Всего на сайте:
166 тыс. 848 статей

Главная | Религия

Книга мучеников  Просмотрен 35

Джон Фокс

Книга мучеников

Джон Фокс и его книга

Джон Фокс родился в Бостоне, в графстве Линкольншир, в Англии в 1516 году, умер 18 апреля 1587 г. Книга, принесшая ему известность, была впервые опубликована в Англии в 1563 г. под названием "События и памятники наших последних и опасных дней". Но более известна она как "Книга мучеников". В течение многих лет ее переиздавали с дополнениями. Хотя популярность "Книги мучеников" в XIX веке снизилась, она имеет большое значение для нас сегодня (это отмечают даже нехристиане), так как содержит значительную информацию об Англии XVI столетия, которую невозможно получить ни из какого другого источника.

Даже Уильям Шекспир при написании пьесы "Жизнь короля Генриха VIII" (о событиях 1613 г.) использовал труд Рафаэля Холиншеда "Летопись" (1577 г.) и "Книгу мучеников" Джона Фокса.

Джон Фокс, однако, не предназначал свою книгу для историков: он писал свидетельство о преследованиях Церкви Христа язычниками и теми, которые назывались христианами, но не были таковыми. Это книга о Божьей благодати и христианской верности. Это духовная книга высшей степени значимости, а историческая информация содержится в ней только для того, чтобы указать время, место, людей и обстоятельства. Более 400 лет книга Фокса является памятником мученикам, вдохновляющим наследием и ободрением для Церкви Христа.

Вне всяких сомнений, идея книги зародилась в сознании Фокса еще когда он учился в Колледже Магдалины в Оксфордском университете, в котором провел семь лет. Когда Фоксу было шестнадцать, родители послали его учиться в Брейзненский колледж. Как раз в это время доктрины Реформации распространились в Оксфордском и Кембриджском университетах и оказали огромное влияние на Фокса. Он начал интенсивно изучать Писание, задавая вопросы о доктринах и практике Римской католической церкви. Вскоре Фокс стал убежденным протестантом и уже ничто не могло свернуть его с избранного пути. Это настолько изменило юношу, что он начал восставать против подчинения Римской церкви. Известно также, что Фокс вечерами ходил в одиночестве, рыдая и изливая молитвы Богу, а когда его спрашивали, что он делает, открыто говорил о своих новых религиозных убеждениях, за что сразу же был исключен из колледжа как закоренелый еретик.

Друзья Фокса помогли ему устроиться воспитателем детей у сэра Томаса Люси в Уоркшире, в доме, расположенном недалеко от Стратфорд-он-Эйвон, места, где в 1564 г. родился Шекспир. Находясь там, Фокс познакомился с Агнес Рендалл из Ковентри, которая разделяла его веру в Иисуса Христа и Его совершенную миссию, и вступил с ней в брак. Как раз в это время папская инквизиция начала вкрадываться в семьи для выяснения их религиозных взглядов.

Фокс и его жена оставили дом Люси и переехали в дом отца Агнес в Ковентри, хотя мистер Рендалл в ответ на письмо Фокса написал: "Мне тяжело принимать в моем доме человека, которого я считаю виновным в совершении преступления. Я также помню о той опасности, которой подвергаюсь, принимая вас. Однако я поступлю, как родственник, невзирая на грозящую мне опасность. Если ты изменишь свои взгляды на веру, вы можете приехать и оставаться здесь столько, сколько пожелаете. Если же нет, тогда вы можете приехать сюда лишь на короткий срок, чтобы не навлекать опасность на меня и мою жену". Фокс принял предложение, особенно после того, как теща написала ему, чтобы он не страшился суровости ее мужа, писавшего ему таким образом, потому что он чувствовал необходимость так поступить, но его доброе отношение компенсирует эту кажущуюся суровость. Фактически Фокс был принят родителями жены намного лучше, чем он себе представлял.

Фокс в течение долгого времени прятался от папской инквизиции. Так продолжалось во время правления короля Генриха VIII, в мирные дни короля Эдварда VI и до вступления на престол королевы Марии I, которая восстановила в Англии власть папы и все католические доктрины. Понимая, что жизнь на родине становится невозможной, Фокс и его семья оставляют Англию и переезжают вначале в Страсбург (Франция), затем во Франкфурт (Германия), после этого - в Базель (Швейцария). Там Фокс находит множество беженцев из Англии, оставивших страну, чтобы избежать жестокости гонителей, и там он начал работать над своей знаменитой книгой. Когда за границей стало известно об этом, многие, кто терпел гонения или же был свидетелем преследований в различных странах, включая Англию, начали присылать ему свои истории. Первое издание Фокс опубликовал на латыни в 1554 году.

Королева Елизавета I взошла на английский престол в 1558 г., а в 1559 г. Фокс и его семья оставили Базель и возвратились в Англию. Книга была дополнена событиями до смерти архиепископа Кранмера в 1556 г. и в 1563 г. вышла на английском языке. По причине резкой критики книги и из-за допущенных в ней многих неточностей, Фокс продолжал подбор материала в течение следующих семи лет, проверяя и исследуя мельчайшие детали преследований, о которых ему докладывали из Англии. В 1570 г. он опубликовал исправленное и усовершенствованное второе издание под названием "Церковная история, включающая события и памятники прошлого во время правления каждого короля".

В том же году Совет Англиканской церкви постановил, чтобы это издание было в каждой коллегиальной церкви Англии.

В 1560 г. Фокс был рукоположен на англиканскою священника, но вскоре после возвращения из Швейцарии отказался от исполнения церковной службы по той причине, что стал убежденным пуританином, хотя и продолжал проповедовать и публиковать свои проповеди, которые помогали многим.

Несмотря на то, что последний сборник, посвященный преследованиям во время правления "Кровавой Марии", привнес больше горечи в его письменные труды, чем Фокс мог себе представить, он был самым мирным из людей; горячо выступая против Римской церкви, в лоне которой родился и вырос, он был одним из первых, кто пытался привнести гармонию в отношения протестантов в Англии. Он был истинным поборником терпимости и примирения.

Во время вспышки чумы в Англии в 1563 г., когда многие служители отказались от своих обязанностей и уехали в поисках безопасности, Фокс оставался на своем месте, помогая больным и одиноким, раздавая деньги, которые получал от богатых людей за оказываемую им помощь. Он был терпелив и великодушен и не мог отказать никому, кто просил помощи во имя Христа. Пока ему это удавалось, он пытался использовать свое влияние на королеву Елизавету, убеждая ее прекратить жестокую практику преследования тех, кто имеет противоположные ей религиозные взгляды. Королева высоко ценила его мнение и иногда называла "наш отец Фокс", но он так и не смог убедить ее прекратить гонения на пуритан, которые постоянно оказывали на нее давление, требуя реформ в Церкви Англии.

Умер Фокс в 1587 г., но еще при жизни ему посчастливилось увидеть плоды своего тяжкого труда. Его книга была издана четыре раза, Совет Епископов постановил, чтобы она была помещена во всех кафедральных церквах Англии. Как и Библия, эта книга была прикована цепью к кафедре, чтобы никакой излишне рьяный читатель не мог унести ее.

И, наконец, пришло время, когда не только в Англии, но во всем англоязычном мире дом считался нехристианским, если в нем не было Библии и "Книги мучеников" Джона Фокса.

Предисловие к переработанному изданию "Книги мучеников"

В "Книге мучеников" есть следующее высказывание: "По причине того, что сырых дров было принесено не меньше, чем могли бы увезти две лошади, они не загорались, и прошло много времени, пока огонь наконец-то охватил солому, которую подложили под дрова".

Это же предложение в переработанном издании книги звучит так: "Было использовано слишком много сырых дров, такое количество, которое могли бы увезти две лошади, поэтому прошло какое-то время, прежде чем пламя с соломы перебросилось на дрова".

В середине XVI века, когда Джон Фокс писал "Книгу мучеников", по всей Европе яростно преследовали христиан. Большинство историй в книге являются описаниями событий, происходивших еще при его жизни. Несомненно, Фокс был свидетелем многих из них, как, например, журналисты в наше время; многие истории были присланы ему христианами, которые терпели преследования сами или были свидетелями гонений и мученических смертей других людей. Это было самое смутное время в истории христианства. В те времена религия была определяющей силой, решающей судьбы стран и контролирующей жизнь. Только единицы не были согреты ее великодушием, исходившим от Бога, и только единицы избежали ее ярости, исходившей от дьявола.

Поскольку Фокс писал о текущих событиях (как поступали и те, которые последовали за ним и дополняли его книгу), он не объяснял очевидного и понятного его современникам, а также не увлекался деталями, описывая людей и места, о которых упоминал (особенно касающихся Англии), потому что большинство людей его времени были знакомы с ним. Например, он не объяснял, как происходит процедура сожжения человека, или где находился Смисфилд, и почему он пользовался дурной славой. Не распространялся и о тюрьме Флит или о множестве жен короля Генриха VIII, или об архиепископе Томасе Кранмере, принимавшем непосредственное участие во всех бракосочетаниях и разводах короля. Он не объяснял политические и религиозные интриги, которые поражали христианство, возможно, потому, что не знал о них или не считал это важным, или, вероятнее всего, был убежден, что только история может оглянуться назад и увидеть их результаты в собственной перспективе. Во многих случаях мы знаем об этом гораздо больше, чем знал Фокс в свое время, просто потому, что мы располагаем собранными историческими фактами, которые позволяют нам взглянуть на различные даты и события прошлого, людей и места и увидеть их связь друг с другом.

Фокс писал свою книгу в средневековой Англии на языке своего времени. Будет слишком мягко сказать, что язык средневековой Англии является труднопонимаемым для нас.

Мы не используем множества слов, которые использовались тогда. Вместе с тем многие слова, используемые нами сегодня, не обозначают того, что они значили во времена Фокса. Существует также проблема в построении предложений и их длине. Точка с запятой и кавычки были очень популярны в то время, и писатель с хорошим воображением мог составить предложение из более чем ста слов, двигаясь в нескольких направлениях, пока не благословит читателя точкой в конце предложения. Длинное, закрученное предложение сложно для восприятия и, скорее всего, непонятно современному читателю, если написано на языке средневековой Англии.

В переработанном издании "Книги мучеников" мы убрали все непонятные старые слова и распутали предложения. В некоторых случаях значение слова невозможно было найти в современных словарях, поэтому смысл определялся по контексту. Когда видели, что средневековое слово больше подходит по контексту и смысл его был понятен, тогда мы использовали это слово. Иногда для большей ясности вставляли в текст примечания или выделяли некоторые детали. В таком случае мы помещали примечание или слово в квадратные скобки - [ ],- чтобы показать, что это дополнительные вставки, которых нет в оригинальном тексте.

В связи с тем, что многие люди и местности часто упоминались Фоксом, а люди и их позиции часто менялись, в приложение мы включили список того времени пап, королей и королев Англии, о которых говорится в книге Фокса. В конце ее также есть приложение, в которое включены "Девяносто пять тезисов" Мартина Лютера, пригвожденных им 31 октября 1517г. на двери Дворцовой Церкви в Виттенберге, и раздел "Указатель имен и местностей" для более удобного исследования.

Данным предисловием мы пытаемся показать, что работа, связанная с переписыванием и модернизацией книги Фокса была совсем нелегкой. Она потребовала значительных умственных, эмоциональных и физических усилий, затронувших все мое естество,- я работал как головой, так и сердцем. Чтобы верно передать язык и атмосферу того времени, я пробовал поставить себя на место Фокса; чтобы понять, что он думал и чувствовал, когда писал, я пытался представить, что я живу в то время, в тех местах, среди той культуры, где происходили описанные события; я переживал преследования, пытки и сожжение вместе с мучениками. Я, как журналист, был с ними в темнице и на свободе, в жизни и в смерти. Но как журналист, который может только смотреть, слушать и описывать происходящие события, но не имеет возможности взять интервью.

Я хотел бы, чтобы у меня была возможность предупредить Яна Гуса, что святой римский император Сигизмунд не собирается исполнять данное им обещание, которым он гарантировал Гусу безопасность; я хотел бы предупредить Уильяма Тиндейла, что человек, с которым он так быстро подружился, на самом деле был Иудой, подосланным, дабы предать Уильяма. Я до сих пор изумляюсь, как королю Генриху Наваррскому удалось избежать смерти в Варфоломеевскую ночь, когда практически все гугеноты Парижа были убиты.

Когда сжигали Джона Ламберта и при помощи алебард подняли над огнем, чтобы он горел медленнее, я сел у своего компьютера и заплакал. А когда Джон Хаукер воздел свои горящие руки над головой и хлопнул три раза, я радовался изумительной благодати Божьей. И я также радовался, когда по той же благодати архиепископ Томас Кранмер покаялся и обратился к Христовой истине и когда эта же благодать дала силы Мери Даер вернуться в Бостон, чтобы посвятить свою жизнь борьбе против несправедливого закона пуритан, направленного против квакеров.

Но более всего я поражался непоколебимой верности многих мужчин, женщин и детей, радовавшихся тому, что оказались достойными чести пострадать за своего Господа, чьи страдания и смерть были свидетельством силы и истины Церкви Христа. Их жизнь и смерть постоянно живут в моем сознании, как и вопрос: "Способны ли мы с нашим мягким и направленным на служение самим себе современным христианством последовать их примеру с такой же отвагой и любовью ко Христу, чтобы мы могли пострадать, пройдя через все пытки, увечья и сожжение, при этом не отречься от своей веры в Него?"

Тысячи христиан во всем мире сегодня могут ответить на этот вопрос "Да", о чем ярко свидетельствуют истории о современных мучениках, вошедших в эту книгу.

Но каким будет ваш ответ на этот вопрос?

Гарольд Д. Чедвик
4 июля 1997 года

Предыдущая статья:Предварительные итоги Следующая статья:Преследование христиан
page speed (0.0185 sec, direct)