Всего на сайте:
166 тыс. 848 статей

Главная | Философия

Родственные души и близнецовые пламена  Просмотрен 19

Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой —мне.

История

«Любимая, любимая, любимая», — пел Нельсон Эдди. Неожиданно из дальнего конца зала донеслось пение женщины, и два голоса слились в дуэт. Многочисленная публика изумленно обернулась. Женщина шла вниз по проходу и пела, отвечая ему. К концу песни она уже была на сцене, глядя в его глаза, а публика стоя аплодировала.

Это была Дженет Макдональд— актриса, сыгравшая вместе с ним в восьми фильмах. Их взаимная любовь была очевидна для всех, кто их видел, вспоминает Фрэнк Лэрик, который в тот день сидел в третьем ряду. Нельсон даже не знал, что она в городе. «Откуда ты появилась?» — спросил он ее, когда раздались аплодисменты. «Я приехала прошлой ночью»,— ответила она. Он пригласил ее на ужин, и затем они спели вместе «Зов любви индианки». В эти волшебные мгновения, которые повторялись в других театрах по всей стране, Америка открывала близнецовые пламена*.

Это произошло летом 1941 года. Они были совершенной парой и, более того, близнецовыми пламенами. Хотя их роман расцвел в мае, он так и не принес плодов.

Не одно поколение американцев узнало об этом особом виде любви — любви близнецовых пламен, наблюдая ее на экране, слыша ее в их дуэтах, когда их глаза рассказывали друг другу и целому миру о боли запретной любви. И хотя сегодня не так много людей слушают пение Дженет и Нельсона, их арии и особенно их фильмы имеют вневременную притягательность, которая выходит далеко за пределы трогательно-развлекательных сюжетов и диалогов. Эта притягательность, этот таинственный элемент и есть любовь, которую все ищут в единении близнецовых пламен, но находят лишь немногие.

Итак, они были вынуждены скрывать роман своей реальной жизни от остального мира. Официальная история киностудии и журналы о кино изображали их просто друзьями на время, которые иногда ссорятся и которые счастливы в браке с другими людьми. Это представление о них могло бы остаться навсегда, если бы не усилия Шарон Рич и Дайаны Гудрич, которые в 1979 году опубликовали свою книгу «Прощайте, мечты». Они составили ее не из коллажа газетных отчетов, а из рассказов друзей, соседей и родственников Нельсона и Дженет, которые согласились поведать правду, а также от швейцаров, прислуги и статистов, которые подтвердили факты и добавили много деталей.

 

Неизвестная фотография. Она свидетельствует о романе их реальной жизни, когда, отбросив предосторожность, Нельсон обнимает Дженет в день ее рождения.

 

«Каждая строчка в этой книге, — утверждала Шарон,— это почти дословное, с максимально возможной точностью, воспроизведение того, что нам рассказывали».

Шарон и Дайана открыли то, что хранилось в глубокой тайне киностудией, а также Нельсоном и Дженет, которые заставили друзей дать клятву хранить тайну. Авторы книги обнаружили, что Дженет и Нельсон на самом деле страстно любили друг друга— глубже, чем любой из их персонажей, и что роман их длился тридцать лет.

Однако честолюбие Дженет, время от времени возникавшие между влюбленными яростные ссоры, а также странные стечения обстоятельств и люди разделяли их на протяжении всей жизни. Итак, оказывается, что отношения могут и не сложиться, даже если вы нашли свое близнецовое пламя.

История их жизни является примером трагедии близнецовых пламен. Она, несомненно, содержит предупреждение для нас в нашем поиске совершенной любви: если мы не преодолеем негативные аспекты своей кармы, то никогда не сможем насладиться полным счастьем, независимо от того, нашли мы свое близнецовое пламя или нет.

Еестественно, начало истории, описанной Шарон и Дайаной, похоже на волшебную сказку: любовь с первого взгляда или, по крайней мере, мгновенное узнавание. Дженет вместе со своей сестрой Блоссом просматривала газету, когда одна фотография привлекла ее внимание. «Кто это?»— спросила она, возвращаясь к нужной странице. Увидев Нельсона Эдди, она поняла, что должна пойти и послушать, как он поет.

Нельсон впервые увидел или, скорее, услышал Дженет на студии МГМ, где они оба работали по контрактам. Он начал работать там в 1933 году и стал преуспевающим оперным певцом. Как и другие молодые, привлекательные оперные певцы, Эдди был секс-символом того времени. Его фанатичные поклонники, в большинстве своем женщины, относились к нему как к рок-звезде и после концертов пытались на память оторвать клочок от его одежды.

 

Нельсон обратил внимание на чарующий голос Дженет в студии звукозаписи, где она озвучивала роль в фильме «Веселая вдова». Увидев ее на сцене, он влюбился. Она полностью соответствовала образу той единственной женщины, о которой он всегда мечтал. Несколько дней спустя он пригласил ее вместе поужинать. Она согласилась, но весьма неохотно, так как не хотела связывать себя отношениями, которые могли поставить под угрозу ее карьеру. Однако по мере продолжения их романа ее любовь росла. Нельсон заставил ее, роскошную 30-летнюю красавицу, чувствовать себя как на первом свидании. Могла ли сказка, которую она столько раз играла на экране, стать для нее реальностью?

«Он поцеловал меня, и то, что я почувствовала, было совершенно не похоже на все, что бывало со мной раньше, — сказала она матери. — Рядом с ним я чувствовала себя в прекрасном, приподнятом настроении, и когда он смотрит на меня, все остальные вокруг перестают существовать».

 

В их романе мы видим и другие характерные признаки, свойственные взаимоотношениям близнецовых пламен. Их любовь была чем-то гораздо большим, чем просто магнетическим притяжением: она проявлялась во всех сферах их жизни. Вместе они обладали тем излучением, которого им не хватало, когда они были порознь.

Фильмы, в которых они снялись друг без друга, запоминаются с трудом, но работая вместе, как это и бывает с близнецовыми пламенами, они были способны реализовать весь свой внутренний потенциал, и их совместные фильмы побили все рекорды «кассовое™».

Их ослепительное присутствие на экране, неподдельное качество их любви и ставшее теперь известным их страдание от постоянной разобщенности сделали восемь фильмов, снятых киногруппой Макдональд-Эдди с 1935 по 1942 год, наиболее трогательными любовными историями, когда-либо снятыми в Голливуде.

Их популярность не уменьшается. Студия МГМ выпустила несколько их фильмов в конце 50-х — начале 60-х годов, а недавно три из этих фильмов были изданы на видеокассетах. Их верные поклонники, молодые и старые, все еще собираются в трех клубах, один из которых является старейшим из всех существующих.

Их любовь не увядала, хотя физически они старели. Он продолжал видеть ее такой, какой она была в день их первой встречи. «Красота исходит от души, — сказал Нельсон в 1958 году. — Тело — это всего лишь оболочка. Конечно, оно стареет и изнашивается, но излучает или не излучает красоту сам человек. Вот почему я буду заботиться о мисс Макдональд до последнего дня своей жизни». Чувствуя его любовь, Дженет светилась, как светлячок, когда он был рядом, становясь совершенно другим человеком в его присутствии.

Их неувядающая любовь — другой признак близнецовых пламен — продолжалась и за пределами той одной жизни; во всяком случае, так они полагали. Шарон и Дайана обнаружили, что оба они верили в реинкарнацию. В 1930-х годах один экстрасенс сказал Дженет, что она знала Нельсона прежде, потому что лет сто назад они жили в Англии и были братом и сестрой. Идя по следу истории Макдональд и Эдди, Дайана Гудрич отправилась к другому экстрасенсу, ни слова не сказав ему о том, что было известно Дженет, и этот экстрасенс пришел к тому же заключению.

Хотя естественно предположить, что близнецовые пламена всегда будут любящей парой, это совсем не обязательно. Отношения брат-сестра не исключают связи родственных душ или близнецовых пламен, так как любовь близнецовых пламен длится не одну и не две жизни, а с самого момента их создания.

Брата и сестру могут связывать обязательства и узы чистой любви, взаимное уважение и совместные достижения. Это вполне реальная часть спирали, которую жизнь за жизнью строят близнецовые пламена, подготавливаясь к окончательному единению, в то время как плод их любви становится уникальным приношением на алтарь человечества. Их любовь столь могущественна, что возвышает и облагораживает все, к чему прикасается, очищая и обновляя поток осознания человечеством того, чем может быть истинная любовь и что она способна преодолеть.

Дженет и Нельсон верили также в карму — в то, что они несут ответственность за обстоятельства своей нынешней жизни, которые были результатом их прошлых действий. Как это часто бывает с близнецовыми пламенами, между ними была значительная карма, ибо, как оказалось, их любовь не развивалась гладко.

В их истории есть и отрицательный герой — «злая мачеха», или «тролль под мостом». Он пришел в образе страдающего манией величия Луиса Б. Мейера— управляющего кадрами студии МГМ. Когда Нельсон влюбился в Дженет, начинающая звезда находилась в обычном сексуальном подчинении у своего патрона, и тот «баритона» невзлюбил. Прежде всего за то, что Нельсон вполне самостоятельно добился успеха и не был обязан своей карьерой компании МГМ; в результате он был единственной звездой, кто не раболепствовал перед Луисом.

Анна Макдональд, мать Дженет, вместе с Луисом немедленно указали ей, что ради «простого певца» она серьезно рискует карьерой, приобретенной с таким трудом.

Испугавшись за свою карьеру, Дженет стала делать вид, что не замечает Нельсона. Но он совершенно ясно дал ей понять, что ему нет дела до ее прошлого, включая взаимоотношения с Луисом. «Нельзя с легкостью отбрасывать то, что мы обретаем, когда мы вместе... В трудную минуту ты захочешь, чтобы рядом был кто-то, кому ты действительно небезразлична, и тогда просто вспомни, что я реален».

В 1935 году они начали снимать свой первый совместный фильм «Строптивая Мариет-та». Когда стало очевидным, что фильм будет пользоваться большой популярностью и сделает Дженет суперзвездой, Луис дал ей свободу. Он не любил спать со своими звездами — это могло испортить их репутацию, но все еще имел зуб на ее нового любовника.

Во время съемок второй части фильма любовь Нельсона и Дженет росла и расцветала.

 

 

«Рядом с ним она чувствовала себя удивительно чистой и наивной», — говорится в книге «Прощайте, мечты».

Оба они знали, что это было больше, чем просто увлечение. «Это началось с первого взгляда. Она отвечала на любую невысказанную мысль, любое желание, о котором я мог когда-либо мечтать. Все выглядело так, будто я не могу жить, не могу существовать без нее», — говорил позднее Нельсон «папе» Леонарду, режиссеру картины. Когда «Строптивая Мариетта» стала фильмом года, публика начала громко требовать других фильмов с их участием.

К тому времени они начали снимать свой второй фильм — «Роз-Мари», в котором звучит песня «Зов любви индианки» («Когда я зову тебя: оу, оу, оу»), они уже безумно любили друг друга, забыв все притворства, и Дженет была счастлива, как никогда в жизни. Как истинные души- партнеры они обнаруживали самое лучшее друг в друге — он помогал ей в пении, она помогала ему овладевать мастерством актерской игры. Режиссеру и всей съемочной группе было очевидно: они созданы друг для друга.

 

На берегу озера Тахо, где проходили съемки, их любовь шла по пути, усыпанному цветами. Они вместе катались на лошадях, наслаждались любовной близостью, он сделал ей предложение, и она приняла его. Она восхищалась прекрасным кольцом с изумрудами и бриллиантами, которое он ей подарил. «О Нельсон, я обещаю, что буду носить его, не снимая. Так ты всегда будешь рядом со мной». Но, поступая как истинная звезда во всем, она хотела дождаться июня и устроить пышную свадьбу.

И это желание лишило их всего, потому что сквозь спокойную гладь моря их любви стали угрожающе проступать рифы честолюбивых замыслов, о которые суждено было разбиться всей их жизни. Шарон и Дайана так описывают это.

«Вскоре Дженет узнала, что беременна. Нельсон принял это известие с восторгом и желал немедленно обвенчаться, но ее раздражало, что он не понимает ее. В те времена, если звезда выходила замуж или оказывалась беременной без разрешения студии, причем не важно — в браке или вне брака, ее контракт считался недействительным.

Реальность кармической ситуации окружала ее, как бетонная стена, и давление становилось слишком сильным.

Дженет понимала, что если у нее будет ребенок, это раздавит ее.

"Я не позволю тебе разрушить мою карьеру, запомни это раз и навсегда! Я не хочу твоего писклявого ребенка, и это все!" — кричала она.

"Ты...ты...ты не знаешь, что говоришь! Это говоришь не ты, Дженни. Я не поверю, что все, чего ты хочешь от жизни, — это стать суперзвездой. Это же совершенно пустое дело".

"Это действительно то, чего я хочу, и я сделаю все, чтобы достичь этого. Ты слышишь? Все! Я намерена стать величайшей звездой, и никто не остановит меня! Ты понял?"

"Конечно, делай свою карьеру. Посмотрим, как много любви и тепла она даст тебе".

Эта сцена стала погребальным звоном для вечного счастья, которым они могли наслаждаться. На следующий день у Дженет произошел выкидыш. Она постаралась загладить ссору, но Нельсон оставался сердитым и разочарованным. Он резко отверг ее и вскоре связался с невысокой молодой блондинкой — восходящей звездой Анитой Луизой. Пытаясь доказать, что они оба могут играть в эту игру, Дженет позвонила Джину Рэймонду, актеру, с которым она встречалась несколько раз, и пригласила его на озеро Тахо. Джин так горячо поддержал ее идею о карьере, что когда он неожиданно сделал ей предложение, она согласилась. Он не мешал ее честолюбивым намерениям. "Твоя карьера— это самое главное", — сказал он ей. По не вполне понятным причинам она приняла его предложение, не ожидая следующего акта трагедии, для которого сама подготовила почву.

Джин немедленно позвонил в МГМ и объявил о бракосочетании. Луис был доволен, видя в этом случай отомстить непокорному баритону, поскольку его звезда выходила замуж. Он решил сделать из этого "самое большое рекламное шоу, которое когда-либо происходило"».

 

Во время съемок следующего фильма — «Майские дни» — влюбленные помирились и попытались отменить свадьбу, но Луис воспротивился, угрожая разорить Дженет. Доведенный до отчаяния, Нельсон предложил Джину 250 тысяч долларов, чтобы расторгнуть помолвку. Тот, к счастью, согласился, но Луис снова вмешался, явно угрожая жизни Джина. Луис, обладавший абсолютной властью над своими актерами, был не склонен раздавать пустые угрозы. «Мне бы хотелось еще немного пожить», — сказал Джин, идя на попятный.

Нельсон был в отчаянии. Съемки в фильме стали для них тяжким испытанием, через которое он кое-как прошел с помощью алкоголя, а она — держась на транквилизаторах.

Сюжет «Майских дней» наполнил Нельсона дурным предчувствием. Он верил, что однажды они с Дженет уже погубили свою жизнь и теперь снова повторяют старую схему. Он боялся, что история, которую они играли в картине, сбудется в жизни.

 

В фильме восходящая оперная звезда Мар-сиа Морнэ соглашается на брак со своим учителем музыки Николаи не любя его. Той же ночью в Париже она встречает молодого певца Пола Алисона и понимает, что он — ее настоящая любовь. Она проводит с ним прекрасный майский день, но решает, что выйдет замуж за Николаи, исходя из обязательств перед ним. Прожив с ним семь несчастливых лет, она снова встречает Пола в Нью-Йорке.

«Майские дни», 1937 г

 

Осознавая, что безумно влюблена в него, она просит Николаи дать ей свободу. Он соглашается, но слишком легко. Покидая ее, он берет револьвер, находит Пола и убивает его. Она появляется на сцене мгновение спустя, только чтобы услышать, как ее возлюбленный шепчет: «Тот день длился для меня всю жизнь».

В конце зрители видят ее одинокой и постаревшей. Ее душа в весенней мечте покидает тело, идя навстречу Полу, поющему ей песню. Она берет его протянутую руку, и их души наконец соединяются, уходя в цветущий май.

Страхи Нельсона не были беспочвенными. Дженет решилась идти на церемонию бракосочетания, и его последней надеждой было похитить ее. Он пришел к ней прямо перед свадьбой, вытащил из дому и посадил в машину.

«Дженни, скажи, что ты не любишь меня! Посмотри мне в глаза и скажи это. Если ты сможешь сделать это, я поверю и никогда не буду больше беспокоить тебя». Сначала Дженет посмотрела на него с вызовом, но потом в ее взгляде появилась нерешительность. Она отвернулась, чтобы скрыть слезы. Увидев их, Нельсон притянул ее к себе. Она напряглась и отпрянула назад, заговорила запинаясь: «Нет-нет, я не могу. Я не позволю тебе сделать это.

Ничего хорошего для моей карьеры это не даст. Разве ты не понимаешь? Любовь важна, но....»

В голосе Нельсона звучало отчаяние: «Ангел, ангел мой, что же это такое в тебе, что губит нас? Люди всю жизнь ищут то, что мы уже имеем, а ты готова от всего этого отказаться в своей бессмысленной алчности!» Тронутая его страданием, она потянулась к нему, но тут же спохватилась и закричала: «Нет, нет, все уже устроено! Самая пышная свадьба! Мои поклонники... я не могу, я не могу, я люблю свою карьеру больше всего!» Он позволил ей уйти, понимая, что потерял ее.

Венчание, должно быть, было одним из самых тяжелых моментов в жизни Нельсона. Гости помнят, как рыдания душили его на протяжении церемонии в церкви. Как и было запланировано, он спел песню «Я действительно люблю тебя» вскоре после слов, открывающих церемонию: «Возлюбленные, мы собрались здесь, чтобы перед Богом и людьми соединить этого мужчину и эту женщину священными узами брака...» — слов, которые он никогда не думал услышать со слезами на глазах.

Его песня-мольба прозвучала эхом «Любовного зова индианки», которую Дженет исполняла в фильме «Роз-Мари», когда Нельсон в роли полицейского из канадской конной полиции арестовывал ее брата. С самой страстной мольбой, когда-либо прозвучавшей в истории кино, она просит его вернуться, если он любит ее. Ни во время свадебной церемонии, ни на съемках никто не свернул с избранного пути, но в кинокартине был, по крайней мере, счастливый конец.

Не успела Дженет с мужем прибыть на Гавайи, как обнаружила свою ужасную ошибку:

 

Джин был гомосексуалистом. Она угрожала, что добьется признания брака недействительным, а он в ответ пообещал, что если она вернется к Нельсону, то он поместит эту скандальную историю на первых полосах газет.

Дженет застряла между двух эпох. Согласно жестким нормам 1930-х годов, когда кинозвезды служили эталоном совершенства, она решила не портить принятый на себя образ кроткого ангела и еще раз предпочесть славу личному счастью. К сожалению, Дженет смирилась с каменистой дорогой, которую она выбрала, с возрастающим отчаянием понимая, что погубила и свою жизнь, и жизнь Нельсона... Она знала, что это была только ее ошибка, что Нельсон действительно самый чудесный человек, которого она когда-либо знала, и единственный, кто любит ее по-настоящему. Чувство вины будет терзать ее до конца дней.

Тем временем рекламная машина Луиса перемалывала истории о «семейном счастье» Рэй-мондов, наполняя ими журналы для поклонников и колонки сплетен. Супруги поддерживали видимость благополучия, появляясь под руку на приемах и вечеринках и играя роль счастливой пары.

«Влюбленные», 1938 г.

 

Нельсон и Дженет снялись вместе еще в одном фильме— «Девушка с золотого Запада», вяло и безжизненно выполняя свою работу. Это единственный фильм без их любовного дуэта, так как она не могла петь без слез песню «Следуй своему сердцу», написанную для фильма. К следующему фильму— «Влюбленные» — ситуация стала для нее невыносимой.

Как рассказывают Дайана и Шарон, однажды вечером Дженет отправилась на поиски Джина, чтобы отправиться вместе на какую-то назначенную встречу, и в конце концов нашла его в постели в клубе гомосексуалистов. Она собрала его одежду и вытащила мужа наружу под насмешки других гомосексуальных парочек.

В ту ночь она вернулась к Нельсону «навсегда», покинув свой дом спустя несколько дней после того, как Джин ударил ее, оставив на лице синяки. Нельсон, всегда яростно защищавший Дженет, избил Джина так, что тот попал в больницу на две недели.

Влюбленные перебрались в коттедж в Бербанке и зажили жизнью простых нормальных людей. Соседи все еще помнят их как «приятную супружескую пару, любившую кататься на лошадях».

Дженет подала на развод. Они продолжали сниматься в фильме «Влюбленные», и теперь оба демонстрировали свою любовь в каждом слове и взгляде. Она счастливо забеременела, и на этот раз они оба хотели немедленно пожениться. Вместе они строили планы завести дом в Бель-Эр с детской комнатой в розовых или нежно-сиреневых тонах; все их мечты вот-вот должны были сбыться.

Так продолжалось до тех пор, пока Луис не увидел их вместе и не понял, что они горячо любят друг друга. Ярость его невозможно было передать. Дженет сказала ему, что Джин гомосексуалист, что с нее довольно и она разводится; Луис запретил ей это делать.

«Я понимаю, но в кассах кино не поймут.... Скажешь еще одно слово, и я уничтожу вас обоих». Но оба — Дженет и Нельсон — держались твердо.

Тем не менее угрозы Луиса возымели желаемый эффект. На следующий день упавшая духом Дженет оступилась и упала с высокого помоста, на котором снималась музыкальная феерия. Она была на шестом месяце беременности. Нельсон поднял ее и отвез в больницу; ее платье было пропитано кровью. У Дженет произошел выкидыш, Нельсон был сокрушен, и они узнали, что она больше не сможет иметь детей. Младенец — мальчик — прожил всего два дня. Луис снова разлучил их. Он сказал Дженет, что если они не перестанут видеться, Нельсона найдут «плавающим лицом вниз в качестве корма для рыб... Или ты приведешь себя в порядок, или я напущу на него моих ребят, и я не шучу». Поскольку Луис имел не слишком хорошо скрытые связи с преступным миром, она поверила ему.

Дженет вернулась к Джину, не сказав Нельсону о своем решении. В типичной для себя манере он загнал боль глубоко внутрь и заявил, что больше никогда не хочет ее видеть. Он начал вести беспутный образ жизни, пить и в конечном итоге тяжело заболел.

Затем, как сообщается в книге «Прощайте мечты» эта история сделала еще один странный поворот. Энн Франклин, случайная знакомая Нельсона, заглянула к нему домой, имея заранее продуманный план. Она нашла его пьющим, что в сочетании с депрессией и неясностью мышления, вызванной лекарствами, ослабило его волю. Она попросила его жениться на ней.

Он, будучи пьяным и неспособным здраво мыслить, согласился. В конце концов, Дженет была не единственной, на ком можно жениться. Нельсон очнулся в поезде, который вез его домой из Лас-Вегаса вместе с молодой женой. Он ничего не помнил и всегда с тех пор утверждал, что священник был подкуплен, если зарегистрировал брак человека, находящегося в таком состоянии.

Шарон Рич обнаружила, что для того, чтобы избежать впоследствии возможности признания их брака недействительным, Энн сделала фотографии, подтверждающие их супружеские отношения.

 

Когда Дженет услышала о происшедшем, она предприняла попытку самоубийства, выпив почти целый флакон снотворных таблеток. Попытка не удалась, она постепенно пошла на поправку, и вскоре начались съемки следующего фильма — «Новолуние» (1940 г.). Сначала их отношения были холодными, но затем они вновь открыли свою любовь и решили, что не могут жить врозь.

Она снова вернулась в их маленький домик, но Луис опять узнал об этом и заставил их расстаться. «Единственное место, где я желаю вас видеть вместе, — это перед камерой, и нигде больше». Во время съемок этого фильма им вновь пришлось пройти через страдание — находиться на противоположных сторонах съемочной площадки, но Луис не мог разлучить их надолго. Они начали встречаться снова, поклявшись быть более осторожными.

Наконец, гром грянул, когда Энн Эдди пошла к Луису и пожаловалась на своего вечно отсутствующего мужа. Луис пришел в ярость и обозвал Дженет шлюхой. Нельсон чуть не задушил его и уволился, выкупив свой студийный контракт. Дженет все-таки удалось убедить его закончить фильм «Я женился на ангеле» (1942 г.), в котором они снимались и который стал их последней совместной работой.

Теперь карьера мало или совсем ничего не значила для Дженет по сравнению с любовью к Нельсону. Она перестала быть требовательной к себе, и это отражалось на ее игре. Луис решил не возобновлять с ней контракт.

Хотя она снялась еще в трех фильмах и участвовала в целом ряде спектаклей и концертов, занималась благотворительностью в пользу раненых и даже спела в опере, о чем всегда мечтала, ее карьера так никогда и не набрала обороты.

Их жизнь в обществе теперь изменилась. Возраст Дженет уже не позволял ей играть главные романтические роли, в то время как Нельсон продолжал пользоваться успехом. Он снялся еще в четырех фильмах, хорошо принятых публикой, и до конца своей жизни продолжал давать концерты и участвовать в шоу в ночных клубах. В 1946 году у Дженет началось расстройство нервной системы. С этого времени ее здоровье стало постоянно ухудшаться. В 1948 году у нее был первый сердечный приступ.

В последующий период и Дженет, и Нельсон довольно апатично относились к устройству совместной жизни. Казалось, что они считают свои отношения вполне устоявшимися и могут подождать следующей удобной возможности.

Нельсону приходилось постоянно работать, так как его жена или вкладывала во что-нибудь все его деньги, или тратила их. У него никогда не находилось достаточно денег, чтобы купить для них с Дженет дом в Аризоне, где они мечтали уединиться.

Итак, близнецовые пламена, ставшие кинозвездами, продолжали жить со своими законными супругами. И тут возникает вопрос, на который не найдется ответа в этой истории: почему каждый из них не подал на развод? В 1950 году развод уже не считался таким позором, как это было в 1937 году.

Что касается Нельсона, то Энн отказалась дать ему развод, хотя он умолял ее об этом.

 

Возможно, Дженет скорее всего оставалась с Джином из жалости, в ответ на его тщательно продуманные слезливые сцены с мольбами на коленях о прощении — «Я больше никогда так не поступлю».

Другая причина, по которой Дженет и Нельсон могли не расторгать свои «документально оформленные браки», — это то, что они, возможно, уже были женаты! После опубликования своей книги Шарон Рич обнаружила свидетельства, которые привели ее к убеждению, что Нельсон был уже женат на Дженет в то время, когда женился на Энн. Некоторые источники упоминают, что Дженет и Нельсон ездили в Мексику, чтобы пожениться. Шарон полагает, что это имело место, когда Дженет была беременна — во время съемок фильма «Влюбленные». Это выглядит тем более правдоподобно, что Нельсон был человеком твердых убеждений и никогда не позволил бы своему ребенку родиться под чужой фамилией.

В Мексике они могли получить развод по доверенности, без личного присутствия Джина, и быстро оформить брак. Затем, когда Нельсон женился на Энн, она могла шантажировать его, обвиняя в двоеженстве. Такой угрозы могло быть достаточно, чтобы связать его с этой женщиной на всю жизнь, ведь развод мог вызвать скандал, последствия которого бросили бы тень не только на карьеру, но и на моральный облик Дженет.

Таким образом, факт, что они перестали скрывать свою любовь друг к другу, может быть объяснен тем, что они считали ее законной, скрепленной узами брака, хотя и тайного.

Их глубокая любовь не знала расстояний. Однажды, когда Нельсон во время турне по Австралии получил немного тревожное письмо от Дженет, он расторгнул свой контракт и вылетел обратно в Голливуд, так как письмо вызвало у него нехорошее предчувствие. Он успокоился только тогда, когда обнаружил, что она чувствует себя нормально (или кажется таковой).

В какой-то момент Джин стал более жестко вмешиваться в жизнь Дженет, вынуждая ее продать дом и переехать на квартиру. Нельсон постоянно путешествовал и не знал об ухудшении ее физического состояния, так как она до самого конца скрывала от него боли в своем разбитом сердце.

Она медленно умирала, так как Джин и служанка отказались заботиться о ней и забрали у нее телефон, чтобы она не позвонила Нельсону. Джин часто давал ей снотворное для успокоения. Если бы не чувство ужасной вины, которое мучило ее, она, может быть, проявляла бы больше интереса к жизни, но, как сказала ее сестра Блоссом, «именно чувство вины убило ее».

В день смерти, 14 января 1965 года, Джин был у ее постели. В бреду она решила, что это Нельсон, и этому единственному, который любил ее душу с самого начала, с последним вздохом — уже через вечность — она сказала: «Я люблю тебя».

Как и Ромео, Нельсон хотел последовать за своей Джульеттой, но ему мешали при каждой попытке самоубийства. В конце концов, два года спустя после ее смерти, он упал во время шоу во Флориде и спустя несколько часов скончался. Мы надеемся, что, как и в фильме «Майские дни», Дженет приветствовала его песней, когда он легко покинул свое изношенное тело.

В октавах света они могут ждать возможности еще раз выйти на сцену жизни, получить шанс заново построить свою жизнь и на этот раз победить гордыню и честолюбие во имя Любви, а также оказаться в таком месте, где никакие луисы, джины или энн не будут иметь власти над их духом. Ибо они поистине прошли испытание и очистились в пламени превратностей своей судьбы, вызванных ими самими. Зная о силах, которые атакуют истинную Любовь, и, самое главное, защищая свой брак, заключенный на небесах, они на Земле претворят в жизнь свою самую священную и тайную надежду — быть едиными навеки.

И ничто, и никто не встанет между ними, ибо без Любви жизнь есть «медь звенящая, или кимвал звучащий» (1 Кор. 13:1). «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гада-тельно, тогда же лицом к лицу» (1 Кор. 13:12).

И тогда не будет отвергнут закон Господа Бога для близнецовых пламен: «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф 19:6).

Предыдущая статья:Приложение 3. Текстовый материал к упражнениям Следующая статья:ПОИСКИ ЦЕЛОСТНОСТИ
page speed (0.0237 sec, direct)