Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Философия

Философия как сущностная характеристика бытия человека. Роль философии в формировании ценностных ориентаций личности  Просмотрен 326

  1. Социокультурный статус и функции философии. Философия и мировоззрение
  2. В.М. Межуев (доктор философских наук, Институт философии РАН).
  3. В.М. Межуев (доктор философских наук, Институт философии РАН).
  4. В.М. Межуев (доктор философских наук, Институт философии РАН).
  5. Формирование современной системы философского знания. Место социальной философии в этой системе
  6. Наука как деятельность, социальный институт и система знаний
  7. Роль философии в развитии социального и естественнонаучного знания
  8. Генезис философии и науки. Особенности восточной философии. Восточная преднаука
  9. Роль философии в становлении античного идеала науки
  10. Философия и наука в период средневековья. Идейные предпосылки коперниканской научной революции и Реформации
  11. Роль философии XVII в. (Р. Декарт, Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Б. Спиноза) в формировании классического естествознания и естественно-правовой парадигмы социального знания
  12. Почему методология познания в области математики и обществознания отличается от методологии в области естествознания

ПЛАН САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ ПО ФИЛОСОФИИ И МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ

 

Тема 1. Статус и предназначение философии в жизни общества

Тема 2. Понятие науки. Диалектика развивающейся науки. Роль философии в развитии науки

Тема 3. Взаимосвязь науки и философии в исторической динамике культуры

Тема 4. Кризис современного техногенного общества и формирование принципов постнеклассического естествознания и эколого-футурологической парадигмы социального знания

Тема 5. Проблемы человека в философии и науке

Тема 6. Общество как развивающаяся система

Тема 7. Основные проблемы социальной динамики

Тема 8. Проблемы взаимосвязи природы и общества

Тема 9. Философия культуры

Тема 10. Философия, наука и будущее человечества

 


ТЕМА 1. СТАТУС И ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ФИЛОСОФИИ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

Философия как сущностная характеристика бытия человека. Роль философии в формировании ценностных ориентаций личности

(Вопрос № 2 канд. экз.)

 

Авторский текст // Практикум по философии: Социальная философия. – Мн., 2007. – С. 6, 8, 12, 15-17.

1. В чем заключаются трудности определения понятия философии?

Философию нельзя уловить и определить окольным путем и в качестве чего-то другого, чем она сама. Она требует, чтобы мы смотрели не в сторону от нее, но добывали ее из нее самой (Хайдеггер). Множество различных понятий в отношении определения философии обуславливают сложность ее определения.

2. Почему вопрос о сущности философии подводит нас к вопросу о сущности человека?

Философию нельзя уловить и определить окольным путем и в качестве чего-то другого, чем она сама. Она требует, чтобы мы смотрели не в сторону от нее, но добывали ее из нее самой. Она сама есть, только когда мы философствуем.

Философия есть философствование. Философия - последнее выговаривание и последний спор человека, захватывающий его целиком и постоянно. Но что такое человек, что он философствует в недрах своего существа, и что такое это философствование? Что мы такое при нем? Куда мы стремимся? Не случайно ли мы забрели однажды во вселенную (Хайдеггер)? Сама философия задается вопросами о сущности человека, и она сама является характеристикой бытия человека, быть человеком и быть философом – тождественные понятия.

3. Почему личностный характер философии наиболее ярко проявляется в наше время?

Поскольку в наше время кризис культуры техногенного общества носит одновременно и системный (проявляется во всех сферах культуры), и глобальный (затрагивает все регионы земного шара) характер, то требования к личной ответственности каждого человека за все происходящее в мире неизмеримо возрастают. В свою очередь, осознание этих требований, которые предъявляет человеку сама социальная жизнь невозможно без личного участия в решении важнейших проблем человеческого бытия, т.е. без личного философствования.

Однако, хотя философия носит личностный характер и начинается тогда, когда личность задается вопросом о смысле бытия вообще и своего существования в частности, значимыми и для самого человека и для его социального окружения ответы на эти вопросы становятся только при условии, если вопрошающий об этом не удовлетворяется расхожим набором ответов на эти вопросы, которые предлагает ему господствующая культурная традиция, а ставит под вопрос основания самой этой культурной традиции. Тем самым философствование как личностное самовыражение и личностный поиск смысла бытия превращается в философию как рефлексию над основаниями культуры.

М. Хайдеггер // Практикум по философии: Социальная философия. – Мн., 2007. – С. 6-9, 12-15.

1. Можно ли отождествлять науку и философию?

Раз философия по отношению к так называемым частным наукам есть наука общего характера, наши занятия благодаря ей обретут должную широту и закругленность. А что если разговоры о метафизике как надежно очерченном разделе философских знаний - предрассудок, и философия как преподаваемая и изучаемая наука - видимость!

В философии, тем более в метафизике, все шатко – сумятица мнений, в сравнении с выверенными результатами наук. Таким образом, философия, а тем более метафизика, пока еще не достигла зрелости науки. Со времен Декарта, с начала Нового времени, философия пыталась подняться до ранга науки, абсолютной науки, но это пока ей не удалось. Философия как абсолютная наука – высокий, непревосходимый идеал. И все-таки, возможно, измерение ценности философии идеей науки есть уже фатальнейшее принижение ее подлинного существа. Философия это высший идеал, которого трудно достичь!

2. Можно ли рассматривать философию как мировоззрение?

Если философия вообще и в принципе не наука, не оказывается ли она тогда проповедью некоего мировоззрения? Мировоззрение – личное убеждение отдельного мыслителя, приведенное в систему, и на некоторое время сплачивающее горстку приверженцев, которые вскоре построят свои системы. Таким образом, истолкование философии как мировоззренческой проповеди – ничуть не меньшее заблуждение, чем ее характеристика как науки. Философия (метафизика) – ни наука, ни мировоззренческая проповедь. В подобные рамки ее не вгонишь. Может быть, она не поддается определению через что-то другое, а только через саму себя и с качестве самой себя – вне сравнения с чем-либо, из чего можно было бы добыть ее позитивное определение. В таком случае, философия есть нечто самостоятельное.

3. Можно ли узнать, что такое философия, из сравнения философии с искусством и религией?

К сущностному определению философии не ведет окольный путь сравнения с искусством и религией.

Мы не сравнивали философию с наукой, а пытались определить ее через науку, и мы не собираемся определять философию как искусство или как религию. Если сравнение философии с наукой принижает существо первой, то сравнение с искусством и религией является приравниванием по существу. Однако, равенство не означает одинаковость и подобное сравнение не охватит все существо философии

4. Можно ли определить, в чем сущность философии, из истории философии?

Историография отвечает на три вопроса: Откуда идет слово метафизика? Какое определение метафизики? Через определение метафизики возможно пробиться к самой названной здесь вещи.

Однако, ни одна историография не даст нам почувствовать, что такое сама по себе метафизика, если мы заранее этого не знаем. История знакомит нас с мнениями о метафизике, а не с ней самой.

Философская мысль прошлого выдвигала множество проблем и подходила к их решению со столь разных позиций, что обращение к истории философии не сможет дать четкого ответа о том, чем занимается философия.

Вопросы и задания:

1. К какому новому вопросу приводит размышление о том, что такое философия?

Философию нельзя уловить и определить окольным путем и в качестве чего-то другого, чем она сама. Она требует, чтобы мы смотрели не в сторону от нее, но добывали ее из нее самой. Она сама есть, только когда мы философствуем. Философия есть философствование. Указано направление, в котором нам надо искать, и заодно направление, в каком от нас ускользает метафизика.

Метафизика как философствование, как наше собственное, как человеческое дело — как и куда прикажете ускользать от нас метафизике как философствованию, как нашему собственному, как человеческому делу, когда мы сами же люди и есть? Однако знаем ли мы, собственно, что такое мы сами? Что есть человек? Венец творения или глухой лабиринт, великое недоразумение и пропасть? Если мы так мало знаем о человеке, как может тогда наше существо не быть нам чужим? Философия - мы как-то вскользь, пожалуй, знаем - вовсе не заурядное занятие, в котором мы по настроению коротаем время, не просто собрание познаний, которые в любой момент можно добыть из книг; но - мы лишь смутно это чувствуем - нечто нацеленное на целое и предельнейшее, в чем человек выговаривается до последней ясности и ведет последний спор. Ибо зачем нам было иначе сюда приходить? Или мы попали сюда не подумав, потому что другие тоже идут или потому что как раз между пятью и шестью у нас свободный час, когда нет смысла идти домой? Зачем мы здесь? Знаем ли мы, с чем связались?

Философия - последнее выговаривание и последний спор человека, захватывающие его целиком и постоянно. Но что такое человек, что он философствует в недрах своего существа, и что такое это философствование? Что мы такое при нем? Куда мы стремимся? Не случайно ли мы забрели однажды во вселенную? Как можно избегать гибели философии во мраке такого существа как человек, ведь мы очень мало знаем о человеке.

2. В чем смысл высказывания о философии Новалиса?

Новалис говорит в одном фрагменте: «Философия есть, собственно, ностальгия, тяга повсюду быть дома». Удивительная дефиниция, романтическая, естественно. Ностальгия - существует ли сегодня вообще такое? Не стала ли она невразумительным словом, даже в повседневной жизни? В самом деле, разве нынешний городской человек, обезьяна цивилизации, не разделался давно уже с ностальгией? А тут еще ностальгия как определение философии! И глав­ное, кого это мы приводим в свидетели о философии? Новалис-все-таки лишь поэт и отнюдь не научный философ. В чем тут дело - философия ностальгия? Новалис сам поясняет: «тяга повсюду быть дома». Подобной тягой философия может быть, только когда мы, философствующие, повсюду не дома. Повсюду быть дома - что это значит? Не только здесь и там, и не просто на каждом месте, на всех подряд, но быть дома повсюду значит: всегда и, главное, в целом. Это «в целом» и его целое мы называем миром. Мы существуем, и пока мы су­ществуем, мы всегда ожидаем чего-то. Нас всегда зовет Нечто как целое. Это «в целом» есть мир.- Мы спрашиваем: что это такое — мир?

Туда, к бытию в целом, тянет нас в нашей ностальгии. Наше бытие есть это притяжение.

3. Каковы главные проблемы философии, с точки зрения М. Хайдеггера?

Что такое человек, что с ним в основании его существа совершается такое? Не есть ли то, что мы знаем о человеке, — животное, основатель цивилизации, хранитель культуры, даже личность, - не есть ли все это в нем только тень чего-то совсем другого, того, что мы имену­ем присутствием (Dasein)? Философия, метафизика есть ностальгия, стремление быть повсюду дома, потребность - не слепая и растерянная, но пробуждающаяся в нас и побуждающая именно к таким вопросам в их единстве: что такое мир, конечность, уединение?; Каждый подобный вопрос нацелен на целое. С точки зрения Хайдеггера, вопрос о том, что такое фи­лософия, приводит нас к новому вопросу - кто такой человек, который фи­лософствует, что он умеет, что должен знать?

4. В чем заключаются особенности философского мышления и понятий философии?

Метафизические понятия совсем не то, что можно было бы выучить, повторять за учителем или человеком, именующим себя философом, и применять на практике.

Метафизика есть вопрошание, в котором мы пытаемся охватить своими вопросами совокупное целое сущего и спрашиваем о нем так, что сами, спрашивающие, оказываемся поставлены под вопрос.

Соответственно основные понятия тут — не обобщения, не формулы всеобщих свойств некоторой предметной области (животное, язык), но понятия особенного рода. Они схватывают каждый раз целое, они предельные смыслы, вбирающие понятия. Но они - охватывающие понятия еще и во втором, равно существенном и связанном с первым смысле: они всегда захватывают заодно и понимающего человека и его бытие — не задним числом, а так, что первого нет без второго, и наоборот. Нет никакого схватывания целого без захваченности философствующей экзистенции. Метафизическая мысль есть мышление охватывающими понятиями в этом двояком значении: мысль, нацеленная на целое и захватывающая экзистенцию.

5. Почему философия является фундаментальным событием в жизни человека?

Философия требует от человека показать свои волевые качества, актуализирует мышление, подталкивает человека к развитию, т.к. старые ответы не могут ориентировать человека в изменяющемся мире.

Философия - мы как-то вскользь, пожалуй, знаем - вовсе не заурядное занятие, в котором мы по настроению коротаем время, не просто собрание познаний, кото­рые в любой момент можно добыть из книг; но - мы лишь смутно это чувствуем - нечто нацеленное на целое и предельнейшее, в чем человек выговаривается до последней ясности и ведет последний спор. Ибо зачем нам было иначе сюда приходить? Или мы попали сюда не поду­мав, потому что другие тоже идут или потому что как раз между пятью и шестью у нас свободный час, когда нет смысла идти домой? Зачем мы здесь? Знаем ли мы, с чем связались? Философия - последнее выговаривание и последний спор человека, захватывающие его целиком и постоянно. Но что такое человек, что он философствует в недрах своего существа, и что такое это философство­вание? Что мы такое при нем? Куда мы стремимся? Не случайно ли мы забрели однажды во вселенную?

В. Виндельбанд // Практикум по философии: Социальная философия. – Мн., 2007. – С. 9-12.

1. В чем В. Виндельбанд видит неопределенность понятия «философия»?

На сегодняшний день нет единого, четкого определения понятия «философия». История философии и сами философы дают разнообразные и бесконечно далеко отстоящие друг от друга мнения и ответы о том, что является философией, коков ее предмет и чем она занимается. Неопределенность понятия «философия» заключается в том, что философия как наука направлена на то, что можно изучать, на весь представленный мир.

2. Каким было понятие «философия» в эпоху Платона?

Став во времена Платона, по-видимому, техническим термином, это слово означало как раз то, что мы теперь обозначаем словом «наука»'. Это есть имя, которое получило только что родившееся дитя....Таким образом, история греческой философии есть история зарождения науки: в этом ее глубочайший смысл и ее непрехо­дящее значение. Медленно отрешается стремление к познанию от той общей основы, к которой оно было первоначально прикреплено; затем оно сознает само себя, высказывается гордо и надменно и достигает наконец своего завершения, образовав понятие науки с полной ясностью и во всем его объеме. Вся история греческой мысли, от размышления Фалеса о последней основе вещей вплоть до логики Аристотеля, составляет одно великое типичное развитие, темой которого служит наука.

Эта наука направлена поэтому на все, что вообще способно или кажется способным стать объектом познания: она обнимает всю вселенную, весь представляемый мир. Таким образом, философия в Греции есть единая неразделенная наука.

Но начавшийся процесс дифференциации не может на этом остановиться. Материал растет, и перед глазами познающего и систематизирующего разума он расчленяется на различные группы предметов, которые, как таковые, требуют различных приемов обсуждения. Философия начинает делиться: из нее выделяются отдельные «философии», каждая из которых требует уже для себя работы всей жизни мыслителя. Греческий дух вступает в век специальных наук.

Но если каждая из них получает особое название по своему предмету, то куда девается общее название «философии»?

3. Как изменил это понятие Аристотель?

Могучий систематизирующий дух Аристотеля, в котором совершился этот процесс дифференциации, создал, наряду с другими науками, также и «первую философию», т.е. науку об основах, впоследствии названную метафизикой и изучавшую высшую и последнюю связь всего познаваемого; все созданные при разрешении отдельных научных задач понятия соединялись здесь в общее учение о Вселенной, и за этой высшей, всеобъемлющей задачей сохранилось поэтому то название, которое принадлежало единой общей науке.

4. В чем заключалась трансформация понятия «философия» в постклассической античной философии?

Но начавшийся процесс дифференциации не может на этом остановиться. Материал растет, и перед глазами познающего и систематизирующего разума он расчленяется на различные группы предметов, которые, как таковые, требуют различных приемов обсуждения. Философия начинает делиться: из нее выделяются отдельные «философии», каждая из которых требует уже для себя работы всей жизни мыслителя. Греческий дух вступает в век специальных наук. Но если каждая из них получает особое название по своему предмету, то куда девается общее название «философии»?

Описанное разделение научного труда совпало с эпохой падения греческой национальности. Место отдельных национальных культур заняла единая мировая культура, в пределах которой греческая наука хотя и служила существенным связующим звеном, но все же должна была отступить перед другими потребностями или стать на службу к ним.

Где судьбы внешнего мира шумно текли, разрушая на пути целые народы и великие державы, там, казалось, только во внут­ренней жизни личности можно было найти счастье и радость, и потому вопрос о правильном устроении личной жизни стал для лучших людей времени важнейшим и насущнейшим. Жгучесть этого интереса ослабила чистую жажду знания: наука ценилась лишь постольку, поскольку она могла служить этому интересу, и указанная «первая философия» с ее научной картиной мира казалась нужной лишь для того, чтобы узнать от нее, какое положение занимает человек в общей связи вещей и как, соответственно тому, должен он устроить свою жизнь. Таким образом, философия трансформировалась в науку об искусстве жить и умирать.

5. Что означало понятие «философия» в эпоху Средневековья?

Чем сильнее дичало общество в жажде наслаждения и беспринципности, тем более надла­мывалась гордость добродетельных, и тем безнадежнее становилось стремление к личному счастью. Земной мир, со всем его блеском и радос­тями, глохнет, и идеал все более переносится из сферы земного в иную, более высокую и более чистую область. Этическая мысль превращается в религиозную, и «философия» отныне означает Богопознание (теология). Весь аппарат греческой науки, ее логическая схема, ее система метафизичес­ких понятий кажутся предназначенными лишь к тому, чтобы выразить в познавательной форме религиозное стремление и убеждения веры.

6. Как понималась философия в эпоху Нового времени (XVII-XVIII вв.)?

В освобождении от этого абсолютного господства религиозного сознания содержатся корни современной мысли, заходящие далеко вглубь так называемых средних веков. Стремление к знанию делается снова свободным, оно познает и утверждает свою самостоятельную ценность. В то время как социальные науки идут своим собственным путем, с отчасти совершенно новыми задачами и приемами! философия находит вновь в идеалах Греции чистое знание ради него самого. Она отказывается от своего этического и религиозного назначения и снова становится общей наукой о мире, познание которого она хочет добыть, не опираясь ни на что постороннее, из себя самой и для себя самой. Философия» становится метафизикой в собственном смысле слова, все равно, воспроизводит ли она системы великих греков, или путем фантастических комбинаций смело продумывает до конца новые воззрения, добытые открытиями времени, идет ли она в строгую школу древней и почтенной, но все еще молодой науки математики, или хочет осторожно созидать себя на данных нового естествознания. Так или иначе, она хочет, независимо от разногласия религиозных мнений, дать самостоятельное, основанное на «естественном» разуме, познание мира и, таким образом, противопоставляет себя вере, как «светское знание». Философия становиться общей наукой о мире.

7. Что понимали под философией мыслители XIX в.?

Однако где нужда сильнее всего, там ближе всего и помощь. Если удалось показать, что философия, стремившаяся быть метафи­зикой, невозможна, то именно из этих исследований возникла новая отрасль знания, нуждающаяся в имени. Пусть все остальные предметы без остатка разделены между специальными науками, пусть окончатель­но погибла надежда на науку миропознания - но сами эти науки суть факт и, быть может, один из важнейших фактов жизни, и они хотят в свою очередь стать объектом особой науки, которая бы относилась к ним так, как они сами - к остальным вещам. Наряду с другими науками выступает, в качестве особой, строго определенной дисциплины, теория науки. ...Философия не есть более учение о вселенной или о человеческой жизни — она есть учение о знании, она — не «метафизика вещей», а «метафизика знания».

Предыдущая статья:Органы государственной власти Следующая статья:Социокультурный статус и функции философии. Философия и мировоззрение
page speed (0.0108 sec, direct)