наук, делает вы-323

 

 

бор> пользу английских психологов. ; Преимущест во их позиции он видит в опоре на индукцию как способ обобщения частных фактов в противовес умозрительному выведению фактов из метафизи ческих постулатов о душе и ее свойствах.

 

Первой книгой Троицкого, которую он предста вил в качестве своей докторской диссертации, бы ло сочинение "О немецкой философии в текущем столетии", где он противопоставлял английскую психологию немецкой. Он поддерживал индук тивный метод и английский ассоцианизм и резко критиковал Канта и всю немецкую линию в фи лософии и психологии. В то время в России как раз была популярна немецкая психология Гербарта и Вундта, поэтому-то диссертация Троицкого и подверглась в Москве резкой критике. Троицкий и в следующих своих работах развивает идеи ассо-цианистической психологии, доказывая, что все психические процессы формируются благодаря различным законам ассоциаций: смежности, сходства, контраста. Интересно, что в своих тру дах он, в традициях отечественной психологии, большое внимание уделяет проблеме нравственно сти и практическому использованию психологиче ских знаний.

 

Образование Московского психологического об щества, во главе которого встал Троицкий, как и из дание первого научного психологического журнала "Вопросы философии и психологии", тесно связаны с мыслями о пользе и просвещении, т. е. с основны ми идеями народничества, воодушевлявшими тогда отечественную интеллигенцию.

 

Апология опытного познания в противовес ме-.тафизическим системам воспринималась как нечто еретическое, хотя "опыт" в понимании Троицкого означал нечто иное, чем понимали под ним Сеченов и другие естествоиспытатели. Имелось в виду изучение того, что говорит субъекту наблюдение за собственными состояниями сознания, иначе го воря - прямые свидетельства интроспекции. Это была линия позитивизма, которую Троицкий пер вым проводил в русской психологии в противовес доминировавшей до него на университетских ка федрах философии метафизической и схоластиче-324

 

 

екай' трактовке психических явлений. Тем не ме нее позитивистский подход сохранял принцип про тивопоставления душевных явлений телесным, которые трактовались в качестве "внешних для нашего сознания" и потому не входящих в пред метную область психологии. Эта установка руко водила пером Троицкого, когда он писал второй свой большой труд "Наука о духе" (в 2-х т., 1888). Хотя Вл.

Соловьев замечал, что по этой книге "ни какой западный европеец ничему не научился бы", для русского читателя книга содержала свежие идеи, близкие представлениям Вена и Спенсера, вно сившим, в частности, в психологию принцип раз вития.

 

Если Троицкий стремился в своей психологиче ской теории*разграничить области знания и веры, то другой московский психолог-* К). Ф. Самарин, наоборот, сМтал, что такое разграничение вприн-.'Qtine невоз*жда. 'Самарин также; отрицал зависи мость поведения от внешних условий,' доказывая, что такое подчинение свидетельствуете пассивно сти души, об отсутствии у нее свободы воли. Есте ственно, что при таком подходе он практически от вергал психологию как объективную науку, дока зывая, что ни психология, ни философия не могут ни понять душу человека, ни выработать в ней нрав ственные начала. Это дело только религии, к кото рой и должны обратиться люди и которая единст венно может дать им идеалы.

 

По взглядам на роль психологии и ее место в системе гуманитарных наук близко был к Самари-ну и А. А. Козлов, который в своей книге "Фило софские этюды" писал, что в России философские знания могут приобрести характер верховной ис тины, которая обнимет результаты всех наук, в том числе и психологии. Основу развития отечествен ной психологии Козлов видел в распространении психологических знаний в обществе, прежде всего взглядов немецких ученых. Представляет несомнен ный интерес попытка Козлова соединить рациона листический характер теории Лейбница с традици ями российской науки. Так, он доказывал, что именно монадология, где ученый рассматривает ак тивность монады в стремлении к истине, отвечает

 

 

 

характеру российской науки, объясняет ее стрем ление к абсолютному знанию. При этом Козлов, как и Самарин, исходил из мысли о приоритете цельного, интуитивного знания над логическим. Эти идеи развивал в дальнейшем и ученик Козлова Н.0.Лосский.

 

Ценность научной деятельности Козлова была прежде всего в ее просветительском характере, так как он старался познакомить своих читателей и слу шателей с последними новинками европейской на уки. Для российской интеллигенции 70-80-х годов критические статьи ученого, его обстоятельные и живые изложения различных взглядов были весьма ценны. В то же время его собственные взгляды, особенно оформившиеся в конце жизни, не имели такого отклика. И только в начале XX .века, в ра ботах Н.0.Лосского и С. Л. Франка, его мысли о субстанциональности человеческой души, ее цель ности и активности получили общественное при знание.

 

Владимир Сергеевич Соловь-Лд. С. Соловьев: ев (1853-1900) является одной из неохристианская центральных фигур в российской концепция души науке XIX века как по значитель ности того, что им сделано, так и по тому огромному влиянию, которое он оказал на взгляды многих современников и которое за метно не только в работах ученых - Бердяева, Бул гакова, Лосского, Лопатина, но и в художествен ной литературе, прежде всего в поэзии символи стов. Окончив с отличием Московский университет, он в 1874 году уезжает в Петербург, где защищает свою магистерскую диссертацию "Кризис западной философии". Она вызвала большой резонанс не только в науке, но и в широких кругах петербург ской и московской интеллигенции, так как Соловь ев выступил против позитивизма, который господ ствовал в то время в России. После зарубежной ста жировки он получает должность профессора в Московском университете, где вскоре защищает и докторскую диссертацию.

 

Хотя Соловьев не оставил законченной научной системы, а скорее только план ее, ряд не всегда согласующихся друг с другом эскизов или особых

 

 

 

приемов для разрешения отдельных проблем, тем не менее именно его искания во многом сделали проблему нравственности, формирорания личности человека, проблему воли одной из центральных для психологии того времени. Соловьев был основате лем направления, получившего название христи анской философии, однако его система была со вершенно лишена того догматизма, который она приобрела у некоторых его последователей. Он счи тал ложной идею разделения христианства на ка толическое и православное и был одним из осно вателей экуменизма.

 

Теория Соловьева фактически обозначила куль минационную точку того поворота в мышлении, ко торый произошел в конце 80-х годов XIX столетия и знаменовал собой признание религиозной жизни и некоторое разочарование в единодержавии нау ки, в особенности естествознания. При этом в его философии рационалистические элементы созна тельно соединялись с мистическими. Стремление к активности и универсализму объединяли Соловь ева с шестидесятниками, так как духовная струк тура знаменитой реформаторской эпохи была ему присуща в значительной степени. По многим про блемам Соловьев является антагонистом Л. Н. Тол стого. Оба мыслителя уделяли большое внимание проблеме взаимосвязи науки и веры, но в то время как западник-рационалист Толстой отрицал науку, мистик Соловьев признавал ее права, что подчер кивает парадоксальность русской мысли.

 

Проблема религиозной этики стояла в центре внимания обоих мыслителей, но этика рационали ста Толстого привела его к отрицанию государства и анархизму, к учению о непротивлении злу, в то время как понимание этической задачи, возложен ной на человека, повело Соловьева по другому пу ти. Свою философию он называл мистицизмом, т. е. таким воззрением, которое признает недостаточ ность эмпиризма и рационализма и, не отвергая их относительной истинности, требует пополнения их другими источниками знаний, имеющимися в цельном разуме. Этот иной источник есть вера, сви детельствующая нам о существовании трансценден тального мира, к которому неприменимы призна-327

 

 

ки, заимствованные из мира явлений. Он считал, что трансцендентальный мир (всеединое целое, или Бог) имеет непосредственное отношение к челове ку, который занимает среднее положение между безусловным началом, или всеединым целым, и пре ходящим миром явлений, не заключающим в себе истины. Из этого понимания места и роли челове ка в теории Соловьева вытекает и психологическая концепция Франка и Лосского, которые дополня ют и развивают его главные мысли.

Предыдущая статья:ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ от античности до середины ХХ в. 22 страница Следующая статья:ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ от античности до середины ХХ в. 24 страница
page speed (0.3034 sec, direct)