Всего на сайте:
148 тыс. 196 статей

Главная | История

Иберийские параллели или кем приходятся друг другу баски и картвелы...  Просмотрен 287

Происхождение басков до сих пор является полемическим вопросом. Этот многочисленный народ на протяжении многих веков сумел сохранить свое национальную самобытность, обычаи и свой язык. Баски - единственное племя Пиренейского полуострова, избежавшее опасности романизации и ассимиляции. Баскский язык выделяется свой лингвистической феноменальностью, являясь единственным древнейшим языком неиндоевропейского происхождения в Западной Европе. По структуре языка реалиям быта, этнографической типологии племя басков совершенно своеобразно и носит отпечаток характерных черт архаической цивилизации.

Проблема этногенеза басков издавна привлекало внимание историков, археологов, лингвистов, а вопрос о баскском языке принадлежность которого какой-либо из известных в настоящее время языковых семей не доказано, породил множество гипотез.
В научной литературе встречаются гипотезы о родстве древнего населения Пиренеев с этрусками, лигурами и другими народами. Существует предположение, что баски являются потомками населения легендарной Атлантиды, создавшего высокую культуру. Некоторые ученые, основываясь главным образом на антропологических данных, утверждают, что баски сложились исторически на основе эволюции франко - кантабрийской ветви народов. Но в данном случае я затрону баскско - кавказская гипотеза, связывающая древних иберийцев Испании с иберийцами Кавказа. Эта теория разделялась целым рядом античных авторов, подтверждалась историческими свидетельствами и фольклорными источниками. В одной из распространенных в Басконии легенд рассказывает о переселении басков с Востока. Сами баски называют себя "пришельцами с Востока".
Интересные соображения по этому поводу содержаться в сочинении Иоанна Мариана "Всеобщая история Испании": "Иберцы, кои прежде обитали на берегах Черного моря в Кавказских горах, пришедшие в великом числе в Испанию, рассеялись и построили в оной Иберу по выше Тортозы, и дали наименование той реке, которая подле течет, а после и всей провинции". Свидетельство Марианы заслуживает внимания, ибо целью своего сочинения он ставил добросовестный подход к затрагиваемым вопросам. Мариана подчеркивал, что не следует "представлять за истину множество смешных преданий и рассеивать между народом тьмы басен. Ничто не нарушает так истину истории, как наполнение оной самопроизвольными выдумками". Вполне логично предположить, что для утверждения мысли о кавказском происхождении иберов Мариана располагал какими-либо уже утраченными в настоящее время документами, позволившими ему придти к подобному выводу. Это предположение подкрепляется фактором принадлежности Марианы к ордену иезуитов, ибо известно, что в монастырях часто хранились древнейшие уникальные документы и свидетельства, знакомство с которыми могло подвести Мариану к высказанному им теоретическому постулату. Далее Мариана отмечает, что название "Кельтиберия", как прежде называлась Испания, происходит от иберов и кельтов. Кельты, выходцы из народов Галии, перейдя Пиренейские горы и вступив в Испанию, сметались с иберами, и соединение кельтов и иберов было положено в название страны.
Басколог А. Доринг, рассматривая вопрос о происхождении басков, связывает их название - "эускалдуны" с наименованием исторических местностей Грузии - Диоскурией, Искурией, Исгаурой. Из этих портов, расположенных в Кавказской Иберии (пусть не смущает читателя то обстоятельство что Иберия указана вместо Колхиды. Однако это был единый Картвельский народ ибо на тот момент небыло выраженного деления меж картвелами на западных и восточных) на Черноморском побережье, часть иберийского племени отправилась на Запад. Иберы, переселившись на Пиренейский полуостров из района самой высокой в то время цивилизации на Востоке, привезли из Кавказской Иберии мастерство изготовления оружия и традицию изготовления предметов из меди и, железа и стали.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:48

Баскский писатель Наварро в романе "Амала" указывает на аналогию названий гор, рек и населенных пунктов на пиренейском полуострове и Кавказе.
Первым европейским исследователем, поставившим вопрос о необходимости сопоставительного изучения грузинского и баскского языков, является известный филолог Лоренсо Эрвас.
Очень ценны приводимые в трудах Эрваса сведения о лазском диалекте, которые даются в сопоставлении с грузинским языком с целью показать сходство и различия между ними.
В своих работах Эрвес уделил внимание вопросу родства грузинского языка с языком испанских иберов. Его взгляды на эту проблему перетерпели определенные изменения в различные периоды его исследовательской деятельности, он неоднократно подвергал их новому переосмыслению. В итальянском издании "Каталога языков" Эрвес высказывал мнение о родстве западных и восточных иберов. Опираясь на античные источники , Эрвес считал, что западные иберы могли проникнуть в бассейн Средиземного моря и на Кавказ и расселиться на Черноморском побережье.
Эрвас понимал, что для научного доказательства иберов необходимо проведение лингвистического анализа грузинского и баскского языков, ибо именно баскский является языком, сохранившим основы языка древней Испании. В то время Эрвас не имел грузинского словаря для осуществления необходимого анализа, и пытался найти баскские корни в географических названиях восточной Иберии. Позже, пользуясь словарем Паолини, Эрвас обратился к лексическим сравнениям, стремясь обнаружить в грузинском языке корни баскских слов, однако он почти не нашел лексических совпадений и пришел к выводу, что в грузинском языке мало слов, сходных с баскским. Однако испанский ученый полагал, что для подтверждения родства западных и восточных иберов, которое не доказывается материалами современного грузинского языка, следует обратится к изучению грузинских диалектов, которые могут отличаться большей архаичностью.
Значительный вклад в дело изучения взаимосвязей между баскским и кавказскими языками внес советский ученый академик Н. Марр. Проблемы баскско - кавказского родства затрагиваются в целом ряде басколологических исследований Н. Марра.
Н. Марр указывал на трудности при исследовании генетической связи баскского языками, на необходимость проведения углубленного анализа с учетом исторического развития языка: "Баскский язык... является сложным, скрещенным языком , и действительный баскский представляет собой только одно, коренное отложение в этой сложности, причем и оно, конечно , в значительной мере отошло от своего первоначального вида ".
Исследуя вопрос о взаимоотношениях баскского и яфетических языков Кавказа, Марр отмечает, что " наиболее яркие встречи с баскским мы наблюдали в яфетических переживаниях земледельческого порядка , особенно в названиях злаков ... В связи с общностью терминов питания находится общность у басков с яфетидами Кавказа в названиях не только злаков, растений, но и плодовых деревьев, а затем вообще деревьев, леса и т. п. Ведь в языке раньше появляются слова хозяйственных, как бы " одомашненных" растений , потом лесных или полевых. Сохранены по сей день одни и те же разновидности, тождественные или весьма близкие друг к другу, в названиях животных по охоте и одомашненных".
В связи со словами Марра об общности названий в области земледелия заслуживают внимания воспоминания академика Н. И . Вавилова о способе уборки пшеницы, увиденном им в Басконии. " Во всех наших многочисленных путешествиях по шестидесяти странам нам ни разу не приходилось видеть такого способа уборки, и только впоследствии с подобными приемом мы встретились в горной Западной Грузии, в местечке Лечхуми, где недавно обнаружена замечательная эндемическая группа пшениц, в том числе особый вид наиболее близкий генетически к настоящей полбе.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:48

Таким образом, агрономически и ботанически удалось установить поразительную связь Северной Испании с Грузией . При этом, самый объект и сама агротехника настолько специфичны и неповторимы, что вряд ли могут быть сомнения в глубоком значении этой связи."
В своих трудах Н. Марр выявил целый ряд этимологических параллелей баскских и грузинских слов , обратил внимание на сходную систему счета, на совпадения в лексике, на соответствия между баскской и кавказскими системами префиксации.
В советской и российской картвелологии установление связи баскского с иберийско - кавказскими языками считается актуальной задачей. Над этими проблемами работали советские ученые профессор С. А. Быковская, профессор В.Ф. Шишмарев , Л. И. Жирков, Д. Петерс , Ю. В. Зыцарь.
Серьезную работу в этой области ведут грузинские ученые. Академик А. Чикобава в своих трудах отмечает, что проблема большой научной важности, ибо с ней тесно связана проблема басков и их происхождения - это проблема большой научной важности, ибо с ней тесно связана проблема доиндоевропейского населения Западного Средиземноморья и Передней Азии, т.е. стран , где теперь население говорит на индоевропейских языках. Для выявления родства между языками необходимо проводить научные "раскопки" на больших глубинах истории языков.
Известный грузинский ученый, академик Ш. Дзидзигури начал заниматься баскологической тематикой с 1931 года. Он изучал баскский язык в аспирантуре при Академии наук СССР в Ленинграде, консультировался у академика Н. Марра.
Первой работой Ш. Дзидзигури, посвещенно баскско- кавказской гипотезе, была статья "Грузия и Испанская Иберия". В последствии эта проблема затрагивалась ученым в целом ряде его научных работ, и наиболее законченное и полное отражение получил в книге "Баски и грузины".
Ш. Дзидзигури исследует вопрос о происхождении cлова "ибер", выясняет историю его названия, этомологию, проводит анализ фонетического развития основы "ибер" в соответствии с закономерностями звуковых изменений грузинского языка, и основы, родственные этому этнониму, обнаруживает в названиях, обозначающих грузинские племена. Рассматривается вопрос об этимологизации этнонима "ибер" и его взаимосвязи с вариантами "тибарен - тибар - табер- табар". С этой основой племенного наименования связаны библейские "тубал-тобелы". В работе приводятся сведения древних писателей о происхождении этнических групп, носивших эти племенные наименованиям (И. Флавия, Л. Алади уса" Е. Антиохийского и др.). Все они отмечают, что тубалы (тобели) теперь называются иберами. Приводимые древними авторами сведения об иберах разделяли зарубежные ученые XIX века (Ленорман, Масперо, де Сен-Мартен). проанализировав обширный фактографический материал, Ш. В. Дзидзигури делает вывод, что всеобщее распространение основы "ибер" свидетельствует о ее древности и важном значении. Для проблемы установления связи пиренейских иберов с кавказскими иберами в фундаментальное значение имеет то, что иберы и Иберия - термины грузинского происхождения; эта основа коренится в наименованиях древнейших грузинских племен, сохраненных историей в различных вариантах. Ш. Дзвдзигури отмечает, что для углубления основ баскско-кавказской теория следует уделить большое внимание выявлению данных археологии. С этой точки зрения особый интерес представляет существование определенного типа древнейших захоронений или дольменов, с одной стороны, на Пиренейском полуострове, а с другой - на Кавказе.
Проводимые исследования показывают, что ранние дольмены Пиренейского полуострова особенно приближаются к кавказским памятникам, в частности, по характеру своего инвентаря.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:48

Следует также учитывать данные антропологии. Исключительно важно, что генезис аборигенного населения Кавказа непосредственно связывается с вопросом происхождения индо-средиземноморской расы, а это имеет первостепенное значение для баскско-кавказской теории.
Ш. Дзидэигури подчеркивает, что грузинский и баскский языки разошлись на очень ранней ступени развития, хотя оба сохранили ярко выраженные консервативные черты в грамматической структуре и в лексическом составе. Грузинский и баскский языки схожи с точки зрения сохранения архаических элементов, однако наряду со сходством налицо резкая дифференциация, вызванная фактором времени.
Грузинский историк профессор И. Табагуа, считая басков основным, древнейшим населением Пиренейского полуострова, выступает с поддержкой существующей в науке баскско-кавказской гипотезы.
Книга И. Табагуа "Баски: легенды и факты" содержит большой фактический материал и результаты личных наблюдений и впечатлений автора. В труде рассказывается об историческом прошлом басков, их семейном и социальном быте, рассматриваются вопросы родства баскского и иберо- кавказских языков. В приложении к книге даются примеры сравнения слов баскского иберо- кавказских языков и приводятся некоторые иберо-баскские географические названия.
Касаясь истории изучения баскско-иберийских проблем, систематически продолжавшегося с XVII века, автор указывает, что вначале это изучение базировалось в основном на лингвистических материалах. По мере расширения диапазона исследований привлекались географические, нумизматические, топонимические материалы. В XIX веке началось изучение археологических материалов, и проблемы иберов стали рассматриваться в свете новейших археологических открытий.
Автор указывает, что в период неолита впервые формируется культурное единообразие на Пиренейском полуострове. Культура полуострова представляет часть общей культуры Средиземноморья.
Говоря о приходе кельтов на Пиренейский полуостров, автор отмечает, что кельты изменили внешний облик коренных обитателей. И.Табагуа подчеркивает, что пиренейские иберы дважды претерпели антропологические изменения: впервые это произошло, когда они переселились на Пиренейский полуостров и смешались с местным населением, и вторично - в результате прихода кельтов.
Профессор Р. Гордезиани касается важного вопроса взаимоотношений иберийско-кавказских языков и древнейших языков Средиземноморья. Исследователь отмечает, что в начале нашего столетия большой популярностью пользовалась теория о некоем доиндоевропейском языковом и культурном единстве во всем Средиземноморском бассейне, остатками которого в настоящее время на Кавказе являются кавказские племена, а на западе - баски.
Исследователь считает, что если в процессе формирования средне-бронзовой культуры Эгеиды и Западного Средиземноморья действительно принимали участие переселенцы из региона распространения более ранней куро-аракской культуры, то этот факт, в первую очередь должен был бы отразиться в языках данных областей - в эгейско-западно-средиземноморском мире должны быть засвидетельствованы следы существования уже совершенно дифференцированного кавказского языкового материала, указавшего именно на движение народов с Востока на Запад, а не в противоположную сторону.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:49

Автор отмечает факты наличия в баскском и эгейском языках отдельных слов и форм, имеющих свое параллели в разных группах кавказских языков, и заостряет внимание на тех лексических параллелях, в которых можно установить определенную закономерность. Данные встречи, по его мнению, можно объяснить лишь движением волны переселенцев с Кавказа на Запад.
К слову: в стране Басков есть гора Арчанда - он постоянно в тумане и не виден издалека - так вот - Арчанда - переводится на грузинский слово в слово -
"ар" - это нет, чанда, чанс - это - " видно, видеть" - Арчанда - получается – НЕВИДНО.
Грузинский язык агглютинативный, (с наличием трех равноправных конструкций - эргативной, номинативной и дативной). Такой же и Баскский…
Что касается сходст слов ,истории, названии, кстати многоголосных песен, счётной системы, грамматических особенностей, наружность тоже, свидетельства исторических источников, всё понемножку не может быть случайным...
Надо учитывать ещё и то, что расхождение этих народов вероятно произошло не менее 3000 лет назад - а каждые 1000 лет язык заметно меняется.
На Кавказе живут примерно 70 малых народов- только у некоторых в т.ч. у грузин есть многоголосная песня - живут рядом армяне и азербаиджанцы более 2000 лет - но их песни нисколько не похожи на грузинские. Грузины тоже смешиваются с соседними народами - очень много смешанных семей - но фольклёр ,язык и культура не меняется.
Есть ещё одна интересная деталь - которую я нашёл на днях в одной книге про басков. Это обряд погребения - который такой же как у древних грузин. Обычно обряд погребения, приметы и ритуалы один из характерных признаков того или иного народа.
так вот что общее между басками и картвелами
1) признаком близкой смерти считалось скрежетание дома, пола, крыши, вой собак ночью, зов филина, зов петуха до рассвета.
2) если во время похорон появлялась буря - считалось признаком Божьей кары.
3) если человек умирал мучаясь - считалось,что его ждёт проклятие на том свете.
4) обязательным считалось провести ночь рядом с умершим.
5) нельзя было плакать рядом с умирающим.
6) умершего проводили с пением - плач был с пением.
7) в доме умершего раскрывали крышу (снимали несколько листков керамики крыши) - что бы дух умершего смог пройти к небу - в некоторых районах Грузии оставляют открытым дверь или окна - до похорон.
8) во время похорон разбивали окно (или пробивали стену) и тот час же заделывали - чтоб дух не возвращался назад.
9) перед погребальной процессией шагал чёрный бык, на котором сверху была чёрная материя.
10) мёртвого хоронили по направлении - головой к востоку а ногами к западу.
11) в стране басков во время похорон на бычьи рога надевали хлеб а в Сванетии свечи.
12) на похороны шли в специальной одежде.
13) плакальщиц нанимали.
14) накрывали стол в доме умершего – келехи.
15) правило давать деньги семье умершего.
16) траур в семье умершего продолжался один год.
17) вдова не раздевала чёрную одежду до конца своих дней.
18) существовали дни упоминания умершего - "султакрепа", "сунтаоба", "лифанали".
19) во время похорон - когда гроб уже накапывали - женщины не присутствовали.
20) омывание мёртвого должна была сделать женщина.
21) после похорон родившегося ребёнка называли именем умершего и этим траур кончался.
22) дух умершего иногда принимал образ птицы.
23) умершему жертвовали - сакуртхи - соль, пшеницу, кишмиш, хлеб, мёд, вино. вином обливали землю.
24) мёртвого хоронили снаружи (на воздухе).

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:53

Автор отмечает факты наличия в баскском и эгейском языках отдельных слов и форм, имеющих свое параллели в разных группах кавказских языков, и заостряет внимание на тех лексических параллелях, в которых можно установить определенную закономерность. Данные встречи, по его мнению, можно объяснить лишь движением волны переселенцев с Кавказа на Запад.
К слову: в стране Басков есть гора Арчанда - он постоянно в тумане и не виден издалека - так вот - Арчанда - переводится на грузинский слово в слово -
"ар" - это нет, чанда, чанс - это - " видно, видеть" - Арчанда - получается – НЕВИДНО.
Грузинский язык агглютинативный, (с наличием трех равноправных конструкций - эргативной, номинативной и дативной). Такой же и Баскский…
Что касается сходст слов ,истории, названии, кстати многоголосных песен, счётной системы, грамматических особенностей, наружность тоже, свидетельства исторических источников, всё понемножку не может быть случайным...
Надо учитывать ещё и то, что расхождение этих народов вероятно произошло не менее 3000 лет назад - а каждые 1000 лет язык заметно меняется.
На Кавказе живут примерно 70 малых народов- только у некоторых в т.ч. у грузин есть многоголосная песня - живут рядом армяне и азербаиджанцы более 2000 лет - но их песни нисколько не похожи на грузинские. Грузины тоже смешиваются с соседними народами - очень много смешанных семей - но фольклёр ,язык и культура не меняется.
Есть ещё одна интересная деталь - которую я нашёл на днях в одной книге про басков. Это обряд погребения - который такой же как у древних грузин. Обычно обряд погребения, приметы и ритуалы один из характерных признаков того или иного народа.
так вот что общее между басками и картвелами
1) признаком близкой смерти считалось скрежетание дома, пола, крыши, вой собак ночью, зов филина, зов петуха до рассвета.
2) если во время похорон появлялась буря - считалось признаком Божьей кары.
3) если человек умирал мучаясь - считалось,что его ждёт проклятие на том свете.
4) обязательным считалось провести ночь рядом с умершим.
5) нельзя было плакать рядом с умирающим.
6) умершего проводили с пением - плач был с пением.
7) в доме умершего раскрывали крышу (снимали несколько листков керамики крыши) - что бы дух умершего смог пройти к небу - в некоторых районах Грузии оставляют открытым дверь или окна - до похорон.
8) во время похорон разбивали окно (или пробивали стену) и тот час же заделывали - чтоб дух не возвращался назад.
9) перед погребальной процессией шагал чёрный бык, на котором сверху была чёрная материя.
10) мёртвого хоронили по направлении - головой к востоку а ногами к западу.
11) в стране басков во время похорон на бычьи рога надевали хлеб а в Сванетии свечи.
12) на похороны шли в специальной одежде.
13) плакальщиц нанимали.
14) накрывали стол в доме умершего – келехи.
15) правило давать деньги семье умершего.
16) траур в семье умершего продолжался один год.
17) вдова не раздевала чёрную одежду до конца своих дней.
18) существовали дни упоминания умершего - "султакрепа", "сунтаоба", "лифанали".
19) во время похорон - когда гроб уже накапывали - женщины не присутствовали.
20) омывание мёртвого должна была сделать женщина.
21) после похорон родившегося ребёнка называли именем умершего и этим траур кончался.
22) дух умершего иногда принимал образ птицы.
23) умершему жертвовали - сакуртхи - соль, пшеницу, кишмиш, хлеб, мёд, вино. вином обливали землю.
24) мёртвого хоронили снаружи (на воздухе).
Мне интересно совпадают ли все эти ритуалы у других народов Кавказа? Вроде у абхаз есть такое. Отпишитесь коли есть….

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:54

Скажу ещё и о фамилиях: Есть две хорошие книги - Ш.Дзидзигури - Баски и грузины (на груз)изд. сабчота сакартвело, Тбилиси 1978г и И.Табагуа - Баски - легенды и факты - изд Сабчота сакарвтело ,1979 г.(также в книге Л. Шенгелия - Древние грузины).
В последней книге на стр. 154(Табагуа) перечислены фамилии басков - вот они -Ачутегия, Аланиа, Алкудия, Арандия, Бария, Башаури, Бедия, Беития, Беруа, Бидаури, Бокерия, Буштурия, Габирия, Горгилия, Дория, Ечабария, Ечеберия, Ечиаури, Ечебариа, Коршиа, Лабаури, Лаваиа, Лория, Матуа, Медониа, Нарсия,Онандиа, Ордуния, Сенагиа, Уриа, Урития, и т.д. там много - я привёл наиболее интересные(безусловно, вы спросите а откуда в те времена могли взяться фамилии да ещё и неизменённые за тысячелетия. Ответ прост – корни мегр. фамилии образуются от имён существительных. Таким образом их идентичность не невозможна с баскскими – пример: «бокери»).
Перечислены также топонимические названия, которые похожи на грузинские - Ариано, Арчанда - (не видно), Артагани, Ашури, Бакури, Башаури, Бадия, Гори, Ешагуе, Ешалеку, Вана, Бедия, Вилория, Тапалара (тапли - мёд), Кеберио, Леса, Ласагурия, Мастия (похож на Местия), Мургугарени (муре гигорени - по мегрельски - что вокруг ), Окабе, Онарте, Ососелаиа (соселия мегрельская фамилия), Сария, Спери, Талавера, Урдули (урдули на грузин - ключ), и др.
Баскская колыбельная - называется люа-люа- а люа, люрс по мегрельский значит «спи».
Там ещё упоминается слова - скуа (сын) и чурчуле - чурчули по грузински значит щепетать, говорить тихо.. Сама мелодия напоминает лазскую песню. Но некоторые из вас скажут – это у многих так. Но слово люа люрс – только у нас(в частности мегрел) имеет значение глагола. У др. этого я не встречал. По мегрельский "сынок спит" - будет - " скуа(с) люрс", а люа – спи по баскский…
К слову: коррида (на мегрельском корита- игры с быками).
Считаю нужным ознакомить вас со статьёй из книги Яна Брауна "Euscaro-Caucasica":
«Когда баски потеряли контакт с остальными картвельскими племенами»
Если принять - а многое говорит в пользу этого - что баскский язык объединяют генетические связи с южнокавказскими (картвельскими) языками, то перед нами встает задача дать тщательную историческую интерпретацию данного факта. Родство языков предполагает существование их первоначальной общности, основанной на племенной общности носителей этих языков.
Многие аргументы лингвистического, антропологического и археологического характера позволяют локализовать прародину картвельских племен в широко понимаемом районе Малого Кавказа. Там же должен был сформироваться, в достаточно отдаленном прошлом (5-4 тысячелетие до н.э.), их общий язык. С течением времени язык этот подвергался внутренней эволюции и начал распадаться на территориальные диалекты, от которых впоследствии взяли начало грузинский, занский (мегрело-чанский) и сванский языки. От этой же диалектной группы, по всей вероятности, происходит и баскский язык. Носители прабаскского диалекта, по не вполне еще для нас понятным причинам, покинули территорию Кавказа и мигрировали далеко на запад, в район Пиренейских гор.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:54

Попытаемся определить, хотя бы приблизительно, относительную хронологию распада картвельской языковой общности. Для объяснения того, какие изменения и в какой последовательности произошли в течение длительного исторического развития упомянутой общности, надо восстановить ее первичную структуру. Приблизительную картину картвельского праязыка мы можем получить, сопоставляя те элементы его фонологической, морфологической и синтаксической системы, которые сохранились в материале известных нам сегодня картвельских языков: грузинского, занского, сванского и баскского.
I
Фонологическая система пракартвельского языка выглядела, по мнению автора, следующим образом:
vocales
a, e, i, o, u
semivocales
j, w
consonantes
b, p, p’, m
d, t, t’, n, l, r
dz, c, c’, z, s
g, k, k’, γ, x
ʔ, q, q’
h
Начинает формироваться также четырехчленная группа слогообразующих согласных (сонантов), в которую входят R, L, N и M.
II
Построенные из вышеупомянутых фонем первичные корни, номинальные и вербальные, помещаются в рамках точно определенной модели. Корни эти преимущественно моносиллабические, типа CV или CVC. Внутри категории глагола допускаются также, хотя и редко, корни, состоящие из одной только согласной. Статистические подсчеты указывают на особенно частое употребление в начале корней велярных, фарингальных и ларингальных согласных, а также дентальных аффрикат. Начальные согласные могли также в некоторых рядах характеризоваться первичной лабиализацией. В структурном типе CVC в качестве конечного согласного выступают чаще всего l, r, n, b, m и d, реже – аффрикаты dz, c, c’ и спиранты z и s. В этом же типе можно еще выделить подгруппу со структурой CVlC, CVrC и CVnC. К праязыковому периоду следует отнести субстантивные префиксы ba-, be- и bi- (примеры: груз. pa-šu < *ba-šu «внутренности», bat’k’ani «ягненок», bu-č’unč’vel-i «муравей», сван. pa-tw < *ba-tw «волосы», bi-k’enčxal «клен», pi-k’w < *bi-k’w «козел» и др.), грамматическое значение которых еще не вполне ясно, а также служащие для образования партиципиальных форм префиксы ma-, la- и i-. Наиболее древние номинальные словообразовательные суффиксы характеризуются чаще всего структурой -Vl, -Vr, и –Vn.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:55

Для раннего периода можно восстановить общие формы личных местоимений: *mwe-na/me-na «я», *hwe-na «ты», *kwe-na «мы» и *twe-na «вы». Функцию личного местоимения 3 лица исполняло указательное местоимение. К первичным интеррогативам относятся корни wi/mi, а также na «кто» и sa «что».
В пракартвельском языке существовала уже развитая деклинация имен, охватывающая 7 падежей.
Вот их парадигма:
casus absolutivus –0
nominativus в определенной форме –i
ergativus в определенной форме –man, -k, -m
genetivus –is, -in
dativus-locativus –as/-s, -an/-n
allativus –ad/-d
Большим разнообразием отличались в пракартвельских диалектах формы множественного числа имен и глаголов. Перечислим здесь в качестве примеров плюральные суффиксы –en, -an, -ed, -nar, -ar и -eb.
В пракартвельском глаголе различались следующие морфологические категории:
1. Статичность и динамичность
2. Переходность и непереходность (при непереходном глаголе субъект имел форму номинатива, при переходном – эргатива)
3. Дюративный и моментальный аспекты
4. Causativum (префигированный показатель ra-)
5.

Категория лица (субъектного и объектного)
6. Протоверсия
7. Категория числа
8. Аффирмативные и негативные формы глагола
Наиболее простая из возможных форм verbum finitum состояла из 1-2 морфем (например: q’av «делай это!», v-c’ev «я лежу»), наиболее полная – из 8 (например: /ga-/ve-v-a-r-k’w/-iv/-n-i-t «мы действительно обычно исследуем эти вещи»).
Последовательность морфем в теоретической модели пракартвельского глагола представляется следующим образом: praefixus affirmationis/negationis + praefixus personalis + Charaktervokale + praefixus causativi + radix + suffixus numeri pluralis objecti + suffixus aspectualis + suffixus pluralis subjecti.
В глагольной форме обозначено при помощи специального префикса только одно лицо: в verbum intransitivum – лицо субъекта, в verbum transitivum – лицо прямого объекта.
Попытаемся восстановить вероятное исходное положение в данном участке конъюгации глагола на примере двух предложений

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:56

ПРАКАРТВЕЛЬСКОЕ:
*mwe-na/me-na v-c’ev (др.-груз. me v-c’ev) «я лежу»
*man mwe-na/me-na v-par-i (др.-груз. man me m-par-i-s) «он меня прикрывает»
ПРАБАСКСКОЕ:
*nu n-a-tza «я лежу»
*har-k nu n-a-kar «он меня несет»
Субъектно-объектные глагольные префиксы были по существу редуцированной формой личных местоимений. Первое лицо единственного числа v-/m- увязывается с прономинальным корнем *mwe, второе лицо h- - с прономинальным корнем *hwe. Происхождение префикса третьего лица единственного числа *d-/l- еще окончательно не выяснено. В развитии личных форм глагола во множественном числе находят выражение две тенденции. В группе диалектов, которые дали начало грузино-занскому и сванскому, личный префикс остается неизменным, а плюральность формы обозначена при помощи специального суффикса, в прабаскском же диалекте личные префиксы во множественном числе связаны, так же как и в единственном числе, с формами соответствующих им самостоятельных личных местоимений.
Дальнейшее развитее пракартвельского полиперсонализма привело к возникновению второго ряда личных аффиксов, которые должны обозначать лицо косвенного объекта. Здесь имеются в виду картвельские префиксы m-, g-, h- и gw-, а также баскские суффиксы –d, -g, -gu и –zu. Эти аффиксы, несомненно прономинального происхождения, обладали еще довольно большой самостоятельностью, чем можно было бы объяснить тот факт, что в грузино-занском и сванском диалектах они заняли позицию перед глаголом, а в прабаскском диалекте – после глагола.
Пракартвельская конъюгация охватывала первоначально только два ряда глагольных форм, выражающих два отдельных аспекта действия – дюративный и моментный. Вторая серия времен и наклонений древнегрузинского глагола (оппозиция permansivum/aoristus) и двухчленная конъюгация старых баскских синтетических форм глагола (ср. баск. d-a-kar «он несет» и z-e-karr-en «он принес») являются реликтом той давней эпохи. Мы разделяем взгляд профессора А. Чикобава [1] и профессора Alice Harris [2], что так называемая вторая серия конъюгационных форм в картвельских языках, вместе с характерными для нее морфологическими и синтаксическими чертами, являлась основой для всего дальнейшего развития системы картвельского глагола.
В конце пракартвельского периода баскский теряет контакт с остальными картвельскими диалектами. Происходит распад первоначальной языковой общности на две части, восточную, существующую на территории Южного Кавказа, и западную – в Пиренеях. С тех пор процесс развития обеих групп протекает уже независимо друг от друга, хотя некоторые остатки старого наследия можно заметить еще и позже. Судьбы родственных диалектов, а в дальнейшем языков – грузинского, занского и сванского – изучаются в рамках их историко-сравнительной и исторической грамматики. Баскский язык имеет также за собой долгую историю, хотя наши средства для ее восстановления значительно более скромны.
Представим сейчас в двух отдельных параграфах, в хронологическом порядке, наиболее существенные изменения, которые затронули структуру кавказских картвельских языков и баскского после его переноса на запад.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:56

А.1. Фонологическая система южнокавказских языков расширилась путем добавления ряда шипящих аффрикат и спирантов: dž, č, č’, ž и š. Профессор Г. Мачавариани постулировал также для более позднего этапа развития общекартвельского языка-основы существование еще одного ряда переднеязычных аффрикат и спирантов, занимающего среднюю позицию между свистящими и шипящими.
2. Возникновение категории praeverbum.
3. Возникновение категории mo-/mi-.
4. Стабилизация исключительно субъектного характера личных префиксов v-/h- и в сванском l-.
5. Стабилизация исключительно префиксальной позиции прономинальных элементов m-, g- и gw- и расширение их функции как показателей не только косвенного, но и прямого объекта.
6. Возникновение категории версии.
7. Возникновение вербальной диатезы.
8. Возникновение I, а вслед за нею III группы времен и наклонений картвельского verbum. Оформление основ группы praesens’a повлекло за собой глубокие изменения синтаксической структуры южнокавказских языков. Наряду с эргативной конструкцией предложения с переходным глаголом появляется номинативная конструкция с этим же глаголом. Первоначально, как на это указывают данные баскского языка, номинативная конструкция предложения употреблялась только при непереходных глаголах.
9. Возникновение каузативных форм второй генерации.
Все эти изменения, которые наступили на протяжении второго этапа развития общекартвельского языка, определили лингвистический облик более поздних языков – грузинского, занского и сванского.
Б.1. Сведения о фонологической системе прабаскского языка являются пока еще очень фрагментарными. Следует предположить, что прабаскский язык подвергся сильному влиянию соседствующего с ним на территории Испании иберийского языка, теряя целый ряд характеризовавших его прежде фонем. Несколько шире наши сведения о фонологической системе аквитанского языка, частичное представление о котором дает ономастический материал (антропонимы, теонимы и топонимы), находимый в латинских инскрипциях в районе Пиренеев, датированных 1-4 веком н.э. [3]. По мнению многих специалистов, аквитанский язык можно считать непосредственным предком баскского.
ФОНОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
АКВИТАНСКОГО ЯЗЫКА
vocales
a, e, i, o, u
semivocales
j, w
consonantes
b, p, m
d, t, n, l, r
tt, nn, ll, rr (новый ряд)
c, č, s, š
g, k
h

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:57

Еще до возникновения аквитанского языка глухие, придыхательные, смычные согласные превратились в инициальной позиции в спиранты. В интервокальной позиции они сохранялись чаще, но уже лишенные своей первичной аспирации. В то же время происходит процесс исчезновения супраглоттальной артикуляции определенной группы баскских глухих, смычных согласных. Унаследованная от пракартвельских диалектов троечная система смычных согласных и аффрикат преобразовывается в парную систему. Теперь слабые согласные (lenes) противопоставляются сильным (fortes).
Ниже будут приведены главные изменения в области баскского консонантизма, которые можно отнести к доаквитанскому периоду.
Изменения согласных в анлауте слова: p->h-; p’->p-; t->c->s-; t’->t-; dz->c->s-; c->c->s-; c’->č ->š-; z->s-; k->h-; k’->k,0-; γ->g-,h-; q->kh-,h-; q’->k-,0-.
Полусогласный w переходит в инициальной и интервокальной позиции в согласный b.
Изменения согласных в ауслауте слова: -b>-m>-n; -m>-n; -d>-l; -l>-rr.
На этом мы заканчиваем очерк доисторической баскской фонологической системы. Дальнейшие ее судьбы представлены в работах Л. Мичелены и А. Мартине [5].
2. Послелоги при именах существительных исполняют в баскском те же функции, которые выпали на долю превербам в позднекартвельских диалектах.
3. Сохранение при глаголе первичной серии субъектно-объектных префиксов.
4. Стабилизация исключительно суффиксальной позиции прономинальных элементов –d, -g, -gu и –zu.
5. Отсутствие новой семантики Charaktervokale.
6. Сохранение первой генерации каузативных форм глагола, образованных при помощи префикса ra-.
7. Возникновение перифрастических форм глагола под влиянием латинского языка.
8. Зачатки вербальной диатезы.
Попытаемся теперь определить абсолютную хронологию распада пракартвельской языковой общности на две более поздние ветви – южнокавказскую и баскскую. Сравнительно-историческое языкознание располагает сегодня при решении такого рода вопросов двумя методами. Один из них – это введенный М. Сводешем так называемый глоттохронологический или лексикостатистический метод. Принимая контрольный список, охватывающий 100 слов, и применяя его к лексическому материалу, почерпнутому из современного грузинского и современного баскского языков, мы получаем приблизительную дату утраты между ними непосредственного контакта, что можно приурочить ко второй половине 4 тысячелетия до н.э.
Другой метод, носящий название лингвистической палеонтологии, пытается определить на основе исследования древнейшей лексики, общей для большинства членов какой-нибудь семьи языков, первичный культурный инвентарь носителей праязыка данной семьи. Сравнивая полученную таким образом картину их материальной и духовной культуры с соответствующим этапом – хронологию которого можно определить – доисторического развития предполагаемой прародины этого племени, мы получим дополнительные указания для датировки последней фазы существования интересующего нас праязыка.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 1:59

Множество общих названий лесных и полевых растений, а также названий диких животных, встречающихся в южнокавказских языках и в баскском, хотя и дает нам понятие о естественной среде, в которой жили пракартвельские племена, не может, однако, помочь в области хронологических изысканий. Большую ценность в этом отношении имеют общие названия первых злаков: проса (др.-груз. pet’u, зан. pat’-i<*pat’w-i: баск. arto) и ячменя (др.-груз. ker-i, армянское, заимствованное из занского gari: баск. gara-gar). Древнее, нередуплицированное название ячменя послужило на почве баскского языка для определения иного злака – пшеницы. Баскское слово gari «пшеница» даже в своей структуре сохранило древний картвельский суффигированный артикль –i. С пракартвельским земледелием связаны также и некоторые другие баскские слова, ср. др.-груз. i-pkl-i (*i-pek-il-i) «пшеница»: баск. bihi «зерно», др.-груз. quvil-i «колос»: баск. ube «id.» или др.-груз. k’wal-i «борозда»: баск. ikoe «id.». Сюда же можно добавить и др.-груз. pkw-a (<*pekw-a) «молоть»: баск. eho «id.».
Древнейший период развития сельского хозяйства в Закавказье относится к 5 и 4 тысячелетиям до н.э.
В сванском и баскском языках сохранилось самое древнее на Ближнем Востоке название металла. Мы имеем в виду сванское слово berež/berž (<*berdž<*berdz) «железо» и баскское burdin «id.». Тот же самый корень имеется в шумерском слове urudu «медь» и в латинском raudus «руда». На использование пракартвелами двухколесного воза, типа кавказской арбы, указывает общий технический термин: др.-груз. γerdz-i «ось»: баск. arda-tz «id.».
Принимая во внимание все приведенные выше аргументы, наиболее вероятной кажется датировка баскской миграции на запад годами 5000-3000 до н.э. Отнесение ее ко второй половине 3 тысячелетия, как это предлагал профессор Р. Лафон , представляется нам малоубедительным. В ту эпоху Балканский полуостров, западная и южная часть Анатолии, а также Эгея уже были заселены индоевропейскими племенами.

Господа, коли есть у вас желание ознакомиться могу скинуть и др. материал касаемо сопоставления слов, понятий....

 

Antifashist Artsakh 11 сен 2010 в 10:35

Vaja, ochen interesnaya tema, dumayu nado yesho postavit pro drevnikh KARDUKHOV

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 11:08

Арцах, то что интересна - несомненно. Поэтому выложил...

 

Артур Алексанян 11 сен 2010 в 19:04

азербаиджанцы живут более 2000 лет -скорее всего опечатка ))
есть же еще параллель с армянской гипотезой

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 19:17

Армяне Индо европейцы. А баски - нет. Как минимум с этого начнём....

 

Antifashist Artsakh 11 сен 2010 в 19:47

Pri chom tut armyane, ti zhe pro Baskov pishesh?) A azerbaijantsi eto kto?
Shto oni delayut v etoy teme?

 

Antifashist Artsakh 11 сен 2010 в 19:49

Большую ценность в этом отношении имеют общие названия первых злаков: проса (др.-груз. pet’u, зан. pat’-i<*pat’w-i: баск. arto) и ячменя (др.-груз. ker-i, армянское, заимствованное из занского gari: баск. gara-gar
_______________

kto utverzhdayet shto GARI -eto zaimstvovannoye slovo?
eto uzhe falsifikatsiya

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 19:51

Арцах, прочитай всё с начала и до конца и поимёшь...)

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 19:54

#19
возможно, но не стоит из за одной ошибки (а может и нет, но тема не о том) всё считать фальсификацией. Поверь, никого не хотел задеть - коли это тебя задевает можно убрать то что ты выделил - ибо не столь важно для этой темы...

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 20:23

баскско-картвельские соответствия
Фонетические обозначения:
ɣ – звонкий велярный фрикативный;
x – глухой велярный фрикативный;
š – глухой шипящий фрикативный;
ž – звонкий шипящий фрикативный;
ǯ – звонкая шипящая аффриката;
q – увулярный глухой;
č – глухая шипящая аффриката;
c – глухая свистящая аффриката;
ʒ – звонкая свистящая аффриката;
s1, z1, c1, c1’, ʒ1 – свистяще-шипящие;
w – лабиальный сонорный;
j – палатальный сонорный;
p, t, k, c, č – глухие придыхательные;
p’, t’, k’, c’ , č’, q’ – глоттализованные;
ʔ – в мегрельском: абруптивная глоттальная смычка;
ə - нелабиализованный гласный среднего подъема среднего ряда;
V – гласный неопределенного качества;
д, ь – в сванском: a, u умляутизированные.
Языки:
Б. – баскский; Г. – грузинский; M. – мегрельский; Л. – лазский; С. – сванский; ПК – пракартвельский; ПГЗ – прагрузино-занский (занский = мегрельский + лазский).
Б. p(h)intza ‘оболочка, скорлупа (яйца, ореха и т.п.)’ ~ С. patw / pдtw ‘волосы на голове’.
Б. pinpirin / pinpilin ‘бабочка’ ~ Г. p’ep’ela, M. parpalia, Л. parpali, С. p’arp’and ‘бабочка’ < ПК *per- ‘летать’ (редупликация *per-per-).
Б. puspulu / pustilla / puxika ‘пузырь’ ~ ПК *pu- ‘кипеть’ > M. puala,
Л. o-pun-u, С. li-pw-e, ср. M. pupul-i, Л. pupur-i ‘волдырь, нарыв’.
Б. ipurdi / epurdi ‘крестец, огузок, зад, ягодицы’ ~ ПК *pirt’w- > Г. pilt’vi, M. pirt’vi, Л. purpu, С. p’eršwda ‘легкое’, ср. M. p’urč’-in-i < *p’ruc’- ‘смердеть, вонять’.
Б. apal / epel ‘полка’ ~ С. pawu / pau ‘палка, прут, дубина’.
Б. lape ‘укрытие под навесом’ ~ ПГЗ *pal- > M. pul-ua ‘скрывать, прятать’,
Б. bil(h)o ‘волосы, грива’ ~ Г. bal-an-i, M. bag-ar-i ‘волосы на теле’.
Б. apo ‘копыто’ ~ С. pxu-le ‘палец’, С. pxət’-l-an ‘лопатка’, M. apxa ‘лопатка’, Г. pex-i ‘нога’.
Б. bihar / bigar ‘завтра’ ~ Г. xwal, С. mə-xar ‘завтра’.
Б. belha-r ‘лоб’ ~ Г., M. bolo ‘край, конец’.
Б. bizar ‘борода’ ~ ПК *c’wer- > Г. c’ver-i , M.

c’vanǯ-i ‘борода’, Г. c’arb-i ‘бровь’.
Б. bortz / bost ‘пять’ ~ Г. mušt’-i < *boč’- ‘кулак’.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 20:23

Б. behi ‘корова’ ~ Г. puri, M. puǯi, С. pirw ‘корова’ < ПК *pur-; cр. восточно-кавказские формы: годоберинск. purcсi ‘корова’.
Б. bek(h)o ‘лоб’ ~ Г. bage ‘губа’; cр. цахурск. bok ‘рыло, морда’; ср. чеченск. baga ‘рот’.
Б. bero ‘горячий’ ~ Г. br-i-al-i ‘сияющий, сверкающий’, M. pure ‘горячий’; cр.шумерск. bir ‘сверкание’.
Б. makila / maket ‘тростник, палка’ ~ Г. boq’w-i ‘подпорка, шест’.
Б. magal ‘колени’ ~ Г. muxl-i < ПГЗ *muql- ‘колени’.
Б. otso ‘волк’ ~ ПК *wac1- > Г. vac-i, M. očo, Л. oči ‘козел’; С. ɣwaš ‘горный козел’ (отсутствие общекартвельского названия волка может объясняться табуизированием), cр. чеченск. b-ož ‘козел’.
Б. habe ‘столб, стойка, брус’ ~ Г. k’omb-al-i ‘дубина, столб, шест’.
Б. sabel ‘живот’ ~ ПГЗ *č’ip’- > Г. č’ip’-i, M. č’up’a, Л. č’ip’a, С. č’ip’ ‘пупок’.
Б. t(h)u / itoi ‘капать, лить, проливать’ ~ ПГЗ *c1’w-et- ‘капля’ > Г. c’vet-i, M. č’vat-i, Л. č’ot-i; cр. Г. c’q’a, M. c’q’u ‘капля’.
Б. toska ‘глина’ ~ Г. tixa, M. dixa < ПГЗ *tiqa ‘глина’.
Б. thini ‘вершина, верх’ ~ ПК *txam- ‘вершина’ > С. txum / txwim ‘голова, верх’, M. ti ‘голова’.
Б. –ttila ‘маленький’ ~ ПГЗ *ttxel- ‘тонкий’ > Г. txel-i ‘мелкий’.
Б. toki / tegi ‘место, расположение’ ~ ПК *dg- ‘стоять, располагаться’ > Г. dg-/ dek-, M. dg-, С. g- .
Б. it(h)ain ‘клещ’ ~ ПК *t’i-l- , Г. t’i-l-i, M. t’i, С. t’i-š ‘вошь’.
Б. etorri ‘приходить’ ~ ПГЗ *t’r- > Г. t’r-i-al-eb-a,
M. do-rt-in-a / rt-ap-a ‘вращать, двигать’; Г. t’ar- ‘двигать, нести’.
Б. et(h)en ‘разрушать, резать’ ~ ПГЗ *t’ex- ‘разрушать’ > Г. t’exa ‘разрушать’, M. do-txin-ap-a ‘разделять’.
Б. guti ‘немного, несколько’ ~ ПК *k’ut’u- ‘маленький’ > Г. k’ut’a ‘мальчик’, M. k’ut’u ‘penis pueri’, Л. k’ut’u, С. k’ot’-ol ‘маленький’.
Б. *-te- / -ta- в izter / iztar ‘бедро’ ~ ПК *t’ot’- ‘лапа’ > Г. t’ot’-i, M. t’ot’-i, Л. t’ot’-i, С. t’wet’ .
Б. *-tapa- в aztapar / atzapar ‘лапа’ ~ С. la-tap ‘шаг’.
Б. takoi(n) ‘пятка, каблук’ ~ M. dik’o ‘низ, вниз’.
Б. tako ‘клин, колода, чурбан, клин’ ~ ПК *t’q’e(n)- ‘дерево, лес’ > Г. t’q’e, M. t’q’a, Л. (m)t’k’a ‘лес’; С. t’q’en ‘дерево, палка’.
Б. udagara ‘выдра’ < *ur-dagara (‘водяная собака’) ~ cр. M. *ʔuri ‘вода’, ǯoɣori ‘собака’.
Б. kedar / gedar ‘сажа, копоть’ ~ Г. ɣadar-i, С. ɣadar ‘зола, тлеющие угли’.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 20:25

Б. (h)odei / odai ‘облако’ ~ Г. dar-i, M. t’ar-on-i, С. dдr ‘погода’.
Б. i-dul-ki ‘кусок дерева’ ~ ПК *dwire > Г. dir-e, M. dər-e, С. dir ‘палка, кусок дерева’.
Б. lerde / lirdi ‘слюна’ ~ С. lic ‘вода, влажность’; M. let’a ‘грязь’.
Б. estu ‘узкий, сжатый, истощенный’ ~ ПК *z- ‘давить, мять’ > Г. z-el- / z-il-, М. z- / zu- , Л. z- , С. zih- .
Б. sagu ‘мышь’ ~ ПК *(s1)tagw- > Г. tagv-i, С. šdugw, M. č’uk’-i,
Л. m-tug-i ‘мышь’.
Б. baso ‘лес, дикая местность’ ~ С. bдč ‘камень, скала’, M. beča ‘пещера’.
Б. itsu / utsi ‘слепой’ ~ M., Л. uča, С. m-ešxe ‘черный’.
Б. azeri / azegari / azagari ‘лиса’ ~ ПК *ʒ1aɣl- > Г. ʒaɣli, M. ǯoɣori,
С. žeɣ ‘собака’.
Б. *-zum(a) в be(h)azun / beazuma ‘желчь’ ~ ПК *ʒ1m-ar- >
Г. ʒm-ar-i ‘уксус’; ПК *ʒ1mV- ‘соль’.
Б. azaro ‘осень, ноябрь’ ~ ПГЗ *c1xro- ‘холод’ > Г. cxro ‘озноб’; М. čxuru ‘холод’, Л. čxuru
Б. hitz ‘слово’ ~ ПК *c’iw- ‘взывать’ > Г. c’iw-il-i, M. o-c’i-u;
M. č’i-eb-a ‘говорить’.
Б. i-tzul-i ‘поворачиваться, превращаться’ ~ Г. *-cwl- ‘поворачиваться, превращаться’.
Б. zama-r ‘руно, шерсть’ ~ Г., Л. c’amc’am-i (редупликация) ‘ресница’,
M. č’em-i, С. č’ima ‘волосы на лобке’, Г. sa-c’m-is-i ‘руно’.
Б. ziho / zigo ‘жир, сало’ ~ ПГЗ *zk-el-, m-sxw-il- > Г.

sk-el-i,
M. šxu, Л. p-sk-el-i; С. sg-el ‘жирный’.
Б. e-zagu-tu ‘знать’ ~ ПГЗ *zak’u- ‘магическое, тайное знание’ > M. zak’ua;
cр. Г. sax-el-i, M. ǯoxo, С. žaxe < ПК *zax ‘имя’.
Б. etzan ‘класть’ ~ Г. *-ec- ‘дать’.
Б. entzun ‘слышать, слушать’ ~ ПГЗ *čen- / čn- > Г. cod-na ‘знать’,
M. do-c’on-u ‘думать’, Л. o-čkin-u ‘знать’.
Б. ihintz / ihitz ‘dew’ ~ M. lenc’q’-i, č’onč’q’o ‘bug’, M. nc’q’u-al-a ‘to sink’.
Б. (h)aitz / atx ‘скала, камень’ ~ Г. k’až-i, С. k’oǯ ‘скала’, Г. k‘enč’-i ‘камень’.
Б. min / mihi ‘язык’ ~ ПК *nena > Г. ena, M. nina, Л. nena, С. nin ‘язык’; cр. шумерск. enem / inim ‘язык, слово’.
Б. su ‘огонь’ ~ Г. šu-ki ‘огонь’; Г. c’v-a, M. č’u-a, С. li-šx-i ‘сжигать’; cр. шумерск. su-u ‘красный’, sa ‘огненный’.
Б. a-tso ‘старая женщина, бабушка’ ~ ПГЗ *ʒu ‘женский’; M. osur-i ‘женщина’, Г. co-l-i ‘жена’, С. zur-al ‘женщина’.
Б. huts(al) ‘пустой, ничто, отсутствие’ ~ ПГЗ *cal- / cl- ‘пустой’.
Б. oso ‘целый, полный’ ~ С. gweši ‘полный’; ПГЗ *sa-ws-e > Г. sa-vs-e, M., Л. o-pš-a ‘полный’.
Б. (k)okotz ‘подбородок, рыло’ ~ M. ni-k’it-i ‘рыло’, С. k’inčx ‘шея’,
ПГЗ *ɣeč’- ‘жевать’ > Г. ɣeč’-va, M. ɣač’-ua.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 20:26

Б. zuzen ‘прямой, правильный, правый, достойный’ ~ ПК *m-šwen- ‘прекрасный’ > M. skvam-i, С. mu-sgwem.
Б. i-zar ‘звезда’ ~ Г. na-cicxar-i ‘искра’, na-car-i ‘горячая зола’.
Б. zik(h)iro ‘кастрированный баран’ ~ Г. tik’-an-i, M. cik’-an-i ‘небольшой козел’.
Б. zinagurri / txingurri ‘муравей’ ~ ПК *ǯinč’w-el- > Г. č’ianč’w-el-a,
M. č’k’ič’k’-it’-ia, Л. dimč’k’u ‘муравей’.
Б. zelai ‘поле, луг’ ~ ПК *šwel- ‘суша’ > M. skiru /skiri; ср. Г.
m-delo ‘поле’, С. č’alдj ‘долина’.
Б. zimitz / zimintza ‘bedbug’ ~ С. mənc’-la ‘grasshopper’.
Б. zor(h)i ‘зрелый, спелый, удачливый’ ~ Г. cxovel-i ‘живой’, cxovr-eb-a ‘жизнь’, cр. урартск. s(e)hiri ‘живой’, хурритск. sawali ‘жить’.
Б. ontzi / untzi ‘судно, лодка, корабль’ ~ M. niš-i ‘лодка’.
Б. zurzulo / zurzuil ‘затылок’ ~ Г., M., zurg-i ‘спина’.
Б. ahiz-pa ‘сестра (женщины)’ ~ ПК *kwis-l- ‘зять’ > Г. kvis-l-i,
M. kviš-il-i, С. me-kwš-e.
Б. azal / axal ‘кожа, кора’ ~ Г. sxe-ul-i, С. išw ‘тело’; С. cil ‘кора’.
Б. ize-ba / ize-ko ‘тетя’ ~ Г. as-ul-i, M. os-ur-skua ‘дочь’.
Б. esku ‘рука’ ~ M. xeška ‘рука’; С. m-дšk, M. čxeša ‘бедро’; cр. Г.,
Б. amets / ames ‘сон’ ~ Г. si-zm-ar-i, M. e-zm-oǯ-a ‘сон’
(?метатеза *-mz- >- zm-).
Б. sor(h)o / solo ‘поле, луг’ ~ ПГЗ *sila > Г. sila, M. psila; С. sil ‘песок’.
Б. sare / sale ‘сеть’ ~ Г. ʒari, диалект. sa-sir-e ‘сеть’.
Б. sor- ‘верхняя часть тела’ в sor-balda / sor-buru ‘плечо; плечевой сустав’ ~ M. sa-šur-e, Л. o-šur-at-i ‘висок’.
Б. lasto ‘солома’ ~ M. lajt’i / lat’i, Л. lazut’i ‘кукуруза; маис’.
Б. musu ‘нос, рыло, лицо, рот, губа’ ~ M. nič’v-i ‘губа’, С. mič’w ‘рог’.
Б. eutsi ‘взять’ ~ ПК *c’w-ed-, ПГЗ *ce-m- > Г. mi-ce-m-a,
M. me-ča-m-a, Л. me-ča-m-u ‘дать’; cр. Г. č’e-n-a, С. li-gč’-e‘хватать, схватить’.
Б. txiki ‘маленький’ ~ M., Л. (m)cika ‘маленький’.
Б. tximitxa ‘клоп постельный’ ~ cр. ПК *ǯinč’w-el- ‘муравей’
Б. txahal / txal ‘теленок’ ~ ? ПГЗ *tel- > Г. tel-i, Л. til-a ‘поросенок’; ср. Г.
c’al-i ‘козел’, С. c’el ‘осел’.
Б. txorru ‘корни волос’ ~ ПГЗ *c’wer- > Г. c’ver-i, M. c’ar-i ‘борода’.
Б. txori ‘птица’ ~ ПК *sir- ‘птица’, ПГЗ *čxartw- ‘сорока’.
Б. txainku / txanket ‘хромой, увечный’ ~ Г. k’oč’-l-i, С. k’wačxдj ‘хромой’.
Б. izerdi / izardi ‘сладкий’ ~ Г. c’w-en-i, С. c’u-n-e ‘сок’, Л. c’q’ai ‘сок’; ПК *zisx-l- ‘кровь’.
Б. izu ‘испуг, ужас’ ~ Г. ši-ši, M.

šku-r-in-a, Л. šku-r-na ‘испуг, ужас’.
Б. hauzo / aizo ‘сосед’ ~ Г. m-ezo-b-el-i, M. m-eʒo-b-el-i,
С. m-ezw-b-el ‘сосед’ < *ezo ‘двор’.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 20:26

Б. aska ‘стойло, ясли, кормушка, корыто’ ~ Г. č’ika ‘стакан’, Л. č’uk’i ‘котел, бак’, Л. č’uk’-an-i ‘миска, чашка’; Г. cek’a, M. č’ak’a, С. cxik’ ‘корзина’.
Б. estu ‘узкий, сжатый, истощенный’ ~ Г. wic’-r-o, M. inc’i-r-o ‘узкий’, С. li-nc’u-r-e ‘выдавливать, истощать’; cр. андийск. esir, даргинск. ersa ‘узкий’.
Б. asko / aski ‘много, достаточно’ ~ ПГЗ *m-sxw-il- ‘большой, толстый’ > M. šxu ‘большой, толстый’.
Б. hatz ‘палец, ступня, дюйм’, be-hatz ‘большой палец, палец ноги’ ~ ПК *k’ucx- > M. k’učx-i, С. čišx ‘нога, ступня’; Г. k’oč’-i, M. k’oč’-i ‘таранная кость’.
Б. hotz ‘холодный’ ~ С. m-əcx-i ‘холодный’; Г. c’-av-i ‘наст на снегу’.
Б. zumar ‘вяз’ ~ С. cxum / cxwim / cxьm ‘граб’; Г. c’ipel-a,
M. č’ipur-i, С. c’ipra ‘бук’; Г. c’abl-i, M. č’ubur-i ‘каштан’.
Б. zur / zul ‘дерево, дрова’ ~ ПГЗ *ǯel- > M. ǯa, Л. (n)ǯa ‘дерево, доска’.
Б. atze ‘дерево’, -tze (суффикс в названиях деревьев) ~ ПК *anc’-il- ‘бузина’.
Б. hazi ‘выращивать, разрастаться, засевать’ ~ ПГЗ *qeč- > Л. o-xačk-u ‘сеять, засеивать’.
Б. hortz ‘зуб’ ~ ПК *ni-k’art’- > Г. ni-sk’art’-i, С. ni-k’rдt’ ‘клюв’, M. k’irt’e ‘челюсть’; ПК *ɣrʒ1-il- > Г. ɣrʒ-il-eb-i, M. ǯirg-il-ep-i,
Л. ɣenǯ-il-ep-e, С. wiri-дl (мн.ч..) ‘десны’; cр. Г. q’anc’-i ‘рог’.
Б. oreitz / oratz / olitz ‘молозиво’ ~ ПК *s-ʒe > Г. rʒe, M. bža, С. ləǯe ‘молоко’.
Б. lizun ‘заплесневелый, грязный, неопрятный’ ~ M. let’a ‘грязь’,
M. lenč’q’-i ‘болото, трясина’; Г. m-laše ‘соленый’.
Б. limuri ‘влажный’ ~ С. lдmb ‘влажный’; Г. lam- ‘влажность’.
Б. laino ‘туман, дымка’ ~ ? С. riw ‘роса’; ? С. lic ‘вода’.
Б. loki / lokun(e) ‘висок’ ~ Г. loq’a ‘щека’.
Б. lirain ‘тонкий, узкий, гибкий, податливый’ ~ ПГЗ *dr-k’- >
Г. -dr-ek’-, M. -dir-ik’- ‘гибкий’.
Б. lerro ‘линия, ряд, вереница’ ~ С. lara ‘поле’, M. lere ‘ось’.
Б. lahar / laar / naar ‘ежевика, ползущее растение’ ~ Г. lerc’-i, M. merc’-i ‘ветка, ветвь, побег, лоза’.
Б. larru ‘кожа’ ~ Г. lar-i ‘товар’ (< *‘изделие из кожи’); С. lajr
‘книга’ (<*‘с обложкой из кожи’).
Б. larri ‘грусть, уныние, тревога, страдание, мучение’ ~ С. li-rjal-al
‘ругаться; проклинать, клясться’.
Б. lehia / leia ‘хотеть, желать, вожделеть’ ~ С. li-lдt’, M. o-limb-u любить’.

 

Vajah Phachulia 11 сен 2010 в 20:27

Б. erdu ‘прийти’ ~ ПК *-r- ‘ходить’ > Г. r-eb-a ‘прогулка’; Г. rb-en-a, M. r-ul-ap-a ‘бежать’.
Б. erdoi(l) ‘ржавчина’ ~ С. t’q’ər ‘грязь’; ПГЗ *m-t’wer- > Г. m-t’ver-i, Л. t’ver-i ‘пыль’.
Б. erdi ‘половина, середина’ ~ ПГЗ *gwerd - > Л. gverd-i ‘половина’; Г. k’erʒo ‘середина’.
Б. (h)erde ‘слюнявить, пускать слюну’ ~ ПК *n-erc1’q’w- > Г. nerc’q’v-i, M. lerč’q’w-a, Л. lemč’q’w-a, С. nдšxw ‘слюна’.
Б. urdail ‘желудок, живот, сычуг, матка, лоно,’ ~ Г. na-c’l-av-eb-i,
č’i, Л. m-č’u, С. č’inč’il-дr ‘кишечник’; Л. k’ut’-ul-i ‘брюшная
полость; живот’.
Б. erdera / erdara ‘иностранец, чужой’ ~ Г., M. m-t’er-i, С. t’er ‘враг’.
Б. mardo ‘здоровый, сильный’, mardul ‘сильный, энергичный; решительный’ ~ С. mare ‘мужчина, муж’.
Б. oihal ‘ткань, материя’ ~ ПК *k’ar- / k’r- > Л. do-k’or-u ‘завязывать’, Г. k’er-va ‘шить’.
Б. (h)il ‘мертвый, смерть, умирать’ ~ ПГЗ *k’al- / k’l- > Г. k’vl-a, M. ʔvil-u, Л. o-q’vil-u ‘убивать’; M. ɣur-el-i ‘мертвый’.
Б. handi ‘большой, много’ ~ Г. k’ide ‘предел, достаточно, конец’.
Б. (h)iri / uri ‘поселок, деревня, город’ ~ ПГЗ *(s)axl- > Г. saxl-i,
Л. o-xor-i; С. kor ‘дом’; cр. шумерск. e-gala ‘дом, семья’.
Б. (h)ar-tu ‘брать, собирать’ ~ ПГЗ *k’r-eb- > Г. k’r-eb-a,
M. k’or-ob-ua, Л. o-k’or-ob-u ‘собирать’; Г. da-xor-av-eb-a,
M. xorg-ua, С. li-xr-ow-i ‘накапливать’.
Б. ahur ‘ладонь, полость’ ~ Г. q’ure ‘залив, бухта’, M. ɣal-i,
xərč-i, Л. ɣal-i ‘ущелье, ручей’, Г. na-xvr-et’-i, M. xvir-t’e ‘полость’.
Б. ahuna / ahune ‘детеныш, козленок’, ahuntz ‘козел’ ~ Г.
sa-kon-el-i, С. k’um-aš ‘скот&rsquo

Предыдущая статья:Жұмысты орындау реті Следующая статья:Практика программирования
page speed (0.0498 sec, direct)