Всего на сайте:
148 тыс. 196 статей

Главная | Философия

ЧУДЕСНАЯ ВНИМАТЕЛЬНОСТЬ, РУКОВОДСТВО ПО МЕДИТАЦИИ, МЕТОДЫ ДЗЭН-МАСТЕРА  Просмотрен 47

ТИК НАТ ХАН

ЧУДЕСНАЯ

ВНИМАТЕЛЬНОСТЬ

РУКОВОДСТВО ПО МЕДИТАЦИИ

МЕТОДЫ ДЗЭН-МАСТЕРА :

q МЕДИТАЦИЯ

q К ОНЦЕНТРАЦИЯ

q РЕЛАКСАЦИЯ


© Москва Дзэн-центр 1999

 

В этой небольшой книге даются начальные практические сведения о дзэн-буддийской медитации, которой может овладеть каждый желающий. Благодаря необыкновенному сочетанию полезных рекомендаций, простоты и глубины, эта книга уже нашла своего читателя. Она многократно переиздавалась в разных странах на разных языках. Ее читает уже третье поколение читателей. Книга не оставит вас равнодушными.

Эта книга адресована взрослому человеку, но может быть понята и ребенком. Она обращена к человеку, довольному собой и к человеку, имеющему личные проблемы, к человеку, ищущему свои Пути, и к человеку уже имеющему определенные убеждения или верования. Все это потому, что главное для мастера Тик Нат Хана это не убеждения человека, а человек сам по себе.

Последователи дзэн-мастера Тик Нат Хана живут во многих странах. Есть они и в России. Если Вы хотели бы углубить свою практику медитации или принять участие в культурных программах обращайтесь в Московский Дзэн-центр, информация о котором приведена на последней странице книги.

При подготовке текста данной книги выполнена ее новая редакция по изданию на английском языке “Beacon Press” Boston, 1995.

На востоке Учения часто называют «Путями». Поэтому пожелаем Вам счастливых Путей!

 

 

Б.В.

ноябрь 1999 г.

 

 

Предисловие переводчика к английскому изданию

 

«Чудесная внимательность»—это первоначально написанное на вьетнамском языке длинное письмо к Брату Куану, который состоял в совете Школы молодежи общественного служения в Южном Вьетнаме в 1974 году. Его автор, буддийский монах Тик Нат Хан, организовал в шестидесятых годах эту школу, которая следовала направлению «деятельный буд­дизм». Школа объединяла молодежь, желавшую действовать в духе сострадания. Опираясь на навыки, полученные в шко­ле, ее выпускники помогали обездоленным войной крестьянам. Они восстанавливали разрушенные деревни, учили детей, создавали медицинские пункты и образовывали сельскохозяйст­венные кооперативы.

Поскольку работники школы не поддерживали ни одну из воюющих сторон, их деятельность, зачастую, не вызывала под­держки из-за порожденной войной атмосферы страха и недо­верия. Работники школы были убеждены, что обе стороны яв­ляются отражением одной действительности и что подлинными врагами являются не люди, но идеология, ненависть и равнодушие. Такие взгляды изобличали воюющие стороны и в первые годы существования Школы на студентов было со­вершено несколько нападений. Некоторые из них оказались в плену либо даже были убиты. Несмотря на подписание в 1973 го­ду Парижского мирного соглашения, война все еще продолжалась и порою казалось, что невозможно не поддаться усталости и отчаянию. Постоянная работа, проникнутая духом любви и взаимопонимания, требовала большого мужества.

Будучи в ссылке во Франции, Тик Нат Хан написал письмо Брату Куану, желая поддержать своих соратников в столь мрачное время. Тхай Нат Хан («тхай»—это почти­тельное обращение к вьетнамским монахам, означающее «учи­тель») хотел напомнить им основные дыхательные упражне­ния, помогающие сохранять покой даже в самых трудных случаях. Поскольку Брат Куан и выпускники школы являлись его соратниками и друзьями, то письмо, получившее позже название «Чудесная внимательность», носит личный и непосредственный характер. Если Тхай упоминает проселочную дорогу, это значит, что он дей­ствительно ходил по ней вместе с Братом Куаном. Если упо­минаются лучистые глаза ребенка, то речь идет о сыне Брата Куана.

Когда Тхай писал это письмо, я находился в качестве американского добровольца, помогавшего Миротворческой делегации буддистов Вьет­нама. Тхай возглавлял делега­цию, которая являлась зарубежным представительством будди­стов Вьетнама, в том числе и Школы молодежи для общественного служения, и помотал им в деятельности по возрождению и укреплению мира.

Я помню поздние вечера за чаем, когда Тхай объяснял разделы письма участникам делегации и нескольким близким друзьям. Естественно, мы стали думать о людях из других стран, которые также сумели бы извлечь пользу из описанных в книге упражнений.

К тому времени Тхай познакомился с молодыми буддистами из Таиланда, которые были вдохновлены вьетнамскими сторонниками «деятельного буддизма». Они также хотели действовать в духе осознанности и примирения и предотвратить на­чавшийся вооруженный конфликт в Таи­ланде. Им хотелось узнать, как это можно сделать без страха и злобы. Кое-кто из них говорил по-английски, и мы стали обсуждать бу­дущий перевод письма к Брату Куану. Идея перевода стала особенно острой после ликвидации буддийских типогра­фий во Вьетнаме, что лишило нас возможности издать письмо в виде небольшой книжки.

Перевод книги на английский язык, к счастью, поручили мне. Приблизительно три года я жил в представительстве Миротворческой делегации буддистов Вьетнама, где днем и ночью про­никался музыкальностью вьетнамской речи. Тхай стал моим официально назначенным учителем вьетнамского языка; не спеша, слово за словом, мы читали некоторые из его ранних работ. Таким образом, я познакомился с несколько необычными вьетнамскими буддийскими терминами. Разумеется, Тхай научил меня за эти три года не только языку. Его присутствие мягко и неизменно напоминало о подлинной человеческой природе, о пробуждении посредством осознанности.

Когда я стал переводить «Чудесную внимательность», я припомнил все события за прошедшие годы, которые питали мой собствен­ный опыт осознанности. Как-то раз я чересчур спешил приготовить еду и не мог найти ложку, оставленную мной среди груды посуды и продуктов. Пока я повсюду искал ее, Тхай зашел на кухню и рассмеялся. Он спросил: «Что это ищет Моби?» Разумеется, я ответил: «Ложку! Я ищу ложку!» Тогда Тхай опять улыбнулся и сказал: «Нет, Моби ищет Моби».

Тхай посоветовал мне переводить размеренно и неторопли­во, чтобы сохранять осознанность. Я переводил всего по две страницы в день. По вечерам Тхай вместе со мной просматривал эти страницы, заменяя слова и корректируя предложения. Ос­тальные друзья помогали нам в редактировании. Мне не хва­тает слов, чтобы полностью описать ощущения, испытанные при переводе его книги, но мое осознанное чувство пера и бумаги, положения тела и дыхания помогали мне отчетливо видеть, с какой силой внимательности Тхай писал каждое слово. Когда я следил за дыханием, я мог увидеть Брата Куана и выпускников Школы молодежи общественного служения. Более того, я сумел понять, что слова книги таят в себе заботу о каждом читателе, поскольку они проникнуты осознанностью и нежностью к живому человеку. Продолжая переводить, я увидел, как растет и ширится наше сообщество: Школа молодежи, мо­лодые последователи Тхая и многие наши друзья во всем мире.

Когда перевод был завершен, мы отпечатали его, и Тхай сделал сотни копий на втиснутой в ванную комнату делегации портативной офсетной машине. Приятным заданием для участников де­легации стала пеередача этих копий друзьям из разных стран.

С тех пор, подобно разбегающимся по воде кругам, книга «Чудесная внимательность» получила известность во многих странах. Она была переведена на несколько языков и была из­дана либо распространена на всех континентах земного шара. Для меня было радостью услышать мнение чита­телей, которым понравилась переведенная книга.

Однажды я повстречал в книжном магазине человека, чей знакомый передал экземпляр этой книги друзьям из Советского Союза. А недавно я говорил с иракским студентом, которого хотели отправить об­ратно на родину, где его ждала смерть за отказ от участия в войне, которую он считал жестокой и бессмысленной. Он и его мать прочитали «Чудесную внимательность» и выполняли дыхательные упражнения. Еще я узнал, что выручка от издания на порту­гальском языке была отдана в помощь детям бедняков в Бра­зилии. Среди соприкоснувшихся с этой небольшой книгой оказались беженцы, заключенные, врачи, преподаватели и люди искусства. Я часто думаю, что «Чудесная внимательность» — это чудо само по себе, средство, объединяющее людей во всем мире.

На американских буддистов произвело сильное впечатление естественное и уникаль­ное слияние традиций Тхеравады и Махаяны, характерное для вьетнамского буддизма, описанное в книге. От других книг буддийского направления «Чудесная внимательность» отличается простым и ясным описанием упражнений, которыми лю­бой может сразу же заняться на практике. Однако книга заинтересует не только буддистов. В ней много общего с другими ре­лигиозными традициями. В конце концов, дыхание не относится к какому-либо верованию. Тех, кому понравится эта книга, могут заинтересовать и другие книги Тик Нат Хана,переведенные на английский язык. Им написаны десятки книг на вьетнамском языке; это короткие рассказы, новеллы, эссе, историче­ские трактаты по буддизму и стихи. Некоторые из его ранних переводов больше не переиздаются, но печатаются переводы новых работ: «Руководство по медитации во время ходьбы», «Обретение мира» и «Солнце—мое сердце».

Тик Нат Хан получил разрешение вернуться во Вьетнам, но большую часть времени живет в Селении Слив, в общи­не, которую он помог образовать будучи во Франции. Там, под руководством того самого Брата Куана, которому много лет назад было послано письмо «Чудесная внимательность», члены общины посадили сотни сливовых деревьев. Выручка от продажи слив идет на помощь голодающим детям Вьетнама. Кроме того, Селение Слив открыто для всех же­лающих провести там месяц, совершенствуя осознанность и выполняя медитацию. В последние годы Тхить Ньят Хань предпринимал также ежегодные поездки в Соединенные Штаты и Канаду для проведения недельных циклов созерцания, органи­зуемых Всемирным Братством Буддистов.

Мне хотелось бы выразить особую благодарность изда­тельству «Бекон Пресс» за переиздание данной книги. На­деюсь, что каждый, к кому попадет эта книга, почувствует, что она обращена не только к Брату Куану и к работникам Школы молодежи общественного служения, но и непосредственно к любому читателю.

Моби Хо

Август 1987 года

ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА

Вчера ко мне зашел Аллен вместе с сыном Джоуи. Джоуи так быстро вырос! Ему уже семь лет, и он болтает по-фран­цузски и по-английски. Он даже использует несколько жаргон­ных словечек, подхваченных на улице. Детей здесь воспитывают совсем не так, как дома. Здесь родители убеждены, что для развития ребенка необходима свобода. Все два часа, что мы посвятили беседе, Аллену пришлось непрерывно следить за Джоуи. Джоуи играл, что-то бормотал и прерывал нас, мешая вести обстоятельный разговор.

Я дал ему несколько детских книжек с картинками, но он, даже не взглянув, отбрасывал их прочь и вновь прерывал наш разговор. Он требовал постоянного внимания взрослых.

Потом Джоуи надел куртку и вышел поиграть с соседским мальчиком. Я спросил Аллена: «Считаешь ли ты семейную жизнь легкой?» Аллен не стал отвечать напрямик. Он сказал, что в по­следнее время, после рождения Анны, он не мог как следует вы­спаться. Ночью Сью будила его и, поскольку она была очень уставшей, просила его проверить, не перестала ли Анна дышать. «Я встаю, смотрю на ребенка, а потом возвращаюсь и опять засыпаю. Порой я повторяю это два-три раза за ночь».

«Кому проще: холостяку или семьянину?»—спросил я. Ал­лен не стал отвечать напрямик. Но я понял. Я задал другой во­прос: «Многие говорят, что, имея семью, чувствуешь себя не так одиноко и более спокойно. Это правда?» Аллен наклонил голову и что-то невнятно пробормотал. Но я понял.

Потом Аллен сказал: «Я открыл способ, как освобождать для себя время. Раньше я считал, что мой день разделен на несколько частей. Одна часть для Джоуи, другая для Сью, еще одна — чтобы присматривать за Анной, следующая — для работы по до­му. Все остальное время становилось моим. Я мог читать, писать, исследовать, гулять. Но теперь я стараюсь больше не разграничивать время. Я считаю время, проведенное с Джоуи и Сью, своим. Когда я помогаю Джоуи выполнять до­машние задания, я пытаюсь найти какой-нибудь способ, чтобы считать его время своим. Я учу вместе с ним уроки, увлекаясь всем, что мы делаем вместе. Отданное ему время возвращается ко мне. Точно так же со Сью. Самое замечательное, что у меня теперь стало столько личного времени!»

Пока Аллен говорил, он улыбался. Я удивился. Я знал, что Аллен не почерпнул это из книг. Это было его открытие, сде­ланное в обыденной жизни.

Предыдущая статья:прана (см. лунг). Следующая статья:Мыть посуду, чтобы вымыть посуду
page speed (0.0581 sec, direct)