Всего на сайте:
166 тыс. 848 статей

Главная | Философия

Сделайте вот что: сначала пробуйте еду на вкус, затем вкладывайте в трубку.  Просмотрен 43

  1. Ты так много для меня сделало, а я даже не могу тебе отплатить, никогда не смогу тебе отплатить.
  2. Слава Богу, наконец я нашёл себе правильную компанию.
  3. Никогда не заговаривай с мальчиком из другого храма. Эти люди опасны.
  4. Придумайте, как мне умереть, в какой позе? Этот человек был немного эксцентричным, немного су масшедшим... — сумасшедший старик, но очень красивый.
  5. Сядь в падмасану, позу Будды, и в ней умри, —сказала она. — А так не умирают. Ты всегда был дурачком — все будут над тобой смеяться.
  6. Это уже чересчур! Я просто пытался вам помочь. Не волнуйтесь. Может быть, вы вспомните позже, когда до едете до станции? Как я могу вам сказать, куда вы едете?
  7. Внутрь? — воскликнула она. — Но ведь я пытаюсь выбраться наружу!
  8. Фактически, — сказал он, — просто из духа противоречия я проведу такую пластическую операцию, которая сделает вас первым красавцем в Новой Англии.
  9. Фред, ну как ты можешь быть таким эгоистом! Тебе-то всё равно, а мне утром вставать!
  10. Поразительно! — восклицает Порки. — Точно так и есть.
  11. У меня часто такое ощущение, что живот словно каменный. Как мне его смягчить?
  12. Я чувствую, что моё тело очень застывшее, и моя девушка говорит, что у меня грудь — как панцирь.

И он это делал сорок лет. Сначала он пережёвывал пищу и наслаждался, потом вкладывал в трубку. Его трубка была ничем не хуже других, потому что и в вашем теле тоже есть такая же трубка, только она скрыта внутри. У этого бедняги она была снаружи. И она была даже лучше вашей, потому что её можно было чистить... делать что угодно.

Система пищеварения творит настоящие чудеса. Учёные говорят, что, если бы нам приходилось делать всё, что делает наша небольшая пищеварительная система система одного человека, потребовалась бы большая фабрика, чтобы превращать пищу в кровь, сортировать все её элементы, направлять все необходимые элементы по назначению. В некоторых элементах нуждается мозг, и их нужно направить с потоком крови в мозг. Другие нужны где-то в другой области: в тканях глаз. Третьи нужны ещё где-то в тканях ушей, или костей, или кожи, и тело выполняет всё это так безупречно, семьдесят лет, восемьдесят лет, девяносто лет а вы так и не видите его мудрости.

 


 

Вы слышали об алхимиках, которые пытались превращать грубые металлы в золото; ваше тело делает гораздо большее оно превращает всевозможный мусор, которым вы себя набиваете, в кровь, в кости. И более того: из этого мусора оно создаёт ваш мозг. Всё ваше мороженое и кока-колу оно постоянно превращает в мозг мозг, способный создать Рупперфорда или Альберта Эйнштейна, Будду, Заратустру, Лао-Цзы. Просто посмотрите на это чудо!

Мозг, такая небольшая вещь, замкнутая в небольшом черепе... Один-единственный мозг может содержать все библиотеки мира. Его вместимость почти бесконечна. Это величайшая система памяти. Если вы захотите создать компьютер такой неё мощности, для действия этого компьютера потребуется много миль пространства. Ваш мозг содержится в таком маленьком черепе. И как бы наука до сих пор ни развивалась, она всё ещё не умеет превращать мороженое в кровь. Учёные пытались это сделать, но не могут найти способа что делать? Как превратить мороженое в кровь? Нельзя даже говорить о том, чтобы создать из мороженого мозг! Может быть, этого никогда не случится. Или, если даже это случится, то случится посредством мозга; снова это будет чудом мозга.

 


 

Как только вы начинаете общаться с собственным телом, всё становится очень легко. Тело не нуждается ни в каком принуждении; его можно убедить. С телом не нужно бороться это уродливо, насильственно, агрессивно, и любого рода конфликт только будет создавать больше и больше напряжения. Не следует создавать никакого конфликта пусть правилом будет комфорт. Тело это такой прекрасный дар Бога, что бороться с ним значит отвергать самого Бога. Это алтарь... мы вознесены на этот алтарь. Это храм. Мы в нём существуем и должны, как только возможно, о нём заботиться. Это наша ответственность.

Таким образом, семь дней... Поначалу это покажется немного абсурдным, потому что нас никогда не учили разговаривать с собственным телом а это может творить чудеса. Чудеса уже происходят, хотя мы о них и не знаем. Когда я что-то вам говорю, моя рука, в жесте, следует за словами. Я с вами говорю это мой ум что-то вам сообщает. Моё тело за этим следует. Тело сонастроено с умом.

Когда вы хотите поднять руку, вам ничего не нужно делать вы её просто поднимаете. Одной идеи, что вы хотите её поднять, достаточно, чтобы тело последовало; это чудо. Фактически биология или физиология пока не смогли объяснить, как это происходит. Потому что идея есть идея; вы хотите поднять руку это идея. Как эта идея трансформируется в физическое сообщение руке? И это совершенно не занимает времени доля секунды; нечто без всякого временного промежутка...

Например, я с вами говорю, и моя рука продолжает сотрудничать; временного промежутка нет. Тело словно движется параллельно уму. Оно очень чувствительно нужно научиться с ним разговаривать, и тогда можно будет сделать многое.

 


 

Следуйте телу. Никогда и никаким образом не пытайтесь главенствовать над телом. Тело это ваше основание. Как только вы начинаете понимать собственное тело, девяносто девять процентов вашего страдания просто исчезает. Но вы не слушаете. Тело говорит: «Прекрати! Не ешь Вы продолжаете есть, вы слушаете ум. Ум говорит: «Это так вкусно, великолепно. Ещё немного Вы не слушаете тело. Тело чувствует тошноту. Желудок говорит: «Прекрати! Довольно! Я устал!» — но ум говорит: «Подумать только, какой вкус... ещё немного Вы продолжаете слушать ум. Если бы вы слушали тело, девяносто девять процентов проблем просто исчезло бы, а оставшийся один процент был бы просто случайностями, не настоящими проблемами.

Но с самого детства нас отвлекают от тела, уводят от тела в сторону. Ребёнок плачет, ребёнок хочет есть, а мать смотрит на часы, потому что доктор сказал, что ребёнку нужно дать молоко только после трёх. Она не смотрит на ребёнка. Ребёнок вот настоящие часы, на которые нужно смотреть, но она продолжает смотреть на часы на стене. Она слушает доктора, а ребёнок плачет; ребёнок просит пищи, ребёнок нуждается в пище прямо сейчас. Если прямо сейчас ребёнку не дать пищи, вы уведёте его от тела. Вместо того, чтобы дать ему пищу, вы даёте ему соску.

Это с вашей стороны обман и жульничество. Вы даёте что-то ложное, пластмассовое, пытаетесь его отвлечь и разрушить чувствительность тела. Мудрости тела не даётся права голоса; вмешивается ум. Соска успокаивает ребёнка, и он засыпает. Теперь часы говорят, что три часа прошло, и молоко нужно дать. Теперь ребёнок крепко спит, теперь его тело спит; вы его будите, потому что доктор сказал, что нужно дать молоко. Вы снова нарушаете его ритм. Мало-помалу вы приводите в замешательство всё его существо. Приходит момент, когда он теряет всякий контакт с телом. Он не знает, что хочет его тело: хочет ли его тело есть, он не знает; хочет ли его тело заниматься любовью, он не знает. Всё управляется чем-то извне. Он видит журнал «Плэйбой», и ему хочется заниматься любовью. Это глупо; это из ума. Такая любовь не может быть качественной; она будет просто чиханием, не более; разгрузкой. Это совершенно не любовь. Как может любовь прийти из ума? Ум ничего не знает о любви. Это становится долгом. У вас есть жена, у вас есть муж, вы должны заниматься любовью это становится долгом. Из чувства долга, неукоснительно, каждую ночь вы занимаетесь любовью. Теперь в этом нет никакой спонтанности. И тогда вы начинаете беспокоиться, потому что чувствуете, что это не приносит вам удовлетворения. Тогда вы начинаете искать какую-то другую женщину. Вы начинаете мыслить логически: «Может быть, эта женщина мне не подходит. Может быть, она не моя духовная половина. Может быть, она не создана для меня. Я не создан для неё, потому что она меня не волнует».

Проблема не в женщине, проблема не в мужчине: вы не в теле, она не в теле. Если бы люди были в теле, никто не упускал бы красоты, называемой оргазмом. Если бы люди были в теле, в своих опытах оргазма они узнали бы проблески Бога.

Слушайте тело, следуйте телу. Ум глуп, тело мудро. И если вы глубоко войдёте в тело, в самих этих глубинах вы найдёте свою душу. Душа скрыта в глубинах тела.

 


 

Оно безмерно красиво, безмерно сложно. Нет ничего другого, настолько же сложного, настолько же тонкого. Вы ничего о нём не знаете. Вы видите его только в зеркале, вы никогда не смотрели на него изнутри; иначе вы знали бы, что это вселенная в себе. Именно это всегда говорили мистики, называя тело вселенной в миниатюре. Если вы видите его изнутри, оно так безгранично миллионы и миллионы клеток, и каждая живёт собственной жизнью, и каждая действует так разумно, что это кажется почти невероятным, невозможным, невообразимым.

Вы принимаете пищу, и тело преобразует её в кровь, плоть, кости. Вы принимаете пищу, и тело преобразует её в сознание, мысль. В каждое мгновение происходит чудо. И каждая клетка действует так систематически, так упорядочение, с такой внутренней дисциплиной, что это кажется почти невозможным клеток миллионы. Семьдесят миллионов клеток содержится в одном вашем теле семьдесят миллионов душ. У каждой клетки есть собственная душа. И как они действуют... с какой последовательностью, как ритмично и в какой гармонии! Одна и та же клетка может стать глазом, может стать кожей, может стать печенью, сердцем, позвоночником, умом, мозгом. Одни и те же клетки специализируются становятся клетками определённых тканей но это одни и те же клетки. И как они движутся, как тонко и безмолвно они работают!..

Проникните в это, глубоко войдите в эту тайну, потому что в ней вы укоренены. Тело это почва, на которой вы растёте; вы укоренены в теле. Ваше сознание в теле подобно дереву. Ваши мысли подобны плодам. Ваши медитации подобны цветам. Но вы укоренены в теле; тело поддерживает вас во всём. Тело поддерживает всё то, что вы делаете. Вы любите; тело это поддерживает. Вы ненавидите; тело это поддерживает. Вы хотите кого-то убить; тело это поддерживает. Вы хотите кого-то защитить; тело это поддерживает. В сострадании, в любви, в гневе, в ненависти в чём угодно тело вас поддерживает. Вы укоренены в теле; тело обеспечивает вас питанием и поддержкой. Даже когда вы начинаете осознавать, кто вы такие, тело поддерживает вас и в этом.

Тело вам друг; тело вам не враг. Вслушайтесь в его язык, расшифруйте его язык, и мало-помалу, по мере того как вы проникаете в книгу тела и листаете её страницы, вы осознаете всю тайну жизни. Она сжато изложена в вашем теле. Увеличенная в миллионы раз, она простирается на весь мир, но, сжатая в небольшую формулу, она содержится в вашем теле.


 

Тело содержит все тайны; все тайны, которые только есть во всей вселенной; это вселенная в миниатюре. Разница между телом и вселенной только в количестве. Точно так же, как один-единственный атом содержит все тайны материи, тело содержит все тайны вселенной. Не стоит искать никаких тайн снаружи; достаточно просто обратиться вовнутрь.

И о теле следует заботиться. Нельзя быть против него, нельзя его осуждать. Осудив его, вы уже осудили Бога, потому что в глубочайшем тайнике тела обитает Бог. Бог выбрал этот дом тела своим жилищем. Почитайте своё тело, любите своё тело, заботьтесь о своём теле.

Так называемые религии создали в человеке много враждебности к телу. Это правда, вы не тело. Но это не значит, что вы должны быть к нему враждебны; тело вам друг. Тело может привести вас в ад, но может привести вас и в рай. Это просто средство передвижения. Оно нейтрально. Куда бы вы ни направлялись, оно готово. Это механизм безмерной сложности, красоты, порядка. Чем более человек понимает своё тело, тем больше он чувствует благоговение. Что тогда сказать обо всей вселенной? — даже это небольшое тело содержит столько чудесного. Поэтому я называю тело храмом божественного.

И как только ваше отношение к телу меняется, идти вовнутрь становится легче, потому что тело становится вам открытым. Оно вам позволяет идти вовнутрь, оно открывает вам свои тайны. Именно так впервые были познаны все секреты йоги. Именно так впервые были познаны все секреты дао. Йога возникла не из расчленения мёртвых тел. Современная медицинская наука изучает мёртвые тела, расчленяя их. В самой основе этого что-то неправильно. Науке пока не удалось познать живое тело. Расчленять мёртвое тело это одно, узнать что-то о нём это одно, а узнать что-то о живом теле совершенно другое. Но у современной науки нет метода, чтобы получить знание о живом теле. Единственный способ его узнать это обращаться с ним, как мясник: разрубить его, но в то мгновение, как вы его разрубаете, это больше не прежнее явление. Понять цветок на стебле, на дереве это одно; разрезать, расчленить его совершенно другое. Это больше не прежнее явление. Его качество совершенно другое.

У Альберта Эйнштейна есть определённые качества, которых не может быть у трупа; это невозможно. Поэт умирает есть тело, но где поэзия? Умирает гений есть тело, но где гениальность? Тело идиота и тело гения одно и то же. Расчленяя тело, вы не сможете узнать, принадлежало ли оно гению или идиоту, принадлежало ли оно мистику или кому-то, кто никогда не осознавал таинственного в жизни. Это будет невозможно, потому что вы просто заглядываете в дом, а существа, которое в нём жило, больше нет. Вы просто изучаете клетку, а птицы больше нет; и изучать клетку не значит изучать птицу. Но всё же тело несёт в себе божественное.

Настоящий путь это войти вовнутрь себя и наблюдать собственное тело оттуда, из самой глубины своего существа. Тогда это безмерная радость... просто видеть, как оно действует, как оно работает. Это величайшее чудо, которое только случилось во вселенной.

 


 

Большинство проблем психосоматические, потому что тело и ум не две разные вещи. Ум это внутренняя часть тела, а тело внешняя часть ума, и что угодно может начаться в теле и перейти в ум, или наоборот: начаться в уме и перейти в тело. Разделения нет, нет никакой герметичной перегородки.

Таким образом, у большинства проблем есть два конца: к ним можно подходить и со стороны ума, и со стороны тела. И до сих пор в мире практиковалась однобокость: некоторые люди физиологи, последователи Павлова, бихевиористы верят, что все проблемы относятся к телу... Они лечат тело и, конечно, в пятидесяти процентах случаев достигают успеха. Они надеются, что с развитием науки успеха будет больше и больше, но этого никогда не случится более чем на пятьдесят процентов; развитие науки здесь не при чём.

Есть другая партия, — которая заблуждается настолько же, что и первая, — считающая, что все проблемы относятся к уму: сторонники христианской науки, гипнотизеры, месмеристы; они думают, что проблемы в уме... психотерапевты. Они также достигают успеха в пятидесяти процентах случаев. Они тоже думают, что рано или поздно успеха будет больше и больше. Это вздор. Они не могут достигать успеха более чем в пятидесяти процентах случаев. Это предел.

Моё собственное понимание состоит в том, что к каждой проблеме нужно подходить одновременно с обеих сторон; её следует атаковать через обе двери. Наступление на двух фронтах... Тогда человека можно излечить на сто процентов. Когда наука станет совершенной, она будет использовать оба пути.

Первый путь связан с телом, потому что тело это центральный вход ума... парадный подъезд. И поскольку тело принадлежит грубому плану, им легко манипулировать. Сначала тело должно быть освобождено от всех приобретённых структур, и, одновременно, ум должен быть вдохновлён и поощрён двигаться вверх и сбросить тяжёлый груз, тянущий его вниз.

 


 

Помните это всегда. Не говорите: «физиологический процесс» и «умственный процесс». Это не две разные вещи лишь две части одного целого. Что бы вы ни сделали в области физиологии, это воздействует на ум. Что бы вы ни сделали в области психологии, это воздействует на тело. Это не две разные вещи; это одно целое.

Вы можете сказать, что тело это твёрдое состояние энергии, а ум жидкое состояние той же самой энергии... — одной и той же энергии! Таким образом, что бы вы ни делали в области физиологии, не думайте, что это только физиология. Не раздумывайте, как это поможет совершить трансформацию в уме. Если вы принимаете алкоголь, что происходит с вашим умом? Алкоголь принимает тело, не ум, но что происходит с умом? Если вы принимаете ЛСД, вещество попадает в тело, не в ум, но что происходит с умом?

Или, если вы поститесь, пост производится телом, но что происходит с умом? Или, если подойти с другой стороны: если у вас в уме появляются сексуальные мысли, что происходит с телом? Тело тотчас же подвергается воздействию. Если у вас в уме появляется сексуальный объект, тело немедленно начинает готовиться.

У Вильяма Джеймса была теория... В начале этого века, очевидно, она выглядела абсурдной, но в определённом смысле она правильна. Он и ещё один учёный, Ланг, предложил эту теорию, которая известна как теория Джеймса-Ланга. Обычно мы говорим, что человек боится и поэтому спасается бегством. Или, человек испытывает гнев, и поэтому у него краснеют глаза, и он начинает атаковать врага. Но Джеймс и Ланг предложили прямо противоположное. Они сказали, что именно потому, что человек убегает, он чувствует страх; и именно потому, что у вас краснеют глаза и вы начинаете атаковать врага, вы испытываете гнев. Это прямая противоположность. Они сказали, что, если это не так, они хотят увидеть хотя бы один пример гнева, при котором глаза не краснеют, тело не подвергается никакому воздействию, и человек просто испытывает гнев. Не позволяйте телу подвергаться воздействию и попытайтесь прийти в гнев и вы узнаете, что это невозможно.

В Японии детей учат очень простому методу контроля гнева. Им говорят: каждый раз, когда вы чувствуете гнев, ничего не делайте с гневом, просто начните глубоко дышать. Попробуйте это, и вы не сможете быть в гневе. Почему? Почему вы не можете быть в гневе только благодаря тому, что глубоко дышите? Быть в гневе становится невозможно. Две причины... Вы начинаете глубоко дышать, а для гнева требуется определённый ритм дыхания. Без этого ритма гнев невозможен. Чтобы был гнев, необходим определённый ритм дыхания, хаотическое дыхание.

Если вы начинаете глубоко дышать, невозможно, чтобы гнев вышел наружу. Если вы сознательно глубоко дышите, гнев не может выразиться. Ему требуется определённый ритм дыхания, который должен быть позволен; вам не нужно этого делать гнев сделает это сам. При глубоком дыхании вы не можете быть в гневе.

И, во-вторых, ум смещается. Когда вы испытываете гнев и начинаете глубоко дышать, ум смещается от гнева к дыханию. Тело не в состоянии быть в гневе, и ум сместил концентрацию на что-то другое. Тогда быть в гневе трудно. Именно поэтому японцы более всех народов на земле способны к самоконтролю. Это просто тренировка, начинающаяся в самом детстве.

Трудно найти подобный пример где-нибудь в другом месте, но в Японии это происходит даже сегодня. Этого становится меньше и меньше, потому что Япония становится менее и менее японской. Она становится более и более озападненной, и традиционные методы и техники теряются. Но это происходило и происходит до сих пор.

Один из моих друзей был в Киото, и он прислал мне письмо, в котором говорилось: «Сегодня я наблюдал такое красивое явление, что решил написать тебе об этом. И когда я вернусь, я хочу понять, как такое возможно: одного человека ударила машина, он упал, затем поднялся, поблагодарил водителя и ушёл он поблагодарил водителя

В Японии это нетрудно. Наверное, он несколько раз глубоко вздохнул, и тогда это стало возможным. Подход видоизменился в совершенно другой, и вы можете даже поблагодарить человека, который только что вас чуть не убил или пытается вас убить.

Физиологический процесс и психологический процесс не две разные вещи, это одно целое, и вы можете начать с любого из полюсов, чтобы воздействовать на другой и вызвать в нём изменения.

 


 

В лучшем мире каждый человек, профессия которого связана с тем, чтобы лечить тело, будет медитировать. И когда тело страдает, наверное, за этим что-то стоит, потому что всё взаимосвязано и переплетено. Ни одного человека нельзя излечить, просто воздействуя на тело, — воздействовать нужно на всю его тотальность. Но, чтобы заглянуть в его тотальность, вы должны сначала заглянуть в свою собственную.

Каждый лечащий врач должен быть медитирующим, иначе он никогда не будет настоящим врачом. Может быть, у него есть учёные степени, может быть, у него есть лицензия, разрешающая медицинскую практику, но для меня он шарлатан, потому что он не знает целого человека и поэтому лечит только симптомы.

Кто-то, может быть, страдает определённым симптомом, мигренью или головной болью вы можете его от этого излечить, но не заглянете глубоко вовнутрь, не посмотрите, почему, прежде всего, этот человек страдает головной болью: может быть, он слишком обременён, обеспокоен, подавлен. Может быть, он настолько скован внутри, что это вызывает боль. Может быть, он слишком много думает и никогда не расслабляет ум. Таким образом, вы можете излечить симптом или вынудить его исчезнуть посредством ядов и медицинских препаратов. Он проявится как-то по-другому, потому что коренной причины вы даже не коснулись.

Следует лечить не симптомы, но людей. А люди органичны, тотальны. Иногда бывает так, что болезнь может проявиться в ногах, а коренная причина находится в голове. Иногда коренная причина может быть в ногах, а болезнь в голове. Поскольку человеческое существо неделимо... абсолютно взаимосвязано! Ничто в человеческом существе не отдельно. Всё взаимосвязано, и не только внутри тела, но и само тело, в свою очередь, связано с умом, а тело и ум psycho и soma вместе связаны с трансцендентальной душой.

 


 

Ваш единственный долг быть счастливыми. Сделайте это религией: быть счастливыми. Если вы несчастливы, что бы вы ни делали, наверное, в этом что-то неправильно, и необходима какая-то резкая перемена. Пусть всё определяется счастьем.

Я гедонист. Счастье единственный критерий, который есть у человека.

Таким образом, всегда смотрите, что происходит, когда вы что-то делаете: если вы становитесь мирными, если вы становитесь спокойными, расслабленными и чувствуете себя, как дома, это правильно. Это главный критерий, ничто другое не может быть критерием. То, что правильно для вас, может быть неправильным для кого-то другого, помните и это. Потому что то, что легко для вас, для кого-то может быть трудным, а что-то совсем другое лёгким. Поэтому никакого универсального закона быть не может. Каждая индивидуальность должна выработать это для себя. Что для вас легко?


 

Это одна из самых сложных человеческих проблем. Её следует рассматривать очень глубоко, и она не теоретическая она касается каждого из вас. Именно так ведёт себя каждый всегда выбирает неправильное, всегда выбирает печальное, угнетающее, несчастное. Наверное, у этого должны быть глубокие причины и они есть.

Вот первая: то, как воспитываются человеческие существа, играет очень важную роль. Будучи несчастливыми, вы от этого что-то приобретаете, всегда приобретаете. Будучи счастливыми, вы всегда теряете.

Если ребёнок бдителен, он с самого начала начинает ощущать это разграничение. Каждый раз, когда он несчастлив, кто-то ему сочувствует; и он приобретает сочувствие. Каждый старается проявить к нему любовь; и он приобретает любовь. И более того, каждый раз, когда он несчастлив, каждый к нему внимателен; и он приобретает внимание. Внимание действует, как пища для эго, — как алкогольный стимулятор. Оно придаёт вам энергию; вы чувствуете себя кем-то. Отсюда такая огромная потребность, такое желание получать внимание.

Если все на вас смотрят, вы приобретаете важность. Если на вас никто не смотрит, вы чувствуете себя так, словно вас нет, словно вы отсутствуете, словно вы пустое место. Когда люди на вас смотрят, когда люди о вас заботятся, это придаёт вам сил.

Эго существует в отношениях. Чем больше людей уделяет вам внимание, тем больше вы приобретаете эго. Если никто на вас не смотрит, эго растворяется. Если все полностью о вас забудут, как может существовать эго? Как вы можете чувствовать, что вы есть? Отсюда потребность в обществах, ассоциациях, клубах. Во всём мире существуют клубы: Ротари-клуб, Клуб Львов, масонские ложи миллионы клубов и обществ. Эти общества и клубы существуют только для того, чтобы уделить внимание людям, которые не могут получить внимания никак по-другому.

С самого начала ребёнок начинает учиться политике. И вот эта политика: нужно выглядеть несчастным, и тогда вы получите сочувствие, тогда все будут к вам внимательны. Выглядите больным вы приобретёте важность. И больной ребёнок становится диктатором. Вся семья должна его слушаться что бы он ни говорил, это закон.

Когда он счастлив, никто его не слушает. Когда он здоров, никто о нём не заботится. Когда он в полном порядке, никто к нему не внимателен. С самого начала мы начинаем выбирать несчастное, печальное, пессимистичное темную сторону жизни. Это первое.

И с этим же связано второе: каждый раз, когда вы счастливы, когда вы радостны, когда вы испытываете экстаз и блаженство, каждый вам завидует. Зависть, ревность означает, что все против вас, никто вам не друг; в этот момент каждый становится вам врагом. Таким образом, вы научились никогда не быть в экстазе, чтобы никто не становился к вам враждебным не проявлять блаженства, не смеяться.

Посмотрите на людей, когда они смеются. Они смеются очень расчётливо. Этот смех идёт не из живота. Этот смех не исходит из глубины их существ. Сначала они посмотрят на вас, оценят ситуацию... и потом засмеются. И они смеются до определённых пределов, до таких пределов,которые вы сможете терпеть, до таких пределов, чтобы не быть неверно понятыми, до таких пределов, чтобы никто не начал испытывать зависть.

Даже наши улыбки полны политики. Смех исчез, блаженство оказалось абсолютно забытым, а быть в экстазе почти невозможно, потому что это не приветствуется. Если вы несчастны, никто не подумает, что вы сумасшедший. Если вы в экстазе и танцуете, все подумают, что вы сумасшедший. Танец отвергается, пение неприемлемо. Блаженный человек а мы думаем, что что-то с ним не в порядке.

Что же это за общество? Если кто-то несчастен, всё в порядке; он в него «вписывается», потому что всё общество в большей или меньшей мере несчастно. Он имеет членство в обществе, он — «один из нас». Если кто-то приходит в состояние экстаза, мы думаем, что этот человек ненормальный, что у него не все дома. Он не «один из нас» — и мы чувствуем зависть.

И из зависти мы его осуждаем. Из зависти мы пытаемся всеми возможными способами вернуть его в прежнее состояние. Мы называем это прежнее состояние «нормальностью». На помощь придут психоаналитики, на помощь придут психиатры, чтобы вернуть этого человека в состояние нормального несчастья.

Общество не может допустить экстаза. Экстаз это величайшая революция. Я это повторяю: экстаз величайшая революция. Если люди станут экстатичными, всему обществу придётся измениться, потому что это общество основывается на страдании.

Если люди блаженны, их нельзя повести на войну во Вьетнам, в Египет, в Израиль... нет. Человек, который блажен, просто рассмеётся и скажет: «Это вздор

Если люди блаженны, нельзя внушить им одержимость деньгами. Они не станут тратить впустую всю свою жизнь, просто накапливая деньги. В их глазах безумием будет, что человек разрушает всю свою жизнь, просто меняет жизнь на мёртвые деньги, умирает ради накопления денег. И эти деньги останутся, когда он умрёт. Это абсолютное безумие! Но это безумие нельзя увидеть, если вы не экстатичны.

Если люди будут экстатичными, всей структуре этого общества придётся измениться. Это общество основано на несчастье. Несчастье главное капиталовложение этого общества. Поэтому мы воспитываем детей... с самого начала мы создаём склонность быть несчастливыми. Именно поэтому они всегда выбирают несчастье.

Утром у каждого есть выбор... И не только утром, в каждое мгновение есть выбор: быть несчастным или счастливым. Вы всегда выбираете быть несчастными, потому что в это многое вложено. Вы всегда выбираете быть несчастными, потому что это вошло в привычку, стало устоявшимся стереотипом; вы это делали всегда. Вы научились это делать хорошо, и колея накатана. В то мгновение, как ваш ум оказывается перед выбором, он тут же начинает течь к несчастью.

Кажется, несчастье это дорога под гору, а экстаз трудное восхождение. Кажется, достичь экстаза очень трудно но это не так. Реальность прямо противоположна: экстаз это дорога под гору, страдание трудное восхождение. Достичь страдания очень трудно, но вы его достигли. Вы сделали невозможное потому что страдание абсолютно против природы. Никто не хочет быть несчастным, но при этом каждый несчастен.

Общество проделало огромную работу. Образование, культура, воспитательные учреждения, родители, учителя они проделали огромную работу. Из экстатичных творцов они сделали несчастных страдальцев. Каждый ребёнок рождается экстатичным. Каждый ребёнок рождается богом. И каждый человек умирает сумасшедшим.

Вот и вся ваша работа как снова достичь детства, как снова предъявить на него права. Если вы сможете снова стать детьми, никакого несчастья не будет.

Я под этим не подразумеваю, что у ребёнка не бывает мгновений несчастья они есть, но самого состояния несчастья нет. Попытайтесь это понять.

Ребёнок может стать несчастным, он может быть несчастливым, интенсивно несчастливым в определённое мгновение, но в этом несчастливом состоянии он настолько тотален, он настолько един с этим несчастливым состоянием, что разделения нет. Не существует ребёнка отдельно от несчастливого состояния. Ребёнок не смотрит на своё несчастливое состояние как на отдельное, отделённое. Ребёнок есть несчастливое состояние он так в него вовлечён. И когда вы становитесь одним целым с несчастливым состоянием, несчастье не несчастье. Если вы становитесь с ним одним целым, далее в нём есть определённая красота.

Посмотрите на ребёнка... — я имею в виду, неиспорченного ребёнка. Если он в гневе, вся его энергия становится гневом; ничто не остаётся в стороне, ничто не сдержано. Он нырнул и стал гневом; нет никого, чтобы им манипулировать и его контролировать. Ума нет. Ребёнок стал гневом он не в гневе, он стал гневом. И тогда посмотрите на красоту, на цветение этого гнева. Ребёнок никогда не выглядит безобразным даже в гневе он выглядит красивым. Он только кажется более ярким, более сильным, более живым вулкан, готовый извергнуться... такой маленький ребёнок, такая огромная энергия, такое атомное существо готовое взорвать всю вселенную.

И когда пройдёт этот гнев, ребёнок придёт в молчание. Когда пройдёт этот гнев, ребёнок придёт в полный покой. Когда пройдёт этот гнев, ребёнок придёт в расслабление. Мы можем подумать, что быть в таком гневе очень болезненно, но ребёнок не страдает он им наслаждался.

Если вы становитесь с чем-то одним целым, вы становитесь блаженными. Если вы себя от чего-то отделяете, — даже если это счастье, — вы становитесь несчастными.

И это ключ. Быть отдельным и оставаться эго основная причина всего несчастья. Быть единым, быть струящимся во всём, что бы ни приносила вам жизнь, быть в этом так интенсивно, так тотально, что вас больше нет, что вы теряетесь, — тогда всё блаженно.

Этот выбор есть, но вы перестали даже его осознавать. Вы выбирали неправильное с таким постоянством, и эта привычка так окаменела, что вы просто выбираете его автоматически. Выбора не остаётся.

Станьте бдительными. В каждое мгновение, когда вы выбираете быть несчастными, вспомните: это ваш выбор. Даже это внимание поможет. Бдительность в том, что это ваш выбор, и вы ответственны, и именно вы делаете это с собой сами, это ваше действие... тотчас же вы ощутите перемену. Качество ума изменится. Вам будет легче двигаться в направлении счастья.

И как только вы поймёте, что это ваш выбор, тогда всё это превращается в игру. Значит, если вы любите быть несчастным, будьте несчастным, но помните: это ваш выбор, не жалуйтесь. Нет никого другого, кто за это ответствен. Это ваша драма. Если вам так нравится, если вам нравится, чтобы всё и вся было несчастным, если вы хотите пройти по жизни в несчастье, это ваш выбор, ваша игра. Вы в неё играете. Играйте как можно лучше!

Но тогда не ходите к другим людям и не спрашивайте, как перестать быть несчастными. Это абсурдно. Не ходите к мастерам и гуру и не спрашивайте, как быть счастливыми. Так называемые гуру существуют лишь потому, что вы глупы. Вы создаёте несчастье, а потом идёте и спрашиваете других, как его исправить. И вы будете продолжать создавать несчастье, потому что не бдительны к тому, что делаете. С этого самого мгновения попытайтесь, попробуйте быть счастливыми и блаженными.

 


 

Есть два способа жить, быть, знать: один путь усилия, воли, эго; другой без усилия, без борьбы, в состоянии позволения, расслабления в существовании.

Все религии мира учили вас первому пути, учили бороться бороться с природой, бороться с миром, бороться с собственным телом, бороться с умом. Только тогда вы можете достичь истины, высшего, вечного. Но есть достаточное доказательство того, что эта воля к власти, этот путь эго, эта борьба и война потерпели полное фиаско. За миллионы лет очень немногие люди достигли высших опытов жизни, и их так мало, что они доказывают только исключение, не доказывают правила.

Я учу вас второму пути: не идите против течения существования, двигайтесь вместе с ним. Оно вам не враг. Точно так же, если человек попытается плыть против течения, бороться с рекой, вскоре он устанет и никуда не попадёт. Река так огромна, и он лишь небольшая часть.

В этом огромном существовании вы меньше атома. Как вы можете бороться с целым? Сама эта идея неразумна. И это целое произвело вас на свет как оно может быть вам врагом? Природа ваша мать; она не может быть против вас. Ваше тело сама ваша жизнь. Оно не может вам противостоять. Оно служит вам, даже вопреки вашей постоянной с ним борьбе. Оно служит вам, когда вы бодрствуете, оно служит вам, даже когда вы спите. Кто продолжает дышать? Вы крепко спите и храпите. У тела есть собственная мудрость. Оно продолжает дышать, сердце продолжает биться, тело продолжает функционировать без вашего участия. Фактически, когда вы отсутствуете, оно функционирует лучше. Ваше присутствие всегда вносит беспокойство, потому что ваш ум обусловлен людьми, которые настроили вас против тела.

Я учу вас дружбе с существованием, и я не хочу, чтобы вы отрекались от мира, потому что этот мир наш. Ничто сущее не против вас. Всё, чему вы должны научиться, это искусство жить не искусство отрекаться, но искусство радоваться. Дело лишь за тем, чтобы научиться этому искусству, и вы сможете превратить яд в нектар.

Есть множество медицинских препаратов, на которых вы найдёте надпись «яд», но в руках научного специалиста этот яд может стать лекарством. Он не убивает, он спасает.

Если вы находите, что в чём-то ваше тело, природа, мир против вас, помните одно: должно быть, это ваше собственное невежество, должно быть, это какой-то неверный подход. Должно быть, вам неизвестно искусство жить. Вы не осознаёте, что существование не может быть против вас. Оно вас породило, вы в нём живёте, оно дало вам всё, а вы даже не благодарны. Напротив, все религии учили вас осуждать существование с самого начала.

Любая религия, которая учит осуждать жизнь, ядовита. Она против жизни, она служит смерти; она служит не вам, она служит не существованию. Но почему возникает этот вопрос? Все эти религии шли против природы. Почему они создали определённую логику, согласно которой вы не сможете достичь другого мира, высшего мира, если только не будете против этого мира? Почему они создали такое разделение между этим миром и миром иным? Для этого есть причина.

Если от этого мира не отречься, но прожить его во всей тотальности, тогда никакого священника не нужно. Если с этим миром следует бороться, если следует от него отречься, вы должны подавить свои естественные инстинкты. Тогда, конечно, вы придёте в нездоровое состояние. Вопреки природе вы никогда не можете быть здоровыми, никогда не можете быть целыми. Вы будете всегда расщеплены и шизофреничны. Естественно, вам понадобится кто-то, чтобы вас направлять, чтобы вам помогать, — то есть понадобится священник.

Естественно, когда вы испытываете чувство вины, вы идёте в церковь, вы идёте в мечеть, вы идёте в синагогу; вы просите священника, просите проповедника, просите раввина вам помочь, потому что в своей темноте за создание которой они же и ответственны вы так беспомощны, и вам нужен кто-то, чтобы вас защитить, чтобы вам помочь, чтобы показать вам свет. Вы испытываете такую отчаянную нужду, что далее не думаете о том, знает ли священник больше вашего, или это просто наёмный работник.

Ваша проблема, по сути, состоит в том, чтобы посмотреть внутрь себя: где вы находитесь? И если вы в страдании, в несчастье, в тревоге, в тоске; если в вашей жизни чего-то недостаёт, если вы не удовлетворены, если вы ни в чём не видите никакого смысла и просто продолжаете влачить свой путь к могиле...

Темнота всё сгущается, с каждым днём смерть подходит всё ближе ко времени ли сейчас вовлекаться в великие теологические проблемы? Своевременнее изменить своё существо. У вас не так много времени.

И методы, которым вас учили все религии, — это методы борьбы; они никуда не ведут. Они просто отравляют вам радости жизни. Они отравляют всё, чем только в этой жизни можно наслаждаться. Они сделали человечество печальным. Я бы хотел, чтобы человечество было полным любви, полным песни, полным танца.

И я хочу, чтобы было ясно и понятно, что мой метод второй, и под вторым методом я подразумеваю, что не следует бороться с течением и плыть против него это глупо. Вы можете бороться, но течение природы слишком велико и слишком сильно. Самый лучший способ этому научиться учиться у мёртвого тела. Мёртвые люди знают некоторые секреты, которых не знают живые.

Живые люди, если они не умеют плавать, тонут. Это очень странно: к тому времени, как они умирают, они снова всплывают на поверхность. Когда они были живы, они погружались в глубину; утонув, они всплыли на поверхность. Несомненно, мёртвый человек знает что-то такое, чего не знает живой. Что происходит? Почему река и океан обращаются по-другому с мёртвым человеком? Мёртвый человек находится в состоянии абсолютного позволения. Он даже не пытается плыть. Он ничего не делает.

Самый лучший пловец просто дрейфует. Лучший из пловцов просто движется вместе с течением, как мёртвое тело, куда бы ни текла река она всегда течёт к океану. Каждая река приводит к океану, и вряд ли стоит беспокоиться о том, в святой ли реке вы находитесь. Святая или греховная, каждая река, по самому своему предназначению, рано или поздно достигает океана. Вы просто дрейфуете на её поверхности. И это я называю доверием доверием к тому, что, куда бы ни вело вас существование, оно ведёт по правильному пути, к правильной цели. Оно вам не враг. Доверяйте природе в том, что, куда бы она вас ни вела, она ведёт вас домой.

Если всё человечество вместо борьбы научится расслаблению, вместо тяжких усилий научится позволению, в качестве сознания произойдёт огромная перемена. В расслаблении, просто безмолвно двигаясь вместе с течением реки, не преследуя собственных целей, без эго...

В таком состоянии расслабления и дрейфа у вас не может быть никакого эго. Эго нуждается в усилии вы должны что-то делать. Эго это делающий, а в дрейфе вы становитесь не-делающим. В этом бездействии вы удивитесь: ваши тревоги и несчастья начинают отпадать, и вы начинаете испытывать удовлетворённость всем, что бы вам ни давало существование.

 

Один суфийский мистик путешествовал... Каждый вечер он благодарил существование:

Предыдущая статья:Независимость Следующая статья:Ты так много для меня сделало, а я даже не могу тебе отплатить, никогда не смогу тебе отплатить.
page speed (0.1089 sec, direct)