Всего на сайте:
148 тыс. 196 статей

Главная | Философия

Елена Ивановна Рерих. Письма Том VIII (1948-1950 гг.) 1 страница  Просмотрен 44

ПИСЬМА

ТОМ VIII

1948-1950

 

Москва, 2008

Елена Ивановна Рерих.Письма Том VIII (1948-1950 гг.)

М.: Международный Центр Рерихов, 2008, 496 с., илл.*

 

Полное собрание писем Елены Ивановны Рерих из архива Международного Центра Рерихов.

В восьмой том вошли письма 1948-1950 гг., адресованные С.Н.Рериху и его жене Д.Р.Рерих, американским ученикам Е.И.Рерих – К.Кэмпбелл, З.Г. и Д. Фосдик, Г.Фричи, издателю журнала «Оккультизм и Йога» А.М.Асееву, В.Л.Дутко, а также семье двоюродной сестры Е.И.Рерих К.Н.Муромцевой и другим.

Большинство писем публикуется впервые.

_______

 

Елена Ивановна Рерих. Письма Том VIII (1948-1950 гг.)

 

 

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР РЕРИХОВ

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД им. Е.И.РЕРИХ

 

 

 

Е.И.Рерих – В.Ф.Булгакову

13 января 1948 г.

«Урусвати», Индия

Родной наш Валентин Федорович, обращаюсь к Вам так, ибо знаю, как ценил Вашу дружбу Н.К., как мечтал поработать с Вами на ниве Культуры, на родине. Спасибо за Ваши милые мне строки, полные сердечного тепла.

Наш Светлый и Любимый ушел, как жил – просто, красиво и величаво. Мир истинно осиротел с его уходом. В нашем тяжком горе находим утешение в сознании, что ему была дарована лучшая доля – закончить свою светлую деятельность прекрасным разрешительным аккордом, среди безумия мира еще раз провозгласить и поднять Знамя Мира и на этот раз в столь любимой им Индии.

Индия трогательно, красиво и мощно отозвалась на его уход. Все газеты, журналы, Общества, многочисленные друзья и почитатели ярко отметили незаменимую утрату для мира великого Творца чудесных образов, Гиганта мысли и замечательного Деятеля и Основателя многих просветительных начинаний и учреждений. Сам он носил в себе свет всех этих учреждений. Многие прекрасно отметили богатство оставленного им духовного наследства и насущную необходимость для каждого сознательного человека принять и следовать его высоким Заветам. Да, он был истинным наставником и другом человечества. Никто не уходил от него отягощенным, наоборот, он умел облегчить ношу каждого и направить на новый путь, путь устремления и мужественно осознанного труда на общее благо.

Мне трудно писать о его болезни и последних днях, напишу позднее. Но ясно, что сердце его не выдержало количества яда, порожденного обезумевшим человечеством. Высокая духовная красота запечатлелась на его лике. Мы не могли оторваться от созерцания благости, чистоты и трогательной нежности чудесного облика. Он весь светился как бы от внутреннего света, и белые цветы, окружавшие его, казались грубыми рядом с его просветленным обликом. Да, дух его томился, сознавая разложение во всем мире, так же тяжко переживал он и нарастающую русофобию в Америке[1], ибо знал, к чему приведет насаждение такой ненависти. Истинно, сердце, ослабленное болезнью, не выдержало последних нагнетений и тоски за угнетение всего культурного, единственного оплота гибнущего мира.

Сейчас в Дели открыта выставка его картин[2]. На открытии пандит Неру сказал прекрасную речь о значении его творчества, особенно подчеркнув идею Знамени Мира. Открытие состоялось при огромном стечении посетителей, и сейчас выставка еще продолжается с тем же успехом.

Мы покидаем нашу столь любимую им долину и место, которое стало нам тем дороже, что отсюда он ушел! Тело его было предано огню на горной площадке с широким видом на снежные горы. На месте сожжения был водружен большой осколок скалы с надписью под знаком Знамени Мира. Место это будет охранено и станет местом паломничества для многих почитателей.

17 января едем в Дели.

Напишу Вам оттуда, когда оформится наше дальнейшее передвижение.

Мужественно будем продолжать доверенную нам работу, мужественно примем эту ношу и понесем ее до назначенного места и срока. Соберем все его духовное наследство, весь архив и оставленный им литературный материал. Ведь имеется и дневник его[3]. За 47-й год вышли три его книги, и в день смерти была прислана последняя на английском языке – «Обитель Света»[4], но он уже не видел ее.

Постараемся сложить ему достойный памятник. Друзья в Америке хотят учредить «Рерих Фаундешен»[5], но как по времени? Ведь русофобия сильна, и время грозное перед ними. В ослеплении своем не видят, что идут к гибели своей.

Щемит сердце лютая тоска, но не падаем духом и готовы работать на новой ниве.

Шлем Вам наши самые сердечные мысли и просим не прекращать переписки, ибо такие друзья, как Вы, встречаются нечасто.

Всего самого светлого Вам и семье Вашей.

Уважающая и любящая Вас.

 

Е.И.Рерих – В.Л.Дутко

13 января 1948 г.

Родная моя Другиня, спасибо сердечное за Ваши милые мне строки, полные понимания постигшей всех нас утраты. Щемит сердце лютая тоска, но мужественно будем продолжать доверенную нам работу, мужественно примем всю ношу и понесем ее до назначенного берега и срока. Просим и всех близких продолжать их полезную деятельность, сообразуясь с обстоятельствами, и не огорчаться малыми результатами, ибо где весы, чтобы взвесить их. Пусть всюду теплится зажженный Им огонек, как лампада перед священным Изображением, как спасительная веха на трудном горнем пути.

В нашем горе находим утешение в осознании, что ему была дарована лучшая доля – закончить свою светлую деятельность прекрасным разрешительным аккордом, среди общего безумия в мире еще раз провозгласить и поднять Знамя Мира и на этот раз в столь любимой им Индии.

Наш Светлый и Любимый ушел, как жил – просто, красиво и величаво. Мир истинно осиротел с уходом этого прекрасного Духа. Индия так трогательно, так красиво и мощно отозвалась на его уход. Все газеты, журналы, Общества и многочисленные почитатели и друзья ярко отметили незаменимую утрату для мира великого творца и мыслителя, замечательного деятеля и основателя многих просветительных начинаний и учреждений. Многие прекрасно отметили богатство оставленного Им духовного наследства и насущную потребность для каждого сознательного человека принять его и следовать высоким Заветам.

Мне еще трудно писать о его болезни и последних днях, напишу позднее. Но ясно, что сердце его не выдержало количества яда, порожденного обезумевшим человечеством. Дух его знал грядущее и хотел уйти, ибо очень томился сознанием разложения во всем мире. Так же тяжко переживал он и нарастающую русофобию в Америке, ибо знал, к чему приведет такое насаждение ненависти. Именно, сердце его не выдержало последних нагнетений и тоски за угнетение всего культурного.

За неделю до ухода он имел видение Преподобного Сергия, который сказал: «Родные, зачем вам мучиться здесь, пойдемте со Мною, ко Мне – теперь же». Он ушел на зов этот, ушел тихо во сне, в три часа утра 13 декабря. Высокая духовная красота запечатлелась на его лике. Мы не могли оторваться от созерцания благости, чистоты и трогательной нежности всего чудесного облика его. Он весь светился как бы внутренним светом, и белые цветы, окружавшие его, казались грубыми рядом с его просветленным обликом. Трое суток он оставался с нами, на своей постели, мы не могли расстаться с ним. Не было ни малейшего признака разложения на его лике, и мой старший сын не мог согласиться, что дух его покинул эту прекрасную оболочку. Он лежал под любимым им образом Преподобного Сергия и сам казался истинным отображением этого Светоча.

Тело было предано огню на прекрасной горной площадке на нашем месте с широким видом на снежные горы. На месте сожжения был водружен красивый осколок скалы и сделана надпись на индустани под знаком Знамени Мира. Скалу тащили пятьдесят человек примитивным египетским способом, тащили пять дней, но все же осилили, ибо скала эта весила около 200 пудов, если не больше. Место это будет охранено и станет местом паломничества для многих почитателей.

Мы покидаем нашу столь любимую им и нами долину. 17 января едем в Дели. Напишу Вам оттуда наше дальнейшее передвижение. Остановимся в Нью-Дели в Манди Хауз, в доме наших друзей Махараджи и Махарани Манди. Пишите по этому адресу.

Сейчас в Дели открыта выставка картин Н.К. На открытии Неру сказал прекрасную речь о значении творчества и деятельности Н.К., особенно подчеркнув идею Знамени Мира. Открытие состоялось при огромном стечении посетителей и сейчас еще продолжается с тем же успехом. Индия чтила и любила его.

Пишите о себе, о своих планах. Храните все, что у Вас имеется от Н.К. и о нем. Кто сможет написать о нем настоящую, достоверную биографию? Никто, ибо в этой жизни было столько чудесного, столько феноменального и столько неисчерпаемого еще творчества. Да разве можно написать об <...>[6]

 

Е.И.Рерих – Т.Г.Рерих

13 января 1948 г.

Индия

Родная наша Татьяна Григорьевна, глубоко тронуло нас Ваше письмо, полное сердечного тепла. Тяжело переживаем разлуку с таким исключительным духом. Наш Светлый и Любимый ушел, как жил – просто, красиво и величаво. Горе наше велико, но мы знаем, что ему была дарована лучшая доля – закончить его светлую деятельность прекрасным разрешительным аккордом, среди общего безумия мира еще раз провозгласить и поднять Знамя Мира и на этот раз в любимой им Индии. Вы пишете: «Сколько надежд ушло вместе с Н.К., так много желаний оборвалось». Именно этот вопль сердца раздается сейчас во многих речах и письмах, получаемых нами. Мир истинно осиротел с уходом этого прекрасного Духа. Он ведь был истинным наставником и другом человечества. Никогда и никто из приходивших к нему за советом не уходил обремененным, наоборот, он умел облегчить ношу каждого и направить на новый путь, путь устремления к мужественному и самоотверженному труду-подвигу на общее благо.

Индия трогательно и красиво отозвалась на его уход. Все газеты, журналы, Общества, многочисленные почитатели и друзья отметили незаменимую утрату великого творца, мыслителя и неутомимого деятеля.

Во многих городах уход его почтили «великим молчанием» на сборищах, посвященных его памяти. Индия любила и почитала его.

Мне трудно писать о его болезни и последних днях – напишу позднее. Сердце его не выдержало количества яда, порожденного обезумевшим человечеством. Тяжко, очень тяжко переживал он нарастающую русофобию в Америке. Он знал, к чему приведет такое насаждение ненависти. В свое время смерть Бори глубоко потрясла его. Он так надеялся свидеться с ним и поработать вместе.

Щемит сердце лютая тоска, но не падаем духом и готовы работать на новой ниве. Сейчас в Дели выставка его картин. На открытии Неру сказал прекрасную речь о значении его творчества и всей деятельности, особенно подчеркнув идею Знамени Мира. Выставка открылась при огромном стечении посетителей и сейчас продолжается с тем же успехом. Индия любила и почитала его и сумела оценить его как лучшего человека. Для них он был Великим Риши, Мудрецом, Маха-Дэвом[7] или Сверхчеловеком. Они оценили его всеобъемлемость, всю терпимость и ничем не омраченную доброжелательность. Он был полон незлобивости, но не допускал попустительства и полумер.

Сохраните, родная, его архив. Ни письма Вашего, ни телеграмму, посланную Вами месяц назад, как Вы пишете, мы не получили. С конца августа и почти до декабря мы были оторваны от остального мира. Никакая почта не доходила до нас, с одной стороны, из-за беспорядков в стране, с другой, из-за небывалого наводнения в нашей долине, снесшего многие мосты и горную дорогу на несколько миль, и сейчас на протяжении четырех миль нет сквозного автомобильного пути, все грузы приходится нести на людях, ибо даже на мулах опасно из-за узкости и ненадежности тропы. Этой дорогой приходится ехать сейчас и нам, ибо мы покидаем наше место из-за опасности хранить здесь такое сокровище, как картины и весь архив Н.К. Из-за близости фронта Кашмирского[8] здешняя местность оказалась под угрозой не только пакистанцев, но и многочисленных шаек, собирающихся из отбросов населения с одной целью грабежа. Много зверств было произведено и в нашей долине, много крови детей, и женщин, и молодых, и старых было пролито здесь. Уезжаем мы 17 января, едем в Дели, оттуда напишем Вам, как только оформится наше дальнейшее передвижение. Итак, родная, пока храните очень архив Н.К. Спасибо за все душевные чувства, выраженные в письме, и надеемся, что свидание наше не за горами, ибо по-прежнему готовы служить родине и привести ей сокровище великого творца и мыслителя, так страстно любившего свою родину и верившего в ее великое назначение и будущее.

Обнимаю Вас сердцем и держу Вас в сердце моем. Шлю Вам самые лучшие мысли. Да будет Вам светло.

Предыдущая статья:Елена Ивановна Рерих. Письма Том VII (1940-1947 гг.), ИЛЛЮСТРАЦИИ Следующая статья:Елена Ивановна Рерих. Письма Том VIII (1948-1950 гг.) 2 страница
page speed (0.0548 sec, direct)