Всего на сайте:
166 тыс. 848 статей

Главная | Литература

ЛЕГЕНДАРНАЯ ДОЛИНА  Просмотрен 22

 

На девятый день трудного, изнурительного пути мы вышли в плоскую обширную долину, окруженную беспорядочно вздыбленными хребтами. В центре лежало озеро, приветливое, лазурное, и все повеселели.

Это было озеро Зор-Кулъ, а долина — Боли Дуньо, что означает «крыша мира». Настоящая крыша! На высоте четырех тысяч метров! Здесь нам предстояло работать до середины августа, до тех пор, пока по вершинам не ударят первые метели.

Говорят, у каждой местности свое обличье.

Облик Памира можно назвать сурово-устрашающим. Горы, горы, бесконечные гранитные цепи гор.

Вывороченные, будто чудовищным взрывом, глыбы камня. Черные пропасти. А по вершинам — снега и льды. И куда ни посмотришь, всюду грозно вскинутые пики, закованные в пояса ледников.

Есть в этом особая первобытная красота, но она не радует глаз. Горы подавляют своей мощью, словно подчеркивая, как ничтожно мал человек в сравнении с ними и со стихиями природы. Здесь еще продолжает складываться лицо Земли, и грандиозные обвалы, лавины, мгновенные землетрясения вдруг на глазах меняют облик гор.

Летом долины, то узкие, то широкие, зажатые стенами горных цепей, полны жизни. Там и тут к небу синими ручьями поднимаются дымки, а по ночам упавшими звездами светятся огни чабанских костров.

Мы устроились на берегу озера и со следующего дня взялись за исследование долины. Комсомольцы не теряли времени: расспрашивали чабанов о таинственном лотосе, знакомились с молодежью. И быстро пощла, покатилась по всей долине, как горное эхо, перекидываясь в другие долины и пастбища, молва: пришли люди, которые ищут пещерный цветок, прозрачный, как горный ключ, сгорающий на солнце золотым пламенем. Вскоре не было ни одного чабанского стана, аула, где бы не говорили об этом событии, не вспоминали все когда-либо слышанное о чудо-цветке.

Однажды в душный жаркий полдень к моей палатке подлетел на коне стройный смуглый парень.

Осадив коня перед входом, вздыбив его в жарком порыве, парень крикнул:

— Дело есть!

Я поднялся навстречу:

— Говори!

— Кто ищет золотой цветок?

— Мы ищем! — сразу обступили его ребята.

— Я знаю, — кто может рассказать про него, — ответил парень, сверкнув карими глазами.

— Кто же?

— Дед мой, Артабан Сагадаев.

— А где он, Артабан Сагадаев?

— Здесь чабанует, недалеко.

Двое наших поскакали с парнем приглашать старика в гости.

Глава рода Сагадаевых приехал с младшим сыном и внуком. За чертой лагеря они остановились, младшие помогли старику сойти с коня. Артабан Сагадаев шагал, опираясь на плечо сына. И хотя старик держался прямо, это была уже не стройность, а скорее многолетняя привычка к седлу. Его глаза, умные, зоркие, смешливые, говорили, что ещё много жизни в старческом теле, но больше ума, жизненного опыта.

— Милости просим! — приветствовала его за всех Юля Крутова.

После обеда повели неторопливый разговор о жизни, о Москве, о работе, о Памире. Анатолий несколько раз подходил, садился рядом со мной и пристально глядел в столетнее лицо старика, словно старался определить, сумеет ли чабан дать ответ на загадку.

Старик спросил, кто этот молодой человек с тревожной душой, которая не умещается в темной глубине его глаз.

Я рассказал.

А когда были наполнены душистым чаем пиалы и опорожнены раз и другой, установилось то задумчивое, чуткое настроение, какое всегда бывает ночью у костра. В такие минуты ждешь чего-то необычайного, что приходит в шепоте самой ночи или в словах людей. Кто не испытывал этого чувства — или мальчишкою в ночном, или на привале в походе, или охотником в тайге! Ждешь, что слова у костра должны быть какими-то особенными, сказочными, полными тайны и внутреннего трепета. И когда пришла такая минута, заглянула в душу каждому, Юля Крутова подняла большие добрые глаза и обратилась к гостю:

— Мы просим рассказать о чудесном пещерном цветке. Есть ли такой цветок и как его найти?

— Да, да, расскажите, — поддержали все Юлю.

 

Предыдущая статья:МЕЧТА УВЛЕКАЕТ Следующая статья:КРАСАВИЦА АЛАН-ПОЛЬ
page speed (0.0318 sec, direct)