Всего на сайте:
166 тыс. 848 статей

Главная | Литература

Сцена 3  Просмотрен 31

Кабинет Фауста

 

Фауст входит с пуделем.

 

Фауст

Покинул я поля и нивы;

Они туманом облеклись.

Душа, смири свои порывы!

Мечта невинная, проснись!

Утихла дикая тревога,

И не бушует в жилах кровь:

В душе воскресла вера в бога,

Воскресла к ближнему любовь.

Пудель, молчи, не мечись и не бейся:

Полно тебе на пороге ворчать;

К печке поди, успокойся, согрейся;

Можешь на мягкой подушке лежать.

Нас потешал ты дорогою длинной,

Прыгал, скакал и резвился весь путь;

Ляг же теперь и веди себя чинно,

Гостем приветливым будь.

Когда опять в старинной келье

Заблещет лампа, друг ночей,

Возникнет тихое веселье

В душе смирившейся моей,

И снова мысли зароятся,

Надежда снова зацветет —

И вновь туда мечты стремятся,

Где жизни ключ струёю бьёт.

Пудель, молчи! К этим звукам небесным,

Так овладевшим моею душой,

Кстати ль примешивать дикий твой вой?

Часто у нас над прекрасным и честным

Люди смеются насмешкою злой,

Думы высокой понять не умея.

Злобно ворчат лишь, собой не владея.

Так ли ты, пудель, ворчишь предо мной?

Но горе мне! Довольства и смиренья

Уже не чувствует больная грудь моя.

Зачем иссяк ты, ключ успокоенья?

Зачем опять напрасно жажду я?

Увы, не раз испытывал я это!

Но чтоб утрату счастья заменить,

Мы неземное учимся ценить

И в Откровеньи ждём себе ответа,

А луч его всего ясней горит

В том, что Завет нам Новый говорит.

Раскрою ж текст я древний, вдохновенный,

Проникнусь весь святою стариной,

И честно передам я подлинник священный

Наречью милому Германии родной.

 

(Открывает книгу и собирается переводить.)

Написано: «В начале было Слово» —

И вот уже одно препятствие готово:

Я слово не могу так высоко ценить.

Да, в переводе текст я должен изменить,

Когда мне верно чувство подсказало.

Я напишу, что Мысль — всему начало.

Стой, не спеши, чтоб первая строка

От истины была недалека!

Ведь Мысль творить и действовать не может!

Не Сила ли — начало всех начал?

Пишу — и вновь я колебаться стал,

И вновь сомненье душу мне тревожит.

Но свет блеснул — и выход вижу я:

В Деянии начало бытия!

 

Пудель, не смей же визжать и метаться,

Если желаешь со мною остаться!

Слишком докучен товарищ такой:

Мне заниматься мешает твой вой.

Я или ты; хоть и против охоты,

Гостя прогнать принуждён я за дверь.

Ну, выходи же скорее теперь:

Путь на свободу найдёшь тут легко ты.

 

Но что я вижу? Явь или сон?

Растёт мой пудель, страшен он,

Громаден! Что за чудеса!

В длину и в ширину растёт.

Уж не походит он на пса!

Глаза горят; как бегемот,

Он на меня оскалил пасть!

О, ты мою узнаешь власть!

Ключ Соломона весь свой вес

Тебе покажет, полубес!

 

Духи

(в коридоре)

Он попался! Поспешим!

Но входить нельзя за ним,

Как лиса среди тенет,

Старый бес сидит и ждёт.

Так слетайся же скорей,

Осторожных духов рой,

И старайся всей толпой,

Чтоб избегнул он цепей.

В эту сумрачную ночь

Мы должны ему помочь.

Он велик, могуч, силён:

Помогал не раз нам он!

 

Фауст

Для покоренья зверя злого

Скажу сперва четыре слова:

Саламандра, пылай!

Ты, Сильфида, летай!

Ты, Ундина, клубись!

Домовой - ты трудись!

Стихии четыре

Царят в этом мире;

Кто их не постиг,

Их сил не проник, —

Чужда тому власть,

Чтоб духов заклясть.

Исчезни в огне,

Саламандра!

Разлейся в волне

Ты, Ундина!

Звездой просверкай

Ты, Сильфида!

Помощь домашнюю дай,

Incubus[3], Incubus,

Выходи, чтоб закончить союз!

Нет, ни одной из четырёх

В ужасном звере не таится:

Ему не больно; он прилёг

И скалит зубы и глумится.

Чтоб духа вызвать и узнать,

Сильней я буду заклинать.

Но знай же: если ты, наглец,

Из ада мрачного беглец, -

То вот — взгляни — победный знак!

Его страшатся ад и мрак,

Ему покорны духи праха.

Пёс ощетинился от страха!

Проклятое созданье!

Прочтёшь ли ты названье

Его, несотворённого,

Его, неизречённого,

И смерть и ад поправшего

И на кресте страдавшего!

Страшен, грозен, громаден, как слон,

Вырастает за печкою он,

И в тумане он хочет разлиться!

Он весь свод наполняет собой.

Мрачный дух, повелитель я твой:

Предо мною ты должен склониться.

Не напрасно грозил я крестом:

Я сожгу тебя божьим огнём!

Не жди же теперь от меня

Трикраты святого огня!

Не жди, говорю, от меня

Сильнейшего в таинстве нашем!

 

Туман рассеивается, из-за печи появляется Мефистофель в одежде бродячего схоласта.

 

Мефистофель

К чему шуметь? Я здесь к услугам вашим.

 

Фауст

Так вот кто в пуделе сидел:

Схоласт, в собаке сокровенный!

Смешно!

 

Мефистофель

Привет мой вам, науки жрец почтенный!

По вашей милости изрядно я вспотел.

 

Фауст

Как звать тебя?

 

Мефистофель

Вопрос довольно мелочной

В устах того, кто слово презирает

И, чуждый внешности пустой,

Лишь в суть вещей глубокий взор вперяет.

 

Фауст

Чтоб узнать о вашем брате суть,

На имя следует взглянуть.

По специальности прозванье вам даётся:

Дух злобы, демон лжи, коварства — как придётся.

Так кто же ты?

 

Мефистофель

Часть вечной силы я,

Всегда желавший зла, творившей лишь благое.

 

Фауст

Кудряво сказано; а проще — что такое?

 

Мефистофель

Я отрицаю всё - и в этом суть моя.

Затем, что лишь на то, чтоб с громом провалиться,

Годна вся эта дрянь, что на земле живёт.

Не лучше ль было б им уж вовсе не родиться!

Короче, всё, что злом ваш брат зовёт, —

Стремленье разрушать, дела и мысли злые,

Вот это всё — моя стихия.

 

Фауст

Ты мне сказал: «я часть»; но весь ты предо мной?

 

Мефистофель

Я скромно высказал лишь правду, без сомненья.

Ведь это только вы мирок нелепый свой

Считаете за всё, за центр всего творенья!

А я — лишь части часть, которая была

В начале всё той тьмы, что свет произвела,

Надменный свет, что спорить стал с рожденья

С могучей ночью, матерью творенья.

Но всё ж ему не дорасти до нас!

Что б он ни породил, - всё это каждый раз

Неразделимо связано с телами,

Произошло от тел, прекрасно лишь в телах,

В границах тел должно всегда остаться,

И — право, кажется, недолго дожидаться —

Он сам развалится с телами в тлен и прах.

 

Фауст

Так вот твоё высокое значенье!

Великое разрушить ты не мог,

Тогда по мелочам ты начал разрушенье!

 

Мефистофель

Что делать! Да и тут старался я не впрок.

Дрянное Нечто, мир ничтожный,

Соперник вечного Ничто,

Стоит, не глядя ни на что,

И вред выносит всевозможный:

Бушует ли потоп, пожары, грозы, град, —

И море и земля по-прежнему стоят.

С породой глупою звериной и людскою

Бороться иногда мне не хватает сил —

Ведь скольких я уже сгубил,

А жизнь течёт своей широкою рекою.

Да, - хоть с ума сойти, — всё в мире так ведётся,

Что в воздухе, в воде и на сухом пути,

В тепле и в холоде зародыш разовьётся,

Один огонь ещё, спасибо, остаётся.

А то б убежища, ей-богу, не найти!

 

Фауст

Итак великой, животворной,

Могучей силе всеблагой

Ты тщетно, демон непокорный,

Грозишь коварною рукой!

Другое лучше выдумай стремленье,

Хаоса странное творенье!

 

Мефистофель

О том подумать сами мы хотим...

Но после мы с тобой ещё поговорим.

Теперь могу ль я удалиться?

 

Фауст

К чему такой вопрос? Иди.

Твоё знакомство пригодится:

Когда захочешь, приходи.

Не хочешь ли в окно — открытая дорога!

Не то — в трубу ступай; не заперта и дверь.

 

Мефистофель

Нет, трудновато выйти мне теперь.

Тут коё-что мешает мне немного:

Волшебный знак у вашего порога.

 

Фауст

Так пентаграмма этому виной?

Но как же, бес, пробрался ты за мной?

Каким путем впросак попался?

 

Мефистофель

Изволили её вы плохо начертить,

И промежуток в уголку остался,

Там, у дверей, — и я свободно мог вскочить.

 

Фауст

Да, случай над тобой удачно посмеялся.

Так ты мой пленник, стало быть?

Вот удалось негаданно, нежданно!

 

Мефистофель

Не видел пудель этой штуки странной;

Вскочил — и вмиг переменился вид,

И выход был лукавому закрыт.

 

Фауст

Ступай в окно, не будет затруднений.

 

Мефистофель

Увы! таков закон чертей и привидений:

Каким путем вошёл, таким и выходить.

Во входе волен я, а выходить обязан

Там, где вошёл.

 

Фауст

И ад законом связан?

Вот новости! Ну что ж! Прекрасно: может быть

С тобой и договор возможно заключить?

 

Мефистофель

Что обещаем мы, ты можешь получить

Сполна, — ни в чём тебя мы не надуем.

Да, но об этом долго рассуждать.

Другой раз мы подробней потолкуем.

Теперь же я прошу нижайше позволенья

Уйти. Нельзя ль вам пентаграмму снять?

 

Фауст

Куда? Чего спешить? Останься на мгновенье.

Не можешь ли мне сказку рассказать?

 

Мефистофель

Теперь пусти! Ведь я приду опять;

Тогда расспрашивай — на всё я дам решенье.

 

Фауст

Тебя не звал я, сам ты это знаешь;

Ты сам попался в сеть, не правда ли, скажи?

Кто чёрта держит, тот его держи:

Не скоро ведь опять его поймаешь.

 

Мефистофель

Ну, если так уж хочешь, я готов

С тобой остаться несколько часов;

Но попрошу мне волю предоставить

Тебя моим искусством позабавить.

 

Фауст

Что хочешь делай; лишь сумей

Меня занять повеселей.

 

Мефистофель

Ты в краткий час среди видений

Получишь больше наслаждений,

Чем в целый год обычных дней.

Ни песни духов бестелесных,

Ни дивный ряд картин чудесных

Не будут сном волшебных чар;

Ты будешь тешить обонянье,

И вкус, и даже осязанье —

Всё, всё тебе доставлю в дар!

Приготовлений ждать не нужно:

Мы в сборе все. Начните дружно!

 

Духи

Вы, тёмные арки,

О, пусть вас не станет!

Пусть светлый и яркий

Приветливо глянет

Эфир голубой!

Пусть туч, исчезая,

Рассеется рой!

Пусть звёзды, мерцая,

Пусть, кротко лаская,

Нам солнца блестят!

Как лёгкая стая,

В роскошном расцвете

Красы бестелесной

Небесные дети,

Порхая, летят;

И рой их прелестный

То выше умчится,

То стелется ниже,

И ближе, всё ближе

К земле он стремится,

И тканью эфирной

Одежды их веют

Над кущами мирной,

Блаженной страны,

Где, в неге беседки,

Дум сладких полны,

Влюблённые млеют,

Друг другу верны.

И всюду пестреют

Беседки, беседки!

Лоз нежные ветки

Дают виноград;

Давимы тисками,

Сок гроздья струят,

И, пенясь, реками

Стекает вино;

Среди несравненных

Камней драгоценных

Струится оно

И, высь покидая

Сияющих гор,

Течёт, ниспадая,

В равнины озёр.

Холмов вереницы

Меж ними цветут,

И райские птицы

Блаженство там пьют,

И к солнцу стремятся,

И радостно мчатся

Они к островам,

Что в блеске сиянья

Плывут по волнам;

И гимн ликованья

Там слышится нам;

Пленяют нам взоры

Танцующих хоры

На светлых лугах,

Взбираются в горы,

Ныряют в волнах,

И в воздухе реют,

И в сердце лелеют

Стремленья свои

К той жизни блаженной

В безбрежной вселенной,

Где звёзды, сверкая,

Дарят им, лаская,

Блаженство любви!

 

Мефистофель

Он убаюкан, спит. Воздушные творенья,

Спасибо вам моё за ваши песнопенья:

В долгу у вас я за концерт такой.

Нет, Фауст, не тебе повелевать бесами!

Пусть грезит он, объят воздушными мечтами,

Весь погружён в обманчивый покой.

Но надо снять с порога заклинанье:

Его мне крыса отгрызёт.

Вот уж одна пришла: бежит и приказанье

Моё исполнить только ждёт.

Владыка крыс, мышей, лягушек,

Клопов, и блох, и вшей, и мушек

Тебе изволит приказать

К тому порогу подбежать —

И там, где масло он положит,

Пускай твой зуб усердно гложет.

Живей, зверёк! Вперед! Мешает выйти мне

Там, с краю, уголок на левой стороне.

Довольно! Хорошо! Спасибо за старанье!

Ну, Фауст, спи себе! До скорого свиданья!

 

(Уходит.)

 

Фауст

(просыпаясь)

Ужели я обманут снова?

Мир духов вновь исчез: во сне

Коварный бес явился мне,

А пудель скрылся из алькова!

 

 

Предыдущая статья:ЧАСТЬ ПЕРВАЯ, Сцена 1 Ночь Старинная комната c высокими готическими сводами. Ф.. Следующая статья:Сцена 4
page speed (0.0888 sec, direct)