Всего на сайте:
166 тыс. 848 статей

Главная | Психология

ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ от античности до середины ХХ в. 1 страница  Просмотрен 93

М.Г. Ярошевский

ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ от античности до середины ХХ в.

 

В данном учебном пособии проанализирован исторический путь одной из основных наук о человеке - психологии - в контексте общественного развития и в ее взаимосвязи с другими отраслями знания. Специальное внимание уделено истории отечественной психологической мысли.

 

 

ОТ АВТОРА

 

Современное научное знание о психике, о душевной жизни человека развивается в двух направлениях: с одной стороны, оно пытается ответить на вопросы об устройстве и ценности этой жизни сегодня, в конце XX столетия, с другой - возвращается к множеству былых ответов на эти вопросы. Оба направления нераздельны: за каждой проблемой сегодняшней научной психологии стоят до стижения прошлого.

 

На извилистых, порой запутанных путях истории науки возводились несущие конструкции всей системы обусловленных логикой и опытом представлений о поведении и сознании. Помочь читателю про следить, как из века в век создавалась эта система, - задача этой книги. В ней конспективно представлены наиболее значимые, на взгляд автора, результаты, полученные историками психологии, теми, кто занят изучением событий, занесенных в летопись психологического познания.

 

Конечно, подход каждого исследователя своеоб разен, на нем сказываются приметы времени. Кроме того, историк изучает то, что уже свершилось. И все же - "ничто так не меняется, как неизменное про шлое"; оно по-разному видится в зависимости от ме тодологических воззрений исследователя.

 

В смене научных теорий и фактов, которую иног да называют "драмой идей", есть определенная ло гика - сценарий этой драмы. Вместе с тем произ водство знаний всегда совершается на конкретной социальной почве и зависит от внутренних, непо знанных механизмов творчества ученого. Поэтому для того чтобы воссоздать полноценную картину

 

 

этого производства, любую научную информацию о психическом мире необходимо рассматривать в системе трех координат: логической, социальной и лич постной .

 

Знакомство с историей науки имеет значение не только в познавательном плане, т. е. с точки зрения приобретения информации о конкретных теориях и фактах, научных школах и дискуссиях, открытиях и заблуждениях. Оно исполнено также глубинного лич ностного, духовного смысла.

 

Человек не может осмысленно жить и действо вать, если его существование не опосредовано ка кими-то устойчивыми ценностями, несравненно бо лее прочными, чем его индивидуальное Я. К таким ценностям относятся и создаваемые наукой: они надежно сохраняются, когда обрывается тонкая нить индивидуального сознания. Приобщаясь к ис тории науки, мы ощущаем причастность к велико му делу, которым веками были заняты благород ные умы и души и которое незыблемо, пока суще ствует человеческий разум.

 

Этим установкам автор стремился следовать в своих историко-психологических работах, многие положения которых использованы в данном пособии.

 

 

ГЛАВА I

 

ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ: ЕЕ ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ

 

Психологическая История психологии - это наука и ее особая отрасль знания, имеющая предмет собственный предмет. Его нель зя смешивать с предметом самой психологии как науки.

 

Научная психология изучает факты, механизмы и закономерности той формы жизни, которую обычно называют душевной или психической.

 

Каждый знает, что люди различаются по характе ру, способности запоминать и мыслить, действовать мужественно или трусливо и т. .п. Такие обыденные представления о различиях между людьми складыва ются у нас с малых лет и обогащаются по мере на копления жизненного опыта.

 

Иногда хорошим психологом называют писателя или судью, а то и просто того, кто лучше других раз бирается в окружающих людях, в их вкусах, пред почтениях, мотивах их поступков. В этом случае под психологом разумеют знатока человеческих душ (не зависимо от того, читал ли он книги по психологии, обучался ли специальному анализу причин поведе ния или душевной смуты), т. е. здесь мы имеем дело с житейскими представлениями о психике.

 

Однако житейскую мудрость следует отличать от научного знания. Именно благодаря ему люди ов ладели атомом, космосом и компьютером, проникли в тайны математики, открыли законы физики и хи-мил. И не случайно научная психология стоит в одном ряду с этими дисциплинами. Она взаимо действует с ними, но ее предмет неизмеримо слож нее, ибо сложнее человеческой психики нет ниче го в известной нам Вселенной.

 

Каждая новая крупица научного знания о психи ке добывалась усилиями многих поколений исследователей природы и психической организации чело века, динамики его внутренней жизни. За теориями и фактами науки скрыта напряженная коллективная работа людей.

Развитие принципов этой работы, пе реходы от одних ее форм к другим изучает история психологии.

 

Итак, у психологии один предмет, а у истории пси хологии - другой. Их непременно следует разграни чивать.

 

Что же является предметом психологии? В самом общем определении - психика живых существ во всем многообразии ее проявлений. Но этим ответом нельзя удовлетвориться.

 

Следует объяснить, во-первых, какими призна ками отличается психика от других явлений бытия, во-вторых, чем отличаются научные воззрения на нее от любых иных. Надо иметь в виду, что само представление о психике не оставалось одним и тем же во все времена. Многие столетия обнимаемые этим понятием явления обозначались словом "ду ша". Да и поныне это слово часто .звучит, когда речь идет о психических качествах человека, при том не только тогда, когда, подчеркивая его поло жительные качества, говорят об его душевности. Мы увидим, что в истории психологии научный прогресс был достигнут, когда термин "душа" ус тупил место термину "сознание". Это оказалось не простой заменой слов, но настоящей революцией в понимании предмета психологии. Наряду с этим появилось понятие о бессознательной психике. Дол гое время оно оставалось в тени, однако в конце прошлого столетия, приобретая власть над умами, опрокинуло привычные взгляды на всю структуру личности и на мотивы, которые движут ее поведе нием. Но и этим представление о сфере, изучае мой психологией как наукой, отличной от других, не ограничилось. Оно радикально изменилось за счет включения в круг явлений, подлежащих ее ве дению, той формы жизни, которой дали имя "по ведение". С этим вновь совершилась революция в исследовании предмета нашей науки. Уже это са мо по себе говорит о глубинных изменениях, кото рые претерпели воззрения на предмет психологии в попытках научной мысли им овладеть, отобра-зять его в понятиях, адекватных природе психики, найти методы освоения этой природы.

 

Всегда нужно различать объект познания и его предмет. Первый существует сам по себе, независи мо от информированности о нем человеческих умов. Другое дело - предмет науки. Она его строит с по мощью специальных средств, своих методов, теорий, категорий.

 

Психические явления объективно уникальны. Поэтому уникален и предмет изучающей их науки. В то же время их природа отличается изначальной включенностью в жизнедеятельность организма, в работу центральной нервной системы, с одной сто роны, в систему отношений их носителя, субъекта, с социальным миром - с другой. Естественно поэ тому, что любая попытка освоить предметную об ласть психологии включала наряду с изучением то го, что испытывает субъект, его зримые и незри мые зависимости от природных (включая жизнь организма) и социальных факторов (различных форм взаимоотношений индивида с другими людь ми). Когда изменялись взгляды на организм и на общество, тогда новым содержанием обогащались и научные данные о психике..

 

Стало быть, чтобы познать предмет психологии, нельзя ограничиться тем обширным кругом явлений, которые знакомы каждому из собственных пережи ваний и наблюдений за окружающими, из своего пси хологического опыта.

 

Человек, никогда не изучавший физику, тем не менее в практике своей жизни познает и различает физические свойства вещей, их твердость, горю честь и т. д. Равным образом, не изучая психоло гии, человек способен разбираться в психическом облике своих ближних. Но подобно тому как наука раскрывает перед ним устройство и законы физи ческого мира, она просвечивает своими понятия ми тайны психического мира, позволяет проник нуть в законы, которые им правят. Шаг за шагT их осваивала пытливая научная мысль, передавая крупицы добытых ею истин новым энтузиастам.

Уже это само по себе говорит нам, что предмет науки историчен. И эта история вовсе не оборва лась на сегодняшних рубежах.

 

 

Вот почему знание о предмете психологии не возможно без выяснения его "биографии", без вос создания "драмы идей", в которой были задейст вованы и величайшие умы человечества, и скром ные труженики науки.

 

Поскольку мы затронули вопрос, касающийся от личия житейской мудрости от научного знайия, сле дует хотя бы кратко оценить специфику последнего.

 

Научное знание принято де-Теоретическое лить на теоретическое и эмпири-в эмпирическое ческое. Слово "теория" греческо-знание го происхождения. Оно означает систематически изложенное об общение, позволяющее объяс нять и предсказывать явления. Обобщение соотно сится с данными опыта, или (опять же по-гречески) эмпирии, т. е. наблюдений и экспериментов, требу ющих прямого контакта с изучаемыми объектами.

 

Зримое благодаря теории "умственными очами" способно дать верную картину действительности , тог да как эмпирические свидетельства органов чувств - иллюзорную.

 

Об этом говорит вечно поучительный пример вра щения Земли вокруг Солнца. А. С. Пушкин в стихо творении "Движение", описывая спор отрицавшего движение софиста Зенона с киником Диогеном, за нял сторону первого.

 

Движенья нет, сказал мудрец брадатый. Другой смолчал и стал пред ним ходить. Сильнее бы не мог он возразить: Хвалили все ответ замысловатый. Но, господа, забавный случай сей Другой пример на память мне приводит: Ведь каждый день прея нами солнце ходит, Однако ж прав упрямый Галилей.

 

Зоной в своей известной апории "стадия" по ставил проблему о противоречиях между данными наблюдения (самоочевидным фактом движения) и возникающей теоретической трудностью. Прежде чем пройти стадию (мера длины), требуется прой ти ее половину, но прежде этого - половину по ловины и т. д., т. е. невозможно коснуться беско-печного количества точек пространства в конеч ное время.

 

Опровергая эту апорию молча, простым движени ем, Диоген игнорировал Зенонов парадокс. Пушкин же, выступив на стороне Зенона, подчеркнул вели кое преимущество теории напоминанием об "упря мом Галилее", благодаря которому за видимой, об манчивой картиной мира открылась истинная.

 

В то же время эта истинная картина, противоре чащая чувственному опыту, была создана исходя из его показаний, поскольку использовались наблюде ния перемещений Солнца по небосводу.

 

Здесь выступает еще один решающий признак на учного знания - его опосредованность. Оно строит ся посредством присущих науке интеллектуальных операций, структур и методов. Это целиком отно сится к научным представлениям о психике.

 

На первый взгляд, ни о чем субъект не имеет столь достоверных сведений, как о фактах своей душевной жизни (ведь "чужая душа-потемки"). Причем та кого мнения придерживались и некоторые ученые, согласно которым психологию отличает от других дис циплин субъективный метод, или интроспекция ("смотрение внутрь"), особое "внутреннее зрение", позволяющее человеку выделить элементы, из кото рых образуется структура сознания.

 

Однако прогресс психологии показал, что когда эта наука имеет дело с явлениями сознания, досто верное знание о них достигается благодаря объек тивному методу-Именно он дает возможность кос венным, опосредованным путем преобразовать знания об испытываемых индивидом состояниях из субъективных феноменов в факты науки. Сами по себе свидетельства самонаблюдения, самоотчеты лич ности о своих ощущениях, переживаниях и т. п. - "сырой" материал, который только благодаря обра ботке аппаратом науки становится ее эмпирией. Этим научный факт отличается от житейского.

 

Сила теоретической абстракции и обобщений ра ционально осмысленной эмпирии открывает зако номерную причинную связь явлений.

 

В отношении наук о физическом мире это для всех очевидно.

Опора на изученные законы этого мира позволяет предвосхищать грядущие явления -

 

 

например нерукотворные солнечные затмения и эф фекты производимых людьми ядерных взрывов.

 

Конечно, психологии по своим теоретическим до стижениям и практике изменения жизни далеко до физики. Изучаемые ею явления неизмеримо превос ходят физические по своей сложности и трудности их познания. Физик А. Эйнштейн, знакомясь с опы тами психолога Ж. Пиаже, заметил, что изучение фи зических проблем - детская игра сравнительно с за гадками детской игры.

 

Тем не менее и о детской игре, как особой форме человеческого поведения, отличной от игр животных (в свою очередь, любопытного феномена), психоло гия знает теперь немало. Изучая детскую игру, она открыла ряд факторов и механизмов, касающихся за кономерностей интеллектуального и нравственного развития личности, мотивов ее ролевых реакций, ди намики социального восприятия.

 

Простое, всем понятное слово "игра" - крошеч ная вершина гигантского айсберга душевной жизни, сопряженной с глубинными социальными процесса ми, историей культуры, "излучениямл" таинствен ной человеческой природы.

 

Сложились различные теории игры, объясняющие посредством методов научного наблюдения и экспе римента ее многообразные проявления. От теории и эмпирии протянулись нити к практике, прежде все го к педагогической (но не только к ней).

 

В кругу взаимосвязи теории, эмпирии и практики строится новое предметное знание. В его построе нии обычно незримо представлены философские, ме тодологические установки исследователей. Это ка сается всех наук, применительно же к психологии связь с философией являлась особенно тесной. Бо лее того, до середины прошлого века в психологии неизменно видели один из разделов философии. По этому печать конфронтации философских школ ле жит на конкретных учениях о психической жизни. Издавна ее естественнонаучным, материалистическим объяснениям противостояли идеалистические, рато вавшие за версию о духе как первоначале бытия. За частую идеализм соединял научное знание с религи озными верованиями. Но религия является отлич ной от науки сферой культуры, имеющей свой образ

 

 

 

мысли, свои нормы и принципы. Смешивать их не следует.

 

Вместе с тем ошибочно было бы считать психоло гические учения, созданные в русле идеалистической философии, враждебными науке. Мы увидим, сколь важную роль в прогрессе психологического позна ния сыграли идеалистические системы Платона, Лейбница, других философов, исповедовавших вер сию о природе душевных явлений, несовместимую с естественнонаучной картиной мира. Поскольку же этими явлениями поглощены различные формы куль туры - не только религия, философия, наука, но так же искусство, причем каждая из этих форм испыты вает свою историческую судьбу, то, обращаясь к ис тории психологии, надо определить критерии, на которые следует ориентироваться в этой области ис следований, чтобы реконструировать ее собственную летопись.

 

История науки - особая об-Предмет пасть знания. Ее предмет суще-исторап ственно иной, чем предмет той психологии науки, развитие которой она изу чает.

 

Следует иметь в виду, что об истории науки мож но говорить в двух смыслах. История - это реаль но совершающийся во времени и пространстве про цесс. Он идет своим чередом независимо от того, каких взглядов на него придерживаются те или иные индивиды. Это же относится и к развитию науки. Как непременный компонент культуры, она возникает и .изменяется безотносительно к тому, какие мнения по поводу этого развития высказы вают различные исследователи в различные эпохи и в различных странах.

 

Применительно к психологии веками рождались и сменяли друг друга представления о душе, созна нии, поведении. Воссоздать правдивую картину этой смены, выявить, от чего она зависела, и призвана история психологии.

 

Психология как наука изучает факты, механизмы и закономерности психической жизни. История же психологии описывает и объясняет, как эти факты и законы открывались (порой в мучительных поисках истины) человеческому уму.

 

 

Итак, если предметом психологии является одна реальность, а именно реальность ощущений и вос приятий, памяти и воли, эмоций и характера, то пред метом истории психологии служит другая реальность, а именно - деятельность людей, занятых познанием психического мира.

 

Эта деятельность совершает-Научная ся в системе трех главных коор-деятельность динат: когнитивной, социальной в трех аспектах и личностной. Поэтому можно

 

сказать, что научная деятельность в качестве целостной системы трехаспектна.

 

Когнитивный аппарат выра-Логика развития жен во внутренних познаватель-науки ных ресурсах науки.

Поскольку

 

наука - это производство ново го знания, они изменялись, совершенствовались. Эти средства образуют интеллектуальные структу ры, которые можно назвать строем мышления. Сме на одного строя мышления другим происходит за кономерно. Поэтому говорят об органическом ро сте знания, о том, что его история подвластна определенной логике. Никакая другая дисципли на, кроме истории психологии, эту логику, эту за кономерность не изучает.

 

Так, в XVII веке сложилось представление об ор ганизме как своего роде машине, которая работает подобно помпе, перекачивающей жидкость. Прежде считалось, что действиями организма управляет ду ша - незримая бестелесная сила. Апелляция к бес телесным силам, правящим телом, была в научном смысле бесперспективной.

 

Это можно пояснить следующим сравнением. Когда в прошлом веке был изобретен локомотив, группе немецких крестьян (как вспоминает один философ) объяснили его механизм, сущность его работы. Выслушав внимательно, они заявили: "И все же в нем сидит лошадь". Раз в нем сидит ло шадь, значит-все ясно. Сама лошадь в объясне нии не нуждается. Точно так же обстояло дело и с теми учениями, которые относили действия чело века за счет души. Если душа управляет мыслями и поступками, то все ясно. Сама душа в объяснении не нуждается.

 

 

 

Прогресс же научного знания заключался в по иске и открытии реальных причин, доступных про верке опытом и логическим анализом. Научное зна ние - это знание причин явлений, факторов (детер минант), которые их порождают, что относится ко всем наукам, в том числе и к психологии. Если вер нуться к упомянутой научной революции, когда тело было освобождено от влияния души и стало объяс няться по образу и подобию работающей машины, то это произвело переворот в мышлении. Результа том же явились открытия, на которых базируется со временная наука. Так, французский мыслитель Р. Де карт открыл механизм рефлекса. Не случайно наш великий соотечественник И. Л. Павлов поста*л око ло своей лаборатории бюст Декарта. *

 

Причинный анализ явлений принято называть де терминистским (от лат. "детермино" - определяю). Детерминизм Декарта и его последователей был ме ханистическим. Реакция зрачка на свет, отдергивание руки от горячего предмета и другие реакции ор ганизма, которые прежде ставились в зависимость от души, отныне объяснялись воздействием внеш него импульса на нервную систему и ее ответным действием. Данной же схемой объяснялись простей шие чувства (зависящие от состояния организма), простейшие ассоциации (связи между различными впечатлениями) и другие функции организма, отно симые к разряду психических.

Предыдущая статья:Макс Вебер Следующая статья:ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ от античности до середины ХХ в. 2 страница
page speed (0.0111 sec, direct)