Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Агрономия, Сельское хозяйство

Про огород для бережливого и ленивого, 1 страница  Просмотрен 280

 

 

 

Предисловие

В книге «Про огород для бережливого и ленивого» (Краснодар, 2001) я описал, как поиски средств добиться приличных успехов в огороде ценой разумных усилий и затрат привели фактически к восстанавливающему (органическому) земледелию. Слово «ленивый» стало для меня «фишкой». Выкристаллизовалось понимание, что земле вовсе не нужен наш рабский труд, и что путь к посильному - в удовольствие - труду проходит через буйство зелени в огороде, через интенсивную посадку растений. Ей в упомянутой книге было уделено непростительно мало внимания, и в следующей книжке «Меланжевый огород» (Краснодар, 2002) я как мог восполнил этот пробел.

Потом я раскрывал эту тему в книгах «Дружелюбный огород» и «Ваш огород». Непривычный подход к привычным вещам» (написана в соавторстве с Т. Ф. Бублик) интенсивной посадке растений - ключевому приему нетрадиционного земледелия - было, как мне казалось, воздано должное. Но - тема «меланжевого» огорода неисчерпаема!

За последние годы резко возросла тяга огородников к нетрадиционному земледелию. Создана разветвленная сеть «Клубов Органического Земледелия». Мне довелось читать лекции и вести оживленные беседы в Клубах Белгорода, Белой Церкви, Борисполя, Днепропетровска, Донецка, Ивано- Франковска, Киева, Львова, Макеевки, Мариуполя, Никополя, Фастова, Харькова, Черновцов, Чугуева. Эти беседы показали, что интенсивная посадка растений вызывает наибольший интерес слушателей, готовых «поступиться принципами», и что «Меланжевый огород», ставший раритетом, нуждается в переработке и переиздании.

«Миссионерская» деятельность дала возможность свести приятное и полезное знакомство со многими деятельными энтузиастами органического земледелия. Марина Михайловская и Вадим Клейманов (Харьков) фактически положили начало этой деятельности, вывели «крота» (я имею в виду автора) из огорода в белый свет. Оксана Соколан (Ивано-Франковск) вдохновенно (и с успехом, и не раз) убеждала, что тыща верст ради лекций - не крюк. Ирина Глущенко (Черновцы) первой заказала «римейк» «Меланжевого огорода», а потом с Петром Трофименко (Киев), Мариной Кучеренко, Федором Рябининым (Донецк) и другими энергично «подсуетилась», чтобы задумка реализовалась. Всем им спасибо.

В «концертных турах» по Украине мне довелось - чаще, чем обычно

- общаться с моим давним киевским другом Юлием Фишманом. Это было и приятно (мне), и полезно (для лекций). Дело в том, что я - практик. Не агроном, а математик. И не вправе просто пересказывать нечто прочитанное. Я должен это нечто «размять пальцами», найти его место в структуре, смастерить адекватную словесную «одежку», смоделировать. А в этом деле Юлий «не пасе задшх». И если за неудачи («скромно» замечу - редкие) мне попенять некому, то удачами я обязан поделиться с Юлием. И охотно делаю это.

Не могу не отметить заметное влияние белгородских адептов нетрадиционного земледелия - неутомимого библиофила Михаила Першина и автора книг «Биотехнологии в земледелии», а также «Азы плодородия» Виталия Гридчина. Опыт Виталия Трофимовича - бывшего директора совхоза - особенно ценен. Он приобретен не на огородных грядках, не на сотках (как, к примеру, мой), а на совхозных полях, на сотнях и тысячах гектаров. И совсем уж немыслимое дело - еще в советские годы, под неусыпным оком полноправных райкомов партии. Родейлам такая «опека» и не снилась.

В книге в той или иной форме отражены меткие замечания и актуальные пожелания моих многочисленных читателей и слушателей.

Низкий им поклон. Готов принимать новые по адресу: borysbublik@yahoo.com и по телефону 8(067) 579 -25-48.

Эпитет природосообразное используется здесь для обозначения земледелия, альтернативного конвенциальному (традиционному). Чаще употребляются определения органическое, щадящее, восстанавливающее, регенерирующее, природное, натуральное, биодинамическое, осознанное, разумное, умное и др. Однако все они представляются мне менее удачными.

Слово органическое изначально относилось к удобрениям и средствам защиты растений, а позже приобрело преимущественно потребительский оттенок. За эпитетами щадящее, восстанавливающее и регенерирующее видится, в первую очередь, почва. Определениям природное и натураль- нов недостает конкретности. За биодинамикой тянется шлейф эзотерики, чего-то такого для посвященных... Слова осознанное, разумное и умное абсолютно справедливы, уместны, но в них не видно, строго говоря, дефиниции самого земледелия. Они, скорее, эмоциональны, оценочны.

А вот эпитет природосообразное, введенный в обиход Терентием Семёновичем Мальцевым, очень точно говорит о поведении земледельца сообразно с природой, можно сказать - «по шерсти» с природой. Особенно полно, сочно передает дух и букву этого земледелия украинский эквивалент природодогоджаюче. Надо было видеть, как ярко вспыхивали глаза моих слушателей, когда я на лекциях произносил это поразительно точное слово. Его предложил Леонид Иваненко (он вел когда-то на украинском телевидении передачу «Лексична толока» и тонко чувствует язык). Спасибо, Леонид Николаевич, за эту «вспышку».

Угождать Природе! - пожалуй, самая ёмкая и одновременно конкретная заповедь природосообразного земледелия.

 

Главные признаки природосообразного огорода

В качестве ведущих признаков природосообразного огорода называются самые различные факторы. В поисках истины обратимся к Природе

- самому мудрому учителю. Какое буйство растительности там, где нет нашей «опеки» - прежде всего, пахоты и «химии». Стало быть, и раздумывать не надо: на звание природосообразного может претендовать лишь огород, в котором полностью отказались от глубокой обработки почвы (пахоты/перекопки и даже прополки тяпкой) и какой бы то ни было «химии» (гербицидов, гермицидов, пестицидов, инсектицидов, фунгицидов, минеральных удобрений).

Впрочем, чтобы просто отказаться от услуг пахаря и агрохимии, достало бы одной бесшабашности. Но как без пахоты сделать почву рыхлой? Леса и целинные степи подсказывают: укрой почву «войлоком» из разлагающейся органики, создай комфортные условия почвообразующей фауне - и всё будет в порядке. А где взять такое количество органики? Как

без «химии» защитить растения от болезней и вредителей? Ответы на эти вопросы - опять таки в самом буйстве растительности в дикой природе. Скопируй его, сделай «буйным» огород, учини непрерывную интенсивную посадку растений (ИПР) - и сама собой отпадет нужда и в пахоте, и в агрохимии.

Итак, список определяющих признаков природосообразного огорода мог бы выглядеть так:

• отказ от глубокой обработки почвы,

•обилие разлагающейся органики в верхнем слое почвы,

• отказ от минеральных удобрений и химических средств защиты растений,

• интенсивная посадка растений,

• отказ от тяжкого труда.

Последний пункт выглядит вроде бы нелогично: правомернее говорить об избавлении от тяжкого труда, то есть о следствии, а не посылке природосообразного ведения огорода. И всё же...

Спокон веку труд земледельца считается тяжелым, если не каторжным. Да и фактически является таковым. Не с потолка взял М. Успенский, что «... продолжительная изнурительная работа на свежем воздухе скотинит изверит человека». Можно наблюдать даже некий душевный трепет, пиетет перед тяготами землеробской службы. Но сама земля в столь непомерных хлопотах земледельца не нуждается. Кабы она могла говорить, то над нею неслось бы: «Уймитесь, люди! Накормлю я вас - только дайте мне чуток воли и покоя». И если бы земледелец прислушался к зову земли, то у него появилось бы время и желание оглядеться, увидеть, «как прекрасен этот мир», да и исправлением бедственной демографической ситуации был бы озабочен не один Президент.

Именно о необязательности «вкалывания» на земле говорит «гарик» Игоря Губермана:

Блажен, кто в заботе о теле всю жизнь положил ради хлеба, но небо светлее над теми, кто изредка смотрит на небо.

А если иному читателю слова озорника И.

Губермана - не указ, то вот отменно ложащийся «в строку» афоризм философа-странника Г. Сковороды: «Благословен господь, сделавший всё сложное ненужным и всё ненужное - сложным!» Автору любо каждое слово этого афоризма и хочется возгордиться тем, что Григорий Иванович - наш земляк: он странствовал по Слобожанщине и окончил свой жизненный путь в с. Ивановка под Харьковом (ныне - Сковородиновка, Дергачевского района).

Не от Бога, а от дьявола наше «вкалывание». Трудно сейчас проследить «по пунктам», как мы дошли до жизни такой. Моё предположение «навскидку» может показаться вздорным, но убежден, что определенную

- зловещую - роль в том, чтобы на века столкнуть земледельца в бездну нескончаемой непосильной работы, сыграла реклама.

Да-да! Самая что ни на есть банальная реклама! Родившаяся, естественно, задолго до несуразных слоганов «Не гальмуй, снжерсуй!» или «Оран- та оберiгаc, ближче не бувае». Производство, делающее на чем-нибудь деньги, всегда охотно дурачило потребителя этого чего-нибудь. Пусть и не так визгливо и агрессивно, как сегодня. В конце концов, что-то подобное абсурдному «на 91% краще зволожуе шкіру» всегда было.

Возьмем, к примеру, плуг. Я - по понятным причинам - не был свидетелем его триумфального шествия по лику земли. Застал, можно сказать, агонию этого варварского изобретения. Когда уже никого не надо «соблазнять» плугом: все (или почти все) еще помнят, что так робили в колгост. В крайнем случае, перед глазами - пример отцов и дедов. И уже нет нужды в рекламе плуга - работает инерция, привычка. Словом, я не могу воспроизвести рекламные ухищрения, сопровождавшие инвазию плуга в наше житье-бытье.

Но, скажем, победное наступление гербицидов (к сожалению, еще не ставшее историей) разворачивалось в мои годы. Это мой сверстник Боря Радченко (тракторист), повозив пару лет гербициды на рисовые чеки, стал малиновее самой спелой малины и умер «во цвете лет». И аморальный «рекламный ролик» гербицидов с первых кадров крутится у меня на глазах.

Так обидно видеть земледельца, доверчиво читающего напечатанные на упаковке очередного чудодейственного средства слова о его абсолютной безвредности! А ведь там же содержится, например, и процеженная сквозь зубы рекомендация избегать попадания этого средства в водоём. Водорослям, видите ли, может быть нанесен урон. Однако это предостережение пропускается «мимо ушей». Надо же! Простейшие гибнут, а венец создания всерьез верит, что домашним животным и птицам, обладающим ничтожной генетической лабильностью - ничто, дескать, нипочем! И внукам - тоже!

И если так можно манипулировать сегодняшним (в массе своей образованным и даже высоко образованным) земледельцем, то что могла вытворять реклама (или то, что выступало в её роли) во времена Некрасова? Или сто лет спустя?

Впрочем, «не было бы счастья, да несчастье помогло»! Взлетели до небес цены на горючее и химикаты, резко вырос средний возраст копающихся в земле, и поневоле поворачивается земледелец лицом к природосообразным технологиям - доступным, посильным, неизнуряющим, позволяющим видеть радугу через капли росы, а не пота, стекающего с ресниц.

Об уроках природы - детальнее

Выделяя стержневые признаки природосообразного огорода, мы не тщились перемудрить Творца, не «мудрствовали лукаво», покорно следовали закону Роджера Бэкона «The Nature rules the one, who follows its rules». Буквальный, «подстрочный» перевод этого афоризма звучит так: «Природой правит тот, кто следует её правилам». Мне, правда, больше по душе вольный, «поэтический»: «Природой рулят её рулями». Как мудро, как аккуратно толкует Р. Бэкон нашу роль, наше место на Земле!

Даст Бог, навсегда ушло время «размашистых» лозунгов типа «Течет река Кубань-реки куда велят большевики» на здании Зеленчукской ГЭС. Надеюсь, что плуг и «достижения» агрохимии не успеют погубить среду обитания вместе с обитателями и что люди доживут до того времени, когда об этих «друзьях земледельца» будут помнить лишь историки.

Рассмотрим подробнее «подводку» Природы к ИПР.

Первый урок, что нам преподносит Природа - совершающееся само собой сохранение и даже повышение плодородия почвы. В нетронутых степях и лесах плодородие почв поддерживается кругооборотом жизни растений и животных. При жизни растения берут взаймы у почвы питательные вещества, а потом возвращают всё добытое обратно. Попутно они «прихватывают» переведенный в доступную форму азот из воздуха, продукты фотосинтеза («пойманные» солнечную энергию и углекислый газ) и т. д.

- и почва после каждого вегетационного цикла становится богаче. На долю «займа» у почвы приходится лишь около 1/20 доли сухого вещества образуемой растительной массы, а львиную (точнее - слоновью) её долю формируют солнце, воздух и вода. Чем обильнее растительность, тем больше биомассы остается в земле и на земле, тем сильнее обогащается почва.

В традиционных же огородах на каждом данном клочке в течение всего вегетационного периода растет, чаще всего, одна культура. Её урожай частично уносится с поля (а как иначе?), остатки зачастую сжигаются - и почва, естественно, скудеет. Можно, конечно, попытаться компенсировать удобрениями израсходованные питательные вещества. Но что конкретно надо компенсировать? Чем именно? Когда? И - самое главное - как? Как внести удобрения, чтобы они не вымылись дождем, не улетучились, не навредили почвообразующей фауне?

Смоделировать природу, вырастить в огороде обильную растительность можно как раз с помощью ИПР. Вовсе уж очевидно, что если на грядке вместе с картофелем росла фасоль, чуть позже в междурядьях была посажена капуста вперемежку с чернобривцами, а после уборки картофеля посеяна масличная редька, то с грядки будет получен в несколько раз больший урожай биомассы. А «лишняя» биомасса не только сохранит, но и приумножит плодородие почвы.

Второй урок наш мудрый Учитель мог бы начать с риторических вопросов. Кто пашет землю на лугах, в лесах, в поймах рек? Почему во вспаханных огородах редко удается достичь такого зеленого буйства, как на опушке леса, на берегу реки, у дороги?

Копните землю в лесу. Получите удовольствие от вида и запаха почвы. Разомните в руках зернистый комок. Полюбуйтесь червями... Такую бы почву - да в свой огород. А ведь никто её, кроме червей да корней, не пашет. Великий Чарльз Дарвин высказал мысль, что на Земле столько почвы, сколько дождевых червей. Они прокладывают бесконечные туннели, пережевывают органические остатки, нейтрализуют кислотность почвы, обогащают почву копролитами - и всё это улучшает её структуру и способствует росту здоровых растений.

Даже те из нас, кто привержен традициям, невольно «прокалываются». Перенося на рассаду девиз «Всё лучшее-детям!», мы норовим заполнять рассадные ящики дерновой землей! То есть признаём, что корни, органика, черви и другие почвообразующие создания готовят почву намного лучше, чем лопата или плуг в огороде.

Что же даёт нам этот урок практически? Бросить пахать? Да! Но с оглядкой. Сначала надо осознать, что пахота - зло, растить как можно более буйную растительность, снабжать почву органикой, а червей, бактерии и прочую почвообразующую живность - кровом и едой. И ждать - недолго

- дня, когда даже мысль о пахоте покажется нелепой.

Читая лекции в Клубах Органического Земледелия, я пишу на доске свой мобильный телефон и приглашаю слушателей к себе в гости. Многие откликаются - и не только земляки-харьковчане. Мы с Тамарой Федоровной щедро потчуем гостей диковинками - и за столом, и в ходе «экскурсий». К примеру, видом резко приоткрытой компостной кучи - она «горит огнем» от калифорнийских червей. А как показателен огород осенью! Весь

- в буйной зелени. Радуют глаз ровные строчки чеснока в овсяном «подшерстке». Стоит чуть не до колен озимый рапс. Вика витиевато оплетает рожь. Особенно люблю такой трюк. Вырываю с корнями пучок пшеницы (овса, рапса, кинзы, вики с рожью), поднимаю руку (как на известных памятниках) и задаю риторический вопрос: «Не богохульство ли - пахать такую землю?».

А длинная «борода» у пучка вся в крошках, серебрится на солнце, кишит червями. Красота (кто понимает)!

Обильная органика стремительно переродила огород. И хозяина - тоже. Много десятилетий любовался я хорошей работой пахаря и копача, отец виртуозно владел лопатой, сам не по Далю знаю, что такое чапыги. А теперь для меня отвратнее вспаханного поля - разве лишь картофельная плантация, над которой «от пуза» покуражился колорадский жук. Да еще капуста, облепленная гусеницами или «обожженная» блошкой.

И мы плавно перешли к следующему уроку.

У растений, образующих природные фитоценозы (сообщества расте- ний), - мириады вредителей, но на каждого из них есть управа: хищные и паразитические насекомые, пауки, птицы, ящерицы, жабы, летучие мыши... Так что растения, если даже и страдают от вредителей, то в меру. Разные растения привлекают полезных насекомых, отпугивают вредителей, помогают друг другу и - поддерживается равновесие. Разнообразие природных сообществ растений - и результат, и причина этого равновесия, поддерживаемого без всяких химических средств. И нам остается лишь, копируя природу, воспроизвести джунгли в огороде, чтобы забыть и о пахоте, и об агрохимии.

Мистика? - Объективная реальность!

Среди популяризаторов идей природосообразного земледелия своеобразной глыбой высится Николай Иванович Курдюмов. Нет ему равных на обозримом пространстве - ни в одержимости, ни в широте охвата земледельческих проблем, ни в умении найти ракурс, при котором проблема сразу становится близкой и понятной, ни в способности (а главное - в потребности) сказать о скучных (чего уж там!) вещах человеческим языком.

Николай Иванович дает мне немало поводов «пишатися» (буквальный перевод гордиться надо бы дополнить ощущением «распирает от гордости»).

Первый повод: моя родная кубанская станица Афипская - всего в 20 км от Азовской, где живет Николай Иванович. Случайный пустячок? Да! Но какой приятный! И когда во время лекций в Клубах Органического Земледелия меня спрашивают, как я отношусь к Курдюмову, я, боясь упустить повод погреться отраженным светом, «скромно» начинаю с этого приятного «соседства».

Еще одна деталь. Однажды Таня (жена Николая Ивановича) напомнила нам такой эпизод. Когда краснодарский книжный магазин «Когорта» начал (вслед за одной из первых книг Николая Ивановича «Умный огород») продавать мою книгу «Про огород для бережливого и ленивого», то на рекламном щите магазина появилась надпись «Бублик - это даже круче, чем Курдюмов!». Мы долго смеялись - и это был смех, от которого мягчела душа.

Благодаря Николаю Ивановичу достойное место в моем мироощущении занял Иван Владимирович Мичурин. Его сначала сделали знаменем лысенковской агробиологии, приписав ему не его понимание роли внешней среды в образовании видов, а потом всё это стало как бы виной Ивана Владимировича. Сначала под лозунгом «Мы не можем ждать милостей от природы...» едва не успели повернуть вспять пару-тройку сибирских рек, а потом этому лозунгу уступили роль во всем виноватого. Николай Иванович обратил моё внимание на то, что сакраментальное высказывание Мичурина про «милости от природы» относится аж к 80-ым годам XIX

 

века. Оно означало всего лишь намерение Ивана Владимировича обогатить видовой ассортимент плодового пояса средней России и осеверить этот ассортимент. Надо ли напоминать, что Мичурин не только поставил, но и блестяще решил эту задачу, и именно этим гордился, и именно за это ценим!

 

 

Наконец, мы с Николаем Ивановичем очень близки в понимании проблем природосообразного земледелия. В уже упоминавшемся «Умном огороде» были сформулированы 5 «рабочих принципов урожайного земледелия». Как похожи на них названные выше основные признаки природосообразного земледелия! Чтобы сделать нагляднее эту близость, разместим «рабочие принципы» Курдюмова и «основные признаки» в два столбца:

Если отвлечься от манеры изложения, то сходство «принципов» и «признаков» нельзя не признать удивительным. Правда, вроде бы есть различие в третьей позиции, но оно - лишь кажущееся. Просто третий основной признак надо оценивать в совокупности с другими. Если не нарушать почвенную структуру (признак 1), укрывать почву слоем органики (признак 2) и растениями (признак 4) и, к тому же, не губить почвенную фауну растворами минеральных солей и ядами (признак 3), то получится именно то, что предписывает третий «рабочий принцип»: паче животных своих корми и холь почвенную живность.

Сходство «принципов» и «признаков» (даже в нумерации!) может показаться мистическим. Но мне удобнее думать, что оно - от близости позиций авторов. И не только! Если два автора разными путями пришли к двум одинаковым «пятеркам», отличающимся фактически лишь стилистически, то это говорит об объективности выделенного набора признаков (принципов). Тот факт, что велосипед изобретался не один раз, говорит - прежде всего - в пользу объективной необходимости, предопределенности велосипеда.

Особого акцента заслуживает страстный призыв «Бойся голой земли!» («рабочий принцип» 4). Он так точно соответствует духу данной книжки, так хорошо смотрелся в качестве возможного названия, что лишь «путы римейка» удержали автора от заимствования.

 

Глава II

 

 

плюсы

ИНТЕНСИВНОЙ

ПОСАДКИ

ИПР несет огороду уйму выгод - и прямых, и побочных. Рассмотрим их подробнее.

 

Прямые выгоды ИПР

Схема 1 наглядно демонстрирует, за счет чего в природосообразном огороде и почва сама собой рыхлится и богатеет, и растения сами себя защищают.

 

 

 

Схема I. Определяющая роль ИПР в отказе от пахоты и агрохимии Пройдемся неспешно по стрелкам и клеткам этой схемы.

Далеко ушли от Природы наши поля и огороды.

Самозащита растений В нетронутых человеком лесу или степи, на обочинах дорог, берегах озер и речек не увидишь монокультурья, рядов и голых междурядий. А на полях и огородах типичный пейзаж - стройные «красивые» ряды какой-нибудь монокультуры и монокультурные лоскуты.

И вот на такую делянку заползает, запрыгивает, сваливается с неба любитель полакомиться именно этой культурой. Противных растений близко нет, сбивать вредителя с толку некому. Растений, привлекающих врагов вредителя, - тоже нет. Стало быть, и самих врагов нет. Начинается вольное пиршество: колорадского жука в картофеле, совки в капусте, долгоносика в свекле, блошки в редисе и, куда ни глянь, тли. Делать нечего - приходится браться за инсектициды, убивающие всех насекомых, а в их числе и подвернувшуюся под руку божью коровку или златоглазку, потомство которых разобралось бы с вредителем без «химии».

Круг замкнулся...

Из-за тотальной химической борьбы плоды трудов наших теряют вид и вкус, а мы сами - аппетит и здоровье. Вредителям же вся эта суета, что нам - комариный укус. Они лишь посмеиваются над нашей тщетой. Обладая, выражаясь по-научному, генетической лабильностью, вредители мутируют в нужную сторону, более или менее быстро восстанавливают численность и с удвоенной активностью продолжают опустошать поля и огороды. Агрохимики

- ученые и производственники - вынуждены искать новые «эффективные» средства, и конца этой спирали не видно.

Но коли в природе, в естественных фитоценозах нет так жестоко опустошаемых пятен, как картофельные поля, например, то надо бы остановиться и спросить себя: «Что в огородах не так?». Ответ лежит на поверхности: в огородах вместо буйного природного дивертисмента - монокультурные лоскуты и полосы!

Насекомые-вредители находят «свои» растения, в основном, по запаху. Капустная совка летит на запах горчичного масла, издаваемый растениями семейства крестоцветных, луковая муха - на летучие сернистые соединения, выделяемые луками, и т. п. Однако в «компаниях» у растений-соседей есть самые разнообразные способы защиты «ближнего своего».

Прежде всего, это отпугивание вредителей своим запахом. Иногда оно выполняется по принципу «ты-мне, я-тебе», как у лука с морковью. Часто «покровительство» остается односторонним: базилик гонит от помидоров рогатого червя, сами помидоры - белых капустных мух, совку и блошек от капусты, котовник - колорадского жука от картофеля и т. д. Некоторые растения обеспечивают маскировку, камуфляж искомого запаха, конфузят вредителя. Именно так, скорее всего, клевер помогает капусте оставаться недоступной для многих её «поклонников».

Подчас растения играют роль своего рода ловушек. Рожь и бархатцы притягивают нематоду, а размножаться ей не дают. Дурман и беладонна «приглашают» самок колорадского жука откладывать яйца на ядовитых для личинок листьях. Иногда растения «вызывают огонь на себя», выступают как своего рода камикадзе. Типичный пример - кусты баклажанов в карто

фельной посадке. Жуки концентрируются на деликатесе - баклажанах, и это облегчает их сбор. Но судьбе баклажанов, конечно, не позавидуешь.

Многие растения нектаром и пыльцой привлекают полезных - хищных и паразитических - насекомых. Хищники поедают вредителей или их личинок, а паразиты откладывают яйца в их тела. Особенно притягательны для полезных насекомых губоцветные и сельдерейные растения. Иногда растения дают кров полезным насекомым и паукам. Некоторые функции растений, помогающие бороться с вредителями, сочетаются, дополняют друг друга.

ИПР моделирует природу, строит подобное природному разнообразие. А «стройматериалов» для этого - неопределенно большое количество: овощи, пряные травы, цветы, технологические культуры и даже ...сорняки.

Выращиваемая в огороде всякая всячина может помочь в выдворении «химии» с огорода тем, что поставляет сырье для инсектицидов и репеллентов. Лидерство следует отдать горькому перцу. Надо перемолоть 5-6 горьких перчин, залить их литром воды, настоять сутки, процедить через марлю - и можно опрыскивать растения, зараженные любыми вредителями. Перцовый настой - универсальный репеллент.

Весьма широкий спектр действия у чеснока. Можно заготовить полуфабрикат - чесночное масло. Для этого нужно мелко посечь десяток зубков чеснока, опустить их в стакан растительного масла, перемешать и дать настояться сутки. Теперь, готовя раствор для опрыскивания, достаточно в 1 литр воды влить 2 столовых ложки чесночного масла и несколько капель жидкого мыла и тщательно перемешать. Проще готовится другой раствор:

5 зубков чеснока взбиваются в миксере с 0.5 литра воды, смесь процеживается и - можно опрыскивать. Опрыскивание чесночными препаратами подавляет тлю, капустных гусениц, корневых личинок, слизней и улиток. Обладают эти препараты и фунгицидными свойствами.

А вот рецепт "огненной воды": мелко посечь 3 горьких перчины и 3 чесночных зубка, залить литром воды, настоять 2-3 дня на солнце, процедить - и эффективный состав для опрыскивания против большинства вредных насекомых готов!

Если на баклажанах появились гусеницы, их можно прогнать молотым красным перцем.

Некоторых вредителей можно отпугивать настоями трав: тлю - настоями базилика и кориандра, колорадского жука - настоями котовника и дельфиниума, паутинных клещей - настоем кориандра, капустных личинок

- настоями шалфея и чабреца, крестоцветных блошек - настоем полыни, улиток и слизней - настоем полевого хвоща. Любой из этих настоев можно приготовить так: положить в миску листья и молодые побеги травы, залить кипятком, дать постоять час, выбрать зеленую массу в дуршлаг, продавить её в миску и процедить жидкость через марлю.

Предыдущая статья:Процедура VI. Отсчитывает сдачу Следующая статья:Про огород для бережливого и ленивого, 2 страница
page speed (0.058 sec, direct)