Всего на сайте:
148 тыс. 196 статей

Главная | Педагогика

Метод наблюдения и беседы в психологии 14 страница  Просмотрен 128

Задачи решать не умеют!..». И в школе и дома он довольно часто сравнивал сбои ответы с ответами хороших учеников. Его вывод: «Отвечает одинаково, но им ставят «пять» или «четыре», а мне — «три», Олегу было очень не безразлично, какие отметки он получает.

Уже после окончания учебного года в разговоре со мной Олег сказал, что он мог бы учиться не только на «четверки*, но и на все «пятерки». Для этого надо заниматься в день часа два. Надо только захотеть. Однако он не видит в этом смысла, так как все равно из «двоек» и «троек» по русскому языку ему не вылезти, поскольку учитель просто придирается. По суще­ству точка зрения Олега такова: либо все будет на самом вы­соком уровне, а если это не получается, то и стараться не надо.

Высокий уровень притязаний Олега проявился в решении арифметических задач и задач на сообразительность, В обоих случаях, выбрав по одной задаче из серии легких и средних. Олег сейчас же выбирал самую трудную задачу и все осталь­ные задачи были только из группы самых трудных (см, рис. 1).

Несмотря на неуспех, Олег не брал более легкие задачи, а продолжал выбирать и решать самые трудные. При высоком

Рис. 1

Слева — график решения учащимися задач на сообразительность, справа — арифметических задач; по вертикали — номера задач; по горизонтали — порядок выбора задач учащимися; светлые кружки — правильно решенные задачи, темные — нерешенные

уровне притязаний в самооценке Олега нет устойчивости: дваж­ды он первыми выбирал легкие задачи.

Возникает вопрос: почему при способностях и высоком уроп-не притязаний Олег не пошел в учении по пути преодоления трудностей, а встал на путь бесшабашно-безразличного отно­шения к учению и демонстративного нарушения всех требова­ний правил? Получать «четверки» и «пятерки» за письменные работы Олегу было трудно, так как они имели массу погреш­ностей и никогда не заслуживали настоящей «пятерки»; если Олег старался, он получал «четверки». Устные ответы — дело другое. При систематической и сравнительно небольшой рабо­те Олег мог получать «пятерки» по всем предметам. Следова­тельно, для того чтобы учиться очень хорошо, Олегу нужно было работать систематически и5 безусловно, стараться ломать свои привычки. Это было не так уж легко, но, пожалуй, глав­ное заключалось в ином — в отношении к отметкам.

Еще в IV классе Олег внешне относился к отметкам рав­нодушно. В V классе это отношение развивалось. Оно отражало новую атмосферу в классе: у большой группы мальчиков бы­товало демонстративно безразличное отношение к отметкам. Такое отношение было своеобразным показателем взрослос­ти, своеобразным геройством. Это было плохо, но было именно так и проявлялось часто по разным поводам и в разных ситу­ациях. Однажды Олег даже похвалил расстроенного «двойкой* Петю; «Молодец, что получил! "Двойка" — это ерунда!.ж Не­редко, получив «двойку», Олег шел на место с пренебрежи­тельной ухмылкой: ему, мол, это неважно, мало ли что взду­мается учителю — он-то себе цену знает. В других случаях Олег своим видом как бы говорил, что материал настолько несто-ющий, что его и знать-то не следует. Своим поведением и разговорами Олег как бы показывал, что отметки не важны, а важны знания, да и то не все, а он, Олег, что нужно, знает* Эти моменты были основой его позы и демонстраций. Под­линная позиция Олега от позы отличалась только одним: за его безразличием к отметкам скрывалось желание иметь не только хорошие, но и отличные оценки.

По-видимому, еще до V класса у Олега было сформирова­но отношение к знаниям как главному в учении. Мы полага­ем, что основное значение в этом имела семья и отношение Олега к отцу. Наверное, он идеал Олега. Высокий уровень при­тязаний Олега сформировался под влиянием оценки его спо­собностей учительницей начальной школы и матерью,

Именно высокая оценка своих способностей и особое от­ношение к знаниям были самыми твердыми точками опоры, на которых держалась позиция и поза Олега, но это обостря­ло его конфликт а переживания в связи с неуспехами.

Поза и некоторые формы поведения Олега были во мно­гом усвоенными образованиями. В V классе Олег интенсивно усваивал от товарищей новые критерии оценки поступков, которые давали возможность проявлять и доказывать взрос­лость и личные качества не на основе учебных успехов и вы­полнения требований взрослых, а путем игнорирования того и другого. Одним словом, путь и способ доказательства Оле­гом своей взрослости был неправильным, но более легким и соответствовал требованиям некоторых ребят к качествам лич­ности товарища, Олег пошел на поводу этих требований, а не требований взрослых.

Мать Олега довольно часто бывала в школе. Почти до декаб­ря она упорно защищала сына, И вдруг первого декабря в школу прибежал заплаканный Петя и сказал, что Олега выгнали из дома, так как он утащил ящик с мандаринами и два пакета гречневой крупы. Сейчас же пошли домой к Олегу. Мать сказа­ла, что у них была большая посылка с фруктами; вдруг она обнаружила, что почти все исчезло. Соседи видели Олега с кар­манами, полными фруктов, Олег отрицал, что их брал, Мать рас­сердилась и велела ему убираться из дома, Олег надел пальто, шапку и ушел. Где он был ночь и следующий день — неизвестно. Его всюду искали, но не нашли.

И только в этот день мать впервые сказала, что Олег стал ужасный — непослушный, грубый. Она не раз замечала пропажу денег. Ничто, кроме голубей, его не интересует. Он бросил чи­тать, заниматься техникой, все время где-то пропадает с Толей. Эта дружба очень тревожит мать. Она несколько раз приглашала Толю, Он ей понравился, хотя она считает его «педагогически запущенным» и дурно влияющим на Олега, Однажды Олег был серьезно наказан за историю с серебряными рублями. Олег их собирал и держал в письменном столе. Как-то мать спросила его: «Где деньги?» — «В столе!» — «Покажи!». Олег признался, что истратил их на голубей. Мать полагает, что этот поступок был совершен не без участия Толи.

Вскоре, после того как был поставлен вопрос об исклю­чении Олега из школы, его мать уехала к мужу, Олег остался с соседкой. Через несколько дней она заболела, и ее увезли в больницу. Олег остался совершенно один. В школе он не гово-

рил, что живет один. После очередного конфликта директор школы послал за матерью Олега. Ее дома не оказалось. Он позвонил к ней на работу, рассказал се сотрудникам о плохой успеваемости и поведении Олега, о его безнадзорности. В об­щем договорились, что на время отсутствия матери Олег бу­дет жить у бабушки. Дома он тоже бывал. Однажды Люба Ога-нян под большим секретом сказала мне, что Олег нашел в письменном столе удостоверение о том, что он был взят ма­леньким из детского дома.

«Оказывается* у него и мать не родная! Вы знаете, как Олег это переживает!» — говорила Люба. Никто из взрослых не решился спросить об этом у Олега до разговора с матерью. В его поведении и настроении не было видно никаких особых изменений, наоборот он говорил, что ему у бабушки хорошо живется и она даже дает ему деньги на корм голубям.

Когда приехала мать Олега, то ей рассказали обо всем. Она сказала, что Олег вес это выдумал, а рождение этой идеи, по-видимому, связано с прошлыми разговорами бабушки, когда Олег себя плохо вел. Она показывала ему какую-то женщину и говорила, что это его мать, и если он себя будет плохо вести, то его ей отдадут.

Мать сказала, что под Новый год Олег послал учительни­це IV класса поздравительную телеграмму, что зимой и вес­ной ездил на могилу отца. Один,

В январе и феврале у матери была одна тема в разговоре об Олеге: он стал хулиганом, все ташит из дома, лжет, грубит.

Из прежних друзей Олега бывает дома только Люба, да и то редко. Мать говорила, что очень изменились интересы Олега, Прежние исчезли. Весь год увлекался только голубями. С весны стал читать и делать модель, но занимается тем и другим мень­ше, чем в прошлом году. Рвется гулять. Дома почти не бывает. Задержать его дома, если он хочет уйти, почти невозможно. Если мать запрещает идти гулять, все равно уходит. Следить за ним она не может, так как занята на работе. Дома почти не помогает, не выполняет просьбы и требования. Уроками по­чти не занимается. С V класса сше больше привязан к коллек­тиву, товарищам по классу. Нив коем случае не захотел пере­ходить в другой класс, школу. Отношения Олега с отчимом испортились. Мать жаловалась, что Олег не может с ним раз­говаривать спокойно, все время огрызается. С ней стал ужасно разболтанным, дерзким; отвечает на слово пятыо словами, сразу никогда ничего не сделает.

По-прежнему Олег болезненно чуток к отношению матери, Очень обидчив. Очень критичен. На замечания реагирует резко грубо: «Не твое дело!* или «Я сам знаю!». Повышение тона, на­стойчивость вызывают упрямство, протест, непослушание. Мать вынуждена отказаться от каких бы то ни было физических мер воздействия. Даже при угрозе Олег выходит из себя: глаза нали­ваются слезами, сжимает кулаки, весь трясется. У матери созда­лось, впечатление, что Олег может ее ударить.

В V классе Олег замкнулся, про многое молчит, былой разговорчивости нет. С этого года перестал ходить с мамой в кино, музеи, театры. На ее предложение отвечает; «Мне не­интересно*, но мать чувствует, что в этом есть оттенок «не­интересно с тобой», очень изменилось настроение: мрачен, подавлен, совсем не улыбается, раздражителен, вспыльчив, плаксив, бывают аффективные вспышки. Плохо спит ночью, кричит, разговаривает, встает с постели, ходит с закрытыми глазами, потом ложится. Мать хочет показать его невропато­логу. Ее очень беспокоит бурное половое созревание Олега и его интерес к этим вопросам. Соседи нашли под ванной ее учебник по физиологии человека для медицинских вузов, рас­крытый на самом «интересном» месте, Через несколько дней она спросила Олега, не брал ли он эту книгу. Он ответил отрицательно,

У Олега изменилось отношение к девочкам — нет преж­ней простоты и непосредственности. Он стал проявлять инте­рес к внешности девочек и учительниц. Рассказывает о плать­ях и прическах. Очень хорошо все запоминает, даже мелочи в фасоне платьев*

Важно и интересно отметить, что в V классе Олег был наиболее откровенен с тетей Сашей и слушался ее больше, чем маму. С ней он не был упрямым и грубым. Тетя Саша не соглашалась с матерью Олега в его оценке. Она продолжала верить, что Олег — хороший мальчик. Ее отношение к нему строилось на этом убеждении.

Таким образом, в V классе в поведении Олега дома и его отношениях с родителями произошли серьезные изменения, смысл которых был во многом таким же, как в школе. Мрач­ность, подавленность Олега, его раздражительность, уход из дома, выдумка о том, что мать ему не родная, поездки на могилу отца свидетельствуют о тяжелых внутренних пережи­ваниях Олега и о наличии у него чувства внутреннего одино­чества в отношениях с родителями.

Факты лжи, видимо, были связаны с боязнью Олега на­казаний и запретов того, что ему хотелось. Поступки, называ­емые матерью воровством, совершались Олегом под влияни­ем Толи и так или иначе были связаны с удовлетворением его новых интересов (голуби), требующих денег, которых у Олега не было, а получить их от матери он не надеялся.

На протяжении всего учебного года у Олега было несколько кругов общения, которые в чем-то не соприкасались друг с другом и строились на основе разных интересов Олега. Его поведение с разными товарищами было разным.

Первый круг общения Олега был связан с Толей. Характер занятий, поведения и общения Олега во время и после уро­ков во многом зависел от того, был Толя в это время в школе или нет, а позднее — от отношений с ним. В паре с Толей поведение Олега в лучшем случае было неровным. В школе вместе с Толей Олег чаще всего играл в настольный теннис, шашки, шахматы и раза два занимался выжиганием. Меро­приятия неспортивного характера Толю не интересовали. Он старался уйти из школы* тянул за собой Олега, и они уходи* ли. Их общим увлечением были голуби. В этом у них была своя жизнь, полная всевозможных событий и переживаний.

Они ухаживали за голубями и гоняли их. Время от времени голуби улетали или исчезали, и мальчики приобретали их раз­ными способами: покупали, сманивали, лазили на чердаки, чтобы отыскать среди сизарей хороших голубей, улетевших от хозяев.

Эти походы были рискованным мероприятием, не толь­ко очень интересным, но и опасным, И Толя и Олег рассказы­вали мне о них увлеченно; с ними всегда случались какие-нибудь приключения. Один раз Толя, чтобы испытать Олега, сказал, что у него подвернулась нога и он от боли не может идти. Олег тащил его на спине по крыше и с лестницы. Другой раз они лезли с голубями по карнизу третьего этажа; Толя чуть не сорвался, а Олег, по словам Толи, «ужасно пережи­вал» за него. Олег подтвердил это. Несколько раз кто-нибудь из них говорил, что, например, «с понедельника будет хоро­шая жизнь!*, это означало, что к тому времени они достанут голубей. На сборе звена Толя и Олег уговаривали ребят завес­ти голубей и построить голубятню. Одним словом, в общении Олега с Толей голуби занимали огромное место. Их «штаб-квартира» была в голубятне Толи. Они там бывали утром, сра­зу после школы, раза два бегали в течение дня и бывали вече­ром. У Толи свой круг товар и щей-голубятни ков и просто

дружков из более старших классов и даже взрослых- Место их встреч — голубятни и двор. У этих ребят было много общею с Толей и в интересах, и в способах времяпрепровождения. Ре­бята гоняли голубей, играли в футбол, ездили на каток, зна­комились с девочками, курили, Толя приобщал Олега к взрос­лости особого рода: просвещал его в вопросах интимной жизни, учил курить и пить вино.

Толя в течение всего года плохо влиял на ребят и Олега. В ход были пущены многие средства, противодействующие этому. Постепенно влияние Толи уменьшалось, круг его близкого общения в классе сужался. По выражению ребят, зимой он «ушел в подполье». У Толи остался один Олег, Толя держал его очень крепко, причем даже в прямом смысле: несколько раз Олег хотел уйти от какой-нибудь группы ре­бят, но Толя держал его за руку, не отпускал, уговаривал не уходить. Интересно, что, несмотря на дружбу с Толей, Олег не выражал желания сидеть с с ним вместе.

Поворотным пунктом в отношении Олега к Толе была исто­рия с чуть было не состоявшимся исключением обоих из школы и масса сопутствующих этому моментов: влияние взрослых и товарищей, их активное стремление включить Олега в работу звена, развитие отношений с другими товарищами. В марте стало заметно, что Олег не только отходит от Толи, но даже иногда избегает общения с ним. Так, во время сбора звена Толя заглянул в класс и вызывал Олега. Олег не пошел с ним. Во время игрывшашки Толя предложил Олегу сыграть с ним партию, но Олег отказался и убежал. На празднике после окон­чания третьей четверти Олег играл и развлекался вместе с ребятами. Толе было скучно: он безобразничал. Его выгнали. Толя несколько раз заглядывал в класс и звал с собой Олега, но Олег остался с ребятами. Это вовсе не значит, что ребята разошлись или поссорились. Они продолжали общаться, вме­сте заниматься голубями, в паре безобразничать на уроках и после них, но вместе они бывали уже реже. Олег стал более самостоятельным и независимым от Толи, но влияние Толи было еще очень сильным,

С самого начала учебного года у Олега был и .второй, со­вершенно определенный круг общения — Петя, Витя и Женя. Первые двое были его близкими товарищами по IV классу; отношения с Женей развивались и улучшались в течение все­го года. В середине года Олег назвал именно этих мальчиков, как желаемых товарищей по парте и в выполнении обществен-

ного поручения. Уже з VI классе (сентябрь) он выразил жела­ние сидеть за одной партой с ними же, В отношениях с близ­кими товарищами Олег был очень постоянен.

Все мальчики были в одном пионерском звене. До середины года Олеге ними общался главным образом в отсутствие Толи и часто вел себя иначе: хотя он и баловался, но участвовал в об­шей работе с желанием, интересом и пользой для дела. Основой общения Олега с Петей, Женей и Витей в школе были разные пионерские дела, занятия, спортивные игры. С этими ребятами Олег занимался тем, что его интересовало в IV классе, во-пер­вых, моделями. Ими Олег занимался в самом начале года и в четвертой четверти. Над первой моделью Олег работал увлечен­но, не отвлекаясь, не хотел уходить в положенное время. Мо­дель он почти закончил. В его работе чувствовались опыт и хват­ка: умение пользоваться чертежом, знание деталей, владение инструментами. Когда решили делать более сложную модель, Олег принес из дома «(Морской словарь» с несколькими отмеченны­ми чертежами -схемами. Они оказались очень сложными, Олег без спора согласился с Витей сделать упрощенный вариант. Витя очень быстро остыл, Олега уводил от этих занятий Толя, и эта идея оказалась неосуществленной. Весной Олег согласился сде­лать модель катера для подарка в Болгарию. Работал в школе, брал модель домой. Очень хотел кончить. Модель получалась даже красивой. Однако она почему-то заваливалась на один бок. Олег ее исправлял и без конца пробовал в воде. Она была насквозь мокрая, красить ее было нельзя. Время было упущено — модель не послали. После этого Олег стал дома делать модель с мотор­чиком и управляемым прожектором. Сам на тисочках сделал винт, разобрал карманный фонарь, использовал лампочку, приладил на расстоянии батарейку.

Когда вес было сделано, то прожектор вертелся и светил, но мотор не заработал. Олег разобрал модель, хотел перемотать мотор, но потом все бросил (это было уже перед каникулами).

В течение всего года, хотя и с перерывами, эта же четвер­ка ребят занималась фильмоскопом; разобрали его устройство, время от времени чинили, налаживали и показывали диафиль­мы малышам, товарищам и самим себе. Они всегда ходили и действовали дружной стайкой, не спорили и не ссорились. Мальчики играли в настольный теннис, биллиард, шашки и шахматы, весной увлекались выжиганием.

Олег, Петя, Витя и Женя относились друг к другу по-разно­му и их отношения развивались тоже по-разному. На протяжс-

нии всего учебного года у Олега наиболее ровные отношения были с Петей: они явно симпатизировали друг другу.

Хотя Петя лазил с Олегом по чердакам за голубями, но в общем они общались мало. Пете очень не нравился Толя, он сторонился его, категорически и резко осуждал и его поведе­ние, и Олега за дружбу с ним. На советах отряда, на звеньевых сборах Петя открыто и критиковал, и защищал Олега, и сочув­ствовал ему. Олег не обижался на Петю за критику, так как Петя всегда бывал прав и желал ему добра. В спорах и стычках с ребя­тами Олег почти всегда становился на сторону Пети. Только Пете Олег сказал, что его выгнали из дома, и согласился пойти к нему ночевать. Они должны были встретиться у школы, но Олег не пришел. Петя всюду его искал, но не нашел. Он плакал и говорил, что с Олегом что-то случилось. Развитию и укрепле­нию их дружеских отношений, таких хороших до V класса, во многом мешала дружба Олега с Толей.

Отношения Олега с Витей несколько ухудшились. Олега раздражало пустозвонство Вити, его стремление к командо­ванию и «яканье». К тому же Витя вел себя трусливо с Толей, Наконец, Витя допустил по отношению к Олегу два поступ­ка, которые ребята назвали предательством. Олег с Витей не ссорился, не спорил, но его отношение к нему было снисхо­дительно ироническим: он провоцировал его на активность, отрезвлял скептическим замечанием при разглагольствованиях. Когда Витя начинал всем руководить, Олег давал ему воз­можность показать свои умения и знания. При его провале реагировал короткой, ехидной репликой, вроде «сапожник», К общению с Витей Олег не очень стремился.

Более близкие отношения с Женей возникли только в V классе. Женя очень тянулся к Олегу: если Олег чем-ни­будь занимался, Женя очень часто оказывался рядом с ним. Сначала их объединяли общие занятия в звене и в судомо­дельном кружке, Зимой и весной Женя стал верным и весе­лым сотоварищем Олега в баловстве и всевозможных наруше­ниях дисциплины. Весной я отдала Олегу выпавшего из гнезда голубенка, С этого времени Женя стал бывать у Олега дома почти каждый день. Они ухаживали за птенцом, прятали его от мамы Олега, дрессировали, Оба рассказывали, какой голу­бенок умный и чему он уже научился; например, мальчики без привязи выпускали его в одно окно, а он влетал в другое.

В конце года Олег бывал с Женей больше, чем с другими ребятами, Будучи вдвоем, они очень хорошо относились друг

к другу. В присутствии других ребят и всего класса они очень редко держались вместе. Бывали случаи, когда Олег пользо­вался своей властью над Женей и раза два даже издевался над ним при ребятах. Женя все это сносил, не протестовал. Од­нажды на звене обсуждали, брать Олега в поход или нет. Олега критиковали, предлагали не брать. Женя молчал* Ребята по­требовали, чтобы он сказал свое мнение. «Я с ним дружу», — сказал Женя и замолчал.

С весны вместе с Олегом стая появляться Федя. Олег при­водил его на волейбольные тренировки и даже на сборы зве­на* Федя его ждал, заходил за ним, они бывали вместе во дворе, Федя бывал у Олега дома, Олег помогал ему в уроках. Что их связывало, помимо интереса к голубям и волейболу, выяснить не удалось.

Были периоды, когда Олег вдруг сближался с Андреем Костровым. Никаких общих занятий у них не было. Иногда Олег, Андрей и Женя безобразничали на переменах или пос­ле уроков. Влияние Андрея было более вредным, чем Толи* Он усиленно просвещал ребят в вопросах интимной жизни и от­ношениях с девочками, был вдохновителем и создателем вуль­гарной манеры в отношении к девочкам. Он курил и учил ребят тому же* Олег, так сказать, прошел через руки Андрея и, конечно, повзрослел в определенном отношении*

Из вышеизложенного видно, что Олег находился под вли­янием Толи и Андрея, которые были старше и взрослее его. Женя и Федя находились под влиянием Олега.

Совершенно особыми были отношения Олега с девочками.

До V класса Олег очень хорошо дружил с Любой Оганян. С начала V класса их дружба распалась. Люба это очень пережи­вала и несколько раз даже плакала. О причинах разрыва этой дружбы сама Люба, Олег, их родители и ребята говорили разное. Люба говорила, что какие-то ребята стали их дразнить «жених и невеста*, что Олег стесняется дружбы с ней перед Толей и распус­кает про нее «разные сплетни». Олег говорил матери, что Люба стала постоянно подчеркивать свое превосходство, свои знания и его незнание, свои достоинства и его недостатки, несколько раз отказывала ему в помощи. «Она плохой товарищ», — сказал Олег Одни ребята говорили, что Люба наябедничала на Олега и он обиделся; другие — что Люба обиделась и т. д. и т.п. Олег к Любе больше не приходил; когда она болела, он посылал Федю, чтобы передать ей уроки. Их отношения очень изменились, но переживаний по этому поводу у Олега не было,

С самого начала учебного года1 отношение Олега к девоч­кам обнаруживалось все ярче и отчетливее. Так или иначе Олег проявлял интерес к каждой девочке: красивой и непривлека­тельной, к более или менее взрослой и к совсем маленькой, к отвечающей на его внимание и к совсем равнодушной, даже сторонящейся его. Этот интерес был разлитым, глобальным.

Олег всегда замечал новое платье, кофточку, прическу и так или иначе реагировал на малейшее кокетство в туалете, внешности и поведении девочки. Еще в сентябре, увидя Валю Федорову в голубом нарядном платье» Олег воскликнул вос­хищенно: «Вот это да!.,*. Бывали случаи, когда Олег рассмат­ривал и оценивал внешность девочки, но замечание делал через несколько дней.

Внимание и интерес Олега к девочкам выражались в том, что он с ними не только всячески заигрывал, но и бесцере­монно приставал, причем абсолютно ко всем. У него были объекты постоянных приставаний, периодических и корот­ких, временных.

Характер этих приставаний во многом зави­сел от силы отпора. Некоторые девочки боялись и избегали Олега, жаловались на него. Многие не без удовольствия вози­лись и бегали с ним, пищали и задирали его сами. Одно время Олег называл «моя невеста* самую робкую, тихую и очень инфантильную Раю Камалдинову и оказывал ей знаки вни­мания, чем ужасно перепугал девочку. Поочередно Олег мно­гих девочек называл «моя невеста» и пытался обнимать. По­том вдруг стало известно, что ом назЕгачил свидание Вере Гавриловой, Девочки эту встречу расстроили.

В таком поведении Олега было много подражания Толе и Андрею, Эти двое ребят были прямыми вдохновителями од­ной неприятной истории, активным участником которой был и Олег. Во-первых, в классе появился Мопассан, и девочек заставляли слушать отрывки или их пересказ. Во-вторых, на­чались грубые приставания к девочкам. К счастью, все это было обнаружено в самом начале и совместными усилиями девочек, классного руководителя и взрослых, работавших в классе, было быстро ликвидировано, Многие девочки действо­вали дружно и даже применяли силу как в одиночку, так и помогая друг другу. Некоторых ребят проучили довольно здо­рово; в их числе был и Олег.

1 В сентябре Олегу исполнилось только 11 лет, В V классе он находился на второй ступени полового созревания. Оно на­чалось очень рано и было быстрым по темпу."

I84

Олег оказался замешанным еще в одну очень неприятную и некрасивую историю. Вере Гавриловой от имени ее «мужа», Олега, было прислано домой письмо совершенно неприлич­ного содержания. Его распечатала мать Веры и, конечно, с возмущением и ужасом прибежала в школу. Никто в классе и в школе об этом письме не знал. Взрослые всевозможными способами старались установить автора письма. Это не уда­лось. Под величайшим секретом Олегу сказали только о факте письма, чрезвычайно его компрометирующего, и попросили помочь найти человека, который сделал ему такую подлость. Олег был возмущен и оскорблен до слез. Его первой реакцией было: «Узнаю — набью морду!». Однако, несмотря на помощь Олега, узнать автора письма так и не удалось. Эта история осталась тайной для всех, хотя в самом ее начале в классе бродили слухи, что Вера получила какое-то особенное письмо.

Эта история была случаем чрезвычайным и исключитель­ным, но в некотором отношении показательным. Олег общал­ся с плохими ребятами* Содержание письма раскрывает то отношение к девочкам и вообще к женщине, которое бытова­ло у ребят, так или иначе связанных с Олегом,

Отношение Олега к Ире Малининой во многом отлича­лось от отношения к другим девочкам, У пятиклассников оно называется по-разному: «нравится*, «влюблен», «бегаете Сим­патии к Ире Олег выражал не только в форме заигрывания и приставаний, но и другими способами. Олег вместе с Толей посвящал Иру в их голубиное хозяйство и заботы. Ни одну девочку они не удостаивали такой чести* Только в Олеге и Толе Ира нашла сочувствие и поддержку во время обострения ее отношений с девочками и мальчиками класса. Олег всегда «болел» за Иру, когда она участвовала в каких-нибудь сорев­нованиях. Если она очень волновалась или проигрывала, Олег оказывался рядом — один, с Толей или с Женей. Олег всегда был готов прийти Ире на помощь, поддержать ее.

Олег, безусловно, стремился к общению с Ирой, но иногда давал какие-то неадекватные этому эмоциональные вспышки. Когда на звене выделяли пары для тимуровской работы, Олег, имея в виду Иру, возбужденно выкрикивал: «Меня только не с ней!!!.>. Олег в общем подчинялся командованию Иры, но однажды он устроил бунт против назначения се ответствен­ной за одно дело, хотя она была самой лучшей кандидатурой. При разговоре на звене об отношениях Иры с мальчиками он был возбужден до крайности и во время красочного рассказа

Вити свалился от хохота под парту. Когда Олег спрашивал мнение матери о прическе «конский хвост», то имел в виду Иру, так как она первая ввела в класс эту моду, О своем отно­шении к Ире Олег дома ничего не рассказывал. Классный ру­ководитель не раз делал замечания Олегу по поводу его отно­шения к девочкам. Однажды такой разговор происходил при матери Олега. Он заплакал и убежал.

Все это свидетельствует о том, что Олег был фиксирован на девочках. Способ общения с девочками был во многом усвоен Олегом от Толи, Андрея и их товарищей. Он явился внешней формой проявления его новых интересов и стремлений, но за этой формой скрывались и совершенно иные особенности Оле­га — его неуверенность и стеснительность. Они всегда проявля­лись на классных праздниках. Почти всегда он находился в воз­бужденном приподнятом состоянии, особенно во время танцев. Многие мальчики и девочки уже танцевали. Немногие танцева­ли очень хорошо и даже «стилем», большинство больше хотели, чем умели, третьи не умели, но учились танцевать. Никакими силами Олега нельзя было заставить не только танцевать, но даже учиться этому. Он не хотел танцевать даже с мальчиками, ни всерьез, ни в шутливой форме. Он в панике убегал. Подобное отношение к танцам было, пожалуй, у него одного. Когда игра­ли в ручеек, Олег почти никогда не выбирал девочек, а если и выбирал, то таких, в настоящей симпатии к которым его было трудно заподозрить. Когда девочки выбирали его, особенно та­кие , как Ира, Маша или Зина, он был очень доволен, но и смущен: становясь в пару, выдергивал руку и даже отворачивал­ся* Во время танцев и этой игры поведение Олега было лишено непосредственности.

Вообще Олег избегал ситуаций, когда он оказывался в положении человека, на которого смотрят и оценивают его. Он категорически отказывался выступать на сцене* Один-един­ственный раз на классном празднике Олег вместе с Женей и Петей под руководством Вити устроили потешный хоровод «В лесу родилась елочка». Были только свои ребята. Олег и Женя не знали, куда себя девать, и от смущения и хохота попадали на пол. Даже во время ответа на уроке Олег испы­тывал какую-то неловкость. Очень часто создавалось впечат­ление, что Олег смотрит на себя со стороны и оценивает. Актерства и паясничанья в его поведении не было, но была постоянная оглядка на себя. По-видимому, Олегу было важ­но, какое впечатление он производит. В поведении Олега бра­вада сочеталась с большой стеснительностью,

Предыдущая статья:Метод наблюдения и беседы в психологии 13 страница Следующая статья:Метод наблюдения и беседы в психологии 15 страница
page speed (0.0296 sec, direct)