Всего на сайте:
148 тыс. 196 статей

Главная | Психология

Глава 1 ЗНАКОМАЯ НЕЗНАКОМКА  Просмотрен 328

Я. л. коломинский

Человек : психология

I

 

 

Рецензент доктор психологических наук А. А. Леонтьев

Коломинский Я. Л.

К61 Человек: психология: Кн. для учащихся ст. классов.— 2-е изд., доп.— М.: Просвещение, 1986.: ил.

Я- Л. Коломинский — доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой общей и детской психологии Минского пединститута им. А. М. Горького — является автором ряда научных и научно-популярных книг («Психология взаимоотношений в малых группах», «Психология детского коллектива», «Человек среди людей», «Беседы о тайнах психики», «Познай самого себя»-и др.). многие из которых переведены на иностранные языки и языки народов СССР. В книге «Человек: психология», адресованной старшим школьникам, Я. Л. Коломин­ский знакомит читателей с основами современной науки психологии, показывает ее место в системе других наук о человеке, рассказывает о методах изучения человека.

Познавательные процессы (ощущение, восприятие, память, мышление и воображение). внимание,' общение личности, ее особенности — вот вопросы, затрагиваемые в книге, которая может служить пособием для проведения факультативных занятий по психологии.

Первое издание книги «Человек: психология» удостоено Бронзовой медали ВДНХ СССР и Диплома II степени Всесоюзного конкурса научно-популярных книг общества «Знание».

„, 4306020000—307 „„„ „ ББК 88

© Издательство «Просвещение», 1980. © Издательство «Просвещение», 1986, с изменениями

ОТ АВТОРА

Эта книга призвана не только познакомить старшеклассников с достижениями психологической науки, но и помочь им в познании самих себя с тем, чтобы сознательно подходить к определению своего дальнейшего жизненного пути.

Мне всегда казалось несправедливым, что у старшеклассников нет книги, которая рассказывала бы о внутреннем мире человека, а в школьных расписаниях отсутствует соответствующий учебный предмет. Нельзя сказать, что человека совсем не изучают в школе. На уроках литературы анализируют особенности внутреннего мира героев классических произведений, на уроках языка изучают законы этого важнейшего средства человеческого мышления и общения, на уроках истории повествуется о героических и трагических периодах жизни людей, об их подвигах и заблуждениях... На обложке одного из учебников большими буквами напечатано «ЧЕЛОВЕК», а чуть пониже, маленькими, уточнение «анатомия, физиология и гигиена»... И все-таки чего-то не хватает. Не изу- • чается внутреннее «устройство» самого главного в человеке — его психики.

Мы надеемся, что книга, которую вы сегодня открыли, в какой-то мере заполнит этот пробел и поможет вам войти в увлекательный и прекрасный мир психологической науки. Вы узнаете, как изу­чается психика человека, какие законы управляют ощущениями и восприятием, памятью и творческой мыслительной деятельностью. Специальные разделы книги посвящены истории развития психики, потребностям и способностям, характеру и темпераменту человека.

Как работать с книгой? Признаюсь, мне хотелось бы ответить предельно кратко: с удовольствием... Если бы мне, когда я был в вашем возрасте, попала в руки подобная книга, я бы, прежде всего, прочитал ее всю сразу, залпом. Может быть, и вам посту­пить так же? Ведь психология —• не совсем обычный предмет: тех знаний, которые почерпнуты, так сказать, из жизни, достаточно, чтобы прочесть эту книгу и получить целостное представление о психике. А дальше пойдет внимательное чтение каждой главы. При этом автор рассчитывает на тесное сотрудничество с вами, дорогие читатели. Ведь теперь, когда вы занялись психологией, уже нельзя (просто не получится!) по-старому читать книги и смотреть кино, анализировать свои переживания и поступки, а также поведение других людей. Скоро вы заметите, что у вас по­явилась как бы новая точка зрения, новая, чуточку исследова-

З

 

тельская позиция. При изучении психологии самый верный наш союзник — художественная литература. Все великие, да и просто хорошие, настоящие писатели — психологи. Правда, говорят они о внутреннем мире человека по-своему, образным языком искус­ства.

 

В специальном разделе книги, который я назвал «Клуб «Три С», вас ждут вопросы, задания, конкурсы. Они помогут членам клуба, а в их число приглашаются все читатели, осуще­ствить его программу, солопроверку, самопознание и самовос­питание. Ответы только для самопроверки! Таков девиз любознатель­ных и настойчивых.

При чтении обращайте внимание на экран дисплея, сопровож­дающий некоторые участки текста. Если на дисплее изображена книга, то это значит, что в тексте рассказывается о ней; если восклицательный знак, то вам предлагается повторить или поставить опыт; если вместе с восклицательным стоит вопросительный знак, то вам предлагается задание; если стоит только вопросительный знак, то желательно не торопясь обдумать проблему или тему для

дискуссии.

Если, познавая психологию, вы научитесь лучше управлять собой, разбираться в собственных переживаниях и внутреннем мире других, если эта книга поможет вам в учении, труде и жизни среди людей, наша общая цель — тех, кто работал над. ее созданием, и тех, кто ее читал,— достигнута.

Раздел I ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ

Глава 1 ЗНАКОМАЯ НЕЗНАКОМКА

Для человека нет ничего более интересного, чем люди.

В. Гумбольдт

Чтоизучает психология? Все науки можно условно разде­лить на две большие группы. В одной группе окажутся точные науки, такие, как математика, физика, химия; в другой — гума­нитарные: языкознание, история, литературоведение и т. д. Это науки о человеке. Кстати, само название произошло от латин­ского обозначения человека современного типа: Ното 5ар1епз.

Конечно, это деление в какой:то мере условно: точные и гу­манитарные науки взаимно дополняют друг друга и помогают друг другу, но разница все же есть. Общую задачу гуманитар­ных наук очень точно сформулировали еще древние греки, на­писав на одном из своих храмов: «Познай самого себя». И че­ловек познает. Познает собственную историю, происхождение, язык, нравы и обычаи, биологическую природу. В трудах мно­гих поколений философов и историков, биологов и лингвистов, антропологов и этнографов человечество как бы создает кол­лективный автопортрет, который непрерывно совершенствуется и обогащается. Этот автопортрет был бы неполным и даже ис­каженным без тех штрихов, которые вносит в него одна из са­мых гуманитарных наук — психология.

Знаете ли вы психологию? На первый взгляд этот вопрос может показаться странным: такого предмета до сих пор не было в школьных расписаниях. Но не торопитесь с ответом. Лучший учитель психологии — сама жизнь, и ее уроки каждый неплохо усваивает еще до того, как прочитает первую книгу с рассказом об этой науке. Это знакомая незнакомка. Дело в том, что слово «психология» используют в нескольких разных значениях.

Начнем с наиболее распространенного: оно обозна­чает сложный и в то же время необыкновенно близкий каждо­му человеку мир явлений его внутренней жизни. Не изучая еще специальной науки, мы с детства говорили: «я хочу», «я не хо­чу», «я думаю», «я чувствую», «я представляю»; мы рассужда-

 

ем о достоинствах и недостатках своей памяти и воли, способ­ностей и характера, темперамента и ума.

 

Еще не использовано ни одного незнакомого слова, а уже перечислены многие разделы нашей науки. Характерная осо­бенность психологии как. науки как раз та, что с ней человек знакомится задолго до систематического изучения. В практике живого общения люди постигают немало психологических за­конов. В каком-то смысле можно сказать, что каждый человек психолог. Именно каждый. Ведь без определенного запаса пси­хологического опыта и знаний невозможно жить среди людей. Так, каждый из нас уже с детства умеет, например, «читать» по внешним проявлениям — мимике, жестам, голосу, особенно­стям поведения, даже по ритму дыхания и цвету лица — эмоци­ональное состояние другого человека, и не только читать, но и учитывать его нюансы в своих целях. Ребенок очень рано начи­нает понимать, когда следует обратиться с просьбой, а когда удобнее отложить до лучших времен... Каждый из вас умеет различать настроение других людей, особенности их характера. Эту житейскую психологию, в которой отражаются психоло­гические знания, накопленные задолго до появления специаль­ной науки, мы усваиваем не только благодаря собственному опыту, но и из таких источников, как художественная литерату­ра, народные пословицы и поговорки, сказки и мифы, притчи и даже частушки. В них можно найти истоки почти всех психоло­гических теорий и отраслей психологии. Вот, например, посло­вица из области психологии обучения: «Повторение — мать уче­ния»; из области характерологии: «В тихом омуте черти водят­ся» (это предостережение тем, кто склонен судить о характере по внешности). Интересно, что подобные психологические «ак­сиомы» интернациональны. Почти у всех народов можно найти аналогичные утверждения. Например, последнюю пословицу с французского можно было бы буквально перевести так: «В ти­хий ручей не погружай ни руки, ни даже пальца».

Правда, житейские психологические знания очень приблизи­тельны, расплывчаты, а порой и просто неверны. Это скорее иллюзия знания, которая, к сожалению, нередко заменяет под­линную образованность. В несовершенстве житейских психоло­гических понятий очень легко убедиться. Попробуйте ответить на несколько «простых» вопросов. Ну хотя бы таких: «Чем от­личаются чувства от ощущений?»; «Что такое темперамент?»; «Что такое мышление?» и т. д. Задайте эти вопросы знакомым. Результаты можно предвидеть. Сначала ваши испытуемые вос­примут их довольно спокойно и бодро начнут отвечать. И тут обнаружится, что сказать-то почти и нечего... Скорее всего отве­том будет классическая формула: «Понимаю, а высказать не могу». Когда такой формулой пользуются учащиеся, им в от­вет говорят: «Значит, не понимаешь» — и дальше следует не менее классическое: «Придется ответить еще раз». 6

Для тех, кто только начинает знакомиться с психологией как наукой, эта предобразованность, это предзнание все же по­лезно. Накопленный запас наблюдений постепенно включается в систему научных понятий, и этот сплав теоретических знаний и практических выводов может стать прочным фундаментом настоящей психологической образованности. В этом смысле — каждый сам себе психологическая лаборатория. Именно поэто­му, ребята (и вы скоро это почувствуете)., психология изучается и усваивается не так, как многие другие науки. Ведь лозунг «Познай самого себя» имеет и прямое значение, обращенное к каждому отдельному человеку. Это призыв к самопознанию. По­этому, постигая научную психологию, человек все как бы при­меряет к самому себе: так ли у меня, как «по теории», или как-то иначе. Кроме того, начинающие психологи охотно наблюда­ют за своими друзьями и знакомыми — применяют знания на практике.

Что же представляет собой психология как наука? В перево­де на русский язык — это наука о душе (по-древнегречески: «псюхе» — душа, «логос» — наука). Похожие словосочетания применяются для обозначения различных областей знаний: гео­логия — наука о Земле, зоология — наука о животных, минера­логия — наука о минералах и т. д. Но если предмет многих дру­гих наук более или менее ясен, то точно ответить на вопрос «Что такое «душа»? не так просто. В различные исторические эпохи ученые вкладывали в это слово разное содержание. Впро­чем, подобные изменения случаются и в других областях знания.

Вы, наверное, знаете, что словом «атом» древнегреческие фи­лософы называли мельчайшую неделимую частичку материи. Но шло время, наука развивалась, выяснилось, что атом — это целый мир элементарных частиц. Работают атомные электро­станции, бороздят океанские просторы атомные ледоколы и под­водные лодки — все это результат процессов в «разделенном» — расщепленном атоме. А слово осталось. Оно в данном случае как сосуд, в который налита новая жидкость. Старые слова сплошь и рядом означают новые понятия. Спросите у своего товарища, что такое «спутник». Такие же изменения произошли и со слоеом «душа» в названии нашей науки.

По религиозному учению душа — это непостижимое, бес­плотное, духовное начало, которое бог вдунул в сотворенное им из праха тело первого человека. При этом душа дана человеку, так сказать, во временное пользование: когда тело перестает существовать, душа «отлетает в мир иной».

Мы, материалисты, вкладываем в это слово совсем другое содержание. Оно употребляется как синоним слова «психика» для обозначения совокупности психических явлений, которые представляют собой свойство высокоорганизованной материи, свойство мозга. Психика, сознание — это субъективный образ

 

объективного мира. Психика — это наши ощущения и восприя­тия, память и представления, мышление и фантазия, чувства и воля.

Все эти психические процессы свойственны конкретному человеку, субъекту, который имеет свой особый характер, спо­собности, темперамент, который познает, общается, действует в окружающем мире, человеку, который есть сын своего времени, член данного общества, личность. Душа, психика это внут­ренний мир личности, который возникает в процессе взаимо­действия человека с окружающим внешним миром, в процессе активного отражения этого мира.

 

Правда, есть в повседневной жизни и другие оттенки в упот­реблении слова «душа». Иногда, например, человек говорит о себе: «Душа радуется», «душа болит». О ком-то отзываются: «У него нет души», а о другом — «Какой душевный человек». Здесь в понятие «душа» вкладывают более узкое содержание: способность человека к сочувствию, сопереживанию, его умение поставить себя на место другого, радоваться и страдать радо­стями и страданиями других людей.

По-разному употребляются и выражения «субъективный», «субъективно». Когда в.научной психологии говорят о психике как о субъективном образе объективной действительности, то имеют в виду, что это внутренняя, принадлежащая конкрет­ному человеку, субъекту, картина мира, существующая именно в его мозгу. Но нередко можно услышать: «Это ваше субъектив­ное мнение» — или: «Вы судите субъективно» и т. д. Здесь хо­тят подчеркнуть пристрастность человека, зависимость его суж­дений и оценок от настроения, интересов, прошлого опыта и других особенностей личности.

Психологией называют не только науку о психических про­цессах и свойствах личности, но и совокупность тех явлений, которые изучают. Говорят, например, о психологии подрост­ка, психологии рабочего класса и т. д. Иногда вы слышите: «У каждого своя психология!» В этих случаях имеют в виду особенности психики определенного человека или группы

людей.

Мы уже перечислили много «психологии», а впереди еще большой список. Дело в том, что научная психология, как и другие науки, делится на ряд отраслей. Представьте себе могу­чий ствол, от которого отходят ветви. Ствол — это общая пси­хология, которая изучает общие законы человеческой психики. Ветви — области науки. Они исследуют различные виды дея­тельности человека. Ведь каждая из них имеет свою «психо­логию».

Вот психология труда, инженерная психология, изучающие психологические стороны системы «человек — машина». Условия современного производства таковы, что без учета психологиче­ского фактора невозможно сконструировать новую машину или прибор. 8

В процессе жизни и деятельности люди вступают в общение между собой, образуют группы, коллективы, в которых осу­ществляется система «человек — человек». Это предмет иссле­дования еще .одной психологии — социальной.

Инженерная и социальная психология дали жизнь, пожалуй, самой молодой — космической психологии. Она изучает особен­ности психической деятельности человека в условиях космиче­ских полетов. Об этой области психологии увлекатель­ные книги написали сами космонавты Ю. А. Гагарин и А. А. Леонов в содружестве с врачом В. И. Лебеде­вым (Ю. А. Гагарин, В. И. Лебедев. «Психология и космос»; А. А. Леонов, В. И. Лебедев. «Психологиче­ские проблемы межпланетного полета»).

Есть психология искусства, медицинская психоло­гия, зоопсихология, изучающая психику животных, военная психология и т. д. Большая область нашей науки изу­чает законы развития и формирования психики человека от рождения до старости. Это возрастная, детская и педагогическая психология.

Книга, которую вы читаете, в основном посвящена общей психологии, но будут в ней и сведения из других областей пси­хологической науки.

Мозг и психика. Итак, психика — это внутренний, субъектив­ный мир человека, который возникает в ходе активного отра­жения внешнего, объективного мира в виде образов, мыслей, чувств и поступков. Где же находится живое зеркало, способное к столь сложной отражательной деятельности? Теперь об этом знает каждый школьник. А вот величайший ученый древнего мира Аристотель считал, что мозг служит лишь как «орган охлаждения тела». Еще Шекспир, который жил и творил в кон­це XVI— начале XVII в., осторожно писал о мозге как о месте, «где, по мнению некоторых, расположен дом души». И главным соперником мозга считалось сердце: «Скажи мне, где мечты на­чало? Мозг, сердце ль жизнь ей даровало?» — рассуждают шек­спировские герои. Да и мы с вами, немалую часть кашей душев­ной жизни связываем с сердцем, приписывая ему ответствен­ность за любовь и ненависть, страсти и волнения. Вместе с поэ­том мы говорим: «О память сердца, ты сильней рассудка па­мяти печальной». А ведь мы прекрасно знаем, что уже многие годы живут люди, в груди которых бьется чужое, пересаженное искусной рукой хирурга сердце. Сердце у них чужое, новое, а душа, психика, внутренний мир?

Ю. Нагибин написал прекрасную и грустную современную сказку «Чужое сердце». Ее герой Костров, которому сделали пересадку сердца, переживает странные и мучительные ощуще­ния.

«Он видел свое старое, умершее сердце, источник всех его страданий и мук, оно представлялось ему гнилым червивым гри-бом-шлептухом, но оно вмещало в себя ту нужную, тонкую память

 

о нем самом, которую ему нужно было вновь накопить, чтобы пришло полное исцеление». Ему предстоит «воссоздать душу-живу, обрести способность к любви и слезам». У него возникла страшно­ватая мысль: «Коль он признает за своим бывшим сердцем право памяти, то и ныне бьющееся у него в груди сердце обладает подобной же суверенной памятью». Не буду дальше излагать этот

 

чудесный рассказ.

В науке нашей вообще много поэзии. И это не удивительно. Ведь центральный «пульт управления» организмом, материальный аппарат нашей психической деятельности — головной мозг чело­века — самое сложное и совершенное создание природы. Недаром, говоря о мозге, строгие ученые превращаются в поэтов. При этом они прежде всего подчеркивают поразительное несоответствие между непритязательным внешним видом этой серой массы, напоминающей ядро грецкого ореха, и невероятной сложностью его деятельности. «Как однородно и скучно выглядит мозг,— писал советский психолог А. Р. Лурия,— этот высший продукт эволюции, этот орган, который получает, перерабатывает и хранит информацию, орган, который создает программы деятельности и регулирует их выпол­нение». Можно с уверенностью утверждать, что впечатление об однородности и такой невыразительности серой массы, которое мы получаем при первом рассматривании мозга, явно расходится с той невероятной сложностью и расчлененностью, которой в дейст­вительности обладает этот орган.

«Оглянитесь по сторонам,— призывал другой советский психолог Е. И. Бойко,— то, что нас окружает и что обыкновенно считается делом человеческих рук, по существу есть продукт деятельности мозга, так как руки являются всего лишь его послушными орудиями. Все научные открытия и достижения техники, все великие произве­дения искусства — тоже продукты работы мозга людей, равным образом, как и наши маленькие дела, неудачи, ошибки, изъяны характера, привычки. От мозга зависят гениальность и помешатель­ство, ум и глупость, любовь, дружба, вера, страдание и счастье, способности, талант и одаренность».

Наверное, писатели скоро создадут, вслед за Ю. Нагибиным, еще два художественных варианта: один — совсем реальный — жизнь человека с двумя сердцами (неутомимый профессор Бер­нард успешно осуществил уже и эту операцию) и второй — фантасти­ческий — человек с пересаженным головным мозгом. Прежде всего, человек с другим мозгом неминуемо стал бы совершенно другой личностью, с новой биографией, новыми мыслями, новыми знаниями, новыми чувствами... Это ясно и без фантастических построений. Правда, для романиста есть увлекательнейшая возможность изобра­зить, как возникнут драматические ситуации, связанные с тем, что человек вдруг осознает, что у него совершенно новое тело, новая внешность. Тело человека, его рост, фигура, черты лица, цвет глаз и волос, голос — все это не просто футляр для мозга и его внешнее оформление. Как подметил М. Ю. Лермонтов в «Герое

нашего времени», «всегда есть какое-то странное отношение между наружностью человека и его душою».

Черты внешнего облика через отношение к ним других людей существенно влияют на самооценку, характер, вообще на нашу личность. Об этом мы еще будем говорить более подробно, но уже и сказанного достаточно, чтобы понять: человеку с новым мозгом придется выработать новое отношение к самому себе. Да и новому мозгу его новое местожительство может понравиться, а может и глубоко не удовлетворить его... Другая, еще более напряженная сюжетная линия — история перестройки взаимоотношений этого почти нового человека с обществом и другими людьми...

Это из области фантастики. Но действительность ставит над человеком эксперименты, куда более сложные и трагичные, чем плоды самого богатого писательского воображения. Волнующую, подлинную историю о человеке с измененным, раненым мозгом рассказал А. Р. Лурия в одной из самых удивительных и гуманных книг нашей науки «Потерянный и возвра­щенный мир». Фактически у этой книги два автора и два героя. Соавтор рассказа о том, как пуля, про-

бившая череп человека и прошедшая в его мозг, раз­дробила его мир на тысячи кусков, которые он так и не смог собрать, младший лейтенант Лев Засецкий был... убит 2 марта 1943 г. в результате проникающего ранения черепа левой теменно-затылочной области. Еще одна жертва Великой Отечественной. Он был убит, почти убит... И мы ничего не узнали бы о его трагической борьбе за собственный мозг, собственную личность, собственную душу, ес­ли бы не другой герой этой книги, ее автор, психолог Лурия, который не только самоотверженно врачевал и изучал психику Засецкого, но и собрал его разрозненные записи в потрясающую картину жизненного подвига.

Ранения в мозг тщательно изучаются и описываются учеными. Эти трагические случаи помогают понять сложные механизмы де­ятельности главного органа нашей психики. Самое удивительное, что ранения в мозг не всегда приводят к катастрофе.

В историю науки о мозге вошел необычный случай с железнодорожным мас­тером Финеасом Гейджем, который в сентябре 1848 г. получил сквозное ранение головы железной палкой. Эта палка, длиной больше метра и толщиной 3 санти­метра, насквозь пронзила головной мозг Гейджа, войдя через его левую щеку и выйдя около темени. В течение часа Гейдж находился в оглушенном состоянии, после чего смог с помощью сопровождающих его людей пойти к хирургу и по дороге спокойно и невозмутимо рассуждал о «дырке» в своей голове. Когда через двенадцать лет Гейдж умер в Сан-Франциско, вскрытие показало, что не только левая лобная доля подверглась тяжелому повреждению, но травма распространилась и на правую лобную долю.

То, что Гейдж выжил, конечно, поразительно. Но еще более поразительно, что психика его почти не изменилась: у него не обнаружилось никакой потери памяти и почти не снизились ум-

 

 

ственные способности. А вот свойства его личности, его отношение к себе и окружающему изменились. До несчастного случая он был тактичным и уравновешенным человеком, хорошим работником; теперь ом стал невыдержанным и непочтительным, сделался упря­мым, но переменчивым и нерешительным. Вместо того чтобы зани­маться чем-то полезным, он странствовал и зарабатывал себе на жизнь тем, что показывал себя и свою травму...

 

У Засецкого все иначе — сохранилась личность, но распался интеллект, восприятие, память, способность к рассуждениям.

Долгие годы мучительного самовосстановления. И вот он пишет, он снова в строю... Невозможно пересказать есю книгу. Для нас теперь важно понять, как работает мозг, почему огромная рана Гейджа почти ничего не изменила, а в мозгу Засецкого пуля вызвала столь опустошительные изменения.. Все дело в том, что в мозгу существует своеобразная специализация частей: А.

Р. Лурия говорит о трех важнейших блоках мозга.

Первый, «энергетический блок тонуса», расположен в глубине мозга, в верхних отделах мозгового ствола. Сюда же относятся те образования серого вещества, которые составляют древнейшую ос­нову его жизнедеятельности/Здесь происходит регуляция процессов химического обмена веществ в организме.

В другой части этого блока, сетевидной, или ретикулярной (от латинского слова «ретикула» — сеточка), формации, возникают им­пульсы возбуждения, которые питают своей энергией мозговую кору. Стоит прервать этот энергетический поток, как тонус коры снижается и человек впадает в полусонное состояние, а затем

и в сон.

Этот блок, как отмечал Лурия, сохранился у его больного. У него была разрушена часть второго основного блока, располо­женного в задних отделах больших полушарий и отвечающего за прием, переработку и хранение информации, которая посту­пает в мозг из внешнего мира. Например, в участке, который именуется первичной зрительной корой, зрительные образы внеш­него мира как бы разлагаются на миллионы составляющих приз­наков. Во вторичной зрительной коре происходит их объединение в целые сложные структуры. Человек, у которого эта зона поражена, по-прежнему хорошо видит отдельные части, но не в состоянии объединить их в целостные образы. А. Р. Лурия приводит такой пример: на картине, которая показывается больному, изображаются очки. Что это такое?.. Кружок ... еще кружок... перекладина... и какая-то палка... и еще палка... Наверное, велосипед!? -

У этого больного — расстройство под названием «оптическая

агнозия».

Специальные отделы коры отвечают и за объединение отдель­ных предметов и явлений в целостные ситуации. Вспомним, что и они оказались затронутыми у Засецкого.

Третичные области теменно-затылочной коры имеют прямое отно­шение к важнейшей психической деятельности — речи, без которой

невозможны ни память, ни мышление, ни человеческое сознание вообще. Человек, у которого эти области поражены, начинает жить в раздробленном внутреннем мире: все, чему он научился, все его знания распадаются на отдельные, не связанные друг с другом куски.

И все-таки главное — личность человеческая сохраняется, если не затронут третий основной блок мозга, расположенный в лобных долях. Засецкому повезло — лобные доли сохранились. Именно здесь находится мощный аппарат, позволяющий форми­ровать и сохранять намерения, формировать программы действий, регулировать их протекание и контролировать их успешное выпол­нение.

И вот в своем раздробленном мире Лев Засецкий борется:

— Я еще смогу доказать человечеству, что я еще не совсем пропавший, не совсем погибший человек... я по-прежнему мечтаю встать в строй. И я хочу надеяться, что я еще принесу немалую пользу своему народу.

Он уже принес немалую пользу и встал в один строй с Ни­колаем Островским и Алексеем Маресьевым: победа над своей болезнью, борьба за свою личность — всегда вдохновляющий пример величия духа.

Еще в конце XIX в. В. И. Ленин, противопоставляя научный подход к изучению психики метафизическому, в книге «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» писал:

*Метафизик-психолог рассуждал о том, что такое душа? Нелеп тут был уже прием. Нельзя рассуждать о душе, не объяснив в частности психических процессов: прогресс тут должен состоять именно в том, чтобы бросить общие теории и философские пост­роения о том, что такое душа, и суметь поставить на научную почву изучение фактов, характеризующих те или другие психические процессы»1.

Симпатии Владимира Ильича целиком на стороне научного пси­холога: «Он, этот научный психолог, отбросил философские теории о душе и прямо взялся за изучение материального субстрата пси­хических явлений — нервных процессов...»2.

Именно такими научными психологами были великие рус­ские ученые И. М. Сеченов (вы, вероятно, знаете, что он и неко­торые его друзья послужили Н. Г. Чернышевскому прообраза­ми героев романа «Что делать?») и И. П. Павлов. Они заложили прочный фундамент науки о рефлекторных принципах работы мозга.

С основными положениями 'учения Павлова о высшей нервной деятельности вы хорошо познакомились при изучении анато­мии и физиологии человека. Мы еще будем вспоминать о них в связи с изучением ряда важных психологических проблем. А пока запом­ним главное: психика это свойство мозга, которое состоит в его способности отражать окружающую действительность.

 

Нравится ли вам, ребята, отвечать на вопросы?

 

А если самому себе и, что самое главное, о себе?

Суть нашей общей работы — того, кто пишет, и того, кто читает,— хорошо выразила советская писательница М. Шагинян: «Нечто от вас к книге и нечто от книги к вам». От книги к вам — новые знания и новый взгляд на то, что уже было известно. От вас к книге — стремление узнать побольше о самом себе и желание что-то в себе изменить. Отсюда тройное «С» этой странич­ки, которое будет появляться после каждой главы: самопроверка — самопознание — самовоспитание. Давайте создадим заочный клуб «Три С». И не только заочный. Иногда вместо того чтобы играть в «морской бой», посоревнуйтесь в точности ответов. Может быть, возникнут турниры и олимпиады (психологиады!), эмблемой которых станет наше тройное «С»!

Самопроверка Самопознание Самовоспитание

Заседание первое %

Вопросы, и задания

1. Какое из утверждений, приведенных ниже, выражает идеалис­тическое понимание психики, а какое — материалистическое? До­кажите товарищам свою правоту.

А. Психическая деятельность не зависит от внешних причин.

Б. Психическая деятельность — свойство мозга.

В. Психика — отражение объективной действительности.

2. За какие психические функции отвечают 1, 2, 3-й блоки головного мозга?

3. Покажите роль психологических знаний в деятельности инженера, врача, учи­теля, космонавта, зоотехника. Попробуйте назвать область человеческой деятельности, где можно обойтись без знания психологии.

Конкурс Кто подберет больше пословиц и поговорок на психологические темы?

Тема для дискуссии «Если возможна гигиена тела, то возможна также гигиена ума и характера» (Д. И. Писарев).

Глава 2

Предыдущая статья:Диаграмма состояния. Тройная точка Следующая статья:МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИИ
page speed (0.0287 sec, direct)