Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Право

Глава 12. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ  Просмотрен 128

 

Информационно-справочный материал

 

Федеральный закон от 06.03.2006 N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" // СЗ РФ. 2006. N 11. Ст. 1146; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 N 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. N 5.

 

Литература

 

Орехов В.В. Необходимая оборона и другие обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003; Пархоменко С.В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости. СПб., 2004; Энциклопедия уголовного права. Т. 7: Обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2007.

 

§ 1. Общая характеристика, признаки, виды

и значение обстоятельств, исключающих преступность деяния

 

Уголовным кодексом предусмотрены особые ситуации, при которых поведение человека, внешне сходное с каким-либо преступлением, признается правомерным. Более того, лицо наделяется правом на причинение вреда при наличии определенных оснований и соблюдении условий, предусмотренных ст. ст. 37 - 42 УК. Такие ситуации называются обстоятельствами, исключающими преступность деяния. Положения об этих обстоятельствах сформулированы в гл. 8 УК, к ним относятся: необходимая оборона; причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление; крайняя необходимость; физическое или психическое принуждение; обоснованный риск; исполнение приказа или распоряжения. Названные обстоятельства играют важную роль в отграничении преступлений от не являющегося преступным поведения человека, вынужденно причиняющего разрешенный уголовным законом вред. Необходимо отметить, что положения уголовного закона об этих обстоятельствах стимулируют общественно полезное поведение граждан, повышают их социальную активность.

Для того чтобы понять сущность обстоятельств, включенных в гл. 8 УК, важно выявить их общие черты или признаки.

Во-первых, при таких обстоятельствах причиняется вред, который внешне напоминает какое-либо преступление, предусмотренное Особенной частью УК: здоровью и даже жизни другого человека, его правам, имуществу и т.п.

Во-вторых, вред причиняется поведением человека. Правда, под этот признак не подпадает вред, причиненный под воздействием непреодолимого физического принуждения, лишающего человека возможности выразить свою волю в деянии (о поведении в такой ситуации можно вести речь только условно). Чаще поведение при рассматриваемых обстоятельствах является активным, т.е. совершаются действия. При необходимой обороне, задержании лица, совершившего преступление, обоснованном риске речь может идти только о действиях по причинению вреда при наличии соответствующих оснований. Однако не при всех обстоятельствах такое поведение выражается исключительно в действиях. Так, при крайней необходимости не исключается возможность бездействия, а при физическом или психическом принуждении и исполнении приказа бездействие распространено.

В-третьих, поведение является осознанным и волевым (за исключением случаев непреодолимого физического принуждения), т.е. воля может быть выражена в деянии, хотя человек и сталкивается с определенными препятствиями и трудностями. Так, человек, причиняющий при задержании вынужденный вред лицу, совершившему преступление, осуществляет осознанный выбор варианта поведения и может руководить им.

В-четвертых, поведение человека признается правомерным, оно не является преступным и рассматривается как общественно полезное или социально допустимое. Хотя такое поведение причиняет вред, носящий, как правило, вынужденный характер, но оно приносит также и существенную пользу, поскольку направлено на защиту интересов личности, общества и государства. Социально полезная цель указана законодателем для таких обстоятельств, как задержание лица, совершившего преступление, и обоснованный риск, но она имеется и у лица, причиняющего вред в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, под воздействием принуждения, при исполнении приказа. Так, из сущности необходимой обороны вытекает обязательность цели защиты личности, общества, государства путем пресечения общественно опасного посягательства. Если лицо преследует иную цель, например мести посягающему в связи с неприязненными отношениями, деяние должно квалифицироваться как насильственное преступление на общих основаниях.

В-пятых, рассматриваемое поведение человека осуществляется в особой обстановке и при наличии соответствующего основания причинения вреда. Например, в ситуации общественно опасного посягательства, совершаемого другим лицом, либо под влиянием стихийного бедствия или под воздействием принуждения.

В-шестых, поведение, причиняющее вред при обстоятельствах, исключающих преступность деяния, должно соответствовать определенным условиям правомерности причинения вреда, которые установлены уголовным законом и различны для разных обстоятельств. Только в случае соблюдения всех этих условий можно сделать вывод о наличии того или иного обстоятельства, исключающего преступность деяния, и правомерности причинения вреда. При нарушении условий правомерности причинения вреда деяние может быть признано преступлением, но ответственность за такое преступление смягчается.

С учетом выявленных общих черт можно сделать вывод, что поведение человека, причиняющего вред при рассматриваемых обстоятельствах, не является не только уголовно противоправным и общественно опасным, а признается правомерным.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, могут быть подразделены на группы, исходя из нескольких критериев. Так, можно выделить две группы в зависимости от того, является ли поведение по причинению вреда общественно полезным или социально целесообразным. Общественно полезным следует признать поведение человека, реализующего право на необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обоснованный риск. Причинение вреда при физическом или психическом принуждении, исполнении приказа или распоряжения является социально приемлемым или допустимым (целесообразным). Причинение вреда в ситуации крайней необходимости в зависимости от того, защищает ли человек свои интересы или интересы других лиц, общества или государства, можно отнести как к социально допустимому, так и к общественно полезному.

В науке уголовного права помимо обстоятельств, включенных в УК, выделяют также обстоятельства, не предусмотренные Уголовным кодексом. Следовательно, рассматриваемые обстоятельства можно подразделить на две указанные группы. В числе обстоятельств, которыми разные авторы предлагают дополнить гл. 8 УК, согласие потерпевшего, исполнение закона, выполнение профессиональной обязанности, причинение вреда во время спортивных соревнований, пребывание среди соучастников преступления по специальному заданию.

 

§ 2. Необходимая оборона

 

Необходимая оборона представляет собой пресечение общественно опасного посягательства при защите интересов личности, общества или государства путем правомерного причинения вреда посягающему, признается естественным правом человека.

Внешне причиненный посягающему вред совпадает с каким-либо преступлением, предусмотренным УК, но совершенное деяние является социально полезным, поскольку сущность необходимой обороны заключается в защите разнообразных правоохраняемых интересов путем пресечения общественно опасного посягательства.

Положения ст. 37 УК в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной и иной специальной подготовки и служебного положения. Например, представители власти не только могут осуществлять необходимую оборону, но к ним без каких-либо ограничений применимы все условия правомерности причинения вреда, вытекающие из положений ст. 37 УК. Важно, что для определенных категорий лиц, например для сотрудников полиции, пресечение посягательств путем причинения вреда посягающему, т.е.

необходимая оборона, является не только правом, но и профессиональной обязанностью.

Закон настраивает людей на активное противодействие общественно опасным посягательствам: положения о необходимой обороне применяются и в том случае, когда у лица есть возможность избежать посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Поэтому человек, у которого есть выбор между бегством и активным противостоянием посягательству, вправе причинить вред посягающему. Однако иногда этот важнейший аспект упускается из виду следствием и судами. В результате встречаются случаи незаконного осуждения за убийство или иные насильственные преступления, в том числе и за убийство при превышении пределов необходимой обороны, тех людей, которые действовали правомерно.

Основанием для причинения разрешенного уголовным законом вреда посягающему при осуществлении необходимой обороны является совершение им общественно опасного посягательства. Посягательство представляет собой действия, направленные на причинение ущерба охраняемым уголовным законом интересам и грозящие немедленным причинением вреда. Общественно опасное бездействие не может являться основанием для необходимой обороны. Бывают случаи, когда необходимо заставить бездействующего выполнить свою правовую обязанность и совершить действия, но такое насильственное воздействие на него представляет собой не пресечение общественно опасного посягательства, а принуждение к действию, и признание его правомерным возможно только в случае, если без его применения спасти охраняемые законом интересы было невозможно. Следовательно, подобное вынужденное и силовое принуждение к действию не может быть признано необходимой обороной, а выступает в качестве варианта крайней необходимости.

Посягательство может выражаться как в нападении, так и в иных действиях. Однако именно нападение чаще вызывает ситуацию необходимой обороны. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" нападение определено как "действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения". Иными словами, нападением признаются агрессивные, насильственные и, как правило, внезапные действия. Посягательство может выражаться и в общественно опасных ненасильственных действиях, грозящих немедленным причинением вреда личности, обществу и государству, например ненасильственный грабеж, карманная кража, незаконная охота. Вместе с тем те общественно опасные деяния, которые не грозят немедленным причинением вреда, не дают основания для необходимой обороны. К их числу относятся нарушение авторских и смежных, изобретательских и патентных прав, воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности, получение взятки и т.п.

В ч. ч. 1 и 2 ст. 37 УК предусмотрено два вида посягательств, различающихся по характеру и степени общественной опасности:

1) посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия;

2) посягательство, не сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Они имеют разное юридическое значение: при первом виде посягательств причинение вреда посягающему ничем не лимитировано, и правомерным является причинение любого вреда, а при втором виде посягательств недопустимо умышленное причинение вреда, явно не соответствующего характеру и опасности посягательства.

Из ч. 2.1 ст. 37 УК вытекает подразделение посягательств на два вида по критерию их неожиданности и агрессивности: 1) неожиданное посягательство, являющееся нападением; 2) иное посягательство. Значение выделения этих видов посягательств выражается в том, что в отношении первого из них законодатель предусматривает непризнание чрезмерного вреда превышением пределов необходимой обороны.

Необходимая оборона - явление сложное, представляющее собой реакцию на посягательство путем причинения вреда посягающему, под которым понимается только человек. Не может быть признано посягательством поведение животного, например собаки. Если животное используется человеком в качестве орудия нападения, то посягательство осуществляется этим человеком. Если же происходит неспровоцированное человеком нападение животного, то возникает основание для крайней необходимости, а не для необходимой обороны.

В характеристику необходимой обороны входят два противоположных по своей направленности действия человека: общественно опасное посягательство и оборона от него. В связи с этим принято подразделять условия правомерности необходимой обороны на две группы: 1) относящиеся к посягательству; 2) относящиеся к действиям обороняющегося.

Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, признаются общественная опасность, наличность и реальность (действительность) посягательства.

Признак общественной опасности посягательства означает, что совершаемые действия угрожают причинением серьезного вреда охраняемым уголовным законом интересам личности, общества и государства. Малозначительное посягательство лишено общественной опасности, поэтому не является необходимой обороной, например, причинение вреда здоровью подростка, который пытается вынести несколько яблок из чужого сада.

Общественно опасное посягательство, дающее право на оборону, всегда внешне тождественно какому-либо преступлению, предусмотренному УК. Однако оно может и не признаваться преступлением, например, в силу невменяемости посягающего или недостижения им возраста уголовной ответственности, что не снижает опасности таких деяний. Так, подростки зачастую проявляют большую жестокость и агрессивность, чем взрослые преступники, совершают опасные для жизни или здоровья людей групповые нападения с оружием или иными предметами, используемыми в качестве оружия. Эффективная защита без причинения вреда посягающим в этих случаях вряд ли возможна.

Сходной является и ситуация с причинением вреда невменяемому, совершающему насильственное общественно опасное посягательство. Данная позиция нашла отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств", согласно которому под общественно опасным посягательством следует понимать не только преступления, но и деяния малолетних и невменяемых, предусмотренные Особенной частью УК.

Наличность посягательства означает его пределы во времени: посягательство должно уже начаться (или непосредственная угроза его реального осуществления должна быть очевидной) и еще не завершиться. Обычно посягательство скоротечно, но не исключена и возможность посягательств путем совершения длящихся деяний, например похищение человека с насильственным удержанием его в течение нескольких недель. В подобных случаях необходимая оборона может быть осуществлена не только в момент захвата и перемещения похищенного, но и в период его незаконного принудительного удержания.

Посягательство может происходить многоэпизодно, т.е. быть продолжаемым, например вымогательство, выражающееся в ежемесячных, подкрепленных насилием требованиях передачи части полученной выручки, которые предъявляются владельцу магазина. В этом случае каждый очередной эпизод, обладая признаками общественно опасного, наличного и реального посягательства, может служить основанием для необходимой обороны.

Реальность (действительность) посягательства означает, что оно происходит в объективной действительности, а не в воображении человека. Реальность посягательства позволяет отграничить необходимую оборону от мнимой обороны и провокации обороны.

Мнимая оборона свидетельствует о фактической ошибке, представляет собой заблуждение лица, которое осуществляет оборону без посягательства (при отсутствии основания для необходимой обороны) или в отношении человека, который не совершает посягательства. При этом ошибка может относиться как к самому посягательству, когда за него принимаются действия, которые таковым не являются, так и к личности посягающего. Такая ошибка в зависимости от добросовестности заблуждения мнимо оборонявшегося должна влечь квалификацию с учетом правил, применимых к фактической ошибке. Мнимая оборона исключает уголовную ответственность лишь в случаях, когда вся обстановка происшествия давала достаточные основания полагать, что имело место реальное посягательство, и лицо не осознавало и не могло осознавать ошибочности своих предположений. На такую ситуацию распространяются положения ч. 1 ст. 28 УК о невиновном причинении вреда. При недобросовестном заблуждении лица, в зависимости от содержания интеллектуального и волевого элементов вины, возможна ответственность как за неосторожное, так и за умышленное причинение вреда на общих основаниях.

Провокация обороны представляет собой искусственное создание ситуации, которую лицо намеревается использовать как повод для расправы над другим человеком. Поскольку по замыслу провокатора внешне такая расправа должна выглядеть как необходимая оборона, первоначально он сам скрытно от окружающих совершает какие-то аморальные или противоправные действия, вызывающие ответную реакцию другого человека, а затем, ссылаясь на якобы совершаемое общественно опасное посягательство, использует эту реакцию для причинения вреда. В подобных ситуациях не только отсутствует основание для необходимой обороны, но и цель не совпадает с целью необходимой обороны. Лицо в этом случае желает отомстить, а не защитить интересы личности, общества и государства.

В качестве условий необходимой обороны, характеризующих действия обороняющегося по причинению вреда, выделяют следующие: защищать можно только охраняемые уголовным законом интересы; защита осуществляется путем причинения вреда посягающему; нельзя допускать превышения пределов необходимой обороны.

Защите подлежат только интересы, охраняемые законом, поэтому не является необходимой обороной, например, причинение вреда, чтобы избежать законного задержания. С помощью необходимой обороны охраняются не только собственные интересы обороняющегося, но и интересы других лиц. Так, необходимую оборону осуществляет прохожий, который пресекает посягательство, сбивая с ног грабителя, пытавшегося вырвать сумку у женщины.

При необходимой обороне вред причиняется только посягающему. Причинение вреда другим лицам рамками необходимой обороны не охватывается. Вред, причиняемый посягающему, может выражаться в лишении или ограничении его свободы передвижения, в причинении имущественного ущерба. Так, обороняющийся может убить породистую собаку, нападение которой было спровоцировано посягающим и которая использовалась в качестве орудия нападения, порвать одежду посягающего, обороняясь от него. Однако наиболее распространено причинение физического вреда лицу, осуществляющему посягательство.

Причиненный вред не должен быть чрезмерным, явно не соответствующим характеру и степени общественной опасности посягательства, иначе он свидетельствует о превышении пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. При превышении пределов необходимой обороны посягающему причиняется излишне тяжкий вред, который со всей очевидностью не вызывался необходимостью. Таким образом, превышение пределов необходимой обороны связано с излишней интенсивностью защитных действий и причинением чрезмерного вреда.

Не может быть превышения пределов необходимой обороны во времени.

"Несвоевременная оборона" от посягательства, которое явно закончилось, не может признаваться необходимой обороной.

Законом не предусмотрено превышение пределов необходимой обороны при пресечении посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или с непосредственной угрозой его применения. В подобных случаях даже причинение смерти посягающему является правомерным, вопрос о превышении пределов необходимой обороны не возникает. Превышение пределов необходимой обороны возможно только в случае совершения посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или непосредственной угрозой применения такого насилия.

Для вывода о правомерности причинения вреда или о наличии превышения пределов необходимой обороны совокупность обстоятельств, относящихся к посягательству, сопоставляют с действиями по защите от него. При этом не требуется полного равенства между опасностью посягательства и причиненным посягающему вредом. Этот вред может быть и более значительным, чем характер и степень общественной опасности посягательства. Поэтому причинение смерти при отражении посягательства, сопряженного с насилием, не опасным для жизни человека, но грозящим причинением серьезного вреда здоровью, при угрозе насилием неопределенного характера, далеко не всегда будет являться превышением пределов необходимой обороны. Например, если при покушении на изнасилование или при незаконном проникновении в жилище, в котором находятся люди, причинена смерть посягающему, нельзя однозначно сделать вывод о превышении пределов необходимой обороны.

Характер общественной опасности посягательства определяется объектом, на который оно посягает (здоровье, личная свобода, собственность и т.п.), а степень общественной опасности посягательства - его интенсивностью, зависящей от размера угрожавшего ущерба, числа посягающих, орудий и средств посягательства, времени, места и обстановки посягательства.

Эти обстоятельства необходимо сопоставить с возможностями защиты, которые зависят от пола, возраста, состояния здоровья, физической силы обороняющегося, числа обороняющихся, орудий и средств защиты, психического состояния обороняющегося. Так, если несколько человек, осуществляя разбой, нападают на одного человека, то общая угроза, исходящая от их совместных действий, позволяет причинить им смерть, и это нельзя признать превышением пределов необходимой обороны.

В случаях сильного душевного волнения, растерянности, испуга, вызванного внезапностью посягательства, особенно при совершении нападения, обороняющийся далеко не всегда в состоянии точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства ее отражения. Поэтому в ч. 2.1 ст. 37 УК предусмотрено положение о том, что не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося, вызванные неожиданностью посягательства, если оно не могло объективно оценить характер и степень опасности нападения. Данное положение распространяется не на все посягательства, а только на нападения, что вполне логично в связи с особой психотравмирующей ситуацией, связанной с внезапными агрессивными действиями другого человека.

Умышленное превышение пределов необходимой обороны влечет уголовную ответственность в случаях убийства или причинения тяжкого вреда здоровью. Законодатель рассматривает эти преступления как совершенные при смягчающих обстоятельствах.

 

§ 3. Причинение вреда при задержании лица,

совершившего преступление

 

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, представляет собой вынужденное причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений.

Такое причинение вреда является общественно полезным поведением человека, которое вносит позитивный вклад в борьбу с преступностью.

В основание причинения вреда преступнику при его задержании входят совершение им преступления и попытка уклониться от доставления органам власти. О совершении лицом преступления могут свидетельствовать, в частности, следы на одежде, сведения, сообщаемые очевидцами и потерпевшими, наличие у преступника орудий или средств преступления или предметов, добытых преступным путем. Убежденность в том, что задерживается лицо, совершившее преступление, может основываться и на его фотографиях или фотороботе, распространенных правоохранительными органами.

Попытка уклониться от задержания означает, что преступник пытается скрыться. Если же он совершает новое посягательство, возникает право на необходимую оборону. Поэтому действия, начавшиеся как задержание преступника, при оказании им вооруженного сопротивления или совершении иных насильственных действий перерастают в необходимую оборону.

Действия по причинению вреда при задержании должны соответствовать ряду условий: вред причиняется лишь преступнику; вред является вынужденной мерой; причинять вред для задержания могут любые лица; вред причиняется с определенной общественно полезной целью; не должно быть допущено превышение мер, необходимых для задержания.

Требование о причинении вреда только лицу, совершившему преступление, означает, что задержанием (в отличие от необходимой обороны) не охватывается причинение вреда лицу, совершившему общественно опасное деяние и не подлежащему уголовной ответственности в силу невменяемости или недостижения возраста уголовной ответственности.

Право на причинение вреда при задержании преступника возникает с момента совершения им преступления и попытки уклониться от задержания, а не с момента вступления приговора в законную силу, поэтому говорить о том, что деяние является преступлением (а этот факт подтверждается обвинительным приговором суда), можно лишь условно. Важным является осознание человеком, осуществлявшим задержание, что вред причиняется именно преступнику.

При задержании всегда совершаются действия, которые причиняют разнообразный вред, который внешне схож с различными преступлениями, предусмотренными УК: похищением человека, незаконным лишением свободы, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением чужого имущества. Последнее не очень типично для задержания, но все же встречается на практике.

Так, для задержания двух браконьеров инспектор органов рыбоохраны Д. произвел выстрел в мотор лодки, в которой они находились, повредив его.

Вынужденность причинения вреда означает, что вред является крайней мерой, его причинение возможно только в случае, если иными средствами, не связанными с причинением вреда, задержать преступника было невозможно. Неправомерен вред, причиненный без необходимости, когда можно было задержать преступника, например, посадив его в машину и доставив органам власти.

Для признания причиненного вреда правомерным необходимо наличие специальной цели - доставить преступника органам власти и пресечь возможность совершения им новых преступлений. Если вред причиняется в качестве самосуда над преступником, содеянное является умышленным преступлением, за которое лицо подлежит уголовной ответственности на общих основаниях.

Право на задержание имеют любые лица без каких-либо ограничений: родственники потерпевшего, посторонние граждане, ставшие свидетелями преступления, сотрудники полиции и т.п.

Предпринятые к задерживаемому меры должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления и обстоятельствам задержания, однако при этом не требуется полного их соответствия. Этот вред может быть как несколько меньшим, так и несколько большим. Имеет значение и обстановка задержания: время суток, место задержания, наличие других людей.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, является применение таких мер, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности преступления и обстановке задержания. В результате задерживаемому причиняется чрезмерный вред, не вызываемый тяжестью совершенного им преступления и обстановкой задержания. Такое причинение вреда влечет уголовную ответственность только при наличии умысла.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признаются случаи явного несоответствия причиненного вреда тяжести совершенного задерживаемым преступления, а также обстановке задержания. Так, причинение тяжкого вреда здоровью преступника, совершившего кражу, свидетельствует о превышении необходимых мер в силу его несоответствия тяжести совершенного преступления.

В ч. 2 ст. 108 и ч. 2 ст. 114 УК предусмотрена ответственность за убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Эти преступления рассматриваются как совершенные при смягчающих обстоятельствах.

Отличие причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, от необходимой обороны заключается в следующем. Различны основания причинения вреда: при необходимой обороне таковым является совершаемое общественно опасное посягательство, а при задержании - совершенное лицом преступление.

Различен и круг лиц, которым причиняется вред при задержании и при необходимой обороне. В первом случае - лицо, совершившее преступление, во втором - лицо, совершающее общественно опасное посягательство, включая малолетних и невменяемых. Существенно различаются цели задержания и необходимой обороны. Важно также, что причинение вреда при задержании является только вынужденным, при необходимой обороне вред можно причинять и при возможности избежать посягательство. При задержании вред причиняется после того, как преступление завершено или прервано по обстоятельствам, не зависящим от воли лица, совершившего его, а при необходимой обороне - при начавшемся и еще не завершившемся посягательстве.

 

§ 4. Крайняя необходимость

 

Крайняя необходимость заключается в вынужденном причинении вреда правоохраняемым интересам для предотвращения неотвратимого в данных условиях иными средствами большего вреда, угрожающего личности, обществу, государству.

Основанием для причинения вреда является опасность, угрожающая охраняемым уголовным законом интересам. Источники этой опасности многообразны: стихийные силы природы (наводнения, землетрясения, горные обвалы, штормы, снежные бури и т.п.); неисправности систем, машин и механизмов; состояние здоровья и физиологические процессы, происходящие в организме человека; нападения животных, не спровоцированные человеком; опасное поведение человека; необходимость одновременного выполнения двух обязанностей и т.п. Надо иметь в виду, что речь может идти не о любой опасности, а о случаях, грозящих причинением существенного вреда правоохраняемым интересам.

В доктрине выделяют условия правомерности причинения вреда, характеризующие опасность, и условия, характеризующие деяние по причинению вреда.

Опасность должна угрожать не любым, а только охраняемым законом интересам, быть наличной и реальной (действительной).

Наличность опасности означает, что она уже возникла и еще не миновала. Чаще всего пределы опасности во времени невелики, в частности, быстротечны происшествия на автомобильных дорогах, когда опасность длится мгновенья. Однако опасность может иметь и большую протяженность во времени, например, лесные пожары или пожары на торфяниках в сильную засуху. Реальность опасности означает, что она существует в действительности, а не в воображении человека.

Деятельность по причинению вреда ограничена тем, можно спасать только охраняемые законом интересы личности, общества и государства.

Устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, выражается в вынужденном причинении вреда меньшим ценностям. Причем чаще всего совершаются действия по причинению менее значительного вреда, чтобы избежать большего вреда правоохраняемым интересам. Однако не исключена и возможность бездействия, что бывает, например, при столкновении двух обязанностей, когда человек вынужденно не выполняет одну из них, спасая более ценное благо. Так, хирург, который столкнулся с необходимостью одновременного проведения двух срочных операций, для первой операции выбирает пациента, опасность для жизни которого серьезнее. Осуществляя эту операцию, он бездействует в отношении второго больного, здоровью которого в результате такой задержки помощи причиняется существенный вред.

Причинение вреда при крайней необходимости может быть правомерным только в том случае, когда устранить опасность иными средствами, не связанными с причинением вреда, не представляется возможным.

Своевременность причинения вреда означает, что вред причиняется в период, когда опасность возникла и ее воздействие еще не завершилось.

При крайней необходимости вред причиняется правоохраняемым интересам третьих лиц, которые не были причастны к возникновению опасности. Так, человек, на которого напала группа хулиганов, не наносит удары посягающим, а разбивает витрину магазина, рассчитывая, что сработавшая сигнализация отпугнет преступников.

Причиненный вред должен быть меньше предотвращенного, т.е. должно отсутствовать превышение пределов крайней необходимости. Данное требование звучит намного жестче сформулированного в отношении возможного вреда при необходимой обороне и задержании лица, совершившего преступление.

Такой подход законодателя обусловлен тем, что вред при крайней необходимости причиняется третьим лицам, поэтому должен быть существенно минимизирован.

Превышение пределов крайней необходимости имеет место, если умышленно причиняется вред, явно не соответствовавший характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых она устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

Для признания правомерности поведения необходимым является требование, согласно которому причиненный вред должен быть меньше, чем предотвращенный. Вопрос об этом решается с учетом важности спасаемого блага, степени угрожавшей опасности, их сопоставления с реально причиненным вредом. Причинение равного по тяжести вреда неправомерно, поэтому нельзя, например, спасать свою жизнь за счет жизни другого человека. Подобные деяния являются преступлением и квалифицируются на общих основаниях. Уголовным кодексом не предусмотрено специальных норм о преступлениях, совершенных при превышении пределов крайней необходимости. Однако данное обстоятельство в соответствии с п. "ж" ч. 1 ст. 63 УК признается смягчающим наказание.

Отличие крайней необходимости от необходимой обороны заключается в следующем. Основанием для крайней необходимости признаются разнообразные источники опасности, для необходимой обороны - общественно опасное посягательство. При крайней необходимости причинение вреда является вынужденным, а при необходимой обороне такое требование отсутствует. Вред при крайней необходимости причиняется интересам третьих лиц, а при необходимой обороне причиняется только посягающему. Крайнюю необходимость характеризует требование, согласно которому причиненный вред должен быть меньше предотвращенного. При необходимой обороне он может быть равным и даже несколько большим, а при посягательствах, опасных для жизни, причиненный вред ничем не лимитирован. Различаются и цели причинения вреда при рассматриваемых обстоятельствах.

 

§ 5. Физическое или психическое принуждение

 

Принуждение представляет собой незаконное воздействие одного на волю другого лица, чтобы оно полностью или частично потеряло способность руководить своими деяниями и его можно было бы использовать как орудие при совершении преступления.

Преступность деяния лица, находящегося под принуждением и вынужденно причиняющего вред охраняемым уголовным законом интересам, исключается, если соблюдены условия правомерности его причинения.

Основанием для причинения вреда является физическое или психическое принуждение, оказываемое одним человеком на другого человека. Общим для этих видов принуждения является то, что они общественно опасны, осуществляются незаконно и имеют цель принудить принуждаемого причинить вред охраняемым уголовным законом интересам. Принудительное воздействие полностью препятствует или существенно мешает осуществлению свободы воли человека, заставляет его сделать то, что он делать не желает.

Принуждение может быть физическим и психическим. В свою очередь, физическое принуждение подразделяется на непреодолимое и преодолимое.

В ч. 1 ст. 40 УК содержатся положения о непреодолимом физическом принуждении, под воздействием которого принуждаемый полностью лишается возможности выразить свою волю в деянии.

Физическое принуждение представляет собой противоправное внешнее воздействие на организм человека или лишение его возможности передвигаться в пространстве, осуществляемое с целью заставить этого человека против (помимо) его воли действовать (бездействовать) определенным образом, выгодным для принуждающего.

Признаками первого вида физического принуждения являются его непреодолимость (человек не способен руководить своими действиями или бездействием), общественная опасность, наличность (воздействие принуждения на человека уже началось и еще не завершилось) и реальность (действительность).

Под непреодолимостью физического принуждения следует понимать воздействие на организм или на свободу передвижения человека, направленное на то, чтобы полностью блокировать его волеизъявление и использовать в качестве орудия или средства для причинения вреда охраняемым законом интересам. Оказать сопротивление такому принуждению человек не в силах. Это может быть связывание, запирание в помещении, из которого самостоятельно выбраться невозможно, применение пыток, причинение вреда здоровью и т.п.

С помощью такого принуждения чаще всего принуждающий добивается от другого бездействия, которое причиняет вред охраняемым уголовным законом интересам. Так, связанный сторож не в состоянии выполнить свою обязанность по охране чужого имущества, и принуждающий совершает хищение.

Посредством непреодолимого физического принуждения от другого человека можно добиться и совершения действий. Например, с применением пыток получить у лица государственную или коммерческую тайну.

Человек, находившийся под непреодолимым принуждением, уголовной ответственности не подлежит, в отличие от того, кто оказал принудительное воздействие и выступил в качестве посредственного исполнителя преступления.

В ч. 2 ст. 40 УК предусмотрено положение о физическом принуждении, признаками которого являются преодолимость, общественная опасность, наличность и реальность.

Преодолимость физического принуждения означает, что человек может оказать сопротивление этому принуждению, его свобода воли не утрачивается в полном объеме, хотя и в значительной степени ограничивается. Преодолимое физическое принуждение менее интенсивно, чем непреодолимое, и выражается, например, в нанесении побоев, попытке связывания и т.п. Оно направлено на то, чтобы заставить другого человека осуществить навязанный ему вариант поведения (действие или бездействие) и нанести вред охраняемым законом интересам.

Психическое принуждение представляет собой воздействие на человека с помощью разнообразных угроз, гипноза, психотропных средств, осуществляемое для того, чтобы он совершил выгодное принуждающему деяние, причиняющее вред общественным отношениям.

Наиболее распространенным видом психического принуждения являются разнообразные угрозы, которые могут быть отнесены к нескольким видам. Во-первых, это запугивание человека применением насилия, незаконным лишением свободы или ограничением свободы передвижения. Сюда же относится угроза совершить изнасилование или насильственные действия сексуального характера. Во-вторых, это угроза уничтожения или повреждения имущества, иные угрозы имущественного характера. В-третьих, угроза разглашения сведений, которые принуждаемый желает сохранить в тайне, или угроза совершения иных нежелательных для человека действий.

Угроза может быть направлена как на человека, подвергающегося психическому принуждению, так и на близких ему людей, под которыми следует понимать всех, в судьбе и благополучии которых он заинтересован.

Признаками психического принуждения являются общественная опасность, реальность (действительность) и наличность.

В частности, угроза должна быть действительной и непосредственной, т.е. тот, кому она высказывается, осознает угрозу как реально существующую, уверен в возможности ее немедленной реализации.

Психическим принуждением является и применение физического насилия к одному человеку, чтобы заставить другого совершить определенное деяние. Такая ситуация характерна для захвата заложника, когда виновный предъявляет требования к одним, применяя насилие к другим (например, удерживая заложника и причиняя вред его здоровью). В этом случае совершение требуемого деяния будет результатом психического давления на принуждаемого.

Условия правомерности причинения вреда сходны с аналогичными условиями крайней необходимости. Следовательно, причинение вреда является вынужденным, без такого вреда невозможно спасти благо, которому грозит опасность со стороны принуждающего.

Деяние принуждаемого, причиняющее вынужденный вред, совершается для защиты правоохраняемых интересов: своей жизни и здоровья, жизни, здоровья, свободы близких и т.п.

Защищать незаконные интересы путем причинения вреда законным интересам других лиц, общества или государства, ссылаясь при этом на принуждение, нельзя.

Своевременность причинения вреда означает, что вред не может быть причинен после завершения воздействия принуждения. Чаще всего пределы принуждения во времени невелики, принуждающий быстро добивается от другого человека желаемого поведения (кассир под угрозой применения оружия отдает преступнику деньги). Однако принуждение может иметь и значительную протяженность во времени.

Вред при принуждении причиняется интересам третьих лиц, интересам общества или государства.

Нельзя допускать превышение пределов допустимого вреда, который рассматривается в тех же параметрах, что и для крайней необходимости. Если под воздействием преодолимого физического или психического принуждения умышленно причиняется такой вред, который явно не соответствует характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых эта опасность устранялась, и если такой вред равен или больше предотвращенного, имеются основания для уголовной ответственности. При этом совершение преступления в результате физического или психического принуждения в соответствии с п. "е" ч. 1 ст. 61 УК признается обстоятельством, смягчающим наказание. Ответственности подлежит и тот, кто оказал принудительное воздействие на другого человека с целью заставить его совершить преступление. Он признается подстрекателем либо организатором, а при назначении ему наказания тот факт, что он совершил преступление с применением физического или психического принуждения, в соответствии с п. "к" ч. 1 ст. 63 УК учитывается как обстоятельство, отягчающее наказание.

 

§ 6. Обоснованный риск

 

Обоснованный риск представляет собой повлекшие причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам действия лица, направленные на достижение общественно полезной цели, если такая цель не могла быть достигнута без риска, и лицо предприняло достаточные меры для предотвращения возможного вреда охраняемым уголовным законом интересам. Поведение человека, сопряженное с причинением вреда, признается общественно полезным.

Сферы деятельности, в которых возможен обоснованный риск, разнообразны. Профессиональный риск преобладает, но не является единственно возможным.

Если выделять направления деятельности, связанной с обоснованным риском, то прежде всего это научно-исследовательский риск и риск при испытании новой техники, отработке новых методов и технологий производства, создании новых лекарств и т.п. Здесь заслуживает особого внимания проблема эксперимента, поскольку в условиях его проведения человек вторгается в сферу неизведанного. Риск причинения вреда правоохраняемым интересам бывает весьма значительным и не всегда четко прогнозируемым.

Широко распространенным является риск в определенных сферах профессиональной деятельности: транспорт, энергетика, добыча полезных ископаемых, определенные виды производства, служба спасения при катастрофах и стихийных бедствиях, обеспечение общественной безопасности, военная служба, медицина и т.п. В качестве самостоятельных вариантов профессионального риска можно выделить хозяйственный и коммерческий риск, который сопряжен с причинением имущественного ущерба, вреда окружающей среде.

Помимо различных видов профессионального риска существует и оправданный риск в иных сферах, например путешествия, спорт, досуг.

Независимо от сферы деятельности риск имеет место в тех случаях, когда человек не уверен в результате своих действий. Если при этом причиняется вред правоохраняемым интересам, возникает вопрос о том, был ли риск обоснованным. Обоснованность риска предполагает соблюдение тех условий, которые регламентированы уголовным законом.

В качестве таких условий законом предусмотрены: 1) наличие общественно полезной цели; 2) невозможность ее достижения без риска; 3) принятие рискующим достаточных мер для предотвращения вреда; 4) недопустимость угрозы жизни многих людей, угрозы экологической катастрофы или общественного бедствия.

Наличие общественно полезной цели выступает одним из обязательных условий правомерности риска. Общественно полезная цель заключается в стремлении добиться полезных результатов, представляющих интерес для общества и отдельных его членов, для государства, для отраслей науки, промышленности, техники и т.п. Такая цель свидетельствует о том, что риск осуществляется не из эгоистических побуждений человека, стремящегося к личной выгоде. Указанная цель должна быть не абстрактной, а конкретной и достижимой. Если вероятность ее достижения ничтожно мала, то действия носят авантюрный характер, и риск не может быть признан обоснованным.

Невозможность достижения запланированного позитивного результата без риска означает отсутствие гарантированных, с заведомо известным позитивным результатом путей решения проблемы. При определении обоснованности риска в каждой конкретной ситуации необходимо ответить на вопрос о том, возможно ли было достижение общественно полезной цели с помощью деяния, не связанного с риском. Если невозможно, риск должен быть признан правомерным при соблюдении остальных условий, предусмотренных уголовным законом. Так, первый испытательный полет на новом самолете всегда связан с риском, но его нельзя заменить наземными испытаниями.

Принятие рискующим достаточных мер для предотвращения вреда предполагает, что он действует не "на удачу", а просчитывает, предвидит возможные потери и пытается их нейтрализовать. Понятием "достаточные меры" охватываются не объективно, а субъективно достаточные меры, т.е. осуществляются те меры, которые могло предпринять конкретное лицо. Когда риск осуществляется в профессиональной сфере, к требованию об этих мерах следует подходить исходя из соответствия научно-техническим достижениям и опыту, имеющимся в данной области, и которыми овладело лицо. Требования к риску в непрофессиональной сфере не могут быть столь же строгими, но все же следует учитывать, что обоснованным риск будет только в том случае, если человек действует не "на авось", а имея определенный жизненный опыт и знания, предпринимает все зависящее от него для предотвращения возможного вреда. Если лицо не предприняло всех возможных мер для предотвращения вреда, содеянное может содержать признаки неосторожного преступления. Обоснованный риск в этом плане характеризуется принципиальными отличиями от неосторожных преступлений, сопряженных с пренебрежением лица к выполнению своих профессиональных или иных обязанностей, когда рискованные решения и непринятие мер по предотвращению возможного вреда приводят к серьезным последствиям.

Вред, причиненный в результате рискованных действий, может быть многообразным: имущественным, организационным, физическим, законным правам и интересам граждан. Если такой вред причинен при соблюдении всех необходимых условий правомерности обоснованного риска, поведение человека признается общественно полезным.

Законом предусматривается недопустимость риска, заведомо сопряженного с возможными последствиями определенного рода. К ним относятся угроза для жизни многих людей, угроза экологической катастрофы или общественного бедствия. Заведомость означает, что указанные последствия оцениваются лицом как неизбежные или реально возможные. Угроза для жизни многих людей имеет место, когда неизбежна или возможна гибель нескольких человек (три и более). Угроза экологической катастрофы предполагает неизбежность или возможность причинения невосполнимого существенного ущерба окружающей природной среде, в том числе разрушения естественных экологических систем, массовой гибели животных, серьезного загрязнения воздуха, воды, земли. Угроза общественного бедствия означает неизбежность или возможность нарушения состояния защищенности жизненно важных интересов общества. Возможными последствиями являются пожары, затопления, разрушения жилых домов, средств коммуникации и жизнеобеспечения и т.п.

 

§ 7. Исполнение приказа или распоряжения

 

Исполнение приказа (распоряжения) как обстоятельство, исключающее преступность деяния, представляет собой причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, вынужденным подчиняться и действовавшим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Виновным в причинении такого вреда признается лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.

Нормальное существование общества невозможно без поддержания необходимого порядка и дисциплины. Серьезную роль в этом играют отношения власти и подчинения, требование обязательного выполнения законных приказов и распоряжений.

Существует презумпция законности приказа или распоряжения, изданного в надлежащей форме лицом, обладающим на это правом, и адресованного лицу, обязанному подчиняться, что обусловлено требованиями исполнительской дисциплины, необходимыми для нормального существования общества и государства.

Приказ (распоряжение) - это основанное на законе и облеченное в установленную форму властное требование о выполнении действий (бездействия), обращенное к лицу, обязанному подчиняться.

Уголовно-правовое значение имеет ситуация, когда во исполнение приказа исполнитель совершает предписанные ему действия (бездействие), причиняющие вред общественным отношениям, охраняемым законом, если этот вред подпадает под признаки конкретного преступления. На практике встречаются следующие варианты действий во исполнение приказа, который не воспринимался исполнителем как незаконный: привлечение невиновного к уголовной ответственности, незаконное освобождение от уголовной ответственности и др. Однако наиболее характерные примеры связаны с взаимодействием человека и техники, выполнением распоряжений, имеющих сложное техническое содержание. Так, оценка производственного процесса как единого целого с пониманием целесообразности отдельных его составляющих, осознание необходимости выполнения конкретных (иногда неординарных) действий могут быть в ряде случаев доступны лишь лицам, занимающим руководящие должности. Рядовые работники нередко оказываются не в состоянии оценить взаимосвязь явлений, а потому и незаконность отданных руководителем распоряжений.

Вред, причиненный исполнителем обязательного приказа или распоряжения, не влечет для него уголовной ответственности и признается актом социально допустимого, целесообразного поведения такого лица. Подчиненный, выполнивший, как он полагал, законное распоряжение своего начальника, не может отвечать за наступившие последствия, предвидеть которые был обязан не он, а лицо, отдавшее распоряжение. Таким образом, исполнитель приказа причиняет вред невиновно, поэтому уголовной ответственности в этом случае подлежит только лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.

Необходимо, чтобы приказ был обязательным для данного исполнителя, поэтому он должен быть с соблюдением необходимой формы отдан надлежащим лицом тому, кто обязан подчиняться.

Отсутствие заведомости незаконности приказа (распоряжения) для исполнителя как условие правомерности означает отсутствие у него умысла на причинение вреда. Поскольку исполнитель, несмотря на обязанность подчиняться, не лишен свободы воли, он не должен исполнять заведомо незаконные приказ или распоряжение. Данное положение распространяется в том числе и на военнослужащих, которые должны беспрекословно исполнять только законные приказы.

За совершение умышленного преступления во исполнение незаконного приказа к уголовной ответственности привлекается не только лицо, отдавшее приказ, но и исполнитель. В подобных случаях имеет место соучастие в преступлении: исполнитель незаконного приказа признается исполнителем преступления, а лицо, отдавшее такой приказ, - организатором или подстрекателем.

За неосторожное преступление, совершенное во исполнение незаконного приказа, исполнитель уголовной ответственности не несет. К уголовной ответственности в этом случае привлекается только лицо, отдавшее незаконный приказ.

Приказ может характеризоваться наличием серьезного психического принуждения, частично лишающего исполнителя приказа свободы воли. В таком случае исполнение приказа подпадает под признаки психического принуждения (ч. 2 ст. 40 УК) и должно оцениваться по правилам о крайней необходимости с учетом вреда, который угрожал исполнителю приказа, и вреда, причиненного этим лицом правоохраняемым интересам. Если исполнитель не мог избежать опасности для своих законных интересов без причинения вреда, осуществленного путем исполнения заведомо незаконного приказа, и причиненный им вред меньше предотвращенного, он не подлежит уголовной ответственности.

Уголовная ответственность лица, отдавшего приказ и причинившего вред охраняемым законом интересам, имеет место не всегда, поскольку необходимо наличие его вины. Вместе с тем не исключается возможность невиновного причинения вреда, тогда лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение, уголовной ответственности не несет в силу ст. 28 УК.

Встречаются случаи, когда при исполнении приказа или распоряжения причинен вред правоохраняемым интересам, и при этом исполнитель вышел за рамки предписанного ему поведения. Если вред причинен действиями, находившимися за границами приказа, ч. 1 ст. 42 УК применению не подлежит, и уголовную ответственность несет исполнитель.

Вместе с тем приказ далеко не всегда детально регламентирует поведение человека, обязанного подчиняться, поскольку в каждом властном предписании нет необходимости указывать, например, какие правила безопасности выполнения работ, регламентированные в нормативных актах, должен соблюдать исполнитель. Если, выполняя приказ, последний пренебрегает такими правилами и в результате этого причиняет вред, он подлежит уголовной ответственности. Причинная связь между властными предписаниями и причиненным исполнителем вредом в подобных ситуациях отсутствует, поэтому нет и основания для уголовной ответственности лица, отдавшего приказ.

 

Контрольные вопросы

 

1. Возможна ли необходимая оборона от оконченного посягательства?

2. Чем отличается задержание лица, совершившего преступление, от необходимой обороны?

3. Каковы условия правомерности причинения вреда при крайней необходимости?

 

Предыдущая статья:Глава 11. МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Следующая статья:Глава 13. ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ НАКАЗАНИЯ
page speed (0.011 sec, direct)