Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Культура, Искусство

ЗАДАЧИ СОВЕТСКОГО ПЕДАГОГА И ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К НЕМУ  Просмотрен 278

Советская вокальная педагогика исходит прежде всего из общих задач советской педагогики. А. И. Каиров в своей книге «Педагогика» определяет советскую педагогику как «науку о коммунистическом воспитании подрастающего поколения в условиях социалистического общества». Под ком­мунистическим воспитанием понимается широкое и всесторон­нее воспитание личности. Советский певец должен быть гармо­нически развитым, поэтому в задачи воспитания певца входит


не только овладение необходимыми профессиональными каче­ствами, но и овладение научным марксистско-ленинским миро­воззрением, и эстетическое воспитание личности, и физическое воспитание, и привитие правил коммунистической морали, и развитие черт характера, типичных для нового человека, а так­же развитие всех его умственных сил и способностей.

Подготовка молодого певца включает в себя как задачи об­разования, т. е. вооружение необходимыми знаниями, умения­ми, навыками, сообщение ему необходимых сведений из раз­личных дисциплин, развитие его умственных и музыкально-артистических способностей, так и воспитательные задачи. В процессе обучения, т. е. путем систематической рабо­ты с учеником, педагог не только передает ему необходимые знания, но и воспитывает его как личность: форми­рует его мировоззрение, в частности эстетическое, направляет развитие его интеллекта, участвует в формировании его харак­тера, прививает ему общую и музыкальную культуру и т. п.

Конечно, воспитательные задачи, как и задачи профессионального обучения в системе музыкального училища или консерватории, которые лежат на педагоге по сольному пению, идут рука об руку с воспитательной силой коллектива учебного заведения, со всей системой воспитания и обучения в музыкальном учебном заведении. Все же роль вокального пе­дагога в вопросе воспитания ученика является основной.

Педагог по специальности всегда является одним из самых больших авторитетов для ученика. Без авторитетности невоз­можны успешные занятия. Поскольку контакт с педагогом почти ежедневный, сила его воспитательного воздействия на ученика является ведущей.

На первом месте среди воспитательных задач, которые стоят перед педагогом-вокалистом, является формирова­ние в ученике качеств советского человека. Педагог призван воспитывать в ученике скромность, уважение к коллек­тиву, правильное понимание своего места в искусстве, разви­вать такие качества, как принципиальность, честность, дисци­плинированность, как чувство ответственности перед коллекти­вом и перед государством в целом. Надо всячески поддержи­вать чувство товарищества, не допуская столь распространен­ного среди учащихся критиканства. До сих пор мы, к сожале­нию, еще встречаемся с проявлениями эгоизма, неоправданного самомнения, зазнайства среди наших талантливых учеников. Не­которые из них плохо уживаются с коллективом, переоцени­вают свой талант, замыкаются в себе, используют учебное за­ведение в узко профессиональных или эгоистических целях, желая получить диплом и не считаясь с интересами советского общества в целом. В задачу педагога по специальности входит непримиримая борьба с самыми элементарными проявлениями указанных качеств. Нельзя допустить их развития, нельзя

; 137


попустительствовать проявлению качеств личности, противоре­чащих представлению о советском человеке.

Педагог должен стремиться глубоко изучить своего ученика. Для этого мало (знать, каков он как певец и музыкант на уроке. Необходимо знать, что он представляет собою как личность, вне стен класса и даже вне стен учебного заведения. Его мо­ральный облик, внутренний мир, линия поведения в жизни должны быть известны педагогу, чтобы оказать на них направляющее воздействие.

Естественно, что для этого мало встреч !с учениками р клас­се, необходимо более широкое общение, а также постоян­ное внимание к поведению его в коллективе. Следует всегда внимательно следить за отношением ученика к занятиям по другим дисциплинам, за отношением его к общественным обя­занностям, за активностью в общественной жизни. Во всем этом проявляются те стержневые качества его личности, кото­рые следует направлять систематическим воспитанием в нуж­ную сторону, борясь с одними качествами и .вызывая к жизни недостающие или помогая развиться нужным, но плохо выра­женным.

Надо знать круг интересов ученика, направленность его личности, особенности темперамента и характера. Поэтому вокальный педагог обязан быть в определенной степени пси­хологом: наблюдать и подмечать достоинства и недостатки психологического склада ученика, быть вдумчивым в отношении выбора метода воспитательного воздействия. Советский педагог должен:не только владеть своей специальностью, т. е. быть пев­цом-музыкантом и уметь это передать ученику, но и быть п е-редовым советским человеком, активным строителем нового общества. Никакие беседы с учеником, никакие убежде­ния и примеры не будут так действенны, как личный при­мер педагога. Если сам педагог проявляет себя активным, целеустремленным, идейным человеком, стоящим в курсе совре­менных событий, задач, стоящих перед страной, если он на своем участке, в своей деятельности выявляет принципиальное отношение к тем или иным явлениям, не мирится с недостат­ками, показывает образцы коммунистического отношения к тру­ду, то воздейственность такого педагога на формирование личности ученика как советского гражданина будет велика. Если даже весьма опытный и квалифицированный педагог про­явит себя в педагогическом процессе малодисциплинированным, безинициативным, мало заинтересованным судьбою ученика, сторонящимся общественных интересов, будет показывать узкий общий и политический кругозор, — он не сможет справиться с задачей воспитания советского певца.

Острое чувство современности и ясное пони­мание задач советской педагогики — необходи­мое качество советского педагога-вокалиста.


Поэтому каждый педагог обязан постоянно повышать свой идейно-политический и эстетический уровень, должен активно участвовать в общественной жизни, быть в курсе всего нового, передового в искусстве, науке, в смежных с музыкой и пением дисциплинах.

Одним из важнейших педагогических качеств является глу­бокая заинтересованность в каждом ученике, преданность и любовь к своей профессии. Только тогда легко налаживается контакт с учеником, когда он чувствует постоян­ное, неослабевающее к нему внимание, чуткое желание помочь ему стать певцом, выработать необходимые для этого качества. Эта заинтересованность педагога судьбой ученика заставляет его постоянно думать о пути, которым следует вести каждого из них, постоянно анализировать их недостатки, искать приемов к их исправлению. Постоянное беспокойство и чувство ответствен­ности за взятое на себя обязательство и перед учеником и перед обществом является побудительной силой, заставляющей педа­гога постоянно искать новых путей, лучших приемов, повышать свой педагогический уровень. Чувство ответственности, застав­ляет его искать в книгах и в практике ответа на вопросы, свя­занные с воспитанием каждого ученика. Равнодушие, малая заинтересованность в судьбе ученика не могут быть терпимы в педагогике. Как только ослабевает заинтересованность педагога в судьбе ученика, тотчас начинает нарушаться контакт.

Настоящий педагог постоянно думает о судьбе своих учени­ков. В свободное время он подбирает для них репертуар, состав­ляет упражнения, думает об их быте, поведении, подыскивает литературные и художественные произведения, которые могли бы помочь в воспитании у них вкуса, или просто полезные им книги в смысле общего развития и формирования мировоззре­ния. Надо сказать, что большинство советских вокальных педа­гогов — энтузиасты своего дела, бескорыстно отдающие много времени своим ученикам. Эти педагоги показывают примеры истинно коммунистического отношения к труду. Поэтому часто отношения между педагогом и учеником напоминают родст­венные.

Исключительно большую роль должен сыграть педагог в воспитании эстетического мировоззрения своего уче­ника, в развитии чувства прекрасного. Необходимо руководить формированием вкуса учеников. Это касается не только разви­тия чувства музыки, приобщения к пониманию музыкального языка, но и к овладению чувством прекрасного вообще. Пре­красное заключено не только в искусстве, но и в природе, в обществе. Умение видеть внутреннюю красоту человека, красоту идеи, красоту подвига, умение видеть прекрасное в различных проявлениях деятельности человека, как и в природе, зависит от развития в человеке чувства прекрасного. Чувство прекрасно­го обогащает человека. Люди стремятся к тому, что прекрасно.


Подбор художественной литературы, посещение выставок художников, спектаклей драматических и оперных театров со­вместно с учениками, особенно совместное посещение концертов и живое обсуждение виденного— лучшее средство воспитания вкуса учеников. Совместные посещения симфонических и камер­ных концертов особенно важны, так как позволяют более кон­кретно и наглядно анализировать как особенности исполнения: манеру интерпретации, технические приемы и т .п., так и музыку

композитора.

Тем более это относится к концертам певцов и оперным спектаклям, где имеется возможность давать оценку и общей постановке, режиссерской и дирижерской трактовке произведе­ния, и профессионализму отдельных исполнителей. Весьма ва­жен анализ особенностей интерпретации того или иного испол­нителя и подробный разбор вокально-технических элементов. Анализ вокальной техники певца при совместном слушании концерта педагогом и учеником — чрезвычайно полезен, так как он не только воспитывает вокальный слух молодого певца, но и помогает ему глубже понять требования своего педагога и луч­ше осознать ошибки своей технологии пения.

Чрезвычайно большую пользу приносят постоянные про­слушивания звукозаписи исполнения великих певцов прошлого и настоящего, лучших представите­лей русской, итальянской и других школ. Анализ вокальной технологии, стиль исполнения музыки различных авторов, осо­бенности исполнительского стиля и вокальной технологии раз­личных национальных школ пения —все это чрезвычайно разви­вает вкус ученика, расширяет его кругозор, способствует форми­рованию эстетического мировоззрения, воспитывает понятие о вокальном идеале. Такое живое общение педагога с учеником, обмен мнениями по только что прослушанному исполнению — в высшей степени полезное дело.

При этом важно предоставить инициативу критики ученику, требуя обоснования высказывае­мых суждений. Мало сказать — исполнение нравится или не нравится, хорошо или плохо, но важно добиться от ученика определения — почему хорошо, почему плохо. Активность уче­ника в этом анализе помогает его эстетическому развитию, учит анализировать и формулировать свои наблюдения.

В развитии эстетического чувства большое значение имеет репертуар, на котором строится воспитание ученика в классе по специальности. Этот репертуар должен основываться на лучших классических образцах музыки прошлого и настоящего. Надо учить молодого певца отличать высокохудожественные произве­дения от малоталантливых. Репертуар, который ученик прохо­дит в классе педагога по специальности, и тот, который прохо­дят другие ученики этого класса, повторяясь многократно из урока к уроку, хорошо фиксируется памятью и входит в его активный репертуарный багаж.


Особое внимание следует уделять современности. Надо обязательно включать в репертуар ученика сочинения современ­ных авторов, приучать его вслушиваться в новый круг музы­кальных интонаций. Необходимо следить за тем, чтобы он читал советскую литературу, знакомился со стихами современных поэтов. Ведь в стихах в поэтической форме оживают интонации современного языка, обороты речи, живой язык сегодняшнего дня. Строй современного стиха, его ритм, ударения, его музы­кальная структура — все это отражает пульс современной жиз­ни, характер чувств, настроений — все мироощущение человека нашей эпохи. Особенно важно читать отдельно от музыки по­этические тексты вокальных произведений современных компо­зиторов. Необходимо усвоить тот язык, те интонационные обо­роты, почувствовать те образы, которые вызвали к жизни му­зыкальные мысли композитора. Это тем более необходимо, что советская вокальная литература, продолжая великие традиции Даргомыжского, Мусоргского, главным образом строится на декламационном и декламационно-ариозном пении, где интона­ции речи и мелодическая линия органически тесно связаны. По­этому в исполнении произведений современных авторов особен­но выразительно и осмысленно должны звучать слова. Умение достигать органического слияния интонаций живого слова и отличного вокала — обязательное качество современного певца. На развитие этого синтеза должно быть постоянно направлено внимание педагога.

В вокальных произведениях талантливых современных авто­ров живут образы сегодняшнего дня, переживания и чувства человека нашей эпохи, человека — строителя нового общества. Эти образы и чувства очень близки современному исполнителю. Но если язык (И музыка поэтического текста сравнительно легко доходят до певца, то музыкальный язык композитора в силу консерватизма нашего слуха — значительно более трудно усва­ивается. Здесь требуется значительная работа, определенное напряжение, усилие, чтобы проникнуться строем новых интона­ционных и гармонических оборотов, чтобы преодолеть инерт­ность слуха, привычную логику движения мелодии и смены гармонических оборотов. Непривычные для уха произведения новых авторов кажутся молодым певцам неоправданно сложны­ми, нелогичными по структуре, по гармонизации. Однако по мере впевания и освоения, если композитор талантлив, эти про­изведения начинают нравиться, доставлять удовольствие. Поэто­му не следует смущаться тем обстоятельством, что иногда моло­дые певцы встречают такой репертуар «в штыки», разучивают его с неохотой. Нужна настойчивая систематическая работа пе­дагога над воспитанием в молодом певце чувства нового, уме­ние заразить его этим новым, раскрыть перед ним ту эстетиче­скую ценность, которую несут произведения современных авторов. 1


Разумеется мы говорим здесь о композиторах и поэтах, ко­торые умеют чутко слушать биение современной жизни и пере­давать его в своих произведениях. Несомненно, что образы и весь строй чувств, которые несут такие произведения, несрав­ненно ближе современному молодому певцу, чем, скажем, мир чувств, переданных в вокальном цикле Шумана «Любовь поэта» или в циклах песен Шуберта «Любовь мельника» и «Зимний путь», в «Титулярном советнике» и «Червяке» Даргомыжского, песнях Глинки. Именно консерватизм слуха и боязнь вокальных трудностей — причина пассивности большинства молодых пев­цов в отношении современной музыки с ее сложным языком. Эти моменты служат препятствием к быстрому и широкому ос­воению произведений современных копозиторов. Вокальный пе­дагог призван по возможности преодолевать этот разрыв между современной музыкой и традиционным классическим воспита­нием слуха и техники молодых певцов.

Естественно, что задачи эстетического воспитания ученика предъявляют большие требования и к самому педагогу. Он должен стремиться быть широкообразованным музыкантом, иметь хороший вкус, хорошо знать искусство вообще, отлично знать вокальную литературу, творчество современных компози­торов. Очень важно, чтобы ученик видел постоянную работу своего педагога над расширением знаний, интерес к новой му­зыке, живописи, литературе, работу над освоением новых во­кальных произведений.

Развивая в ученике чувство прекрасного, совершенствуя его музыкальные способности, воспитывая чувство музыки, надо одновременно воспитывать в нем певца — продолжателя лучших традиций русской национальной школы пения. Мо­лодой советский певец не может ясно не ощущать те националь­ные корни, которые питают всю русскую музыку и русский исполнительский стиль. Об особенностях русской школы пения мы уже говорили. Здесь же лишь укажем на необходимость для вокального педагога направить воспитание ученика в сторону охвата основных исполнительских принципов русской школы пения. Надо, чтобы в результате педагогического воздействия был сформирован певец — достойный приемник выдающихся исполнителей прошлого, который мог бы встать в единый строй с лучшими певцами настоящего времени. Для этого необходимо постепенно пройти с ним произведения всех основных русских композиторов-классиков, требуя исполнения, соответствующего замыслу автора и стилю русской школы пения. Необходимо включать в репертуар и вдумчиво работать над освоением ис­полнительского стиля разнообразных по характеру русских на- 1 родных песен, а также песен других народов. Русская песня— | большой помощник в выработке и освоении исполнительского стиля руских певцов. Грамофонные записи, как и живое испол­нение талантливыми русскими певцами образцов русской музы-


ки, позволяет ясно ощутить особенности русской школы пения и проанализировать вокально-технические приемы, которыми пользуются выдающиеся русские певцы в воплощении образа. Педагог, не понимающий прогрессивного характера русской во­кальной культуры, ее самобытности, самостоятельности, ее идейно-художественных преимуществ, не должен воспитывать советского певца.

В задачу вокального педагога входит разбудить в ученике творческое начало, вызвать к жизни его личное отношение к исполняемому. Необходимо не только воспитывать любовь к пению, но и к процессу самостоятельной работы над произведе­нием. Очень верно отметил Я. И. Мильштейн: «Недостаточно готовить только хороших профессионалов, надо воспитывать художников, умеющих самостоятельно работать и, главное, самостоятельно мыслить. Скажем честно: молодых исполните-, лей, которые трогают наше воображение, заставляют себя слу­шать,— не много»1. Он писал это в отношении молодых пиа­нистов, но это в равной степени можно отнести и к молодым певцам, которые часто не ищут своего пути в искусстве, своего отношения к произведению, а пользуются готовыми образцами исполнения. ;Во многом здесь вина педагога, не сумевшего раз­вить в ученике творческого отношения к исполняемому, не научившего его самостоятельно мыслить, самостоятельно рабо­тать над произведением, не разбудившего в нем художествен­ного чувства и настойчивого стремления к совершенству.

Педагогу не следует заниматься натаскиванием ученика, не нужно идти путем непререкаемых требований трактовать так, а не иначе, он должен развивать творческую фантазию у самого ученика путем подсказа, наталкивания, показа возможных ва­риантов исполнения. Главное—учить подходу к произве­дению, показывать, как следует над ним работать, чтобы ис­полнение было убедительным, верным. Надо всячески поддер­живать проявления самостятельности в трактовке произведений у ученика, направляя, поправляя, но никогда не довлея над дим. Эти ростки самостоятельности надо бережно охранять, давать им развиваться, даже мирясь иногда с тем, что они не совсем верны в смысле выражения идеи или стиля. Спугнуть раскры­вающееся в ученике собственное «я», подавить его —легко, а вы­звать к жизни —очень трудно. Большую роль в развитии твор­ческого отношения к трактовке произведения может сыграть система К. С. Станиславского— в применении к музыке. На­хождение зерна роли, сверхзадачи, развитие творческого воображения, действие в конкретных предлагаемых обстоя­тельствах, живое видение того, о чем поет певец, — все это

1 Я.

И. Мильштейн. Истоки артистизма и мастерства. «Советская культура», 1964, 13 октября.


будит творческую фантазию, обогащает певца, дает ему воз­можность проявить свое отношение к исполняемому.

Развитие навыков самостоятельной работы над произведе­нием и воспитание своего личного отношения к произведению у ученика — закладывает основы-самостоятельности творческо­го почерка молодого исполнителя. Важно, чтобы ученик не по­вторил своего учителя или какого-либо любимого певца, а имел свой- самостоятельный стиль исполнения, свой творческий по­черк. Надо стремиться воспитывать высокообразованного певца, мыслящего, убежденного в том, что он хочет сказать своим исполнением, своей трактовкой.

Очень важно воспитать в ученике сознание необходимости постоянного совершенствования и бесконечной воз­можности этого совершенствования в искусстве. Исполнитель-творец не может останавливаться на достигнутом. Выдающиеся певцы прошлого и настоящего, на которых должен равняться молодой певец, показывают нам образцы никогда не прекра­щающего совершенствования. Для этого мало приводить убе­дительные примеры из биографий выдающихся певцов, хотя они и весьма поучительны, необходимо время от времени, на новом этапе творческого и вокально-технического развития, снова брать в работу пройденные в классе произведения. Обыч­но ученик сам чувствует при исполнении пройденных ранее про­изведений, насколько он продвинулся вперед, развился как музыкант и певец. Эта личная практика певца убеждает его больше,, чем любые примеры. Естественно, что при работе над ранее пройденными произведениями педагог обязан предъяв­лять к исполнению более строгие требования как исполнитель­ского, так и вокально-технического характера.

Всю систему работы в классе педагога следует строить так, чтобы приучать молодого певца к систематической ежедневной работе над голосом и над расширением репертуара. Только постоянная целенаправленная работа, огромная воля и настой­чивость могут привести молодого певца к успеху. Надо внушить ученику мысль и подкрепить ее примерами из жизни, что тот, кто перестает работать, застывает на месте, ему нечего делать в искусстве. Если заниматься искусством — то надо отдавать ему всю жизнь, всю энергию, все силы, либо — вовсе не зани­маться им. Это положение должно проходить красной нитью через все обучение певца.

Все сказанное выше предъявляет к педагогу высокие требо­вания как в смысле его морально-политического облика, так и в отношении общей и музыкальной культуры, эрудиции в вопро­сах вокала и, наконец, в отношении личных качеств.

Роль личности педагога в воспитании молодого певца трудно переоценить. Знаменитый русский педагог К. Л. Ушин-ский писал, что «...влияние личности воспитателя на молодую душу составляет ту воспитательную силу, которую нельзя за-


менить ни учебниками, ни моральными сентенциями, ни систе­мой наказаний и поощрений»1. Каждый педагог должен яснее представить себе то воздействие, которое он оказывает на уче­ника как личность и поэтому должен строго, с большой ответ­ственностью относиться к своим взаимоотношениям с учени­ком. То, что может быть еще допустимо в общении с близкими и друзьями, часто является нежелательным и вредным в классе. Педагог, желая наладить контакт с учеником, входя в детали его жизни, не должен, однако, допускать приятельских отноше­ний с учеником — это неминуемо ведет к частичной потере дис­циплины, к некоторому снижению тонуса в работе, к незаметной потере авторитета. Необходимо ясно ощущать ту грань ,в своих отношениях с учеником, через которую никогда не следует пе­реступать, оставаясь для него старшим товарищем, другом, авторитетным в жизненных и творческих вопросах.

Прекрасный пример в этом смысле подавала А. В. Нежда­нова2. Она умело сочетала высокую требовательность, дисципч лину в классе, атмосферу большого творческого горения, по, накалу близкую к выступлению на сцене, с мягкостью, добро-*, желательностью, большой заинтересованностью делами и жизнью каждого ученика вне класса. Ученики в ней видели высший художественный авторитет, строгого, взыскательного художника и самого близкого человека-друга в жизненных и творческих делах.

Авторитет многих педагогов зиждется на большом и слав-, ном творческом имени. Однако быть большим певцом, артистом еще не означает уметь преподавать. История и современная практика давно установили, что далеко не все певцы могут-успешно заниматься педагогической деятельностью. И никакой авторитет крупного певца, большого мастера сцены не спасет его как педагога, если он не справляется с задачами, ставящи­мися перед ним индивидуальностью ученика. Так, многие круп­нейшие певцы прошлого и настоящего не могли удачно проявить, себя на педагогическом поприще. Другие просто отказывались заниматься педагогической деятельностью, не находя в себе, специальных знаний, педагогической интуиции и любви к педа­гогическому делу. Многие крупные певцы считают вокальную, специальность столь специфичной, столь индивидуальной, что, в совершенстве владея своим голосовым аппаратом, не считают возможным браться за воспитание голоса другого человека.

Действительно, обучение пению требует специальных способ­ностей, специальных знаний, особой подготовки и, как во всякой деятельности, — особой любви к этой профессии. Но несомненно

1 К. Д. Уши некий. Избранные педагогические сочинения. Учпедгиз,
М., 1945, стр. 44.

2 В. П о до л ь с к а я. А. В. Нежданова и ее ученики. М., Музгиз, I960.,
Л. Дмитриев. Нежданова-педагог. В сборнике «А. В. Нежданова», М.,
«Искусство», 1967. (готовится к печати).

145.


является прочным положение, когда выдающиеся исполнители, большие художники — носители лучших традиций отечественной школы пения, не передают молодому поколению тот огромный творческий багаж, который они несут в себе. Многие из них не только не преподают, но и не обобщают своего практического певческого опыта, не оставляют нам письменных памятников, эпистолярного наследия, воспоминаний, статей. Уходя из жиз­ни, они оставляют нам лишь славное имя да воспоминания современников, описывающих их пение и игру. Правда, со времени широкого внедрения звукозаписи, нам остаются звуко­вые памятники их исполнения. Однако внутреннее творческое кредо этих певцов, их эстетические и вокально-технические взгляды, принципы работы — все это пропадает, а могло бы явиться чрезвычайно важным материалом для науки о вокаль­ном искусстве, поучительным для молодого поколения певцов.

С каким удивительным интересом и пользой, например, чи­таются воспоминания В. Шкафера и С. Левика, и как мало таких полезных книг!

Несомненно, большим уроном для советского вокального искусства является положение, когда многие певцы, определяв­шие в недавнем прошлом художественное лицо лучших театров страны, не участвуют в воспитании молодого поколения певцов. Можно себе легко представить ту пользу, которую могли бы принести такие выдающиеся певцы, как В. Барсова, И. Козлов­ский, Е. Степанова, Б. Евлахов, Н. Ханаев и многие другие, не включившиеся в педагогическую деятельность. Конечно, голосо­вой аппарат выдающегося певца имеет большие особенности, и многим из них не приходилось сталкиваться с теми сложно­стями, которые встают перед рядовыми учениками, но это не причина, чтобы отказываться целиком от педагогической дея­тельности. Не полезнее ли приобрести необходимые теоретиче­ские знания, освоить то богатство, которое накопила вокальная педагогика за многие сотни лет своего существования? Ду­мается, что в этом случае советское вокальное искусство много бы выиграло.

Великий композитор Н. А. Римский-Корсаков, будучи про­фессором консерватории, без смущения сел за парту вместе со студентами, чтобы освоить те профессиональные элементы, ко­торых ему недоставало. Невольно хочется привести слова, ска­занные Наполеоном Бонапартом по поводу работы Петра Ве­ликого плотником с Заандеме, в Голландии: «Для истинно ве­ликого ничто не является малым» '.

Богатство личного творческого опыта и та большая музы­кальная культура, которой обладают крупные певцы, должна

1 Слова, написанные Наполеоном Бонапартом в книге отзывов о посеще­нии домика Петра I в Заандеме в Голландии. Цит. по статье: Ю. Авербах «Достойные удивления». Журнал «Знание — сила», № 4, 1966, стр. 47.


сочетаться с хорошей теоретической подготовкой, с владением научными данными о голосе и его развитии. Все это, вместе с желанием принести пользу молодому поколению, дало бы оте­чественной педагогике кадры замечательных педагогов. Роль книги, в которой обобщаются научные знания о голосе, дости­жения педагогики прошлого, где суммируются принципы воспи­тания певцов и подвергаются анализу методические приемы пе­дагогов, где даются знания о деятельности человеческого организма, могла бы быть в этом деле весьма значительна. Книга — большое подспорье в овладении профессией педагога. Она призвана освещать и дополнять практические знания во­кала.

Тем комплексом данных, которым должен стремиться обла­дать советский вокальный педагог, певцы-практики обычно владеют лишь частично, и страдает, конечно, прежде всего, теоретическая сторона.

Преподаватель, пользующийся только своим личным практи­ческим певческим опытом, отдающийся исключительно педаго­гической интуиции, — в наше время совершенно недопустим. Советский вокальный педагог обязан стремиться использовать в своей практической деятельности все знания, накопленные по голосообразованию, он должен базироваться в своей деятельности на данных науки, уметь теоретически осмыслить, подкрепить наукой свой практический опыт. Время чистых эмпириков в наш век бурного развития науки уходит. Передовой советский педагог мыслится не только как широкооб­разованный музыкант, владеющий педагогическим мастерством, но и как теоретически грамотный человек, стоящий на уровне современных знаний о голосе и его воспитании. Именно поэто­му современные программы консерваторий факультативно включают в себя курс «Основы вокальной методики», где сту­денты-вокалисты получают основные теоретические сведения о голосе и его развитии. Именно поэтому в нагрузку педагога консерватории или другого музыкального высшего учебного за­ведения обязательно входит не только практика работы с уче­ником, но и научная работа, т. е. теоретическое обобщение практического опыта. Сочетание науки и практики-—непремен­ное требование к педагогу в любой специальности, и советский вокальный, педагог не может быть тут исключением. Сложность вопроса в том, что наука быстро развивается, и тот уровень теоретических знаний, который получил певец, когда он учился (да и получил ли он его?), оказывается совершенно недостаточ­ным к тому времени, когда он приходит после окончания пев­ческой карьеры к педагогике. Многие хорошие певцы обладали от природы столь совершенными голосами, что пришли в ис­кусство, минуя консерваторское обучение. Естественно, что теоретическая подготовка таких певцов недостаточна для пре­подавательской деятельности.


Между тем в наше время студент, как правило, не удовле­творяется принципом «пой так, как требую я, показываю я». Он хочет понять, почему к нему предъявляются те или иные требования, с чем связаны и чем объясняются те или иные ка­чества его голоса, недостатки и т. п. Современный педагог обязан уметь грамотно ответить ученику на основные вопросы, связанные с голосом и его воспитанием. Он обязан быть на уровне науки о голосе сегодняшнего дня.

То, что в давние времена и без глубоких знаний о голосе педагоги выпускали из своих классов хороших певцов, — явле­ние вполне естественное. Никто не отрицает важность педаго­гического таланта, интуиции и многолетнего опыта в воспита­нии певцов. Однако педагоги прошлого, целиком .стоявшие на чисто эмпирическом пути, по выражению известного в прошлом певца К. Михайлова-Стояна «...'напоминают собою первобыт­ных мореплавателей, пускавшихся в открытое море без ком­паса, а потому всегда рисковавших подойти не к тому берегу, к какому стремились»1. Их удачи -были случайными. Часто их методы сбивали учеников <с важной естественной дороги и при­водили к гибели голоса. О таких профессорах хорошо написал известный певец, педагог и автор книги «Вокальное искусство» К. И. Кржижановский, в течение более десяти лет изучавший методику преподавания вокального искусства у лучших отече­ственных и заграничных певцов: «Я за все время не встретил профессора пения, который мог бы удовлетворительно ответить на занимающий ученика вопрос; я не встретил учителя, кото­рый мог бы пытливого ученика заставить верить себе силой своих глубоких познаний, умением изложить эти познания в удобопонятной форме и поддержать их убедительными доказа­тельствами»2. Естественно, что такое положение не может быть терпимо в настоящее время.

Несмотря на многообразие методических приемов и взгля­дов на методику воспитания певца, общие закономерно­сти развития певца и его голоса едины и находят свое объяс­нение с точки зрения современной физиологической науки. Пев­ческий голос — одна из функций организма, достаточно изученных с точки зрения физиологии, акустики, чтобы объяс­нить многие особенности звучания голоса у ученика, и найти разумный подход к выбору пути его совершенствования.

Советский вокальный педагог в своей деятельности стре­мится рассматривать действительность, и в частности, явления голосообразования, с диалектических позиций, т. е. в развитии, в изменении, а не как нечто данное, застывшее, не­изменное. Голос — это постоянная борьба нового со старым. В этом развитии постепенное накопление количественных изме-

1 К. Ми х а й л о в-Ст о я н Законы вокальности. М., 1912, стр.

4.

2 К. И. Кржижановский. Вокальное искусство. М., 1909, стр.41.


нений приводит к новому качеству, что, кстати, чрезвычайно демонстративно у певцов, когда под влиянием систематических упражнений голос в один прекрасный день начинает звучать совершенно иначе, в новом качестве. Наконец, голос у певца нельзя рассматривать изолированно от условий, в которых он развивался. Его надо брать во взаимосвязи с различными фак­торами. Владение диалектическим методом и умение его при­менить в практике вокальной педагогики — непременное каче­ство советского педагога-вокалиста.

Наконец, вокальный педагог мыслится как человек, обла­дающий педагогическим даром, умением правильно решать конкретные задачи, ставящиеся индивидуальными каче­ствами ученика, иметь педагогическую интуицию, опыт. Он обя­зан быть знатоком своего дела.

Сложность вокально-педагогического дела заключается в том, что, кроме всего, о чем говорилось выше, перед педагогом встает задача формирования профессионального, технически совершенного голоса. Для этого одновременно с воспитанием музыкально-исполнительских качеств педагог много времени, иногда несколько лет, тратит на создание исполнительского ап­парата—«инструмента» певца. Это принципиальное отличие от музыкантов-инструменталистов требует от педагога выражен­ного педагогического таланта, интуиции, опирающихся на глу­бокие знания теории и практики вокальной педагогики.

Педагогические кадры вокальная педагогика чер­пает как из среды певцов, окончивших свой творческий путь на сцене, так и из лиц, специально посвятивших себя педагогиче­ской деятельности, для которых исполнительская деятельность не являлась в жизни ведущей. Практика показыьает, что для того чтобы хорошо преподавать пение, не обязательно быть в прошлом большим певцом с уникальным голосом. Скорее на­оборот. Тот, кто имел голос среднего качества, в процессе его формирования столкнулся с большими затруднениями и сумел их преодолеть, оказывается более чутким и вдумчивым педаго­гом. Чем больше трудностей встретилось на пути певца в про­цессе его развития, чем больше он «скал, тем глубже он анали­зировал голосообразование. Развитие вокального слуха, обост­ренное внимание к качеству звука и технологии голосообразо­вания часто делают таких певцов хорошими педагогами. История показывает, что некоторые выдающиеся вокальные педагоги вовсе не были певцами, как, например, Ф. Ламперти. Некоторые концертмейстеры и дирижеры, всю жизнь работав­шие с певцами, оказываются способными воспитывать певче­ские голоса. Многолетний опыт настолько развивает их слух, что дает возможность направлять развитие голоса в нужную сторону, логично подыскивать систему упражнений и репер­туар. Однако такой способностью обладают немногие. В ряде случаев даже остро развитый слух и практический опыт оказы-


ваются не в состоянии справиться с задачей развития голоса. Педагогу 'нужны и теоретические знания и умение мышцами голосового аппарата почувствовать, что мешает естественной работе голосового аппарата. Если опыт ограничен замечатель­ным слухом, но не включает возможности мышечного анализа, не опирается на знания структуры голосового аппарата, не включает анализа тех ощущений, по которым певец контроли­рует голосообразование, он часто оказывается недостаточным для полноценной р.аботы. Поэтому для вокального педагога важно быть самому певцом, пройти систему вокального обуче­ния, то есть иметь не только изощренный слух, чуткий к пра­вильному звучанию, но и прочувствовать на своем голосовом аппарате влияние работы его частей, ощущения, которые со­провождают эту работу, установить те мышечно-слуховые и другие связи, по которым певец ориентируется в функции голо-сообразования. Конечно, практический профессиональный пев­ческий опыт также желателен для вокального педагога, так как в сильнейшей степени обогащает его, шлифует технику, развивает как музыканта-исполнителя, как артиста. Однако история и современная практика показывают, что длительная практическая профессиональная певческая деятельность не яв­ляется обязательной для педагога-вокалиста. Достаточно того, чтобы он прошел курс обучения вокальному искусству, мог бы петь, показывать голосом, имел бы развитый вокальный слух и небольшой практический певческий опыт.

Круг требований, предъявляемых к советскому вокальному педагогу, как мы видим, достаточно широк. Он обнимает и пе­дагогическое мастерство, и высокую общую 'культуру, и соот­ветствующий ; морально-политический уровень, и глубокую эрудицию в теории вокального искусства, и определенный комплекс личных качеств. Жизнь показывает, что не всегда наши педагоги удовлетворяют всем этим требованиям. Однако каждый вдумчивый педагог должен стремиться к этому.

В частности, настоящее пособие рассчитано на повышение теоретической оснащенности наших педагогов — как молодых, посвящающих себя этой специальности сразу после школьной скамьи, так и тех, кто вступает на педагогическое поприще после окончания певческой карьеры.


культурой, глубоким знанием теории и истории своего искус­ства. Как личность он призван служить примером для ученика. Педагог обязан быть чуток к передовому — современному, стоять на переднем крае фронта советской культуры, приоб­щать ученика к современной музыке. Как наследник русской школы пения, он призван воспитывать ученика в стиле ее луч­ших исполнительских традиций. Развивая ученика как худож­ника-музыканта, как личность, он должен уметь одновременно сформировать у него профессиональный исполнительский аппа­рат. Для того чтобы быть педагогом, не обязательно быть пев­цом с хорошим голосом, но необходимо владеть специальными знаниями и педагогическим даром. Многим большим певцам недостает теоретических знаний, для того чтобы успешно зани­маться педагогикой.


Заключение

Задачей вокального педагога является воспитание певца, отвечающего требованиям сегодняшнего дня. Это должен быть музыкант — воспитатель эстетического вкуса советских людей, в совершенстве владеющий своим искусством. Для того чтобы воспитывать такого певца, педагог сам обязан быть передовым советским человеком, с широким общим кругозором, большой


Глава вторая

СВЕДЕНИЯ ИЗ АКУСТИКИ, ФИЗИОЛОГИИ И ПСИХОЛОГИИ

1. АКУСТИКА ГОЛОСОВОГО АППАРАТА И АКУСТИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ ГОЛОСА

Певческий голос — акустическое явление

В мире музыкальных звуков певческому .голосу отводится одно из самых значительных мест. Думается, что голос был тем первым музыкальным инструментом, посредством которого человек стал выражать свои переживания. Музыкальный язык, как и язык речи, является средством сообщения, средством передачи определенной информации от одного человека другим людям. И в том и в другом языке для этого вида сообщения используются звуки голоса. Под голосом вообще понимаются' все звуки, производимые голосовым аппаратом человека. Они могут быть разнообразны. Голос может быть речевым, певче­ским, шепотным. Человек может кричать, стонать, имитировать различные звуки.

Какой бы звук мы ни взяли, 'будь то звук музыкального инструмента или человеческого голоса, он может быть проана­лизирован с большой точностью, так как звуки относятся к физическим явлениям и изучаются точной наукой акустикой. Звук хорошо изучен, и основные закономерности, которым он подчиняется, — выяснены.

Певческий голос и речь, как и механизм их возникновения в голосовом аппарате, с давних пор являлись предметом изуче­ния. В наше время многие акустические явления, связанные с певческим голосом и речью, раскрыты. Не может быть сом­нения в том, что каждый советский певец, каждый обучающийся певческому искусству должен владеть основными знаниями по вокальной акустике.

Все то многообразие качеств, которое мы умеем на слух хорошо различать в певческом голосе, имеет теперь акустиче­скую расшифровку. Зная ее, мы можем целесообразно влиять на выработку нужных нам качеств в голосе.

Возникновение и распространение звука

Под звуком в акустике понимается распространение коле­баний, т. е. волн, в упругой среде. Поскольку мы 'будем гово­рить о пении и речи, а человек говорит и поет в воздушной


среде, то можно сказать, что звук голоса — это колебание час­тиц воздуха, распространяющееся в виде волн сгущения и разряжения. Иточником возникновения этих волн в музы­кальных инструментах обычно являются какие-либо колеблю­щиеся упругие тела: струны, деки, напряженные губы. От них звуковые волны бегут во всех направлениях.

щ:

Звук может распространять­ся по разным средам. Когда че­ловек говорит, его голос не толь­ко проходит по воздушным пу­тям в наружное пространство, но и распространяется по ' внутрен­ним тканям организма, вызывая дрожание груди, ' головы. Звук проникает и через твердые сре­ды: через стены и потолки, за­крытые окна и двери и. т. п.

.' ' ' ' ' ■'•;v''v.:-V .'■'.■-■'■■-

Рис. 1. Схема колебания стру­
ны и образования волн. Пунк­
тирная линия — графическое
изображение образующихся
волн: а) струна оттянута, но
воздушная среда еще спокой­
на; б) струна отпущена, поя­
вилась первая волна сгуще­
ния, на месте, где она была,
образовалось разрежение;

в) образование второй волны;
идущей в обратном направле­
нии, н второго разрежения;

• • ■ •=>•;■ .•;..■: ■&■■

г) н д) образование после­
дующих волн сгущения и раз­
режения. График дает перио­
дическую кривую — синусоиду.

Источником певческого голоса являются голосовые связки человека, которые, будучи сближены и напряжены, начинают колебаться. Это и является причиной возникновения периодиче­ских сгущений и разряжений, проходящей между ними вслед­ствие повышенного подсзязочного давления воздушной струи. Звуковые волны, родившись в гортани, распространяются во все стороны: и по тканям, окружающим гортань, и вниз и вверх ло воздухоносным путям. Рис. 2. Таким образом, они лишь частично выходят в наружное пространство через ротовое от­верстие. Значит, только часть звуковой энергии, возникшей в гортани, выходит через ротовое отверстие и, распространяясь в окружающей поющего или говорящего человека среде, до­стигает в конце концов уха слушателя.


Говоря о распространении звука голоса, нам надо будет остановиться на двух моментах: на поведении звука в го­лосовой трубке певца, т. е. внутри организма, и на явле­ниях, связанных с поведением звука, вышедшим из ротового отверстия или, как говорят в акустике, со звуком, излуча­ющимся из ротового отверстия в наружное пространство.

Рис. 2. Схема распространения звука, возникшего в гортани. Звук распространяется во все стороны ло тканям и (воздушным полостям. Белыми линиями на черном силуэте изображены зву­ковые волны, распространяющие­ся внутри организма и практиче­ски не достигающие наружного пространства. Черными сплошны­ми линиями изображена та часть звуковой энергии, те волны, кото­рые идут по воздушным путям и излучаются в наружную среду. Именно эти волны доходят до уха слушателя.

Как мы уже упомянули, волны сгущения и разряжения .рас­пространяются в упругой среде, разбегаясь во все стороны от источника колебаний. Рис. 3. При этом частицы среды не бегут вместе' с волной, а лишь колеблются, передавая колебание

Рис. 3. Схема образования волн на воде и их графическое изображение. Длина волны — расстояние между соседними волнами. Амплитуда -^раз­мах колебания от нейтрального положения (уровня).

своим соседям. Когда звук, например, пронийает через стену, ее частицы передают колебания, не сдвигаясь с места. Плаваю­щий на воде лист, поднятый и опущенный проходящей волной, не бежит вместе с ней, а лишь колеблется. То же самое про­исходит и в воздухе — его частицы не бегут вместе с волной.'


 

S-- 4а

Движение воздушной среды, если оно не чрезмерно быстрое и при небольших расстояниях, порядка 10—20 метров, не влияет существенным образом на распространение бегущих волн. Не­большой ветер, даже если он дует в направлении обратном к говорящему человеку, не помешает звуковым волнам достичь уха собеседника. Только очень силь­ный ветер относит звуки в сторону. Таким образом, воздух является лишь передатчиком звуковых колебаний и звук бежит по нему мало завися от направления его движения.

Рис. 4. Схема распределения звуковой энергии на пло­щадь, вчетверо большую при удалении от источника звука в два раза

Мы коснулись этого вопроса пото­му, что в вокальной педагогике суще­ствует термин «озвученное ды­хание», которое советуют «направ­лять» в тот или иной отдел ротовой полости, к губам, к «осу и т. п. Сле-дуег всегда помнить, что звук распро­страняется в воздухе, заключенном в голосовой трубке по акустическим за­конам. Воздух же протекает по ней следуя другим, аэродинамическим за­конам, т. е. «озвученного дыхания»

как некой особой единой субстанции в действительности не су­ществует. В самом деле: ведь каждый может сказать несколько слов не на выдохе, как обычно, а на вдохе, в себя, и, несмот­ря на это, слова будут слышны. Звук, произведенный 'на вдо­хе, все равно распространится по надставной трубке и выйдет изо рта, несмотря на то, что воздух будет идти в обратном на­правлении, засасываясь легкими. Движение воздушной струи следует всегда рассматривать отдельно от движения звуковых волн. Распространяясь от источника колебаний во все сторо­ны, звук сильно убывает в силе с увеличением расстояния. Убы­вание силы происходит обратно пропорционально квадрату расстояния. Эта закономерность очень невыгодна для поющего, так как он хочет быть хорошо Слышимым.

Предыдущая статья:Дальнейший рост и совершенствование системы подготовки певцов в нашей стране Следующая статья:Звуки тоновые и шумовые
page speed (0.0219 sec, direct)