Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Литература

Глава 18, – Кэрри, я не хочу, чтобы ты увольнялась. Ты знаешь, что ты мой лучший..  Просмотрен 31

  1. Глава 12, Несколько дней на работе прошли без происшествий, но пятница оказал..
  2. Глава 13, Когда после обеда вернулась Лана, Кэрри успокоилась. Она все еще зл..
  3. Глава 14, Музыка в клубе была не более чем раздражающими ударами барабанов, к..
  4. Глава 15, Поездка домой с выставки, вытянула из Кэрри всю оставшуюся энергию...
  5. Глава 16, Майкл проснулся от звука сливавшейся в унитазе воды и в панике выпрыгн..
  6. Глава 17, Кэрри была в шоке от того, что теперь у нее было свадебное платье. Его..
  7. Глава 19, Утром в пятницу брат Майкла и по совместительству его шафер, пришел до..
  8. Глава 20, В шесть часов вечера субботы, надев самое красивое в мире свадебное пл..
  9. Глава 21, Майкл ворвался в женскую уборную, которая была размером со стадион,..
  10. Глава 22, Прошло пять дней ее замужества, а Кэрри снова была в кабинете своег..
  11. Глава 23, – Так что, ты всерьез собираешься просто ее отпустить? – спросил Ше..
  12. Глава 24, Кэрри провела утомительный день на работе, пакуя свои вещи. В семь..

– Кэрри, я не хочу, чтобы ты увольнялась. Ты знаешь, что ты мой лучший планировщик мероприятий. Хочешь, чтобы я уволил Эрин за то, что она капала тебе на мозги на работе? Хорошо… считай ее уже нет, – сказал Джон, скрестив пальцы, чтобы Кэрри смягчилась и не раскрыла его блеф. Он не хотел терять их обеих. И вдобавок, Эрин подаст на него иск за сексуальные домогательства, в тот же день как ее уволят. Какой бардак.

Кэрри подумала о том, какое удовольствие получит, увидев, как Эрин получит пинок под зад и потеряет работу. Но это будет такой же пирровой победой, если наблюдать, как Шейн вместо нее поколотит Майкла, или Майкл побьет Кевина. Это просто перекладывание конфликта на кого-то другого. А она уже слишком долго это делала.

– Это очень приятное и заманчивое предложение, – честно сказала Кэрри. – Но оно не решит проблемы. Когда Эрин немного повзрослеет и узнает побольше о том, как обращаться с людьми, то станет для тебя отличным планировщиком.

– Потому, что этому ее научила ты. Она берет пример с тебя, – сказал Джон. – Тебе не кажется, что вы обе сможете это забыть, как только вы с Майклом поженитесь?

– Джон… меня беспокоит прошлое Эрин с Майклом, но не она причина, по которой я ухожу. Я ценю все, чему здесь научилась, но мне нужны перемены. Примешь ли ты мою отставку или нет, я все равно уйду. Это может быть завтра или через четыре месяца, – твердо сказала Кэрри

– Ну ты же понимаешь, что я предпочту четыре месяца, – сказал Джон, смирившись. – Мы получили окончательные цифры после выставки Ланы?

– Лана продала десять работ из восемнадцати. Я не знаю точную сумму, но думаю, что после того, как она с нами рассчитается, у нее будет шестнадцать тысяч. Не так уж и плохо, – сказала Кэрри, думая о том, что Майкл мог бы получить столько за одну работу. А его отец вдвое больше за статую.

– Это означает, что мы заработали семь тысяч двести плюс расходы, – сказал Джон.

– Полагаю, около десяти, – сказала Кэрри.

– Останься, – стал уговаривать Джон. – Просто останься Кэрри. Любовники приходят и уходят. Ты хорошо справляешься с этой работой.

Кэрри покачала головой.

– Я собиралась уходить через пару лет, еще до того, как обручилась с Майклом.

– О какой работе ты мечтаешь? Может, мы здесь подберем для тебя что-нибудь другое, – сказал Джон, размышляя о том, как сможет обходиться без нее.

– Я мечтаю о большем, – смеясь, сказала Кэрри. – Мне хочется иметь собственную галерею, Джон. Если я выиграю в лотерее и куплю ее, то поменяюсь с тобой местами и буду проводить там твои выставки. У меня будет дешевле, чем Лексингтонском Центре и намного элегантней, чем в конференц-зале возле Руппа. Я даже буду вежливой с Эрин, если планировать будет она.

Джон откинулся на спинку кресла.

– Черт, если бы у меня была наличка, я бы тебе одолжил, но у меня ее нет. А что ты будешь делать, если не выиграешь в лотерее и не получишь свою галерею?

– Убегу с моими сестрами в Боулинг Грин, – сказала Кэрри, не думая о том, как ее слова могут быть истолкованы.

– Могу поспорить, твой новый муж бросится за тобой в погоню в течение нескольких часов. Я за всю свою жизнь не встречал такого собственника, как он, – насмешливо сказал Джон.

Кэрри моргнула и попыталась исправить свою ошибку.

– Я пошутила насчет «убегу». В эти выходные я выхожу замуж и из-за этого нервничаю. Мы будем жить в доме Майкла. Просто время от времени мне хочется сбежать.

– Все себя так чувствуют. Я, наверное, больше никогда снова не женюсь, – сказал Джон, со вздохом беря ее заявление об увольнении.

– Ты уверена, что хочешь уйти?

Кэрри кивнула, и когда встала, то почувствовала, что у нее закружилась голова.

– Да.

Она сделала пару шагов, замечая, что странно себя чувствует… у нее кружится голова, и она чувствует себя дезориентированной. Не так как при тошноте, но как-то странно.

– Джон… на этой неделе я смогу работать лишь время от времени. Буду занята визитами к врачу и подготовкой к свадьбе.

Джон кивнул.

– Делай, что должна. На следующей неделе тебя тоже не будет, да?

– Да… всю неделю. Мы… у нас не будет традиционного медового месяца, но мы проведем вместе какое-то время, – сказала Кэрри.

– Ты собираешься поменять фамилию на Ларсон? – спросил Джон.

Вопрос застал ее врасплох.

– Я не думала об этом. В прошлые разы я не меняла.

– Мне придется поменять табличку с твоим именем. Сообщи, если примешь другое решение. Кэрри, ты сегодня выглядишь уставшей. Может, уйдешь домой пораньше? – предложил он.

– После обеда мне нужно на прием к врачу, – сказала Кэрри, направляясь к двери, и радуясь, что это странное состояние прошло. – Хотя, спасибо.

 

***

 

Майкл направился к двери, когда раздался звонок и решил, что это сразу после работы пришла Джессика. Он открыл дверь высокой рыжеволосой женщине и улыбнулся в знак приветствия. Это была не Джессика, но вполне могла оказаться ее клоном.

– Ты должно быть Брук. Похожа на мать, как я на своего отца, – сказал Майкл вместо приветствия.

– Тогда, должно быть ты Майкл, – сказала Брук, протягивая руку.

– И даже ты выше меня, – печально сказал Майкл, пожимая ей руку и задирая голову вверх.

– Нет. Причина в этом. – Брук вытянула ногу и приподняв джинсы показала обувь на платформе с каблуками почти 13 сантиметров высотой. – Мне нравится быть высокой. Но я всего лишь 176 см ростом.

– Симпатичные. Наверное, мне нужно купить себе пару, чтобы, когда семья соберется, я не оказался самым низкорослым, – пошутил Майкл, слушая, как она рассмеялась. – Заходи. Отец с Джессикой скоро будут.

Брук вошла в дом и последовала за Майклом на кухню.

– Можешь подождать в гостиной, если не хочешь составить мне компанию. Я готовлю еду для Кэрри. Она в любую минуту будет дома, совершенно голодная.

– Со мной не поделишься? – спросила Брук, заглядывая из-за его плеча.

Майкл взял еще одну тарелку из шкафа и положил для нее немного овощей и сыра.

– Ты мой герой, – сказала Брук, беря тарелку и стакан с газировкой, который он для нее налил.

Майкл закатил глаза, и она рассмеялась.

– Женщинам во всем мире так легко угодить, а я влюбился в такую требовательную. C'est la vie. (франц., такова жизнь)

– Со мной не всегда так легко. Но прямо сейчас, ради еды я готова на многое, – сообщила Брук, откусывая сыр. – Извини. После дороги умираю с голоду. Старалась добраться сюда к тому времени, когда мама выйдет из школы.

– Из Каламбуса сюда добираться – то еще путешествие, – усмехнулся Майкл.

– Да, это так. К счастью, мне недолго придется это делать. Я ищу работу ближе к дому. Мне бы хотелось жить в Лексингтоне и быть рядом с мамой.

– Это хорошо. Напомни, что ты преподаешь? – спросил он.

– Философию, – ответила Брук, и ухмыльнулась, увидев выражение лица Майкла. Она почти привыкла к тому, что люди смеялись, узнав, что она преподает.

– Философию? В смысле «я думаю, значит существую»?

– Декарт.

Да. Ты его знаешь? – спросила Брук.

– Конечно. Моя мать купила его футболку, когда он давал концерт. Шейн все время ее носил, – сказал Майкл, радуясь, что ее это развеселило.

Он услышал, как во входной двери повернулся ключ.

– А вот и мать моего будущего ребенка. Скоро вернусь, – сказал Майкл, вытирая полотенцем руки и направляясь к двери.

Кэрри вошла в коридор и была вынуждена прижаться к косяку, чтобы удержаться на ногах.

– Майкл, я думаю, мне нужна помощь, – сказала она. – У меня очень сильно кружится голова.

Его руки мгновенно ее обняли, и он посмотрел ей в лицо.

– Головокружение. Что сказал врач?

– Мне сказали, что это вероятно низкий сахар в крови и что мне нужно чаще есть. Но я не думаю, что причина в этом. Я чувствую себя как-то неправильно, – сказала Кэрри, почти заламывая руки от утомления.

– Попробуешь что-нибудь съесть? – спросил Майкл.

– Конечно… думаю, что да, – ответила Кэрри, опираясь на него, потому что у нее не было другого выбора.

Они вместе прошли на кухню, и Кэрри выпрямилась, когда увидела очень привлекательную женщину, сидевшую за столом.

– Здравствуйте, – сказала Кэрри, она сердито взглянула на Майкла и ее лицо покраснело. – Я что-то прерываю?

Майкл снова закатил глаза, заставляя Брук захихикать.

– Оставь эти гормоны для реальной ситуации. Садись за стол и поздоровайся с дочерью Джессики, а я пойду, принесу тебе еды, – приказал он.

Разбушевавшаяся ревность исчезла, но Кэрри почувствовала себя еще более больной.

– Прости. Ничего себе способ познакомиться с женщиной, которая вслепую согласилась стать моей подружкой невесты, – сказала Кэрри, подходя к красивой женщине и протягивая руку. – Отвратительный день выдался. Я – Кэрри Аддисон.

– Я – Брук Дэниелс. Мама попросила встретить ее здесь, и я обманом заставила твоего жениха меня покормить, – просто сказала Брук, пожимая руку Кэрри.

– Твоя мать потрясающая, – искренне сказала Кэрри. – Мы с ней в шутку решили однажды открыть совместную галерею.

– Могу поспорить, она бы очень хотела стать хозяйкой художественной галереи, – сказала Брук, замечая бледность Кэрри. – Ты в порядке? Выглядишь очень бледной.

Кэрри кивнула и села на ближайший стул.

– Да, но я не знаю, смогу ли что-нибудь съесть, – сказала Кэрри, когда Майкл поставил перед ней тарелку.

– Попробуй немножко, – приказал он, наклоняясь, чтобы оставить на ее губах горячий поцелуй.

И остаток беспокойства Кэрри о том, что она обнаружила Брук на кухне наедине с Майклом, был изгнан его как всегда страстными губами.

Ее захлестнуло чувство вины за первоначальную реакцию, за которым последовало ощущение, что она имеет право на недоверие. После ее первой встречи с терапевтом, она была гиперчувствительна к своим противоречивым чувствам и совершенно не могла предотвратить такой эмоциональный отклик.

Другими словами, ее жизнь была отстойной, а она была плаксой. Замечательный диагноз.

Кэрри шмыгнула носом, ругнулась и вытащила из диспенсера салфетку, чтобы вытереть глаза.

– Не знаю, что хуже – периодические приступы тошноты или постоянные рыдания, – пожаловалась она.

– Если так выглядит предсвадебный мандраж, я возможно никогда не выйду замуж, – сказала Брук, потянувшись и похлопав ее по руке.

Кэрри рассмеялась.

– Нет. Нет… это не из-за свадьбы. Я на втором месяце беременности, – заявила она. – Переживаю из-за этого сильнее, чем из-за свадьбы.

– Ты беременна два с половиной месяца, – поправил Майкл. – Я собираюсь повесить календарь и начать отмечать дни, так чтобы мы оба не могли сбиться со счета.

– Майкл, у меня всего девять недель. Перестань преувеличивать, – ответила Кэрри.

Взгляд Брук метался между ними, пока она ела свои овощи. Это было как смотреть по телевизору реалити-шоу.

– Вы знаете точную дату, когда зачали ребенка? – спросила Брук, снова рассмеявшись, когда они оба очень решительно ответили «да».

Майкл подошел к столешнице, порылся в ящике и вытащил календарь.

Кэрри сердито посмотрела на спину Майкла и закатила глаза, а Брук рассмеялась.

– Ты можешь складывать, как тебе хочется Ларсон, но все равно выйдет девять недель. Перестань меня подгонять.

– Ты права, – сказал он, дважды пересчитав. – Девять недель. А кажется дольше.

Кэрри взяла кусочек морковки и стукнула им Майкла по голове.

– Эй, – сказал он, развернулся и, подобрав морковку с пола, начал ее есть, заставив обеих женщин захихикать от такого отвратительного зрелища. – Признаю перед свидетелем, был неправ. Что еще ты от меня хочешь?

Кэрри смотрела ему в глаза, пока ела кусочек сыра.

– Есть разные варианты. Ты сегодня купил йогурт?

Улыбка Майкла не могла быть еще шире.

– Шесть коробок. Три вкуса. Я даже купил шоколад, на случай, если ты захочешь.

Кэрри улыбнулась.

– Ты имел в виду, если у меня появится страстное желание? – спросила она.

Он кивнул и улыбнулся ей в ответ.

– Это было очень предусмотрительно с твоей стороны, – сказала Кэрри, снова обращая внимание на свою тарелку.

– Я купил клубничный для себя, но возможно, мы могли бы заключить сделку и обменяться, – сказал Майкл, его мозг затуманился от вожделения, когда она не глядя на него, снова засмеялась.

Затем он вспомнил, что они были не одни и человек не заслуживал того, чтобы быть смущенным или шокированным.

– Я что-то пропустила? Я была в курсе, что люди устраивают сражения едой.

Про морковку… я поняла. Но я совсем запуталась с обсуждением десертов, – широко улыбаясь, сказала Брук.

Возможно, она не поняла игру слов с сексуальным подтекстом, но определенно заметила послание, которое Майкл отправлял Кэрри, которая выглядела очень довольной, это послание получив. Брук стало интересно, каким был другой брат и был ли кто-то в его жизни. Стало очевидным, что хотя бы один из сыновей Уилла, был таким же сексуальным как и он.

– Из-за гормонов у меня пристрастие к определенной еде, – сказала Кэрри, переводя взгляд с Майкла, который впился в нее взглядом, на Брук. – Иногда я могу съесть три или четыре штуки за один раз. Это безумие, когда так сильно чего-то хочешь.

– И сейчас хочешь? – резко спросил Майкл, не в состоянии остановить поддразнивания, в то время как думал о том, что она слизывает с него растаявший йогурт.

– Нет, спасибо, – как можно небрежно сказала Кэрри. – Возможно, позже.

Он не мог поверить, что Кэрри флиртовала с ним перед фактически незнакомым человеком, не смотря на то, что Брук не могла знать, что они сделали с… Черт. Перестань об этом думать, предупредил он себя. Майкл уже почувствовал, что его одежда становится неудобной.

Раздался дверной звонок и Майкл увидел в этом шанс сбежать. Он остановился возле стола и осторожно, но достаточно сильно, чтобы привлечь внимание, дернул голову Кэрри назад.

– Определенно позже, – пообещал он, еще раз прикоснулся к губам Кэрри и отправился к двери.

Брук посмотрела на ее покрасневшее лицо, после того как Майкл ушел.

– Мило. Очень мило. Он напоминает мне Уилла. Другой брат тоже такой?

Шейн? – спросила Кэрри в шоке, засмеялась и покачала головой, а затем смягчилась, вспомнив, как Шейн плакал, рисуя лицо женщины, с которой познакомился. – Да, я думаю, что он, вероятно, такой же, но все же сильно отличается от Майкла и Уилла. Он заканчивает докторантуру по психологии. Впрочем, похоже, он больше заинтересован в сборе кандидатов для исследования, чем в настоящих отношениях. Хотя Майкл говорит, что женщины выстраиваются в очередь на интервью. Правда, недавно Шейн влюбился, только он не знает кто она. Все это очень запутано.

Брук засмеялась и покачала головой.

– Похоже, у него проблемы с концентрацией внимания. Нет, спасибо… думаю, мне придется согласиться на сводного брата. Забудь, что я спрашивала.

Кэрри рассмеялась.

– Я дразню. Шейн очень умный и просто большой плюшевый медвежонок.

– Нет… нет, все в порядке. Я устала играть в умственные игры с мужчинами в моей жизни. За последние пять лет я выбрала свою квоту на свидания со студентами юрфака, – сказала Брук, приподнимая бровь в ответ на улыбку Кэрри.

– В твоей жизни нет кого-то особенного? – спросила Кэрри, размышляя, как кто-то такой милый и красивый не имеет серьезных отношений.

– У меня есть… ну, давай назовем их высокими, стандарты в отношении мужчин, – сказала Брук, взяв газировку, которую ей дал Майкл. – Я пробовала, и несколько мужчин ненадолго задерживались, но, в конце концов, все заканчивалось ничем. Спальня – это просто, и я должна признать, что моя умная мать полностью в этом права. Но главное, что происходит за ее пределами… или, по крайней мере, это взгляд женщин семьи Дэниелс на свидания. Очевидно, что Уилл исключительный во всех отношениях. Так что существование идеальных мужчин было доказано, по крайней мере, хотя бы один раз. Думаю, что я продолжу искать.

Кэрри рассмеялась.

– Уилл сходит с ума от твоей матери. Ты к нему нормально относишься?

Брук улыбнулась.

– Ты шутишь? Я не могу дождаться, чтобы называть его папуля. Он станет моим первым отцом. С нетерпением жду появления в моей жизни отца.

Улыбка Кэрри исчезла.

– Джессика больше никогда не выходила замуж? Я этого не знала.

Разумеется, мы на самом деле разговаривали только пару раз. Я прочитала ее историю в интернете, так что я знаю о твоем… настоящем отце.

– Не печалься. Мама об этом не сожалеет и я никогда его не знала. Она говорит, что никто не мог заменить моего настоящего отца в ее жизни, пока не появился Уилл. Моя мать прошла свой путь и встречалась со многими мужчинами, о чем многие сплетничали. Не могу сказать, что я всегда одобряла ее действия. Однако, несмотря на то, что никогда сама не была так сильно влюблена, я могу понять, почему она ждала подходящего человека, – сказала Брук. – И Уилл определенно правильный для нее мужчина. Я никогда не видела ее такой счастливой.

– Я давно знакома с Майклом, хотя мы сблизились только несколько месяцев назад. Просто есть мужчины, которые оказываются твоей судьбой, независимо от того, насколько сильно вы с этим не согласны, – тихо сказала Кэрри. – Или насколько временно или постоянно они оказываются в твоей жизни. Таковы мужчины семьи Ларсон.

– Ну, может быть в Университете Кентукки и для меня найдется такой «Доктор Судьба». Я сказала маме, что выйду замуж за штатного профессора. У меня там завтра интервью, – сказала Брук. – Если я получу работу, то вернусь в Лексингтон.

Входная дверь со стуком распахнулась, и появился Майкл, который нес коробку почти такого же размера что и он сам. За ним шли Уилл и Джессика, с другими свертками. Им пришлось сделать три ходки, чтобы все оказалось в доме.

– Интересно, что это такое? – вслух подумала Кэрри, наблюдая за происходящим.

– Детская мебель, нет? – спросила Брук, не пропустив по-настоящему шокированного выражения лица, которое внезапно появилось на покрасневшем лице Кэрри. – Мама хотела, чтобы я пришла помочь. Она сказала, что сегодня вечером мы ее соберем, и у нас будет пицца с пивом.

– О, – сказала потрясенная Кэрри. – Думаю, я забыла. Вау. Детская мебель. Конечно.

– Кэрри? Ты же не собираешься упасть в обморок, да? У тебя глаза остекленели, – встревожившись, сказала Брук.

Кэрри встряхнулась.

– Нет. Нет… я в порядке. Врач сказал, что у меня проблема с сахаром в крови. Иногда у меня кружится голова, но я в порядке. На самом деле. Я в порядке.

– Ну, из-за свадьбы в субботу, могу представить, сколько на тебя свалилось на этой неделе, – мягко сказала Брук.

– Да, много чего происходит, – сказала ей Кэрри.

И мебель для ребенка, которого она все еще по-настоящему не приняла, была не главной в списке вещей вызывающих стресс, с которыми нужно было справляться.

– Брук, я, наверное, буду невежливой и пойду ненадолго прилягу. Было приятно с тобой познакомиться. Извини, что вела себя как стерва, когда пришла, – сказала Кэрри, встала и опиралась на стол, пока головокружение не прошло.

– Забудь об этом. Помощь нужна? – спросила Брук, снова обеспокоенная тем, что Кэрри шатало.

– Я буду опираться о стену, если потребуется. Увидимся позже. Когда принесут пиццу, Майкл, вероятно, меня разбудит. Он одержим желанием меня накормить.

– Хорошо иметь такую проблему, – сказала ей Брук, радуясь, что она улыбнулась.

– Полагаю, что так, – сказала Кэрри и, держась рукой за стену, пока шла по коридору в спальню.

Добравшись туда, она рухнула на кровать и лежала неподвижно, пока комната не перестала вращаться.

 

Предыдущая статья:Глава 17, Кэрри была в шоке от того, что теперь у нее было свадебное платье. Его.. Следующая статья:Глава 19, Утром в пятницу брат Майкла и по совместительству его шафер, пришел до..
page speed (0.0931 sec, direct)