Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Культура, Искусство

Оцените и вы талант создательницы этого рая, просмотрев видео хореографических работ Марины Коэн и прочитав два её собственных, совершенно не обработанных нами текста.  Просмотрен 116

Среди более чем 6 тысяч евреев Франкфурта я далеко не самый активный. Не могу похвастаться тем, что систематически посещаю мероприятия, на которые получаю приглашения как формальный член еврейской общины. Но 11 июня просто не мог отказать своей бывшей жене, которая должна была выступать в составе самодеятельного танцевального коллектива на фестивале „Jad LaShalom“ («Стремление к миру») в честь 100-летия еврейской благотворительной организации Zentrale Wohlfahrtstelle и 95-летия родоначальницы еврейского танцевального искусства в послевоенной Германии Тирцы Ходес. Перед началом концерта долго чествовали эту "общую маму" всех выступавших исполнителей. Тирца Ходeс родилась в Германии и, спасаясь от нацистов, нашла приют в Палестине, а через несколько десятков лет, уже став известным в Израиле специалистом по еврейскому танцу, по приглашению Zentrale Wohlfahrtstelle вернулась в страну, погубившую всех её родных, кроме младшего брата, которого ей тогда удалось забрать с собой - вернулась, чтобы искусство еврейского танца в возрождённых общинах Германии никогда не умирало.

Я отснял на плёнку выступление «летающих девушек», что-то по древнегреческим мотивам, где моя экс-супруга, с которой я и после развода продолжаю дружить, выглядела и летала по сцене лучше всех, даже тех, кто моложе её лет на двадцать, и приготовился подойти к ней с комплиментами. Но следующий номер приковал меня к сцене и заставил забыть обо всём. Ничего подобного в еврейском танце, которого благодаря жене, в прошлом практически профессиональной танцовщице и руководительнице детской самодеятельности, насмотрелся достаточно, я до сих пор не видел.

Вот какой краткий отзыв оставил в моём блокноте присутствовавший на фестивале бывший артист Петербургского балета на льду Михаил Ломовский (Ганновер):

«Это не танец, анастоящий театральный спектакль с элементами танца. Всё слажено, каждый на своём месте. Коллектив маленький, но это не замечается, так плотно он заполняет собой сцену.Это тот случай, когда справедлива поговорка: «Меньше народу – больше кислорода». Они единственные танцевали босиком, а кроме того, у каждого танцора был отдельный от других индивидуальный костюм, что совершенно по-особенному выделяло их из массы других коллективов, где у всех выступавшихбыли одинаковые костюмы. Я бы поставил в качестве оценки их работы три восклицательных знака.»

А мне, никакому не искусствоведу, но специалисту по еврейской литературе, показалось, глядя на эти разные костюмы, что я читаю классический роман конца 19 или начала 20 в., в котором показан размывание устоев еврейской жизни. Вспомнился шолом-алейхемовский Тевье-молочник, среди дочерей которого представлен весь диапазон от покорной жертвы этих устоев до жены революционера и вероотступницы. Вспомнилось противопоставление «ермолки» и «котелка» в его «Касриловке». Повеяло чем-то хорошо знакомым, созвучным моим увлечениям. Я почувствовал, что хореограф является моим единомышленником. Оставалось только его найти.

После танца «Leben im Shtejtl» («Жизнь в местечке») я сразу же подбежал к артистам с вопросом, кто у них главный, и мне указали на одну из выступавших – босую девушку в костюме невесты. В голове сразу мелькнуло: «Откуда это у неё, такой молодой? Неужели она знает язык, читала еврейскую литературу?» Но задать эти вопросы я не успел. В программе был ещё номер другого, не молодёжного и вовсе не босоногого, коллектива Марины Коэн, на этот раз она наблюдала за выступлением своих подопечных из зала. Я кратко поговорил с Мариной, сфотографировал её и других босоногих танцоров (среди которых был её муж Алексей Коэн, и ещё двое участников представляли собой семейную пару), обменялся с ней координатами. Но основное общение произошло уже позже, в ходе переписки. Моё смутное ощущение, что мы настроены на одну волну, переросло в уверенность. Окончательное представление о творчестве и личности Марины Коэн (девичья фамилия – Каневская) я получил на занятии в Бонне (воркшопе), куда специально поехал, чтобы увидеть Марину в роли преподавателя израильских танцев.

Итак, прежде всего меня интересует, как рождался ваш незабываемый босоногий номер, погрузивший меня на несколько минут в мир Шолом-Алейхема. Это результат чтения литературы, размышлений над ней? Или вас ведёт интуиция?

Так и хочется сказать «интуиция», но это, наверное, будет не совсем правдой. Любое произведение - это результат некоего опыта, размышлений над увиденным, прочитанным или услышанным. Очень многое оставляет свой след, и порой это сложно четко зафиксировать. Просто в какой-то момент всё это складывается в определённую картину/видение, которую воплощаешь доступными или милыми твоему сердцу средствами. В моём случае – это танец.

Да, Шолом-Алейхем, причем больше спектакли по его произведениям, а ещё картины Шагала, и лекции по еврейской истории, и книги, поездки, экскурсии, семинары, разговоры с людьми… Да, я размышляю над всем этим. В какой-то момент мои мысли, переживания и чувства вылились в хореографию, которая впервые была представлена во Франкфурте. Я бы даже назвала это волею случая, что мне довелось создать именно эту постановку. Зная о том, что будет фестиваль, поставила перед собой задачу приготовить группу для выступления. Я начала с поиска музыки и нашла мелодию «Leben im Shtejtl». Так что появилась прекрасная возможность показать то, что накопилось и созрело.

Я тоже обратил в своё время внимание на эту музыку в интернете, где она сопровождает показ старинных фотографий с видами местечек. Её исполняет и, вероятно, придумала немецкая клезмерская группа Mesinke. В конце произведения мелодия звучит несколько иначе, более напряжённо, с оттенком драматизма. Это навеяло сцену погрома, не так ли? Но, по-моему, финальный эпизод вашего танца, значительно длиннее? Там несколько тактов, а тут почти половина отведенных на выступление трёх минут тридцати четырёх секунд?

Владимир, вы верно подметили, что я внесла некоторые изменения в это музыкальное произведение. Немного обработав звуковую запись на компьютере, я смогла подчеркнуть и усилить те моменты, которые были важными для сценического воплощения «Leben im Shtejtl». Не могу с вами не согласиться, что выбранная мною музыка, да и само её название как бы «подсказывает» сюжет постановки.

«Leben im Shtejtl» - жизнь еврейского местечка. Если задуматься, то не так много времени утекло с тех пор, когда европейское еврейство обитало в небольших городках – штетлах. Это была тяжёлая жизнь со своими радостями, горестями и надеждами. По каким-то причинам Бог, как кажется нашим героям, отворачивается от них. Их ждёт обособленная жизнь в еврейском местечке, со своими традициями, переживаниями и радостями. Свадьба становится ярким центральным событием этой постановки. За ней погром. Опасность, тревога, твердость и решимость противостоять. Безысходность: «Ну, где ты, Господь?!!! Помоги нам, пожалуйста!!!» На смену приходит надежда, уводящая героев вдаль… в их будущее…

Может быть, в будущее еврейского народа?

Да, можно сказать и так.

Вы знаете, не меньше, чем национально-историческая, меня впечатлила лирическая линия постановки. Я увидел, как жених, роль которого играет Алексей, с вами знакомился, как ухаживал, как добился и как ликовал по этому поводу. Пишу без кавычек, настолько угадываются эти ситуации постепенного сближения, развития чувства, впрочем общечеловеческие, как и в произведениях Шолом-Алейхема. Сколько целомудрия и в то же время глубокого чувства в поведении молодых людей! Как они гордятся друг другом! Как искренне доброжелательно относятся к влюблённой паре все окружающие! А этот обмен жестами между мужскими персонажами, когда жених рассказывает другу о предстоящей свадьбе, с чем последний от души его поздравляет! Но особенно это нежное, робкое прикосновение рук невесты к лицу жениха, символизирующее несбывшееся из-за погрома счастье – на это нельзя смотреть равнодушно, берёт за самое сердце. Ещё мне запомнилось, как ваши герои реагируют на зловещую весть, переданную изменившейся музыкой. Первая реакция – это, конечно, паника, каждый реагирует по-своему, кто-то ломает руки, кто-то схватился за голову, кто-то стремится спрятаться, а спрятаться некуда тому, кто виноват по факту своего рождения. Но проходит совсем немного времени, и вот жертвы нашли в себе силы овладеть собой, построиться, приготовиться лицом к лицу встретить нападение, и это уже их маленькая победа. Женщины сзади, мужчины спереди – но что они могут, горстка храбрых, но безоружных людей, что они могут с их добрыми чувствами и маленькими радостями, с их любовью и дружбой против непреодолимой грубой силы, как они со своими такими уязвимыми босыми ногами могут устоять против (воображаемых, конечно) кованых сапог превосходящих их врагов? Они уходят, как всегда уходили евреи, в очередное изгнание, истерзанные, но несломленные. Или не изгнание, а обретение долгожданного дома? Хочется верить в счастливый конец двухтысячелетней истории скитаний и страданий еврейского народа, провожая взглядом гордую поступь покидающих сцену ваших героев (особенно гордую, потому что исполнители босы). Как вы умеете задеть тончайшие струны еврейской души! Как умеете не переборщить с экзотикой и в то же время передать особенности национального характера - сердечность, жизнелюбие, оптимизм! Марина, неужели Вы не профессиональный хореограф?

Благодарю за комплимент!

Смотря что считать профессиональным. Если это запись в дипломе об окончании того или иного ВУЗа, то это одна история. Если же принять во внимание ежедневную практику, саморазвитие, непрерывное обучение и неодолимую тягу к любимому делу, то вырисовывается другая картина.

Безусловно! И всё-таки, какое у вас образование? Что вы закончили здесь, в Германии, и что на родине?

У меня есть два высших образования. Бакалавр по истории в Международном Соломоновом Университете, г. Киев, и бакалавр в области наук по общественным связям с дополнительным предметом психология. Вторую степень я получала уже в Германии (Rheinische Friedrich-Wilhelms-Universität Bonn).

Поразительно. Высокий профессионал в не самом лёгком для овладения виде искусства вдруг оказывается по профессии историком и специалистом по общественным связям, да к тому же ещё и психологом. Вы даже не представляете, насколько вы нам с Игорем интересны именно как психолог, об этом пойдёт речь позже, когда будем говорить о босоногости. Скажите, а вы сами от начала до конца придумываете эти свои "спектакли" длиной в две-три минуты? (Михаил видел другой ваш мини-спектакль в Дюсбурге, а сколько их всего в вашей творческой биографии?)

Да, сама. У меня многие хореографии «повествовательные», где находят соединение танец и театр. Просто душа к этому лежит. Так что мне немного затруднительно четко отграничить. Скажу так, схожего с тем, что видел Михаил, пока четыре: «Kindertransport», танцевально-театральная постановка на историческую тему в рамках еврейского летнего лагеря ArtEck, «Ein Märchen» («Сказка») и «Les soeurs» («Сёстры»), представленные на общегерманском танцевальном конкурсе в Дюсбурге соответственно в 2014 и 2017 годах, и «Leben im Shtejtl».

Попробую угадать: «Leben im Shtejtl» - не единственный поставленный Вами босоногий танец?

Да, у меня есть исключительно босоногие танцы, например «Todas las palabras», «Les soeurs», «Leben im Shtejtl», или же босоногие роли, как две основные героини в «Ein Märchen». Думаю, что в обуви все эти композиции потеряли бы часть своего «я».

А для группы сеньоров на сегодняшнем фестивале - тоже вы придумали хореографию? Если да, то сразу должен сделать комплимент: как "вкусно" вы подали единственного мужчину в группе! В других коллективах тоже обычно мало мужчин, и они просто делают то же, что и все. Хореографы, кажется, не заморачиваются разработать отдельный сюжет для единственного мужчины в женском окружении, а вы это сделали.

Да (спасибо большое за Ваш комплимент по поводу «вкусной подачи» Яна Фризёрмайстерая). Хочу заметить, что эта группа пока ещё не состоит полностью из сеньоров, у нас ещё долгий путь впереди. Скорее, это можно назвать группой «за сорок».

А вам самой сколько лет? Сколько из них живёте в Германии, приехали одна или с родными? Как вы с Алексеем нашли друг друга, сколько времени вместе?

В Германию я переехала в 2005 году, уже, будучи замужем за Алексеем. Со своим будущим мужем я познакомилась в еврейском лагере от агентства «Сохнут». Я была в качестве «ханихи» (воспитанницы), а Алексей был «мадрихом» (вожатым). Потом, когда я уже сама стала вожатой, то мы не раз работали вместе.

Чем ещё в жизни пришлось заниматься, кроме того, чем занимаетесь сейчас?

В Киеве на протяжении четырёх лет работала мадрихой, вела кружки и мероприятия для детей, которые посещали Еврейское агентство, выезжала с детьми в лагеря. Была, как уже говорила, дважды студенткой. Когда уже училась в Германии, то проходила практику (около полугода) в PR-агентстве. Некоторое время проработала продавцом-консультантом в магазине одежды s.Oliver. Около двух лет занималась с детьми на группах продлённого дня в начальной школе.

Кто были ваши учителя израильских танцев? Правильно ли я понял,что всё началось с израильского танца, что именно благодаря этому увлечению вы решили навсегда связать свою судьбу с искусством?

Владимир, вы всё правильно поняли. Моя танцевальная карьера началась именно с израильского танца. Несколько лет я ходила в еврейский ансамбль «Йомтев» под руководством, извините, тоже Владимира (фамилии или отчества я не помню). Все дети и даже взрослые называли нашего педагога просто Володя. Затем следовал еврейский детский театр «Пинтеле», где нас учили не только танцевать, но и петь. Руководители (если мне память не изменяет): Лана Михайловна и Людмила Григорьевна. Израильский танец меня практически не покидал. Каждый год, будучи ребенком, я ездила в еврейские лагеря, а потом и сама стала мадрихой. И всегда израильские, ещё их называли «еврейские танцы», были неотъемлемой частью программы.

 

Семь лет назад я окончила учёбу в университете в Германии. Тогда передо мной встал вопрос: «что дальше?» Впервые я серьёзно задумалась о том, чем стоит наполнять свою жизнь (в профессиональном плане).

До этого как-то она несла меня по течению. Были определенные шаги, которые надо было делать, и даже в голову не особо приходило, что можно и по-другому. Вы не подумайте, я не жалею о тех работах, которыми мне довелось заниматься в прошлом. Каждый шаг принёс драгоценный для меня опыт. Даже понимание того, что это точно не моё – тоже ценно.

 

Так вот, получив степень бакалавра во второй раз, я задумалась. Разобраться в себе в основном помогли книги и, возможно, беседы с близкими мне людьми. Самой большой поддержкой для меня есть и был Алексей. Я очень благодарна ему за это.

 

Попробую догадаться: у вас нет детей?

 

Нет, детей нет.

 

И муж это терпит! И даже танцором стал из-за вас. Был человек как человек, и вдруг раз – танцор. А он вообще танцевал до знакомства с вами?

 

Ну, у него немножко есть танцевальное прошлое. Он, в принципе, сам по себе музыкальный человек. Он закончил музыкальную школу, сам выучился играть на гитаре. У него довольно хороший голос, и он умеет чисто петь. Может быть, есть голоса более интересные, но его слушать приятно. Когда у человека есть музыкальность, ему легче освоить танцевальные движения. Он хорошо танцует, мозг работает быстро. А что касается вашего вопроса, он мне ни разу этого не говорил, и я не вижу какой-то грусти в глазах – наоборот, ему хорошо, что рядом человек, который нашёл себя, который не переживает, что ему делать, и делает то, что ему нравится, так что это выигрыш для двоих.

 

То есть он самого начала одобрил, что вы будете искать себя столь долго, сколько нужно, и заниматься делами, которые пока, как я понимаю, не дают реальной отдачи?

 

Вы имеете в виду финансовую отдачу? Ну что ж, если мир наш такой, какой он есть, то деньги – это, конечно, важно. Но есть вещи, которые не связаны с финансовым благополучием, которые настолько наполняют вашу жизнь и настолько пополняют вашу личную копилку, что деньги играют второстепенную роль. Иногда новые возможности, которые открываются при этом перед тобой, в том числе и финансовые (хотя я, конечно, не просчитываю их заранее), важнее сиюминутного заработка, и если ты им следуешь и сам создаёшь такие возможности, то делаешь себе неоценимый подарок.

 

Как ваш видеоролик, который вы подготовили перед частной поездкой в Америку, чтобы там узнали о том, что делается в области изральского танца в Германии. Или... как участие во франкфуртском фестивале. Ясно. А кто по профессии Алексей? Он нашёл себя в Германии?

 

Он работает инженером. Специалист по электротехнике.

 

Это его профессия изначально?

 

Он относится к тому счастливому слою людей, которые уже в детстве знали, что им нравится. Он в детстве и радио паял, и закончил потом Киевский политехнический институт, он изначально шёл по тому пути, который чувствовал своим.

 

В Германии наш инженер, работающий по профессии, представляет собой редкость. А долго Алексей искал работу?

 

Это уже его второе место. Но, вы знаете, он и первое, и второе место довольно быстро нашёл.

 

Какой молодец! А что вы можете сказать о других исполнителях танца «Лебн ин штетл»? Кто чем занимается?

 

Вы имеете в виду группу «Тари»? Это всесторонне талантливые, состоявшиеся в Германии ребята, выходцы из Украины и России. Анна Истомина – экономист, Анна Рудь – график-дизайнер и пишет книги на немецком. Александр Рудь – художник, у него своя художественная школа. Танец для них всех – это хобби.

 

Вы знаете, ещё до того, как вы начали танцевать, я обратил внимание на вашу группу. Бросилась в глаза какая-то особая интеллигентность и особая одухотворённость этих людей, а сейчас вы подтверждаете то, что я смутно почувствовал: это всесторонне талантливые люди, живущие интенсивной духовной жизнью, которые вышли на сцену, чтобы поделиться с нами частичкой своего духовного богатства. На фестивале 11 июня вы были не только единственной босоногой, но и единственной молодёжной группой. Неужели во всех остальных общинах танцуют только евреи за сорок? Или у них лучше получается, чем у молодых, потому что в еврейском танце должна быть еврейская душа, о которой другие ваши ровесники, за небольшим исключением, заботятся всё меньше?

Может быть, и так. Главное – это, конечно, душа. Кстати, мы так и назвали другой коллектив, который был представлен на фестивале 11 июня: «Нешама» («Душа»).

А что означает «Тари»?

 

На иврите это просто прилагательное «свежий»

 

Очень удачное название, такое оригинальное и отражающее самую суть... А что было в Дюсбурге и какие четыре номера там видел Михаил Ломовский? В Дюсбурге вы, как видно, были не один раз? И, кажется, не на одном мероприятии, а как минимум на двух?

В Дюсбурге Михаил видел четыре моих номера, два из которых были исполнены группой «Нешама», а два – группой «Тари». С «Нешама» мы танцевали «Шири ли, Кинерет» («Спой мне, Кинерет») и «Хора ниркода», с «Тари» - «Бекаров», который я вам посылала, и ещё мы показывали там «Махоль ха-месек». Я взяла за основу известный израильский танец, но переделала его, вложила туда свою историю и назвала на немецком „Das kann jedem mal passieren“ («С кем не бывает»). Это чисто еврейское мероприятие, организованное людьми, которые очень любят танцевать и им недостаточно тех фестивалей, или семинаров, которые организует Zentrale Wohlfahrtstelle и к числу которых относится мероприятие 11 июня. Уже восемь или девять лет, как мы ездим по разным городам Nordrhein-Westfalen, ищем возможность, где бы нас могли принять, приезжаем группами и танцуем, первая часть – это Workshop, а потом концерт. А другое мероприятие, Duisburger Tage, это уже чисто немецкое, это танцевальный конкурс, у которого есть свои жанры, своя система оценок, я там, как уже говорила, представляла свои работы дважды: весной 2017 года «Сёстры» и на три года раньше „Märchen“.

 

Знаете, на что я обратил внимание, когда смотрел все эти видео? Какая вы всё-таки разная на них. И совершенно другая сейчас. И вообще, по-моему, на некоторых вы не рыженькая, а беленькая.

 

Если вы имеете в виду «Лебн ин штетл», то я была одета в белое. Беленькая была не я! Правда, в детстве я действительно была светленькая.

 

Нет, вы там были явно светлее, не только в костюме невесты дело.

Но вы же меня узнали сейчас?

 

Я вас только по глазам узнал. Когда вы ближе подошли, я увидел ваши необыкновенные лучистые глаза – вот тогда я только понял, что это Марина.

Понятно. Ну спасибо...

 

Знаете, артисту положено быть разным, это ему плюс, если его где-либо не узнают... Да, вот в „Märchen“ четыре персонажа, так я не понял, в какой вы паре – главных героинь или тех, которые одеты в чёрное?

 

Тех, которые в чёрном. Я там была с короткими волосами. Если со стороны зрителя – то это справа.

 

А почему там четыре персонажа, а не два, как говорится в подписи под видео?

 

Там четыре персонажа, из них два главных, на переднем плане, и два на заднем плане в чёрном. Идея была такова, что люди совершают ошибки, иногда не замечая этого, и эти второстепенные персонажи, которые являются существами магическими, как раз помогают осознать неправильность действий и могут перемотать время назад, так что человек может исправить свою ошибку. Там всего три истории, в которых проявляются какие-то пороки героинь. Один и тот же эпизод повторяется дважды, но несколько по-другому. И только последняя история уже не может быть переиграна. Смысл тот, что человек должен изначально продумывать свои поступки.

 

Ах, какой великолепный замысел! Повторяя с некоторыми изменениями один и тот же эпизод, вы изображаете на сцене то, о чём можно, к сожалению, только мечтать: чтобы можно было вернуть назад время и исправить совершённую ошибку. Неужели это только вам пришло в голову, ниоткуда не заимствовано?

 

Да, это мне пришло в голову. Но я не ручаюсь, что кому-то когда-то это в голову не пришло.

 

Откуда вы берёте своих исполнительниц?

 

Когда у меня есть желание ставить танцы, я ищу людей, которые бы мне подошли. И вот, подошли эти. Это девочки еврейского происхождения, из разных городов Германии.

 

Как же вы репетировали?

 

Ну, мы встречались – в Кёльне, в Дюссельдорфе. И получается! Первый раз мы выступали с «Тодас лас палабрас».

 

Помню, группа „MIRA la Danza“. И эти же девушки выступают в „Märchen“?

 

Да, это та же группа. MIRA – это сокращение от имён: Марина, Ирина, Рамина, Алина.

 

И «Сёстры» - это тоже они?

 

Нет, это другие девочки. Взяты только для данного проекта.

 

Немецкие или еврейские?

 

Обе немецкие.

 

Как вы их нашли?

 

В танцевальной школе. Я сама беру уроки танца у более опытных мастеров. Это обычно в нашей профессии - постоянно учиться. Можно сказать, что эти девочки - мои коллеги.

 

А о чём этот спектакль?

 

О двух сёстрах, одна из которых оптимистична, жизнерадостна, видит жизнь в ярких, красочных тонах, а другая, наоборот, склонна к плохим настроениям, к мрачным мыслям. Одна говорит: «Вот так я вижу мир». А другая утверждает, что мир другой. В принципе, идея – чтобы держаться вместе и что человек, который видит жизнь не в самых лучших красках, не должен бояться открыть себя другому. Последнее, что говорят героини на сцене, причём по-настоящему, а не условным языком танца – это вопрос: «Одна или вместе?». Когда человек открывает себя другому и впускает в себя это добро, это «вместе», и допускает мысль, что можно видеть мир по-другому, не так, как он видит – значит, всё не так плохо, и это даёт надежду. Ну, вот об этом...

 

Как возникают замыслы ваших номеров?

 

По-разному. Иногда просто встречешь очень умного, хорошего, весёлого человека и создаёшь под него номер. Просто движения, которые хорошо ложатся на музыку. А иногда мне нравится, что есть возможность – и я сама часто создаю такую возможность – какую-то идею заложить и донести до зрителей. Часто отправной точкой служит понравившаяся мне музыка. Для «Лебн ин штетл», как я уже говорила, музыку я нашла в интернете.

 

Правда ли, что вы имели в виду показать разные социальные типы местечка, как я вначале предположил?

 

Нет, но зритель имеет право на свою трактовку увиденного, и любые предположения такого рода для меня интересны. Я всегда рада, если своей работой мне удаётся разбудить фантазию зрителя.

 

В «Тодас лас Палабрас» тоже есть какой-то сюжет?

 

Да, есть.

 

Но я его не увидел – может потому, что на ЮТубе только отрывок. Четыре разных характера - они как-то потом проявляются? Потому что я увидел абсолютно одинаковые движения.

 

Да, там очень много синхронных движений. Но у каждой был свой отдельный кусочек, где каждая показывала, кто она, и потом эти движения сливались в общем танце.

Четыре характера соответствуют четырём явлениям природы. А идея вот в чём: каждая решила, будто она главная, а на самом деле, если люди гармонируют, умеют взаимодействовать, только тогда всё будет хорошо.

 

А вы там кто?

 

Я была Ветром.

 

Что ж, буду теперь знать, какова ваша настоящая сущность, хотя легкомысленной и ветреной вас представить очень трудно... Итак, вы руководите тремя коллективами: „MIRA la Danza“, «Нешама» и «Тари». Какой коллектив был первым? Менялся ли у вас с течением времени состав исполнителей?

 

Сначала была только «Нешама». Очень хотелось показать что-то ещё. И вот на празднике Israeltag, есть такое еврейское мероприятии в Кёльне, проводится раз в год ко Дню независимости Израиля – я познакомилась с одной девочкой, потом со второй, третьей... Сейчас мы уже не танцуем вместе. Девочки выросли, у каждой свои интересы.

Но часть пути мы прошли вместе. И я надеюсь, что у всех приятные воспоминания.

 

«Тари» существует с 2015 г. Одной девушки, с которой мы начинали, сейчас нет в коллективе. Она ушла, но всё равно осталось пять исполнителей, потому что ей на смену пришёл мой муж Лёша.

 

Вот здесь в рекламке записано какое-то странное название среди проектов, в которых вы принимали участие. «Яфитас», что ли?

Да, «Яфитас». Это было инициировано Сохнутом несколько лет назад, может пять или шесть, когда они стали проводить активную работу в Германии. Они поддерживают образовательные и культурные программы, не с той целью, чтобы все немедленно переехали в Израиль, а чтобы привлечь к своей деятельности как можно больше людей, особенно молодёжи, из которой потом вырастут взрослые люди, которые в свою очередь родят детей, и все они будут знать, что есть такая страна, двери которой всегда открыты, и есть такая организация, которая всегда поможет в эту страну переехать. Создают ядро, так сказать, активистов для осуществления своих проектов.

 

Но ваш проект ещё функционирует? Вы пишете о нём неизменно в прошедшем времени...

 

Проект существовал до 2015 г. Он был рассчитан на несколько лет, а сейчас он закрыт. Но, в принципе, в Сохнуте знают меня, я знаю их.

Мне очень хочется представить вас в Киеве в то неповторимое время возрождения национальной жизни (конец 80-х и 90-е годы), когда я сам без оглядки кинулся в общественное движение. Многое из того, что удавалось тогда (например журнал и книги на идише, опросы в школах), сейчас было бы для меня просто невозможным, я бы никогда не решился на такое. Была и музыка, были концерты, на которых люди, изголодавшиеся по еврейской культуре, разрывали залы аплодисментами. Но я тогда не позволял себе быть просто зрителем, надо было срочно активно действовать. Где вы были тогда, Марина, почему я вас проглядел в Украине? Конечно, вы были тогда совсем юны, да и от ваших интересов то, чем занимался я, наверное, всё-таки довольно далеко. Мне очень интересно, как вы ощущали это время? Вы, наверное, учились уже в еврейской школе (у нас таких школ не было, моё поколение - поколение самоучек!)? А советское прошлое хоть немного помните?

Конец 80-х - начало 90-х. Я росла в еврейской семье. В эти годы я узнала, что еврейство - это то, обо что «спотыкаются» многие люди. Почему-то кому-то совсем не всё равно, кто ты по национальности. Именно она может явиться причиной выпадов (мягко говоря) в твой адрес. Да, было о чём поведать мне моим близким… Но вместе с тем бабушка меня учила с гордостью говорить о том, что я еврейка.

 

Моя семья была совершенно не религиозной, но родители с радостью восприняли возможность отправлять меня в еврейские лагеря, как религиозные, так и светские. Меня не отдали в еврейскую школу, хотя об этом тоже шла речь в моей семье. Решили, что лучше будет в простой общеобразовательной.

 

Советского времени, такого, как я о нём слышу из рассказов старшего поколения, вижу из фильмов, могу понять из книг, я особо не помню. Меня, как ребёнка, старались отгородить от «тягости бытия». Скорее я помню время после развала СССР. Конечно, и до сих пор «слышны» отголоски той эпохи. Люди, которые в этом выросли, несут как минимум память о советском времени. Да и некоторые инстанции, куда ещё довелось или даже сейчас доводится попасть, имеют на себе отпечаток прошлого. Но повторюсь, что я скорее росла уже в переходный период.

 

Владимир, я думаю, что тогда мы с вами немного разминулись годами, возрастом. Но тем интереснее наша «встреча» сейчас. А в то время я начинала танцевать, ходила в музыкальную школу, ездила в еврейские лагеря, росла.

 

Что означает для вас еврейство, почему вы безошибочно сделали выбор идти навстречу своему народу, а не удаляться от него, как многие еврейские таланты? Почему поступили именно в Соломонов университет?

 

Что для меня означает еврейство? Я с ним родилась и с ним живу. Это часть меня. Это то, с чем я росла, и то, что я люблю. Это музыка и юмор, а точнее одесские шутки (в основном только прочитанные). Не довелось мне пока встретить настоящего одессита или одесситку с их пресловутым чувством юмора. Наверное, тоже разминулись во времени… Это богатая история, это талантливые представители еврейского народа, особенно советская и постсоветская интеллигенция, нынешние израильтяне. Это некая мудрость, печаль и свобода.

 

Соломонов университет – это одно из тех решений, которые я озаглавила ранее как «надо» и «плыть по течению». Получить высшее образование считалось необходимым в нашей семье, да и не только. Все кругом куда-то должны были поступить. Мне тоже хотелось учиться дальше после школы, так что необходимость в высшем образовании очень даже перекликалась с моим внутренним настроем. А вот куда я пошла, это уже другой вопрос. Я знала, что я гуманитарий. В моей семье не было денег на какие-то платные или же популярные специальности. За год до меня моя хорошая знакомая поступила в Соломонов университет точно на такую же специальность, что и я. Особо долго не размышляя, я подалась туда же. В университете у нас было много предметов, связанных с еврейской тематикой (уроки иврита, история еврейского народа), и мне это нравилось. Были предметы с талантливыми педагогами, где мне тоже было интересно, но в душе я всё же далеко не историк. У меня была в то время ещё одна мысль - поступать в Киевский национальный университет культуры и искусства. Но я очень быстро распрощалась с этой идеей, заранее решив, что ничего у меня не получится. А думала я о журналистике или же о режиссуре.

 

Владимир, вы уже поняли из всего, что я вам написала, что еврейство сопровождало меня практически во всём: танцевальные коллективы, детские лагеря, университет и, конечно же, семья. Так мы и идём, рука об руку. И нет у меня ни малейшего желания обрывать эту связь.

Вы пишете так же, как танцуете - продуманно, лаконично, изящно. К первому присланному вами материалу «Моя творческая биография», а также к комментариям по поводу ваших работ даже не решаюсь прикасаться, привожу целиком в конце. Без сомнения, журналистика – это тоже ваше призвание. Может быть, мы ещё поменяемся местами, и я с удовольствием дам вам интервью. А пока – вопросы из другой области, на которой наш портал специализируется. Любите ли вы ходить босиком? Где вас можно увидеть босиком вне выступлений и репетиций? Каковы Ваши ощущения от хождения босиком?

 

Люблю.

Летом, когда тепло, на пляже. В другое время года очень быстро мёрзну. К сожалению, в моей квартире, расположенной на первом этаже, достаточно прохладно, чтобы даже в тёплое время года позволить себе эту роскошь. Посему «отрываюсь» на природе в жаркие месяцы.

 

Мне нравится ощущать голыми стопами разные поверхности, особенно люблю дерево (пол из деревянных досок, пирс…)

 

Совершенно верно, тактильные ощущения ступней – это богатство для тех, кто понимает. А вот по колкому гравию вы не пробовали ходить? Я знаю: поначалу трудно. Но многие обожают именно это, говорят – такой прекрасный массаж! И что-то в этом есть, может быть, плюс и «преодоление себя»…

Да, что-то в этом есть. Вообще, я люблю непривычные ощущения. Вот, помню, отдыхала в Хорватии, там камни острые, люди надевают пляжную обувь. То есть у меня тоже была пляжная обувь, но я любила каждый день хоть немного, но пройтись по острым камням голыми подошвами. Детям в этом отношении легче, у них меньше веса приходится на единицу поверхности. Они как бы не замечают этих камней. А я хотела узнать, как это чувствуют взрослые ноги.

Из присланного вами материала я убедился, что «Leben im Shtejtl» - не единственный поставленный Вами босоногий танец, верно?

Да, у меня есть исключительно босоногие танцы, например «Todas las palabras», «Les soeurs», «Leben im Shtejtl», или же босоногие роли, как две основные героини в «Ein Märchen». Думаю, что в обуви все эти композиции потеряли бы часть своего «я».

Вы сами, как постановщик, решаете, как ваши исполнители будут выглядеть. Какие факторы лежат в основе вашего решения, что тот или иной танец будет исполняться босиком или, наоборот, в обуви? Влияет ли на это решение, скажем, погода во время предстоящего мероприятия, необходимость выступать в помещении или на улице? Состав артистов, их внешность? Может быть, вы просто отдаёте дань традициям того или иного танцевального стиля? Или всё-таки исходите из идеи конкретного танца и с самого начала просто не видите его другим, кроме как босоногим?

 

Да. Правда, бывает, что некоторые детали - это идея самих исполнителей, но на 99,9% это всё же моё видение. Босые ноги очень выразительны и «красноречивы», особенно когда это разработанная, «танцевальная» стопа. Босоногость – это как дань свободе в танцевальном мире. Отход от балетной строгости к вольному выражению чувств. Особенно в современном танце (модерн, контемпорари) босые ноги – основная «обувь» исполнителей. Это мне очень импонирует.

 

Конечно, я учитываю условия, в которых будут выступать танцоры. Им должно быть удобно, и чем меньше будет препятствующих факторов для хорошего исполнения – тем лучше.

 

Да, у меня есть исключительно босоногие танцы, например «Todas las palabras», «Les soeurs», «Leben im Shtejtl», или же босоногие роли, как две основные героини в «Ein Märchen». Думаю, что в обуви все эти композиции потеряли бы часть своего «я».

На самом деле – всё должно быть к месту.

 

Музыка, танец, исполнитель – всё должно находиться в гармонии. Эту гармонию просто чувствуешь и понимаешь, что «именно так» будет лучше всего. Мне нравится видеть босые танцы. Они дают возможность сполна насладиться красотой и грацией ещё одной части человеческого тела. Но я никогда не прибегала к босоногости ради её самой. Просто в какой-то момент творческого процесса я понимала, что этот танец будет «босым» или же «обутым».

 

Если мы признаём, что босоногость связана с определёнными идеями в искусстве (не только в вашем), то что это могут быть за идеи? Можно ли сделать здесь какие-то обобщения?

 

Вот несколько спонтанных мыслей по этому поводу: близость к Земле, незащищённость, доверие и стойкость (когда стопы уже привыкли к разным ландшафтам, покрытиям и т.д.). Простота, которая может оказаться чем-то возвышенным. Красота и законченность.

 

Считаете ли Вы, что босоногие люди как-то по-особенному красивы?

 

В случае красоты человека не в одной-то босоногости дело.

 

Никогда раньше об этом не задумывалась. И да, и нет. Зависит от других составляющих.

От каких? Каковы ваши личные критерии эстетики в искусстве? Что, по вашему, главное, всё-таки, кроме гармонии, общей? Вы же понимаете, «на вкус и цвет…» и т. д.

Вот вы бы сделали какой-то танец на грани фола, пощёчины общественному вкусу, с элементом скандальности – или это «не ваше»?

Наверное, всё зависит от того, какая цель поставлена. Мною движут другие мотивы, есть идея, мысль, которую я хочу провести, а какие средства я при этом использую, это уже другой вопрос. Но скандал ради скандала – это не моё.

 

Правда ли, что израильские народные танцы танцуют босиком? Не еврейские, а именно израильские? И вообще, что это за израильские народные танцы, как они могли возникнуть, когда Израилю всего неполных 70 лет? Это вопросы из ликбеза, я, конечно, тоже кое-что знаю по этому поводу, но мне очень хочется, чтобы ответили на них вы, хотя бы кратко.

Тогда просто поделитесь своими знаниями, а я вас от всей души за них похвалю. Так будет правильней.

Хорошо, попробую. История современного Израиля начинается с первой алии, а это 80-е годы 19 в. Первые еврейские поселенцы, приехавшие из городов и местечек, связывали своё будущее с сельскохозяйственным трудом, и в танце им хотелось обрести непосредственность, свойственную сельским жителям. Так и возник израильский народный танец, который исполняется босыми танцорами в свободной одежде, с частыми прыжками и имитацией различных видов сельскохозяйственных и ремесленных работ, упоминаемых в Библии. Этот танец отражал жизнь народа, который возвращался на свою собственную землю. Считается, что из еврейского танцевального фольклора диаспоры на формирование израильского народного танца оказали влияние две традиции — хасидская и йеменская, с преобладанием второй, по традиции босоногой. Из Польши иммигранты привезли краковяк, из Украины - «казачок», из Румынии – хору. Эти танцы «акклиматизировались» на местной почве и исполнялись по-новому, часто босиком.

Что ж, вы очень эрудированно сами ответили на свой вопрос. Давайте так и сделаем в статье.

 

Марина, я обратил внимание, как органично смотрелись босиком танцы, которые вы выбрали для своего воркшопа: исполненная достоинства и удали арабская по происхождению, но ставшая с возвращением на свою землю евреев босоногой «Дебка», энергичная, радостная «Хора Хадера», воплощающая оптимизм народа, взявшего своё будущее в собственные руки и отбросившего все предрассудки и условности, которые мешают строить это будущее, завораживающая своим плавным ритмом «Баллада об источнике», основанная на какой-то древней легенде, а какая уж обувь у источника, да ещё в древние времена, и даже вроде бы не имеющий ни какого отношения к Востоку детский танец «Бим Бам Бом», который доставил мне особенное удовольствие, потому что вы выбрали меня в качестве партнёра. Но «Жизнь в местечке» - не израильский танец. Он о жизни, в которой было очень мало босоножества. Сделать его босоногим - это чисто ваш эксперимент, и эксперимент удачный. Кто ещё из известных вам хореографов когда-нибудь решился на такое? Вообще, есть ли у вас образец в искусстве?

 

«Жизнь в местечке» был с самого начала перед моим мысленным взором босоногим. Это дополнительный фактор, который подчеркивает (на мой взгляд) созданные образы и историю в целом. Это близость к земле и традициям. Босоногость в этой постановке для меня очень органична.

 

Что касается самого последнего вопроса, я назову Вам два имени. Мне очень нравятся работы Пины Бауш (создательница жанра «танцевальный театр») и Раду Поклитару (современный хореограф, создатель театра «Киев модерн-балет»).

 

Я заметил, что вы, в отличие от других танцоров, после выступления не спешили надеть обувь. Не обуваясь, прослушали все номера. Точно так же вышли получать награду. Вели себя абсолютно естественно, будучи в какие-то промежутки времени единственной босоногой среди обутых. Обулись только один раз и окончательно, выходя из зала. Чего здесь больше? Лени обуваться-разуваться? Или желания продлить состояние, которое для вас является естественным и привлекательным, желания настолько сильного, что оно побеждает смущение от несоответствия своего облика ожидаемому окружающими людьми?

 

Лени здесь не было. Мне нравилось находиться босиком, поэтому я так и делала, даже не обратив особого внимания, есть ли ещё кто-то без обуви в зале.

 

Сегодняшнее занятие продолжалось неполных три часа. А сколько времени занимает обычная репетиция?

Зависит от того, с кем на данный момент работаю. Если это группы на постоянной основе (речь идёт о любительских коллективах), то отведенные им полтора часа в неделю. Бывает, что и немного задерживаемся, но я прилагаю максимум усилий, чтобы вложиться в график.

 

Когда речь идёт о проектах для конкурсов, то несколько раз в неделю где-то по три часа.

Здесь в Германии, при наличии большой степени индивидуализма, характерной для современного западного общества, публике, действительно, всё равно, босая вы или обутая, как вы выйдете на сцену… а вот на родине на вас бы оглядывались, может быть, и шушукались, и вообще – ОЦЕНИЛИ бы это, и не всегда в положительном ключе. Как вы думаете, почему? И рискнули бы вы так себя вести, например, на концерте в Москве или родном Киеве, зная о том, что вы «нарушаете общепринятые приличия»?

Не помню такого случая на родине, чтобы после выступлений я оставалась босиком. Хотя никакого запрета не было. Просто так получилось. Поэтому не могу ответить, как бы я себя вела на концерте в Киеве или Москве. Здесь, в Германии, я точно знаю, на босого человека в таких, ну скажем не совсем привычных обстоятельствах, только чуть внимательнее посмотрят, но ничего не скажут. А у вас –наверное, сделают замечание, а может, даже милицию вызовут. Могу себе представить, что вашим босоногим труднее, чем здесь. Но опять же, это всё догадки, никак не связанные с моим личным опытом.

Я уже около тринадцати лет живу в Германии и поэтому не могу достоверно рассказать, что бы было в ситуации, если... Это всё будет скорее в виде домыслов.

Марина, судя по вашей биографии, вы потомственная городская жительница, которую вряд ли приучали в детстве ходить босиком. Обычно в городских семьях бывает наоборот – с этим борются, и еврейские родители находятся в первых рядах борцов, даже те, кто не знает, что у евреев отрицательное отношение к босоножеству восходит прежде всего к обычаям траура: без обуви – значит, справляет траур. А что было особенного в вашем детстве, почему вас это не взяло, и как Вы будете воспитывать в этом плане своих детей?

Вы хотите знать о нормах поведения, привитым мне с детства, понимаю. Да, сколько я себя помню, все мои родные были в обуви и на улице, и дома. Однажды, когда мне было лет десять, мы были в гостях, и меня сильно поразило, что один из мужчин в этой семье был босой. Не то чтобы было холодно - думаю, в квартире было градусов двадцать. Но все остальные хозяева и все гости были в обуви. Я тогда спросила родителей, почему дядя босой, и даже, кажется, придя домой, пыталась последовать этому примеру. Потом, когда я была в лагере, когда к нам начали приезжать израильтяне, я поняла, что в этом нет ничего особенного – расхаживать в помещении босиком, как и в том, что можно сидеть на полу, а это меня поразило в израильтянах гораздо больше, чем то, что некоторые из них и до, и после выступления, и без всякого выступления ходили без обуви. А как я буду воспитывать своих детей? Ну, наверное, не буду ничего навязывать: босиком так босиком.

Тем более что им удивляться не придётся, увидев босого человека - пример обоих родителей, босоногих танцоров, перед глазами, не так ли? Марина, а можно ли, по вашему мнению, полностью отказаться от обуви? Как вы относитесь к людям, которые это сделали? Как вы думаете, что движет этими людьми? Хотя бы чисто теоретически - можете представить себя на их месте? Расхожий пример – певица Сезария Эвора из Кабо-Верде. Слыхали о такой? Фотограф Рассел Джеймс. Ну, его вы вряд ли знаете, разве что вы тоже фанатка шоу Хайди Клюм. Ладно, возьмём вашу область искусства. Вот в Петербурге есть такая исполнительница и преподавательница индийских танцев Ольга Гавва. 100% времени она босиком, летом и зимой. А что было бы, если бы вы не услышали о ней от меня, а встретили бы её, свою коллегу, в жизни? Вот, представьте, вы участвуете в одном и том же концерте, дело происходит зимой. Концерт закончился, Вы надеваете чулки и тёплые сапоги перед тем, как выйти на улицу, а она выходит босая на мороз и не морщась топает по снегу, возвращаясь домой...

Да, если кто-то искренне этого хочет и стремится к этому всей душой. Конечно, задачу отказа от обуви облегчают климатические условия. Не думаю, что это легкий процесс для тех, кто привык ходить обутым и вырос так же. Но человеческий разум, острота желания и сила воли способны творить чудеса, поэтому - почему бы и нет.

Вопрос о повседневной босоногости, хотя бы летом. Вот вы «отрываетесь» в тёплые месяцы. Что же, выходите из дома босиком – в студию, по магазинам, на транспорте? Такое бывает?

«Отрываюсь», как я уже говорила, в основном на пляже, обожаю ходить по горячему песку. На улицу – нет, не приходилось. Только дома, да и то когда очень тепло, могу позволить себе снять обувь, пошлёпать по полу босыми ногами. Иногда нужно отработать какое-то движение, а времени на репетиции в зале не хватает, тогда уж независимо от времени года и температуры в квартире разуваюсь и работаю босиком. Если танец босоногий, то его обязательно нужно отрепетировать босиком.

Несколько часов интенсивного босоногого танца – хорошая тренировка для подошв ног. Наверное, так же, как при хождении или беге по твёрдой поверхности, сначала возникают мозоли, а потом вырабатываются «стальные» пятки (жаль, что читатели не поймут красивое и более точное выражение „lederne Fußsohlen“, возможное только в немецком и в идише, где, в отличие от русского и иврита, кожа как материал и как покров тела обозначаются разными словами). Человеку с такими пятками не страшна любая некомфортная поверхность, как и Ольге Гавве. Наверное, и у вас пятки стальные, только вы об этом не знаете. Или знаете и пользуетесь этим? Некоторые особо нежно устроенные танцовщицы надевают специальные полуносочки на переднюю, соответствующую предплюсне часть подошвы (по-немецки она носит специальное название Ballen). Я в курсе, потому что моя бывшая жена работает в магазине танцевальной обуви (да, да!) Пользовались ли вы когда-нибудь такой помощью для облегчения нагрузки? Или вы гордо отвергаете подобные приспособления, потому что они портят цельность образа?

Полуносочки, как Вы их назвали, помогают, например, при исполнении вращений. Стопа не так сильно натирается. На самом деле всё упирается в привычку и практику. Если кому-то всё же комфортнее прибегнуть к помощи этого приспособления, то почему бы и нет. Например, полуносочки телесного цвета не очень заметны окружающим. Если танцор без них не может, то лучше ими воспользоваться и станцевать в них всё чисто и чувственно.

Своих полуносочков, в которых мне действительно было бы удобно, я ещё не нашла. Конечно, бывало всякое. И мозоли натирала в этом месте после интенсивных тренировок, а то, бывало, старые мозоли лопались. Всё заживает очень быстро, не оставляя следа.

В 2013 г. был случай с криворожским фольклорным ансамблем «Ювента». Девочки-подростки получили ожоги подошв ног на фестивале в Болгарии, потому что устроители сцены не учли, что покрытие может сильно разогреться. Ведь большинство артистов выступает в обуви, и организаторам фестиваля не пришло в голову специально проверить, как терпит такое покрытие голая нога. Девочки оттанцевали свой номер на «сковородке», раскалённой до 60 градусов, им и в голову не могло прийти прервать номер, даже когда почувствовали неладное – как можно подвести любимого педагога? И потом, когда в СМИ некоторые осуждали, как же это так, как это руководительница ансамбля заставила выступать детей босиком на раскалённой сцене, то они вместе со своими родителями неизменно были на стороне любимой преподавательницы, которая воспитывает в них стойкость и волю, и заверяли, что ни за что не оставят занятий современными танцами! Я не сомневаюсь, что ваши ученики преданы вам не меньше и поступили бы точно так же. Марина, в чём секрет вашего влияния на людей, почему все вас слушаются? Знаете, когда я только впервые увидел вас, ваше вдохновенное сосредоточенное лицо, чёткие жесты, услышал негромкие, но не допускающие возражения команды, я понял, что ослушаться вас просто не смогу, если до этого дойдёт...

 

А по-вашему, в чём состоит этот секрет?

 

Наверное, в том, что у вас есть какой-то внутренний стержень, какой-то несбиваемый моральный камертон. Убеждённость в правоте того, что вы делаете. Безошибочный вкус. Правильный методический подход. Мне как вашему коллеге было интересно наблюдать, как постепенно вы переходили от простого к сложному, как терпеливо закрепляли и многократно повторяли пройденное. Что ещё? Требовательность к себе, дающая право требовать от других.

Особая чуткость, позволяющая каждому раскрыться с максимальной полнотой, показать всё, на что он способен... Поэтому люди тянутся к вам, и поэтому всё задуманное у вас получится. Ваши лучшие номера и лучшие ученики – впереди.

Спасибо, Владимир. Я отметила, что вы умный, эрудированный и целеустремлённый человек. Общаться с таким интересно. Спасибо вам за опыт такого глубокого и объёмного интервью. Желаю Вам множество интересных встреч, дел по любви и зову души и вообще очень много всяких приятностей в жизни!

Вот и прошло время свидания с Мариной. Полчаса до занятия, полчаса после. Позвонил Алексей, кстати, не первый раз в течение этого разговора, очень заботливый у Марины муж, бережёт и холит её, словно папа любимую дочку, на этот раз он сообщил, что уже прибыл в Бонн, ждёт в назначенном месте с машиной. Последний вопрос я задал уже на ходу: «Вы живёте в Германии довольно долго. Какие параллели – или антипараллели вы видите с жизнью на родине? Что тут по-другому? Чем вам это нравится?» Марина обещала подумать.

Ночь на вокзале в Кёльне (куда я перебрался, потому что он больше и приятнее, чем в Бонне), как и вечер в бывшей столице нашей с Мариной новой родины, обошлись без неожиданностей и были, благодаря тёплой погоде, очень босоногими. А дома меня ждало сообщение от Марины: «Как закончилось ваше путешествие в наши края? Ночь на вокзале была спокойной? Вам удалось отдохнуть?»

И тут же Марина задала вопрос, который говорит о том, что тема её зацепила и она думает о возможности босоногости в реальной жизни, а не только в искусстве: «В беседе вы упомянули о связи просвещения и отказа от обуви. По вашему мнению, это неотъемлемо?» Конечно, Мариночка, существует такая связь! Мы живём в комфортабельном мире, пронизанном идеями безудержного потребления. И многие из наших сограждан не пойдут смотреть ваши танцы – они лучше потратят время на шопинг, набьют брюхо в дорогом ресторане, поедут в Таиланд… Они ценят одежду, обувь, комфорт – а тут вы – босая на сцене, в зрительном зале, а то и на улице. Это как бы олицетворённый отказ от такого комфорта, от идеалов этой жизни. От вынужденной босоногости, вызванной бедностью, через внутреннее убожество сплошь обутого общества потребления к сознательной босоногости как признаку подлинной свободы духа – вот как, оказывается, выглядит извилистый путь просвещения, в успех которого мы с вами сейчас тоже вносим свой скромный вклад.

И ещё одна приписка меня тронула: «Владимир, я оценила, как вы старались, повторяя движения во время воркшопа, радуясь вашим маленьким победам». Побед было немного, но, к счастью, на воркшоп приехали люди с совершенно разным уровнем подготовки, так что моя бездарность не особенно бросалась в глаза. Марина, не ломая ритма, перебегала от одной неумёхи к другой, на ходу придумывая, как видоизменить то или иное движение, чтобы его легче было выполнить, не забывая похвалить даже за минимальные успехи, так что все чувствовали себя комфортно, даже такая начисто лишённая чувства ритма и координации движений личность, как я. Мне, как преподавателю, имеющему дело в основном со слабыми учениками, близок такой стиль.

Были, однако, и очень сильные ученицы, как, например, жительница Бонна Даниэла. Запрет на ношение обуви в танцзале относился только к уличной обуви, но Даниэла обошлась без сменки и, может быть, поэтому танцевала как-то по-особенному вдохновенно. Вцепившись в её тёплую нежную ручку, я, единственный мужчина в группе, следовал за ней в хороводе, увлечённый мельканием гибких загорелых ступней, а с другой стороны держала меня своими тонкими прохладными пальчиками та, ради которой я приехал, и требовала: "Танцевать! Танцевать!" Хотя я не мог из-за этого как следует выполнить долг фоторепортёра, да и условия освещения были неважные (свет бил из окон), но зато побывал в раю, поверьте уж мне на слово без достаточного количества качественных фотографий.

Оцените и вы талант создательницы этого рая, просмотрев видео хореографических работ Марины Коэн и прочитав два её собственных, совершенно не обработанных нами текста.

https://www.youtube.com/channel/UC6rGZOrs-ooy5Ug-LGBeb8Q

 

МОЯ ТВОРЧЕСКАЯ БИОГРАФИЯ

 

Итак, так как все мы родом из детства, корни стоит искать именно там.

Сама я этого не помню, но моя тётя (одаренный виолончелист и преподаватель в муз. школе), любит вспоминать как я, лет 3 от роду, с огромным вниманием слушала конкурс им. Чайковского. Больше всего взрослых поразило, что я сидела, не шелохнувшись, пока играла музыка. Семья моей тёти (так сложилось, что все они музыканты) стали советовать моей бабушке, не пропустить этой моей заинтересованности. Так что, когда мне исполнилось 8 лет, меня отдали в музыкальную школу на класс фортепиано, и я её закончила.

 

Для меня музыка где-то неразрывна с танцем. Сейчас есть много танцевальных постановок (современных) под тишину. Есть такие, которые, сопровождаются сложными звуками. Меня же вдохновляет музыка, я могу полностью раствориться в её звучании и гармонии. Воображение сразу предлагает картинки, образы, движения, которые можно воплотить в жизнь.

Сейчас, если музыкальное произведение, по каким-то своим критериям, особенно находит отклик в моей душе, то существует очень большая вероятность того, что я вплету или полностью использую понравившуюся мне композицию в свою работу. Раньше, до того как я стала создавать танцевальные постановки, я просто «фантазировала», создавая множество мысленных образов. Как фильм, режиссером, оператором и зрителем которого являешься только ты.

 

Многие люди, которые связали свою жизнь с танцем, могут смело похвастать, что уже с очень нежного возраста брали свои первые уроки. У меня иной путь. Он тоже начинался в детстве, но потом приостановился, уступив место другим занятиям.

 

Вернемся к моей тёте. Она в своё время заметила (она это любит повторять, и по сей день), что не только музыка вызвала мой интерес. Мне доставляло удовольствие что-то изображать, переодеваясь в разные наряды. Это всё демонстрировалось перед благодарной публикой (мои родители и близкие родственники). Но суть не в этом, а в том, что мне нравилось двигаться, моя душа лежала к тому, чтобы находиться перед публикой, и было желание предоставить что-то вниманию зрителей.

 

Сейчас, когда я анализирую события прошлого, могу сказать, что всё не случайно. Думаю, что достаточно подсказок существует для тех, кто ещё не нашёл себя, просто нужно быть внимательным к своим ощущениям, воспоминаниям и «слушать» своё сердце.

 

Я на какое-то время оказалась немного глуха в этом отношении. А может, так и должно было произойти, чтобы то, что я делаю сейчас, было для меня более ценно.

 

Музыка, движение и желание поделиться образами и мыслями, которые возникают у меня в голове – вот главные компоненты, которые составляют мою сегодняшнюю профессию.

 

Почти семь лет назад я круто изменила направление. Серьёзно спросив себя, чем хочу заниматься в жизни, я пришла к тому, от чего в детстве захватывало дух – ТАНЦЕВАТЬ и СОЗДАВАТЬ ПОСТАНОВКИ.

 

Нужно было практически всё начинать сначала, а так хотелось быстрых результатов. Поэтому я училась и применяла полученные знания и навыки почти одновременно. Хочу заметить, что нетерпение в этом случае не самый лучший союзник. Время на ощутимые результаты всё же необходимо. Но школа, которую ты проходишь в период работы с группой, когда начинаешь создавать свои первые работы, несомненно, приносит свои плоды, и да, развитие происходит быстрее.

 

Мне как заинтересованному путнику, отправившемуся по определенной дороге, постепенно начинают открываться тайны и глубинный смысл некоторых вещей, о которых ранее и не помышляла.

 

Во время преподавания израильских танцев, я поняла для себя, что очень большое значение имеет посыл радости и общности, который заложен в них. Это один из важных элементов на моих занятиях.

 

Я считаю танец как вид искусства сильный по своему воздействию. Можно наделить танцоров характерами, и они могут «рассказать» Вам целую историю, заставить Вас о чём-то задуматься, переживать. Эта огромная сила, существование которой открылось мне тоже не сразу.

 

Повествовательный характер танца, который близок мне, можно воплотить во многих танцевальных стилях. Моя душа лежит к модерну и танцевальному театру. Те работы, которыми бы я хотела поделиться, сделаны именно в этих направлениях.

 

· Танцевально-театральная постановка по теме Kindertransport в рамках еврейского летнего лагеря (ArtEck).

· „Todas las palabras“ (всё слова) – модерн.

· „Ein Märchen“ работа в стиле (танц. театр) для танцевального конкурса.

· „Bekarov“ (в переводе с иврита «скоро»).

· „Les soeurs“ (сестры) – танцевальный театр и модерн.

· „Leben im Shtejtl“ – Танцевально-театральная постановка.

 

По моему мнению, я нахожусь ещё в начале пути. Впереди ещё очень много интересного и неизведанного.

 

Вы можете пожелать мне удачи!

 

Спасибо за внимание.

 

О ХОРЕОГРАФИЯХ

 

Теперь «поговорим» о некоторых моих работах.

 

Начну я, пожалуй, с «Beziehungshaus/chaos».(2012 г.) Это было заданием на танцевальном курсе в Akademie Remscheid. Мы очень много работали с импровизацией, и учили, как можно создать определённые «правила», и затем в их рамках импровизировать. Дополнительным фактором было то, что в импровизации должен был использоваться предмет, в нашем случае стул. Сейчас я поделюсь с Вами историей, которую я вложила в это задание.

Три квартиры в доме, где проживают три пары. У каждой свои отношения, своя динамика, свои радости и проблемы, свои переживания. Есть определённый принцип, как правила игры, по которому развивается происходящее. Роль партнёра здесь перенимает стул. Каждой паре предоставляется возможность выйти вперёд и более подробно рассказать, что в их совместной жизни происходит. Это получается сильно, когда танцоры действительно готовы раскрыть свою душу и погрузиться в эмоции.

Владимир, то, что Вы видели на моей страничке в интернете – это повторная постановка номера (с другими танцорами). Первая проба пера была с участниками семинара, и я была поражена теми чувствами, которые девочки вложили в свои движения и теми переживаниями, которыми они с нами поделились. И сколько бы раз не повторялась эта работа с разными людьми, все истории будут отличаться друг от друга и движения тоже, в этом особенность импровизации.

Почему я стала писать Вам об этой работе – всё просто. Я считаю её своим первым серьёзным хореографическим опытом. Мой учитель, Ронит Ланд, похвалила меня, сказав, что у меня есть талант к хореографии. Для меня это было очень важно и безумно приятно!

 

«Kindertransport».Это постановка пришлась на лето 2013 года. Я работала вожатой в русскоязычном еврейском лагере «ArtEck». Лагерь существует с 2006 года. Сюда (в Германию) съезжаются ребята, а также и вожатые из разных уголков мира: Израиль, Россия, Америка, Германия. Каждый год смена проводится на определённую тему. В 2013 году у нас был «Kindertransport». (Короткая справка: Операция «Киндертранспорт» - переселение более 10. 000 еврейских детей из Германии в Великобританию (ноябрь 1938 – сентябрь 1939)).

Помимо работы вожатой в «ArtEck(е)» я вела театрально-танцевальную студию. Мы должны были проработать с воспитанниками, которые записались ко мне на занятия, тематику лагеря, создать сценическое действие и предоставить его на строгий суд зрителей в рамках заключительного концерта. Все студии (театральная, музыкальная и т.д.) готовили что-то на последний вечер.

Снова я взялась «рассказывать» истории. Ведь это оно и есть. Расставания, утраты, надежды. Я разделила постановку на «до» и «после». Показала несколько сценок из жизни. В одной из них мальчишки играют в футбол. В следующей влюбленная пара с их первым трепетным, искренним и чистым чувством. Затем черед трех подруг. Замыкают последовательность мини-историй две сестры, которым тоже придется расстаться (были такие семьи, где родителям приходилось выбирать, кого из детей они отправляют в Велткобританию…). Под гудок паровоза (лейтмотив разлуки) наши герои прощаются друг с другом. Проходит время… и эта сказка обретает счастливый конец, где все находят себе место под солнцем и могут радоваться жизни. Эта концовка была навеяна общением с живыми «детьми», попавшими под действие операции «Киндертранспорт». К нам приезжали эти люди и рассказывали о себе. Один из них – это известный скульптор Франк Майслер.

 

«Bekarov».(2016 г.) Мне очень нравятся многие произведения израильского композитора, музыканта и автора текстов Идана Райхеля. Услышав песню «Bekarov», я пред

Предыдущая статья:Энергетическая ценность, На 100 г продукта Следующая статья:Проведение военной реформы
page speed (0.1668 sec, direct)