Всего на сайте:
166 тыс. 848 статей

Главная | Педагогика

Метод наблюдения и беседы в психологии 30 страница  Просмотрен 197

Предложенная трехчленная модель оценки позволяет про­анализировать биографические данные также и с позиций изменения эмоционально-ценностного отношения супругов на протяжении семейной жизни, позволяет показать внутрен­нюю сложность и неоднозначность человеческих чувств.

Помимо психологического анализа биографических дан­ных психологи, изучающие семейные отношения, пользуют­ся разнообразными опросниками и интервью. Назначение опросников, а также построение системы интерпретаций весь­ма различно. Социологические и социально-психологические исследования, проводимые с помощь опросников на боль­ших группах населения, показывают характерные тенденции в особенностях семейной жизни в городе и сельской местнос­ти, обнаруживают связь между различными социальными и

психологическими факторами. Например, показывают, как связано число детей в семье с экономическими, социальны­ми, культурными условиями, в каких социальных группах какое число детей предпочитается, В подобных опросниках используются обычно прямые вопросы, а затем вся совокуп­ность сведений подвергается статистической обработке,

Другой класс опросников предполагает выделение не об­щих социально-психологических тенденций, определяющих жизнь современной семьи, а, наоборот, характерных инди­видуальных особенностей каждой конкретной семьи. Опрос­ники такого рода находят все большее применение в семей­ных консультациях, при работе психолога с контингентом разводящихся супругов. Построение опросников более слож­ное, здесь используются не прямые, а косвенные' вопросы. Существует довольно много опросников, направленных на выявление супружеской совместимости, С помощью таких при­емов специалисты, да и сами супруги, получают возможность более осознанно оценивать качества партнеров, определять степень точности межличностного восприятия. Разработаны процедуры опросов и для супругов с солидным стажем се­мейной жизни. Это опросники, позволяющие оценить степень удовлетворенности брачными отношениями. Субъективная удовлетворенность или неудовлетворенность браком — это обобщенная эмоция, достаточно стабильное переживание, Если это переживание приобретает отрицательный, негативный характер, что и происходит при неудовлетворенности, чело-век неизбежно пытается осмыслить, как-то истолковать это для самого себя, пытается объяснить причины создавшегося эмоционального переживания. Такие объяснения могут отно­ситься к отрицанию ценности брака вообще или сравнению собственного брака с другими и, наконец, выражаться в оцен­ках верности супруга. Неудовлетворенность браком может про­явиться также и в отношении супругов к прошлому, настоя­щему и будущему семейной жизни. Исследованию всех этих составляющих и посвящен опросник удовлетворенности бра­ком, который дает много ценной информации для понима­ния особенностей внутрисемейных дисгармоний, сильных и слабых сторон каждого изучаемого брачного союза.

Еще одним весьма перспективным направлением исполь­зования опросников могут служить варианты для оценки пси­хологического климата семейной жизни. Понятие «психоло­гический климат» в последние десятилетия употребляется для

описания различных аспектов взаимодействия коллектива, групп людей, выполняющих совместную работу, объединен­ных общими задачами. Психологический юшмат — это не толь­ко производная, результат совместной деятельности и обще­ния людей, Специальными исследованиями показано, что благоприятный или неблагоприятный климат оказывает за­метное влияние как на отдельного человека, так и на группу или коллектив в целом. Психологический климат может быть представлен как своеобразный фильтр, который в определен­ной степени обусловливает групповое и индивидуальное по­ведение. Таким образом, психологический климат — это не столько некий результат взаимодействия, но главным обра­зом регулятор совместной деятельности.

Понятие психологического климата вполне применимо к семье, ведь семья — это коллектив. Для его психологической характеристики выделяют такие факторы, как сплоченность и взаимная ответственность, информированность членов се­мьи относительно планов и поступков других ее членов, орга­низованность семьи, чувство коллективизма, или, как его называют, «чувство Мы».

Результаты опроса статистически обрабатываются и пред­ставляются в виде циклограммы. Таким образом, каждая семья в психологической консультации может получить «графический портрет* психологического климата своей семьи. Очень важно, что такая информация дает возможность супругам сделать пред­метом самостоятельного обсуждения те или иные стороны своих отношений, увидеть, какие показатели и по каким параметрам семейных отношений выше, а какие отстают, где наметились «перспективы роста», как сформулировать общесемейные цели для изменения тех или иных сторон взаимодействия.

Интересно, что уже одно обсуждение циклограмм дает возможность супругам по-новому, на более сознательном уров­не оценить свои отношения, дает уверенность в том, что даже такие, казалось бы, неуправляемые и стихийные отношения, которыми принято считать отношения в семье, вполне могут быть оценены и, главное, они вполне поддаются управлению. А чувства от этого ничуть не тускнеют, наоборот, совместная психологическая работа придает эмоциям еще большее оча­рование, даст возможность пережить особую радость от сов­местно обретенных побед. В качестве иллюстрации можно при­вести фрагмент обсуждения одного «циклографического семейного портрета»:

— Это удивительный портрет того, в каких областях мы

расходимся... Ты теперь видишь (жене)?

— Меня это просто поразило, ведь мы же сами отвечали на все вопросы, здесь все стало так видно, а почему-то раньше словами этого сказать не могли. Можно, я это дома на стенку повешу и буду все время подходить и смотреть, тут ясно вид­но, что следует делать, а что нет...

— А вот здесь, вот в этих зонах, у нас все так совпадает, все хорошо...

— Может быть, даже слишком, это надо обсудить. „

— Хорошо, что мы это увидели и обсудили, теперь знаем в какой-то мере, чем мы сильны, а где еще надо поработать.

Для оценки межличностного восприятия, способности супругов понимать и чувствовать внутренние побуждения друг друга психологи используют весьма любопытный прием — супругам предлагаются личностные опросники, но заполнять их надо не за себя, а так, как на подобные вопросы ответили бы муж или жена. Затем ответы сравниваются, анализируются и обсуждаются вместе с супругами. Польза от таких обсужде­ний для гармонизации семейных отношений, для выяснения причин кризисов и конфликтов вполне очевидна.

Однако и анализ биографических данных, и даже каждый тонкий и изобретательный опросник имеют опреденные ог­раничения. Вся информация, которую извлекает психолог, касается прошедших событий.

Кроме того, это сведения, уже обработанные сознанием и чувствами тех, кто дает ответ. Наи­более важно для психолога проникать в семейные отноше­ния, ничего в них не нарушая, научиться схватывать это не­уловимое «здесь и сейчас», получить возможность тут же, без отлагательств проанализировать «горячие точки* внутрисе­мейного общения.

Этой задаче отвечают экспериментально-моделирующие процедуры, в которых создаются условия для выявления ре­ального поведения супругов, реального взаимодействия.

Психологу К.К.Платонову принадлежит интересное наблю­дение: «Приходилось ли вам когда-нибудь мыться в группо­вом душе, в котором регулировка горячей и холодной воды в одной кабинке сразу сказывается на соседних? Бывали груп­пы моющихся, которые быстро соображали, в чем тут дело, и совместными усилиями устанавливали "нужный режим" во всех кабинах. Порой группа довольно быстро выделяла кого-либо для "руководства". А иногда кто-либо, проявляя инициа­тиву, брал на себя "руководящую роль'% или, как говорят

психологи, становился лидером, иногда неудачным, И уж со­всем плохо было, когда лидеров оказывалось несколько. Та­кие группы долго, а то и совсем не могли справиться с ду­шем, все время мешая друг другу. На всю жизнь мне запомнился этот душ. Ведь в нем очень отчетливо проявились те же зако­номерности, которые есть в каждой группе людей: как в слу­чайной, неоформленной, так и в коллективе. Слыша, как не сработался экипаж самолета, зимовщики на метеостанции или рабочие в бригаде, я всегда вспоминаю этот душ».

Это и подобные психологические наблюдения позволили психологам предложить интересную экспериментальную мо­дель для изучения совместной деятельности, взаимодействия и коммуникации. Этот прием широко используется и для оцен­ки особенностей взаимодействия супружеских пар. Вариантов таких приемов довольно много* а принцип один; супругам предлагается выполнять совместную работу, организованную так, что успех выполнения задачи зависит не от отдельных правильных решений каждого, а от согласованности совмест­ных действий. Существуют лабиринтные задачи, в которых движение ручек, управляемых партнерами, связано таким образом, что при каждом движении необходимо учитывать степень отклонения, произошедшего у партнера. Такой экс­перимент дает возможность проследить путь формирования совместной деятельности, выявить наиболее совершенную, и, наоборот, неуспешную стратегию совместных усилий, моде­лировать конфликтные ситуации и оценить возможности пары в нахождении путей выхода из конфликтов.

Одним из вариантов подобного экспериментального при­ема может служить специальная методика по исследованию общения между супругами в процессе выполнения общей за­дачи. Процедура эксперимента достаточно проста. Два челове­ка распределяют роли ведущего и ведомого. В наших экспери­ментах ведущими были жены, а ведомыми — мужья. Супругам предлагались сложные карты города. На карте у жены стрелка­ми отмечены маршруты, а у мужа таких отметок нет. Между мужем и женой во время выполнения работы размещается экран, заслоняющий карты, но позволяющий видеть собе­седников. Муж должен по описаниям жены восстановить два маршрута, а жена должна «провести» своего мужа по указан­ному пути. Оба супруга могут задавать друг другу вопросы, просить повторить, уточнить. Таким образом, супруги вклю­чаются в совместную работу, где от точности коммуникации,

от точности слов и объяснений зависит успешность выполне­ния задания. Для успеха здесь нужно не только самому по­нять, как действовать, но и еще в осложненных условиях точ­но объяснить свою позицию партнеру по совместной работе. Оказалось, что супружеские пары довольно сильно различа­ются не только по скорости и успешности выполнения зада­ния, но и по тому, какую стратегию выбирают для совмест­ной работы, насколько быстро находят наиболее эффективные пути совместных действий, насколько точны и лаконичны в своих речевых высказываниях. Более того, данная методика позволяет оценить способность супружеских пар к разреше­нию конфликтных ситуаций. Для этого достаточно, не сооб­щая супругам, внести некоторые несовпадения в карты, при которых супруги оказываются в разных позициях, но не име­ют возможности сразу определить это. При поиске путей вы­хода из конфликта выявляются большие различия между па­рами, успешность выполнения задания зависит от степени гармоничности семейного союза. Оказалось, что пары, удов­летворенные своими семейными отношениями, довольно быстро совместными усилиями находят ошибку в картах, об­ходят ее и доводят задание до конца. Те супружеские пары, в которых отчетливо выявляются семейные дисгармонии, на­пример в семьях с затяжными конфликтами, ошибку вообще не находят.

Оказавшись в трудной ситуации, супруги пытают­ся найти ошибку в действиях партнера. Мужья считают, что жены дают неправильные инструкции, а жены удивляются и сетуют на непонятливость мужей. Такая неконструктивная по­зиция приводит часто к излишне аффективному, повышенно эмоциональному общению, которое еще в большей степени затрудняет выполнение задания, в результате супруги не мо­гут пройти маршрут до конца и прерывают работу. Не правда ли, поучительный эксперимент? Он особенно полезен при последующем обсуждении, когда супругам предоставляется возможность проанализировать магнитофонную или видеомаг­нитофонную запись своей совместной работы, сделать нуж­ные выводы, оценить особенности своего супружеского взаи­модействия.

Моделирование конфликтов используется также и в дру­гих процедурах, где используются возможности драматизации. Эти приемы требуют высокой квалификации психолога и до­статочно длительной совместной работы в супружеских груп­пах или при общении психолога с данной семьей. Когда со-

зданы условия для свободного общения, супругам предлага­ется разыграть характерные для повседневной жизни ситуа­ции, например: «ты опять задержался на работе», «почему ты так говорил со мной?», «мы опять поссорились». Очень полез­но, когда супруги разыгрывают подобные сцены не за себя, а за партнера, меняются ролями. Такие разыгрывания дают возможность увидеть причины взаимного непонимания, глубже осознать позиции друг друга, выработать новые формы внут­рисемейного общения. Интересно, что результат метода дра­матизации, разыгрывания конкретных ситуаций полезен еще и тем, что дает возможность вновь эмоционально пережить конфликт, получить облегчающий эффект, позволяет ожи­вить и усилить позитивные чувства супругов друг к другу. При­ведем фрагмент отчета, данного одной из участниц сеанса игровой драматизации:

У меня после прошлого занятия была оченъ сильная ре­акция, В наших отношениях было много трудного, неясного. У нас опыт совместной жизни немалый. Хотя он (муж) че­ловек эмоционально отзывчивый, я жила все это время, не чувствуя опоры на него. Я какой-то груз несла на себе, при­выкла к этому. Не чувствовала, что меня поймут, все эмоции в себе. Эта игра помогла нам лучше понять друг друга, боль­ше друг на друга полагаться и доверять. Тут и он очень изме­нился, в душе больше почувствовал меня, с другой сторо­ны, я открыла в нем какие-то стороны, на которые раньше внимания не обращала. Мне очень хотелось, чтобы он меня пожалел, подошел, приласкал. Раньше у меня тоже были такие трудности, но я, наоборот, замыкалась, закрывалась. А тут он меня пожалел. И я почувствовала, что действительно со мной рядом есть близкий человек. Мне иногда казалось, что мы не найдем общего языка, а тут* на этих играх, все сня­лось. Я почувствовала, что в муже у меня действительно есть сила, опора. И я сама пошла навстречу, и почувствовала, что могу снять груз, к которому привыкла...

Итак, психологический рентген помогает супругам уви­деть то, что скрыто заботами, повседневностью, что не все­гда легко может быть осознано и преодолено. Но для успеха в использовании любого психологического приема необходимо одно — твердое желание самих супругов строить, созидать, творить свои отношения в семье, Любовь во всем многогран­ном значении этого слова с годами приходит к тем, кто неус­танно трудится, кто много чувствует, много размышляет, кто способен изменять что-то в самом себе,,.

Воспитание в интерьере семьи

В предыдущем разделе речь шла о психологическом изуче­нии супружеских отношений, об «измерении» любви супру­гов друг к другу, А любовь родителей к своему ребенку? Сущест­вуют ли психологические приемы изучения родительских чувств? Да, такие приемы существуют. Общая особенность психологических методов изучения состоит в попытке рас­сматривать родительскую любовь как результат всех семейных отношений, как следствие супружеских чувств. Поэтому не­которые приемы сходны с теми, что уже разбирались выше.

Подобно тому как неповторима личность каждого челове­ка, сколь индивидуальны отношения между супругами, столь же сложны и отношения родителей к своему ребенку, неодно­значна родительская любовь.

В своем ребенке можно любить повторение собственных черт, можно увидеть любимые или, наоборот, неприятные, отвергаемые черты его отца или матери. Отношения с детьми, любовь к детям <„.> сложное переплетение, комплекс всех отношений в семье. Вместе с тем ребенок не только «получа­ет» родительскую любовь, но, как член семьи, оказывает силь­ное влияние на чувства и отношения родителей как к себе, так и друг к другу. Дети, становясь важнейшими членами се­мьи, формируют тот или иной климат, атмосферу семейной жизни.

Наблюдения за воспитанием детей в различных семьях, над поведением родителей позволили психологам составить некоторую типологию родительской любви, дать описание различных типов воспитания.

Одно из направлений в описании типологии семейного воспитания — изучение воспитательных родительских уста­новок и позиций.

В самом общем виде были сформулированы оптимальная и неоптимальная родительские позиции.

Оптимальная родительская позиция отвечает требованиям адекватности, гибкости и прогностичности.

Адекватность родительской позиции может быть определе­на как умение родителей видеть и понимать индивидуальность своего ребенка, замечать происходящие в его душевном мире изменения,

Гибкость родительской позиции рассматривается как спо­собность перестройки воздействия на ребенка по ходу его взросления и в связи с различными изменениями условий

жизни семьи. Гибкая родительская позиция должна быть не только изменчивой в соответствии с изменениями ребенка, она должна быть предвосхищающей, прогностичной.

Прогностичность родительской позиции означает, что не ре­бенок должен вести за собой родителей, а, наоборот, стиль об­щения должен опережать появление новых психических и лич­ностных качеств детей. Только на основе прогностичной родительской позиции можно установить оптимальную дистан­цию, можно выполнить требование независимости воспитания.

В дисгармоничных семьях, там, где воспитание ребенка при­обрело проблемный характер, довольно отчетливо выявляется изменение родительских позиций по одному или по всем трем выделенным показателям. Родительские позиции неадекватны, утрачивают качества гибкости, становятся повышенно устойчи­выми, неизменчивыми и непрогностичными.

Существует попытка описать воспитание в семье через те роли, которые выполняет ребенок. Роль определяется как не­кий набор шаблонов поведения по отношению к ребенку в семье, как сочетание чувств, ожиданий, действий, оценок, адресованных ребенку от взрослых членов семьи.

В гармоничной семье дать описание роли трудно, потому что все отношения с ребенком гибки и изменчивы. Но в тех случаях, когда родительские позиции утрачивают качества гибкости, адекватности и прогностичности, детские роли до­вольно четко выявляются.

Наиболее типичны четыре роли: «козел отпущения», «лю­бимчик», «примиритель», «беби». Первая роль возникает в семье, когда супружеские проблемы родителей, взаимное не­довольство друг другом переходят на ребенка, он как бы от­водит на себя негативные эмоции родителей, которые на са­мом деле они испытывают друг к другу. Вторая, внешне совершенно иная роль по своему психологическому содержа­нию сходна, она возникает тогда, когда родители не испыты­вают друг к другу никаких чувств, а эмоциональный вакуум заполняется преувеличенной заботой о ребенке, преувеличен­ной любовью к нему. Две другие роли по существу описывают степень близости родителей и ребенка. «Беби* отдален от ро­дителей, он как бы вытесняется из семейной общности, ему раз и навсегда предписано быть в семье только ребенком, от которого ничего не зависит. Эта роль возникает при сильной близости супругов друг к другу, «Примиритель», рано вклю­чившийся в сложности семейной жизни, занимает важней-

шее место в семье, регулируя и устраняя супружеские конф­ликты. Предотвращение супружеских конфликтов вынуждает ребенка играть роль взрослого, приближаться к родителям.

Уже из этих примеров видно, что, преломляясь через се­мейные отношения, родительская любовь видоизменяется, усложняется.

Некоторые авторы пытались положить в основу описания типов воспитания степень выраженности эмоционального от­ношения родителей к своему ребенку. Представлены два край­них типа, а все остальные отличаются по степени выражен­ности эмоций.

Воспитание по типу любви и принятия. Обобщенная фор­мула родительского воспитания выражается утверждением: «Ребенок — центр моих интересов», В поведении родителей отмечаются нежность к детям, разнообразные занятия с ними, забота об их жизни и воспитании.

Воспитание по типу непринятия, отвержения ребенка. Обоб­щенная формула родительского отношения формулируется так: «Ненавижу этого ребенка, не буду о нем заботиться, беспокоить-ся*. В поведении родителей проявляется невнимательность к ребен­ку, жестокость и желание как можно меньше общаться с ним.

В других исследованиях внимание уделялось степени сво­боды ребенка в семье, тому, как родители строят контроль за его поведением. При таком подходе также описаны два край­них типа — чрезмерная опека и излишняя требовательность.

Воспитание по типу чрезмерной опеки, Воспитательная фор­мула родителей: «Все сделаю для ребенка, полностью посвя­щу ему свою жизнь», В поведении родителей полное попусти­тельство сочетается с чрезмерной опекой.

Воспитание по типу излишней требовательности. Воспита­тельная формула родителей может быть выражена утвержде­нием: «Не хочу ребенка такого, какой есть». В воспитании уси­лена критика ребенка, отсутствуют похвалы, поощрения.

Во многих исследованиях психологи, пытаясь описывать типы воспитания, пришли к выводу, что более точной будет оценка воспитания не в одном, а одновременно в нескольких аспектах. Поведение воспитателя представляется в системе координат, одна из осей которых отражает эмоциональный аспект отношения к детям, а другая — поведенческий. Комбинации крайних значе­ний дают четыре типа воспитания: 1) теплое отношение к ре­бенку в сочетании с предоставлением ему самостоятельности и инициативы; 2) холодное разрешающее воспитание, при кото-

ром некоторая холодность к ребенку, недостаточность родитель­ских чувств сочетаются с предоставлением ему достаточной сво­боды; 3) теплое ограничивающее воспитание, которое характе­ризуется эмоционально ярким отношением к ребенку с излишнем контролем за его поведением; 4) холодное ограничи­вающее воспитание, которое приводит к постоянной критике ребенка, к придиркам, а иногда и преследованию любого само­стоятельного поступка.

В самое последнее время наметился еще один подход^ ис­ходящий не из двучленной, а из трехчленной модели факто­ров воспитания. Изложение этого подхода уже приводилось при описании отношений супругов, теперь покажем, как этот подход может быть применен для оценки типов воспитания ребенка. Выделены три спектра отношений, составляющих любовь родителей к своему ребенку: симпатия — антипатия, уважение — пренебрежение, близость — дальность. Сочетание этих аспектов отношений позволяет описать восемь типов ро­дительской любви.

Действенная любовь (симпатия, уважение, близость). Фор­мула родительского семейного воспитания такова: «Хочу, что­бы мой ребенок был счастлив, и буду помогать ему в этом*. Теплое эмоциональное отношение к ребенку, принимающее его личность, поведение, активное внимание к интересам ребенка, уважение его прав и признание обязанностейt ока­зание помощи при разумной требовательности.

Отстраненная любовь (симпатия, уважение, но большая дис­танция с ребенком). Формула семейного воспитания: «Смот­рите, какой у меня прекрасный ребенок, жаль, что у меня не так много времени для общения с ним». При таком стиле вос­питания родители высоко оценивают ребенка, его внешний облик, его успехи, способности, однако мягкое обращение с детьми сочетается с недостаточным вниманием к их повсед­невным нуждам, с поверхностным знанием душевного мира.

Внешнее любование ребенком сочетается с неумением по­мочь ему в его проблемах.

Действенная жалость (симпатия, близость, но отсутствие уважения). Формула воспитания ребенка такова: «Хотя мой ребенок недостаточно умен и физически развит, но все равно это мой ребенок и я его люблю». Такой стиль эмоционального отношения к ребенку характеризуется признанием действи­тельных, а иногда мнимых отклонений в умственном или физическом развитии ребенка, в результате родители прихо-

дят к идее исключительности своего ребенка: «Мой ребенок не такой, как все», при этом имеется в виду> что ребенок не так хорош, как другие дети. В общении с ребенком родители идут по пути предоставления особых привилегий, излишне опекают, затрачивают массу усилий на предохранение от вред­ных влияний. Родители внимательны к ребенку, их интересы сосредоточены на нем, но как бы не доверяют ребенку, не верят в его возможности и способности.

Любовь по типу снисходительного отстранения (симпатия, неуважение, большая межличностная дистанция). Формула се­мейного воспитания выглядит примерно так: «Нельзя винить моего ребенка в том, что он недостаточно умен и физически развита В общении с ребенком таким родителям свойственно не вполне осознанное оправдание неблагоприятных черт по­ведения или личностных свойств ребенка, его беспомощнос­ти ссылкой на его болезненность, на плохую наследствен­ность и иные причины. Неблагополучие ребенка как бы негласно признается его правом, родители не вмешиваются в дела ребенка, в его контакты со сверстниками и другими людь­ми, недостаточно ориентируются в душевном мире своего ребенка, плохо знают его внутренние переживания.

Отвержение (антипатия, неуважение, большая меж­личностная дистанция). Такое отношение к детям встречается достаточно редкоf формула позиции родителей выражается примерно такими словами: «Этот ребенок вызывает у меня неприятные чувства и нежелание иметь с ним дело». Родитель пытается уменьшить всякое общение с ребенком, не замечать его присутствия, становится холодно-неприступным при его приближении, совершенно отстраняется тогда, когда ребе­нок нуждается в поддержки, в помощи.

Презрение (антипатия, неуважение, малая межличностная дистанция). Такое отношение к детям соответствует родитель­ской формуле следующего вида: «Я мучаюсь, беспредельно страдаю от того, что мой ребенок так неразвит, неумен, уп­рям, труслив, неприятен другим людям*. В общении с ребен­ком родитель обычно не замечает ничего положительного в нем, совершенно игнорирует любые его достижения, но в то же время мучительно переживает свою связь с таким, как им кажется, неудачным ребенком* Постоянное одергивание, требовательность, понукания, назидания заполняют все об­щение родителей и детей. Такие родители водят ребенка от одного специалиста к другому, побуждая «исправить» ребенка.

Преследование (антипатия, уважение, близость). Такой тип родительского отношения может быть описан формулой: «Мой ребенок негодяй, и я докажу ему это!». В воспитании присут­ствует твердая убежденность родителей, что их ребенок пре­вратился в законченного негодяя и мерзавца, во всех прояв­лениях ребенка, на каждом шагу видят его «злую волю». Родители пытаются строгостью и жестким контролем перело­мить ребенка, выступают инициаторами привлечения к вос­питанию общественности, нередко склонны к вынесению из* лишне строгих мер воздействия.

Отказ (антипатия, уважение и большая межличностная ди­станция). Формула родительского отношения выглядит пример­но так: «Я не хочу иметь дела с этим негодяем». В воспитании ребенка преобладает отстранение от его проблем, но родите­ли как бы издали «следят» за ребенком, признают его силу, ценность некоторых личностных качеств. При заострении от­ношений такие родители охотно прибегают к помощи обще­ственности, стремятся передоверить ребенка школе, другим воспитательным учреждениям, обращаются к врачам. В пове­дении родителей просматривается неосознанный призыв к тому, чтобы их оградили от ребенка, от «этого чудовища».

Несомненно, приведенные типы родительского отношения гротескно заострены. В жизни никогда не бывает так, чтобы все поведение родителей от рождения ребенка до его взросления описывалось одним типом отношений, в ходе воспитания под воздействием тех или иных событий отношение родителей изме­няется, приобретает те или иные черты, приближаясь более или менее к какому-то из описанных типов. Чаще всего в поведении родителей смешаны несколько вариантов отношений. Однако данный подход позволяет определить, какая именно установка на данный момент времени стала для родителей ведущей.

Необходимо иметь в виду, что эффективность воспитания зависит не только от воспитательных позиций родителей, от отношений в семье. Результат воспитания зависит в большой степени и от самого ребенка, от типа его нервной системы, особенностей темперамента, присущих ему к данному моменту личностных качеств. Это нетрудно заметить, когда в сходных по стилю воспитания семьях вырастают совершенно непохожие по своим личностным качествам дети. Изучение связи типа воспи­тания и индивидуальности ребенка весьма и весьма сложно. Здесь неизбежны и упрощения, и схематизм. Покажем сочетание типа воспитания и особенностей ребенка только на одном примере.

Допустим, что нервная система ребенка относится к так назы­ваемому слабому, чувствительному типу. Таким детям свойственна повышенная эмоциональная чувствительность, склонность к уединению, фантазированию, мечтательности. Теперь предста­вим себе, к каким последствиям в развитии только одной этой способности могут привести разные стили воспитания. Напри­мер, при излишне требовательном воспитании, стремлении на­сильно приучить ребенка к общительности, при обилии приди­рок, указаний на его слабости родители только усилят черты пассивности, заострят привычку к замене реальности фантазия­ми, усложнят межличностные контакты ребенка* Если же вос­питывать такого ребенка в более демократичном духе, ослабить непосредственный контроль, осторожно стимулировать инициа­тиву при глубоком эмоциональном контакте, внимании к сложному внутреннему миру, через некоторое время можно ожи­дать, что в поведении такого ребенка обязательно появятся чер­ты активности, большей решительности* Он сможет развитым воображением, эмоциональностью привлечь к себе сверстни­ков, разовьет в себе качества, необходимые для полноценного общения.

Предыдущая статья:Метод наблюдения и беседы в психологии 29 страница Следующая статья:Метод наблюдения и беседы в психологии 31 страница
page speed (0.0388 sec, direct)