Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Литература

Падение, Часть 5  Просмотрен 45

Однажды ночью Ленне пришлось помогать Маре — нынешняя пара Тамена родила мертворождённого ребёнка.

Женщину звали Джин, она никогда не была дружелюбна с Ленной. Она всегда разговаривала грубо, смотрела с превосходством, даже когда Ленна стала парой Рона, а Рон был способен бросить вызов альфе племени.

Джин была уже беременна, когда Ленна прибыла на планету, но срок был явно менее семи месяцев. Когда начались схватки, Ленна знала, что для родов ещё слишком рано, остальные женщины тоже это понимали.

Но никто не был взволнован или расстроен. Прежде чем ребёнок появился, Джин долгое время мучилась, и общее настроение в пещере было просто усталым, не более того. Было далеко после полуночи, когда Ленна, наконец, смогла лечь в постель, дрожа от напряжения и душевной боли. Девушка глубоко расстроилась, что все жители пещеры только что спокойно проспали трагедию. Все женщины, даже всегда внимательная Мара, прошли этот процесс, как нечто естественное, ничего не значащее. У Кроо было мало детей. В настоящее время было только двое деток в возрасте до трёх лет и пара подростков. Мёртвый ребёнок должен быть потерей. Личное горе Тамена и Джины и трагедия для племени в целом. Но Ленна была единственная искренне огорчённая. Ей не приходилось раньше проявлять материнский инстинкт. Она ещё не задумывалась обзаводиться своими детьми. Но девушка никогда не хотела снова пережить то, что произошло сегодня вечером.

Ленна судорожно дрожала, заползая под одеяло к Рону. Он спал, как все остальные, но проснулся, когда она перелезла через него, чтобы попасть на своё место.

— Ленна, — пробормотал он, натягивая на них шкуру.

Он казался таким тёплым, сонным и родным, что в ней что-то лопнуло. Она прижалась к нему, задыхаясь от рыданий, и отчаянно пытаясь не плакать. Даже Джин не плакала из-за потери ребёнка! У Ленны тем более не было причин.

Рон вопросительно мурлыкнул и уткнулся ей в лицо. Это только заставило её раскиснуть ещё сильнее. Рон, приподнявшись над ней, попытался разглядеть её в темноте.

— Ленна больно? — эта мысль, должно быть, подтолкнула его к срочной необходимости: мужчина откинул одеяло и начал осматривать её тело, очевидно, пытаясь обнаружить рану или болезнь. Ленна оттолкнула исследовавшие её руки, сдерживая непрошенные слёзы.

— Ленна не болит.

Рон расслабился, но снова прижался лицом к её лицу, где по щекам струились слёзы. Девушка хотела объяснить ему своё состояние, потому что Рон искренне за неё переживал, но поняла, что не знает слов на их языке, обозначающих грусть или печаль. Ленна была с ними больше двух месяцев и ни разу не слышала подобного. Её обеспокоило, что никто всё это время не использовал слово «печаль». В этом было что-то нечеловеческое. Рон всё ещё обнюхивал её, и это заставляло Ленну чувствовать себя ещё хуже. Она мягко оттолкнула его и повернулась на бок, спиной к нему.

— Ленна спать.

Если её маленькая эгоистичная часть и хотела, чтобы Рон был обеспокоен и продолжал расспрашивать, она должна была быть разочарована, когда мужчина расслабился позади неё и пробормотал:

— Ленна спать, — Рон погладил её волосы несколько раз. — Ленна хорошая.

Ленна не была хорошей. Ей было пакостно и больно на душе, до тошноты и оцепенения. Но очевидно, в этой пещере никого больше не затронула эта трагедия.

 

***

 

На следующее утро девушка всё ещё чувствовала себя больной и грустной — тем более что все встали и пошли по своим делам, как будто накануне ничего необычного не произошло.

После завтрака Ленна нашла Дэша, отчаянно нуждаясь в том, чтобы поговорить с кем-то, кто мог бы понять, как она себя чувствует. Парень вычищал съедобные корни, собранные накануне, чтобы их можно было добавить в зимнюю кладовую племени, он поднял голову, когда Ленна села рядом с ним.

— Неужели ни у кого из этого племени нет сердца? — спросила Ленна без предисловия или объяснений. И Дэш сразу понял, о чём речь.

— Большинство детей умирают здесь либо от выкидыша, либо в младенческом возрасте. Жители племени не привязываются к ним, как привыкли к тому мы. Кроо не позволяют себе привязываться ­— пока у ребёнка не появится хорошего шанса на выживание.

— Я понимаю, почему племя не поступает так, как будто дети — это центр Вселенной, но ведь они даже не расстроились! Это неестественно!

— Неестественно? Они не ведут себя так, как привыкли мы, но откуда вы знаете, как они действительно чувствуют себя внутри?

Слова застали Ленну врасплох, и ей пришлось кивнуть в знак признательности. Нечестно судить о Кроо по её стандартам. В конце концов, она вообще не знала их. Более мягким тоном Ленна спросила:

— Ты видел их печаль, когда умирает взрослый?

— Да.

Они скорбят. Но им нужно продолжать держаться, иначе они не выживут, — взглянул на неё сочувственно Дэш. — Мы не выживем. Теперь вы — одна из них.

Ленна покачала головой.

— Нет. Я не чувствую себя частью племени.

— Вы, кажется, хорошо ладите с Роном.

— Я полагаю, да. Кажется, он лучший из всего племени. Но даже он не... похоже, не понимает меня, — эта мысль заставила Ленну почувствовать себя неловко — странно виноватой, — и она решила сменить тему. — Как насчёт тебя? Когда ты собираешься выбрать себе пару?

Дэш выгнул бровь.

— Вы видели девушек, которые кажутся заинтересованными мной? Нет, — Дэш был красивым, стройным молодым человеком, но он был на периферии общества в племени Кроо.

— Почему бы тебе не пойти на охоту с мужчинами? Если бы ты убил кого-то из животных, они, вероятно, были бы впечатлены.

— Вы когда-нибудь пробовали убивать животное копьём? Это не так просто, как вы думаете. Эти люди всю жизнь, с самого рождения, занимались охотой.

Конечно. Не было никакой возможности, чтобы она могла ожидать, что человек, выросший с лазерным оружием, будет владеть копьём из дерева и камня. А Дэш, очевидно, всегда был книжным человеком — настоящий ботаник.

— Прости, — пробормотала она. — Глупо с моей стороны было даже спрашивать.

— Нет. Не глупо. Я над этим работаю в свободное время. Думаю, в конце концов, я смогу охотиться. Тогда, возможно, всё изменится.

Девушка улыбнулась ему, чувствуя себя лучше. Она была не единственной, кто был пришельцем на этой планете.

— Тогда давай так: я помогу тебе с твоими обязанностями этим утром, и у тебя появится время позаниматься сегодня днём.

 

***

 

Они обрабатывали репу в течение нескольких часов и закончили к раннему полудню, поэтому у Дэша появилось время для тренировки с копьём.

Ленна тоже попробовала бросить копьё несколько раз и сразу поняла, как на самом деле это было трудно. В своей жизни Ленна неплохо поражала цель из лазерного оружия, но никак не могла выбросить копьё достаточно сильно, чтобы достичь и пронзить тело животного или хотя бы мишень. Дэш явно практиковался, и у него несколько раз почти получилось поразить мишень.

Она собиралась сегодня днём убирать и просушивать постель Рона, но передумала, потому что проведённое время с Дэшем взбодрило её, заставило чувствовать себя более настоящей. Поздно вечером, сидя на скале, Дэш помогал пополнить её словарный запас. Ленна смеялась над его разочарованием с невозможностью произнести слово «ребёнок».

Почувствовав взгляд, Ленна резко развернулась: Рон стоял в нескольких футах от них. Его гневное выражение было безошибочно, она и Дэш встали.

— Рон ищет Ленну, — проворчал он, сделав несколько шагов, чтобы оказаться прямо перед ней.

У Ленны не было причин чувствовать себя виноватой или думать, что она сделала что-то неправильно. Она ничего плохого не сделала.

— Ленна здесь, — девушка указала на участок земли, на котором стояла.

Тёмные глаза Рона сузились, когда он посмотрел между ней и Дэшем. Протянул руку и жёстко подтянул Ленну к себе.

— Ленна Рона!

Девушка ахнула и стряхнула с себя хватку.

— Да. Рон — мате. Ленна разговаривает с Дэшем.

— Нет, — Рон снова взял её за руку. — Нет разговоров Дэш. Ленна — мате Рона, — мужчину реально трясло от злости.

Лена открыла рот от изумления.

Это же несерьёзно! Он не может ей указывать с кем из мужчин разговаривать!

Ленна оглянулась на Дэша, который стоял молча.

Дэш покачал головой.

— Спорить бесполезно. Он не поймёт. На их языке нет понятия друга. Вы или пара, или племя, или незнакомец, или враг. Других отношений между людьми они не понимают.

— Это смешно, — отрезала она, снова взглянув на Рона. — Я не собираюсь прекращать общаться с тобой.

Они говорили на общем языке, что ещё больше раздражало Рона.

— Нет разговоров Дэш. Дэш идти, — мужчина яростно указал на пещеру, что было ясным сигналом для того, чтобы Дэш ушёл.

Дэш покачал головой.

— Извините, Ленна. Я не могу драться с ним, если хочу остаться в племени.

— Я знаю. Поговорим позже.

Рон издал низкий рычащий звук, пока они говорили на своём языке, и замолчал, только когда Дэш скрылся из виду.

Затем Рон нежно взял Ленну за плечи.

— Ленна Рона.

Ленна вырвалась из его объятий и открыла рот, хотела поспорить, но поняла, что не может. Она была его парой, и Дэш был прав. Рон никогда не поймёт, что Дэш не угроза их отношениям. Пещерный человек вёл себя как пещерный человек, и она была глупой, чтобы надеяться, что он когда-нибудь поступил бы по-другому. Поэтому ничего не сказав, девушка просто отвернулась и направилась обратно к пещере.

Рон шёл в ногу с ней и продолжал всматриваться ей лицо, как будто пытался понять, о чём она думает. Между ними стоял не только языковой барьер. Они были из двух совершенно разных миров. Даже если бы у Ленны были слова, чтобы объяснить свою точку зрения, Рон всё равно никогда не поймёт.

 

***

 

Вечером Ленна всё ещё кипела от обиды и досады. Она совсем потеряла аппетит, была усталая и совершенно расстроенная. Это явно сбило с толку Рона, который продолжал предлагать ей то прожаренного мяса, то тушеного мяса, то хлеба, то корней, но Ленна только качала головой.

После эмоционального потрясения с мертворождённым ребёнком и борьбой с Роном у девушки просто вообще не было настроения.

Ей не хотелось приобщаться к их ежевечерней культурной программе: слушать рассказы и музыку. Поэтому она рано легла спать. Однако Ленна ещё не спала, когда примерно через час пришёл Рон. Он залез под одеяло и стал тереться лицом о её лицо — это была своего рода прелюдия в его понимании. При нормальных обстоятельствах Ленна даже наслаждалась этим. Рон никогда не был грубым, и Ленна успевала достаточно возбудиться от его нежности. Но у неё не было никакого желания сегодня заниматься сексом. Не то чтобы она злилась. Просто была слишком расстроена, чтобы получать наслаждение.

Ленна мягко оттолкнула его. Мужчина тихо рыкнул от возмущения и попытался снова двинуться, лаская тело девушки.

— Нет, — прошептала она, чтобы никто в пещере не мог услышать. Хоть она сегодня и отказывает ему, но не собирается делать это перед всем племенем. — Нет.

Нахмурившись, Рон потянулся и обхватил большими ладонями её тело в районе рёбер.

— Ленна Рона?

— Да, Ленна — пара Рона. Нет трах, Рон, — их слово для секса было грубым, поэтому Ленна всегда интерпретировала его как «трах», а не секс. Ленна перебирала в памяти слова, которым её научил днём Дэш. — Нет трах сейчас, Рон.

Встретившись с мужчиной глазами, девушка молилась, чтобы он правильно её понял. Ленна знала, что играет с огнём. Если Рон решит, что она ему не пара, он вполне может взять другую. Но она не могла — она просто не могла — заниматься с ним сексом прямо сейчас.

— Ленна — мате Рона, — сказал мужчина очень тихо, его глаза настороженно всматривались.

— Да, — пробормотала она. — Ленна — мате Рона.

Мужчина вздохнул и расслабился на кровати, его лицо было серьёзным и растерянным.

Ленна лежала рядом с ним, глядя в потолок пещеры, и задавалась вопросом, как она сюда попала!

Несколько месяцев назад она была на своём собственном корабле, занималась обычной работой, своими делами, в окружении цивилизованного мира! Да, в её мире царил репрессивный режим, но, по крайней мере, она знала, чего ожидать от людей, и она ни от кого не зависела. Теперь же она была зависимой! Зависимой от человека рядом с ней!

И самым главным в этой ситуации оказалось то, что она вообще никак не могла его понять.

 

***

 

На следующее утро Рон отправился на охоту, так что у Ленны была временная отсрочка.

В конце второго дня охотники вернулись с победой ­— убив самое большое животное, которое она когда-либо видела на планете. Оно было вдвое больше той антилопы, которую Рон убил в прошлом месяце. Это животное выглядело как пушистый носорог.

Что бы это ни было, было ясно, что добыча была редким подвигом и поводом для большого торжества. Племя собрало огромный костёр, пировали, смеялись и дули в костяные флейты. Некоторые из них даже встали танцевать перед огнём, чего Ленна никогда раньше не видела.

Они праздновали всю ночь. Ленна очень старалась вести себя естественно. Девушка больше не злилась, но все ещё чувствовала себя странно и нерешительно с Роном — как будто он был чужим человеком, о котором она переживала. Раньше с ней такого не было, поэтому Ленна пыталась вернуть себя в норму, но всё равно казалось, что она делает что-то не так. Рон казался довольным: она ела, улыбалась и сидела рядом с ним. Хотя время от времени в свете костра мужчина всматривался ей в лицо, как будто пытался угадать её мысли.

Празднество было более диким, чем все, что она видела у племени до этого, глаза Ленны расширились от шока, когда две молодые невостребованные женщины во время танца сняли одежду.

Они были очень молоды, не много больше шестнадцати лет. Ленна совсем не обрадовалась факту, что Рон наблюдал за ними.

Все мужчины наблюдали. Никто и не подумал, что это странно. Но Ленне это не понравилось, поэтому она встала и ушла под предлогом облегчиться. Ленна просто хотела уйти на несколько минут, надеясь, что когда вернётся, девушки перестанут танцевать и наденут свою одежду. В конце-то концов, сегодня было достаточно холодно.

Девушка выждала несколько минут, на окраине поляны, а затем вернулась в первый круг племени. Дойдя до Рона, Ленна резко остановилась, с изумлением глядя на происходящее.

Одна из молодых женщин — Сорель, дочь Тамена, которая уже оказывала знаки внимания до того, как Рон взял Ленну в качестве пары, — стояла над Роном и гладила его по волосам и лицу.

«Рон. Ленна мате!»

Эта бесстыдная девушка была на нём.

Ленна объективно понимала, что это произошло. Если женщина не была востребована в качестве пары, ей разрешалось проявлять интерес к любому мужчине, которого она хотела, даже если он уже состоял в паре. В конце концов, и мужчине разрешалось заводить новую пару всякий раз, когда он хотел.

Очевидно, Сорель решила, что Рон хочет другую пару, и она своим красивым и обнажённым телом демонстрировала себя ему перед всем племенем. А Рон смотрел на Сорель, абсолютно ничего не делая. Ничего! Не отталкивал её. Не отрывал рук от своего лица. Ничего! Ленна горела от возмущения, изумления и чувствовала что-то вроде предательства. Ведь предполагалось, что Рон — её пара!

Мара с хмурым видом наблюдала за происходящим, она первая заметила возвращение Ленны. Женщина замерла, переводя взгляд между Роном и Ленной. Очевидно, это интересовало и остальное племя, потому что многие смотрели на Ленну. Девушка стояла неподвижно и смотрела на Рона, чьи глаза направились в её сторону. Его спина выпрямилась, и выражение лица мужчины изменилось. Он выглядел ожидающим.

Ленна понятия не имела, что должна была сделать, но не могла поверить, что Рон не отталкивал Сорель. Он хотя бы должен был чувствовать стыд за то, что Сорель трогает его и восседает на его колене голой промежностью.

Волна негодования и предательства настолько усилилась в её груди, что Ленна даже не могла дышать. Она издала удушенный звук, пытаясь пропихнуть немного воздуха.

Рон не двигался, хотя что-то изменилось в его выражении лица, пока Ленна стояла неподвижно. В другой ситуации Ленна могла подумать, что это было разочарованием, но в данный момент это вряд ли.

Возможно, Рон устал от неё. Может быть, он хотел Сорель. Если это так, то она ничего не сможет сделать.

Правда ударила её так сильно, что Ленна едва могла себя контролировать. Ей пришлось отвернуться и вернуться в пещеру, чтобы не сломаться перед всеми.

Это не имеет значения. Это не имеет значения! Рон больше не хочет её, у неё всё будет в порядке! Он всё равно будет обязан заботиться о ней. Ей просто не придётся больше терпеть его неприятный взгляд и ревность.

Не успев добраться до входа в пещеру, Ленна услышала голос, но, к её разочарованию, это был не Рон, а Дэш.

— Чёрт возьми, Ленна, — пробормотал он, — Вы должны вернуться, немедленно!

— О чём ты говоришь? Рон прекрасно себя чувствует с другой женщиной!

— Девушки всё время так делают, — неожиданно Дэш выглядел гораздо более взволнованным, чем она видела его раньше. У него перехватило дыхание. Он, должно быть, бежал, чтобы догнать её. — Именно так они предлагают себя. Но он — ваша пара, и если вы не покажете, что хотите его только себе, то он будет думать, что вам всё равно.

— О чём ты говоришь?

— Он — ваш, но кто-то другой пытается его отобрать. Вас это устраивает?

— Нет, меня это не устраивает, — голос Ленны был хриплым, и ей пришлось смахнуть слезу, но она ещё не потеряла контроль.

— Он не может контролировать поведение других женщин.

— Он ничего не сделал.

— Он ничего не сделал, только сидел и ждал вашего возвращения. Но сейчас он думает, что вы не хотите его. Это то, что вы сказали ему, уйдя.

— Я не... — девушка замолчала, внезапно поняв, что она всё совершенно неверно истолковала. Ленна предполагала, что эти люди действуют как люди, к которым она привыкла.

Но они постоянно поступают иначе. Это её дезориентировало.

— Вы хотели показать Рону перед всем племенем, что вы не хотите его?

— В действительности я хочу его, — выдохнула она.

— Так идите и покажите ему это! — теперь Дэш скрывал улыбку, но Ленна была слишком отвлечена, чтобы заметить.

Она резко повернулась назад и поспешила к костру.

Все были примерно на тех же местах. Сорель всё ещё гладила по волосам Рона, но он повесил голову и хмуро смотрел в землю, вместо того, чтобы смотреть на неё. Рон коротко ударил её по руке, как будто не был уверен, что делать с её приставаниями к нему. Зато Ленна теперь знала, что делать.

Она вернулась в первый круг племени, все замолчали, когда она приблизилась к парочке. Не останавливаясь, Ленна оттолкнула Сорель от Рона и с силой ударила по рукам, которые его касались. Грубо и жестко.

— Нет, — резко сказала Ленна, холодно глядя на Сорель. — Рон — мате Ленна. Сорель — нет. Нет, Сорель!

В ответ на это раздался низкий ропот со стороны племени. Рон выпрямился, на его лице отразилось нечто вроде страха, когда он посмотрел на Ленну.

Сорель поморщилась, взглянула на Рона, оценила его интерес к себе. Но похоже, Рону не известно, что Сорель существовала в мире. Он уже улыбался Ленне и нежно тянул её к себе.

Ленна была довольна и рада — и немного смущена всем этим эпизодом, который происходил на глазах у всего племени. Но девушка ни о чём не сожалела, когда увидела в глазах Рона его чувства к ней. Она была глупа, что сомневалась в нём. Очевидно, Рон не хотел никого в пару, кроме неё.

Ему просто нужно было видеть, что Ленна тоже хочет его.

 

***

 

Позже в тот же вечер, когда они легли спать, она позволила Рону тереться по всему телу, когда он снимал её одежду. Ленна прижалась к нему, нетерпеливо поглаживая. Затем толкнула на спину и поднялась над ним.

Мужчина смотрел на неё горящими голодными глазами, но выражение его лица было растерянным. Когда он попытался сесть, вероятно, чтобы встать в своё привычное положение на коленях между её ног, Ленна удержала его и впервые оседлала.

Рон издал приглушённый звук удовольствия, когда Ленна взяла его член в свои руки и нежно сжала между ладоней. Наклонилась и начала тереться повсюду своим лицом, как он всегда это делал.

— Рон — Ленна мате, — сказала она, потирая его грудь щекой и челюстью. — Рон — Ленна мате.

— Да. Да. Ленна, — выдохнул он, его большое тело напряглось в предвкушении. — Ленна мате.

Её лоно и всё её тело мучительно пульсировали от потребности в разрядке: Ленна не могла больше ждать. Она приподняла бёдра и опустилась на него, вобрав в себя его член своим жарким лоном. Их тела и стоны слились в единении.

Рон выгнул спину и схватился за мех под ними, явно не привыкший к такому положению. Его глаза проследили по раскрасневшемуся лицу Ленны, вниз к обнажённой груди и ниже, где они были соединены, когда девушка начала раскачиваться на нём.

Её влажное лоно тесно охватывало его член, она уже чувствовала приближение оргазма, свирепствующего у неё внутри. Ритм движений был быстрым и жёстким, заставляя грудь девушки подпрыгивать, а дыхание вырываться громко и прерывисто.

Рон, громко порыкивая, поднял руки, чтобы держать Ленну за бёдра. Он никогда не закрывал глаза и сейчас неотрывно следил за ней. Вскоре девушка была так близко, что у неё даже выступили слёзы, и, передвинув одну руку на свою промежность, она потёрла клитор.

Оргазм разразился резко и мощно, Ленна испускала долгий низкий стон, пока её тело беспомощно содрогалось от судорог. Рон замер, и когда зрение Ленны прояснилось, она увидела, что его лоб нахмурен, словно мужчина был чем-то озадачен.

Девушка продолжила раскачиваться на нём, её лоно сжалось вокруг него ещё крепче, Рон провёл рукой там, где Ленна только что потирала себя. Она помогла ему найти свой чувствительный клитор, потом застонала от приближающегося вновь наслаждения, а Рон с энтузиазмом стал массировать его.

Ленна вновь очень ярко кончила, сильно прикусив нижнюю губу — девушку переполняла радость их слияния. Ей не хотелось быть слишком громкой, чтобы быть услышанной окружающими людьми. Было темно и никто не обращал внимания на другие пары, занимающиеся сексом, но всё же... женщины в этом племени обычно не кричали во время секса.

На этот раз, в момент пика наслаждения к ней присоединился Рон, издавая громкий стон, его бёдра беспощадно двигались, и член врывался в её тело, судорожно достигая кульминации. Сладко насытившись, Ленна рухнула на мужчину, стараясь выровнять дыхание.

Рон же гладил её по спине и волосам, бормоча:

— Рон мате. Рон мате.

Ленна думала, что Рон так выражает свою любовь. Кажется, в племени не было слов о любви, но то, как Рон нежно ворковал сейчас — казалось очень похоже. Ленна поцеловала Рона в плечо, потом подняла голову, чтобы поцеловать его в губы.

Мужчина, казалось, всё ещё не знал, что делать с поцелуями, но улыбнулся и провёл рукой по её волосам, и держался так, как будто хотел, чтобы Ленна снова его поцеловала.

Ленна покрыла всё его лицо поцелуями, прежде чем добралась до губ.

— Ленна мате, — сказала девушка, краснея и чувствуя себя намного лучше, чем в последние несколько дней.

Рон отличался от всех, к кому она привыкла, но он, безусловно, был её Роном.

 

Предыдущая статья:Падение, Часть 4 Следующая статья:Падение, Часть 6
page speed (0.0124 sec, direct)