Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Литература

Дорога к дому.  Просмотрен 70

Земля очень медленно надвигалась синей полосой безбрежной дали, постепенно превращаясь в ревущий поток под ногами и, проносилась с бешеной скоростью мимо них по обеим сторонам, а потом снова заворачивалась уже, где то далеко в стороне обратно к горизонту. Они мчались вслед за уходящим солнцем, торопясь ни на секунду не отстать от него. Если до захода солнца не успеют преодолеть синий перевал и попасть на берег океана, где начинается зона карантина, то оба безвозвратно погибнут навсегда. Нельзя оглядываться назад, только вперед и вперед.

Когда это началось, сердце и дыхание его были остановлены на сорок минут земного времени, ровно столько времени было оплачено на проход через шлюзы. Истекли последние секунды, он вдохнул воздух, сердце снова заработало, сознание вернулось, но сущность его уже была иная, и иной был мир. Ему даровали силу быка, тоже неплохо, есть шанс добежать до зоны карантина, там встретят его близкие и узнают его и проводят к пристанищу. Все было просто и абсолютно бесстрастно, как прозрачная вода - впереди вечный свет и свобода, за спиной- тьма и вечная пустота. Едва капля росы упала со стебля на землю, он уже помчался за солнцем к самому краю земли, постепенно набирая ход и разгоняя свою массу до скорости гусиного полета. Впереди, на расстоянии двух миль лежала собака, похоже на то, что у нее серьезное повреждение конечности и ее ждала неминуемая гибель. Собака была той же масти ,что и бык. Он сразу узнал ее. Встречались безмолвно взглядами в прошлой жизни на мгновение…. Встречались, и основа расставались на годы. Сердца их взаимно притягивались при встречах, но не суждено им вместе тогда было быть, потому, как жизнь не складно сложилась у обоих. Она опаздывала от него на десять лет жизни. Через мгновенье он принял решение: он заберет ее с собой, чтобы не случилось, либо они добегут вместе, либо погибнут вдвоем. Останавливаться в движении было строго запрещено. За нарушение запрета отнимали жизнь незамедлительно. Он подал ей знак, чтобы приготовилась, а сам начал замедлятся, приближаясь к ней. Как только бык поравнялся всего лишь на миг, собака прыгнула на его огромную спину и, уже теряя, сознание от острой боли в лапе, замкнула свои челюсти на его загривке. Когда боль утихла и она укрепилась, бык прокричал ей перекрывая шум : - Пей мою кровь, пей кровь, не медли. Она тотчас прокусила вену на шее быка и пила горячую кровь глотками, напившись, стала зализывать рану. Души их оказались родственными, по этой причине запустился процесс синхронизации личностей, сопровождаемый едва ощутимой вибрацией. Когда все кончилось, собака была уже полностью практически здорова, и они сами стали одним целым и каждым по отдельности одновременно. Вера их удвоилась и по вере их удвоилась и сила, приходящая к ним с неба. Теперь они легко ускорились на треть. Он иногда подключался к ней ненадолго и осматривал ее глазами окрестности равнины, так как самому приходилось неотрывно смотреть только прямо вперед, чтобы ни на йоту не уклонится от линии солнца. Местность не была пустынной и мертвой, то и дело появлялись ниоткуда и исчезали в никуда разные эпизоды из прошлых жизней: вот идет свадьба кочевников с танцующими монголами, тут же следом за ними появляются босоногие африканские трубадуры все в бусах и косичках, и вездесущие цыгане тоже тут, торгуют дешевыми украшениями. Неожиданно появился караван навьюченных верблюдов входящий в древний восточный город, украшенный сверкающими куполами мечетей и минаретов. А там уже другая эпоха появилась… Лишь только запел муэдзин призывающих правоверных мусульман на последнею за день молитву , пошла, скрываясь от настороженных глаз в очередной рейд увешенная оружием группа воинов шурави…. Тут он увидел и узнал сразу то что было когда-то давно в его жизни, маленький самолет кукурузник, уходящий от грозы; такие кукурузники, каждый день летали над безбрежным таежным краем Сибири. В той жизни проснулся он в белой комнате шахтерского барака. Глубокая тишина вокруг и полное одиночество слегка встревожила Жавдетку, слышно было, как бьется сердце и мерно стучал телетайп, монотонно звучал голос диктора из радио на стене. Передавали новости ТАСС – бомбили деревни в далеком Вьетнаме, война , смерть и горе – все было так далеко и непонятно.

Вечерело за окном, летнее солнце, отражаясь золотисто розовым на стеклах домов, валилось за сараи. Вечер перед выходными уже начинался, люди уже покинули свои дома и собирались во дворах по своим местам. Разные люди приходили сюда, были среди них трудящиеся, уставшие от труда и тунеядцы, уставшие от безделья, инвалиды, подростки-кривляки, изображавшие хулиганов, просто дети. Все они, без исключения, собирались в поисках удовольствий и наслаждений, кому какие доступны, в пору прекрасных летних вечеров. Жавдетка услышал голоса внизу на улице перед парадным подъездом. Играла гармошка, визжали и громко смеялись девицы, имеющие желание танцевать кадриль с кавалерами. И уже старый еврей Равит, сборщик старых вещей, раскручивал на своем патефоне шлягер золотых шестидесятых « Подмосковные вечера». Все, нельзя больше терпеть. Жавдетку с невероятной силой потянуло туда, где были все свои, близкие друзья. Там Райка собирала ребятишек играть в прятки, туда, где было детство, там было его нехитрое счастье в жизни, которое столь быстротечно и медлить нельзя, иначе все упустишь навсегда.

Выскочил в длинный коридор и уже хотел бежать к выходу, но дверь в квартиру, которая находилась напротив, была приоткрыта, мало того, что она была приоткрыта, но из нее, ко всему прочему, шел густой запах наивкуснейших капустных пирожков, которые пекла невестка деда Борщака. Жавдетка тут же, незамедлительно, попался в очередную ловушку деда Борщака и сунул свой нос к нему в хату. Дед Борщак, очень обрадовался и замахал ему рукой, приговаривая: - А ну, пидь до мене, Жавдетка. Дай ко мени побачить, на тоби. Ого, якей ты гарный татарчонок. Иди, покушай пирогов - говорил он переходя, на местный язык, и набивая трубку табаком. - Расскажешь мне новости. Дед Борщак, был стар и сед, ноги его уже плохо слушались и на улицу он неходил, но знал он всегда все про всех, и повидал многое на своем веку. Он знал также, что умирать будет не на своей родине, а здесь, на этой земле, куда попал по воле могущественного правителя. Такова была судьба его жизни.

- Скажи ка мне, Жавдетка, зачем это вы с Димкой Гусаком ворону обучали красть огурцы из огорода бабки Федоры?

Да, был вороненок - двухлеток Гаврошка, питомец и друг Димки Гусака. И Жавдетка тоже был там и ничего более, просто смотрел. Жавдетка оправдывался, говоря, а сам при этом засунул себе запазуху три пирожка про запас.

-Гусак главный, он уже старый по сравнению со мной, два года уже сидит в четвертом классе, а я только на будущий год в школу пойду. Он все придумал и вороненок тоже его. Да и стащил то Гаврошка всего два огурца.

А козу Валетку у тетки Марфуги кто два раза доил? Пушкин что ли с Лермонтовым?

-Про этих двоих, я вообще ничего не знаю. Гусак доил Валетку. А я эту козу боюсь, она бодается сильно.

- А вот участкового Цымбалюка ты нарисовал на его же гаражных воротах. Ну, очень похож, ничего не скажешь. Рисовать ты мастак, хоть и мал очень. Цымбалюку даже очень понравилось, говорит, талант у тебя к этому делу и учиться надо Жавдетке на художника.

Едва старик надолго замолчал и, по своему обыкновению, перешел из мира сего в мир прожитой жизни перебирать картины давно минувших дней, Жавдетка уже соскользнул по деревянным перилам и выскочил наружу.

Вечер ласково окутал его своим теплом, напоил пьянящими запахами разных трав и цветов, жареного картофеля с луком, дымом каменного угля от летнего очага, на котором готовили пищу женщины, перемежая все это с бесконечными сплетнями. Великое множество разных голосов, музыки, смеха и веселья заполняло все пространство, вводя в какой - то легкий завораживающий транс. Он миновал стол азартных игр с игроками, где максимальные ставки не превышали стоимости бутылки коньяка, и бежал на площадку к своей компании. Ему неожиданно пересек дорогу черный кот, матерый, смелый и наглый скрылся в дворовых постройках.

Поплевал через плечо не останавливаясь, вбежал в круг между Вовкой и рыжим Рамазаном. Считалка шла по кругу: - С высокого горба катилася торба. В ней лежали сало, хлеб, пшеница. С кем ты хочешь поделиться? Выбирай по скорей не задерживай честных и добрых людей! Считалка закончилась на рыжем Рамазане.

Они трое выскочили из круга. Жавдетка поделился с ними пирожками, потом высоко взлетели вверх палочки и все разбегались в разные стороны прятаться. Жавдетка побежал наверх в гору, где погреба, прямо в густые заросли полыни. Полынь выросла выше его роста, за день так нагрелась, а теперь от нее шел такой одуряющий дух, что он закашлялся и стал продираться сквозь нее напролом. Он вышел прямо на край глубокого и длинного каньона. Черный кот был тоже тут, лежал на теплой земле, являясь хозяином этого места. Коротко вспыхнули зеленым светом глаза и погасли, пустил хвостом ленивую волну давая понять, что Жавдетка приглашен и может присесть на край обрыва. Жавдетка был смышленым мальчишкой, приглашение принял с благодарностью и сел неподалеку на край каньона.

Это было самое высокое место в околотке и с него видно было, вдалеке стоял вечерний город в огнях фонарей, и Жавдетке очень хотелось увидеть, что там происходит интересное, только вот слишком далеко. В то время кот, пристально смотрел на какую то точку впереди сандалий у него на ногах. На том месте образовался крошечный бурунчик из пыли и стал раскручиваться как юла, превратившись в вихрь ростом не выше коленки и, крутился, уже теперь одинаково, не останавливаясь, с постоянной скоростью. Жавдетка видел, как этот вихрь поменял пространство вокруг, оно изменилось, стало другим, оно было податливым и послушным его воле. Он мог видеть и слышать далеко.

-Ух, вот это да! видать то как далеко и слышно все!

изумленно прошептал Жавдетка, считая все происходящее вокруг могущественным волшебством. Он увидел и услышал отчетливо на расстоянии в полутора километрах от него, как десятник Никанор со своим сыном пэтэушником Аркашкой стащили, в очередной раз, доску из склада опилок и теперь уже считая ее своей законной собственностью, аккуратно несли на свою территорию.

По дну каньона проходила крытая галерея с электрическим светом, которая уходила вдаль, скрываясь за сосновым лесом, доходила, до глиняных котлованов. По галерее, время от времени проходил карликовый локомотив с составом вагонеток груженных глиной для кирпичного завода.

На шахте Маганак загорелась пятиконечная звезда, сотканная из рубиновых лампочек. За спиной зашипело, он повернулся и видел, как над Ясной поляной взлетела и погасла зеленная ракета. Видел, как паровоз тащил вагоны с углем на коксовый комбинат и мог рассмотреть, как из окна вылетел в кювет огонек от папироски. Видел, как перед проходной пекарни №12 сидел на лавочке вахтер Волдо Геллер и чистил в газетку вареное яйцо. Видел, как из ресторана « Батуми» вышли две красивые женщины и зацокали каблуками в сторону тырганского уклона. Видел, как содрогаясь и проваливаясь в воздушные ямы, уходил от грозы кукурузник, направляясь в сторону алтайского края.

Он сидел на краю большого каньона и смотрел это волшебное кино, пока вращалась пылевая воронка у его ног. Кот давно ушел по своим делам, а он сидел и смотрел, одинокий зритель волшебного кинотеатра, смотрел, пока не перестало вращаться колесо и все закончилось.

Жавдетка был очень благодарен черному коту за столь неслыханный подарок, но тот исчез, совсем, навсегда, как в воду канул. Его подарок он сохранил на всю жизнь, и подарок этот помогал Жавдетке в особенно тяжелые моменты. Тогда он, оставаясь в одиночестве доставал этот подарок из хранилища своего сознания и заново просматривал это кино, оно не тускнело со временем и не старилось, все было точно также как в первый раз. Жавдетка успокаивался, в голове все прояснялось, с плеч падало тяжкое бремя, а все проблемы незаметно решались и, как то потихоньку, потихоньку исчезали и забывались. Случилось с ним такое и тогда, когда старость достигла пределов его жизни и стояла там, вокруг, станом перекрыв все выходы, а он ее заметил слишком поздно, когда уже острая колючка воткнулась в его сердце и застряла там до поры. Он растерянно и беспомощно осел в кресло, потом колючка выскочила из сердца и исчезла вместе с болью. Раздумывал недолго, решал быстро – укрыться от старухи не удавалось еще ни кому, потому не стоит противиться течению жизни и столь неожиданно случившемуся обстоятельству, необходимо было только поменять зрелость на старость и все, ничего более, только жить тихо, скромно догорая, как пламя восковой свечи.

Между тем, синий перевал медленно приближался а, солнце прошло свой пик и начало снижение. С неба послышался трубный клич журавля, кто-то более достойный, чем они догонял их на совместном поприще. Журавлем становились наиболее чистые и как, уже упомянулось, более достойные. Этого журавля он узнал сразу, это был шурави- воин афганец, из тех, которые присягнувши раз более не присягали никогда.

Тугаев наблюдал в бинокль, как ранним утром ирбис убил архара на водопое, напав на него из засады. Майор еще раз, воочию увидел подтверждение правилу – если хочешь избежать засады врага, то никогда не ходи одними и теми же тропами, потому что знал - слишком острожные животные и те погибали только от того, что не меняли своих привычных дорог. Были и другие правила для выживания в боевых действиях, никогда не надо переедать, что бы разум оставался всегда ясным и быстрым, а тело легким и послушным. Вообще, жизнь необходимо упростить до предела, освободить себя от рабства прошлых и будущих страстей, живя только настоящим моментом, и тогда намного легче адаптироваться в быстроменяющейся обстановке. И еще майор думал что, ни разу не подвел его крестник, молодой хазареец Сабир, которого он спас от гибели в жарком месяце зуль-каада.

Это было время перемен, на далекой родине умирала старая империя, утратив свое былое величие и силу, а зарождение новой еще только существовало в пророчествах магов и колдунов. В те дни возвращались они из тяжелого, изматывающего рейда без радиостанции, но без потерь.

Вот тогда и набрели они на раненного и истекающего кровью, Сабира. Конь его стоял рядом неподалеку, не тронутый, опустив голову. На них, напали по дороге, когда они вместе с тремя афганцами-пуштунами перегонял хозяйских коней, к покупателю в одно из горных селений. Он один выжил, остальные были убиты сразу. Тугаев приказал группе рассредоточиться на местности, быстро и толково перевязал хазарейца, привел его в чувство и, привязав его к лошади отправил домой. Сам думал в сердце своем, война рано или поздно закончится, а хазареец живой останется, женится, детишек нарожает, зачем ему умирать молодому, так что пусть живет. Позже, он встретит случайно, Сабира на базаре, хотя это не была случайная встреча, это было осознанное тайное приветствие и благодарение за добро, воздаваемое по восточному обычаю, ибо всякое зло должно быть неизбежно наказано, как и всякое добро непременно вознаграждено. Хазареец смотрел на своего спасителя не отводя взгляда до тех пор, пока тот не почувствовал его на себе. Тугаев, осторожно и незаметно осматривался, выискивая среди множества лиц, глаза которые сейчас его изучали, он увидел глаза хазарейца и удивился, ни чем, не выдавая своего удивления, разве что бровь едва уловимо дрогнула, и искорки мелькнули в зрачках. Хазареец оставаясь на прежнем месте в отдалении, незаметно для посторонних положил руку на сердце и медленно с почтением опустил веки, беззвучно приветствуя русского: - Салам, шурави, да продлит твои дни, Аллах! Тугаев в ответ проделал тоже самое, молча:- Салам, бача, рад тебя видеть среди живых!

Хазареец дотронулся до горла и указал взглядом, на юг в сторону Хоста: - Не ходи в ту сторону шурави дуст (друг), там будет ждать тебя душман (враг), чтобы взять твою жизнь. Иншалла, шурави. Проговорив это все беззвучно, но понятно только для посвященных, Сабир исчез, затерялся как песчинка в пустыне, поди, найди его. Тугаев теперь знал, на ближайшем маршруте их будет ждать засада, а он пойдет по своему пути, который кроме него ни кто не будет знать. Кто знает, может быть, все обойдется и на сей раз. Обошлось, удача сопровождала группу в составе пяти человек на всем пути. Удачно обошли замаскированные заслоны моджахедов. Обнаружили караван с оружием, прибывающий из Пакистана, передали его координаты в штаб полка и покинули зону, удалившись на 20 километров, находились в режиме ожидания, до завершения операции. Караван был обнаружен и уничтожен силами двух вертолетных эскадрильей. Группа вернулась на место постоянной дислокации. Отчеты и сводки, о проведенной операции, прошли по штабным инстанциям и исчезли в военных архивах, на этом вся эта история удачно закончилась.

Сабиру впоследствии удалось еще раз, поквитаться со своим другом шурави. В конце весны хозяин отправил Сабира с срочным сообщением в одно из местечек с базаром по продаже скота, где еще с довоенных времен была обустроена секретная перевалочная база контрабандных товаров. В этом месте вели торговлю разного рода скотиной и время от времени сюда пригоняли с разных мест небольшие партии животных, а вместе с ними на некоторых повозках с кожей и шерстью поступали небольшие партии оружия для моджахедов. Хазареец передал нужному человеку письмо от хозяина, отдохнул до вечера в одном из базарных сараев и затемно вышел во двор к своему коню, собираясь уже отправится в обратный путь, как услышал голоса из открытого окна. Разговаривали двое мужчин и называли имя, которое заставило Сабира замереть и прислушаться к говорящим голосам, потому что они произносили имя Хатар шурави, что означает Опасный русский, так называли моджахеды в своих кругах майора Тугаева. Голос постарше говорил: - завтра к вечеру мы должны перекрыть оба висячих моста через реку, без переправы ему на тот берег не выйти: берега - крутые скалы, течение сильное, половодье. Снайперы их достанут. Если будет на то воля Аллаха, и удача будет сопутствовать нам, получим на двоих по двадцать пять тысяч за голову Хатара шурави. Голос старшего принадлежал хромому Касыму и хазареец видел его в лицо, дважды. Касым, грязный убийца и грабитель, дважды был в доме хозяина. Рукой Касыма хозяин убрал пару несговорчивых конкурентов по бизнесу, приходивших с севера и его же рука убила старшего брата невесты Сабира, а потом угнавшего весь скот из его дома. Этот хромой Касым был кровником хазарейца. Сам же Касым при встрече даже не узнал бы хазарейца, он вообще считал ниже своего достоинства даже смотреть в сторону представителей низшей касты, к коим относил всех хазарейцев, для него, они все были на одно лицо.

Сабир направил своего коня к месту на берегу реки, куда должны была выйти группа Тугаева на рассвете. По расчетам хазарейца шурави должны были сразу выйти к берегу и идти вдоль него по течению в поисках переправы и должны были прийти к ближайшему висячему мосту только к завтрашнему вечеру. На это же рассчитывал и Касым, командовавший двадцаткой моджахедов.

Уже на рассвете, пока группа отдыхала на коротком привале, русский майор стоял у больших валунов и рассматривал отвесные скалы, нависавшие над водой противоположного берега реки, пытаясь обнаружить хоть какой-то пригодный путь подняться на кручу.

Очень не нравилась ему сложившаяся обстановка, уж очень она похожа была на ловушку. Послышалось отчетливо угрожающее шипение кобры, и майор застыл, скосив глаза долу. Вслед за шипением, послышался спокойный тихий смех и голос хазарейца приветствовавшего своего друга шурави. Сабир вышел из-за валуна и, с поклоном, подошел к своему русскому другу, протягивая обе руки для пожатия, как принято делать на востоке. Тугаев обрадовался встрече, ему стало легко, тяжесть ушла из сердца, и он улыбался, оттого что знал наверняка, юноша этот снова принес им удачу и спасение от руки врага. Посовещались недолго, и хазареец повел всех за собой к месту скрытой переправы, о котором он знал с тех пор как пас в этих местах овец. И место это было в пятистах метрах ниже по течению. Сабир зашел в воду и поплыл, в этом месте река делала поворот, и течение само вынесло его на противоположный берег. На том месте, куда его вынесло, была узкая зарождавшаяся расщелина, которая расширялась и выходила на самый верх берега, и заметить ее можно было только вблизи с двух - трех метров. Расщелину с противоположного берега даже из бинокля было очень трудно заметить, она полностью сливалась с рельефом скалы. Сабир залез уже на берег, привычно пробросил веревку от воды до вершины, закрепил и подал сигнал группе к началу переправы. Когда после переправы бойцы привели себя и снаряжение в порядок и, можно было продолжать движение, Сабир обратился к командиру с делом, которое тщательно обдумал еще в дороге до встречи у реки. Хазареец пересказал весь разговор подслушанный ночью из открытого окна и в вкратце изложил суть дела, которое сводилось к тому, что он просил уничтожить своего кровника Касыма, который должен был появиться на противоположном берегу к исходу дня со своими присными. Касым наверняка уже перекрыл заслонами проходы у обоих висячих мостов через реку, а сам с группой всадников следовал по берегу в поисках кучки русских солдат, прорывающихся на свою территорию. Тугаев после долгого молчаливого раздумья, стал говорить, предлагая следующее решение. Касыма необходимо уничтожить одним выстрелом из винтовки СВД и указал на снайпера группы по кличке Куница. – Сделай его, Куница, одним выстрелом, как ты умеешь. Куница, сероглазый славянин с Поволжья ответил, как обычно – Сделаем, командир. Далее командир, уже обращаясь, к остальным бойцам говорил:

-Остальным себя не обнаруживать, признаков жизни не подавать, огня не открывать, пусть думают, что это кровная месть и ничего более.

Сабиру же сказал, чтобы он, как только снайпер произведет выстрел на поражение, на краткий миг показал себя врагу, и сразу исчез в укрытии. Пусть моджахеды убедятся в том что, стрелял афганец, один из многочисленных врагов Касыма. Думаю, что они только в тайне порадуются тому, что всевышний забрал у них предводителя с черным сердцем, и откажутся от преследования.

Случилось то, что должно было, случится и рука возмездия покарала хромого Касыма за его злодеяния, слухи о свершившемся событии разнеслись по селениям и городам и затихли где-то в Пакистане в резиденции американских спецслужб.

Четыре года спустя, Тугаев снова захочет увидеть своего крестника Сабира и, придя на базар, зайдет к чайханщику и меняле Джафару, родному дяде хазарейца, что бы передать через него весть об окончании службы и отбытии на родину. Пройдя по торговым рядам, он купил подарки трехлетнему сыну и жене Сабира. Для Сабира у него уже был загодя заготовлен подарок достойный настоящего восточного мужчины. Это был шахриханский нож, ручной работы, изготовленный по технологиям ремесленников эпохи Тамерлана, красивый, он его купил в Кабуле у купца – туркмена.

На следующий день, они встретились у Джафара в чайхане, Сабир пришел с сынишкой Мусой, который являл собой копию отца, и с юной женой Фаридой. После теплых приветствий обменялись подарками. Сабиру очень понравился подарок, и он радовался ему как ребенок. Они в свою очередь подарили Тугаеву, полный комплект одежды афганца и упросили его немедленно переодеться в нее в служебной комнате. После облачения в новые одежды, Тугаев изменился до неузнаваемости, новый наряд был ему очень к лицу. Потом они очень долго сидели за столом, угощались восточными блюдами, пили чай со сладостями, разговаривали. Говорил в основном Сабир, а Тугаев больше молчал и улыбался. Тугаев с удовольствием слушал цветистую восточную речь, слова, словно красивые узоры сплетались в чудный персидский ковер, ему это нравилось, сердце его наполнялось теплом и радостью. Забылось все плохое, забылись тревоги, и война тоже забылась. Казалось, сам Всевышний, расставил своих незримых ангелов хранителей вокруг них, давая им в дар, возможность испить хоть немного счастливых мгновений жизни и чтобы запомнили они этот чудный день и вечер на всю жизнь. Люди приходили и уходили, смотрели на этих сидящих за одним столом счастливых людей и непременно думали одно и тоже. Они все думали, что это отец, сын, невестка и внук возвращаются либо из паломничества, либо едут домой из дальних мест, где гостили у родственников, а сейчас просто зашли в чайхану отдохнуть с дороги, а потом снова продолжат путь к своему дому.

 

 

Предыдущая статья:Направления совершенствования агрегатов и линий в термических цехах Следующая статья:Заняття 2. Конституції зарубіжних країн
page speed (0.1419 sec, direct)