Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Психология

КУРЕНИЕ  Просмотрен 194

 

Джон любит дом, рад возвращению к жене. Она рассказывает ему о забавных вещах, которые сегодня делали дети, и Джон начинает смеяться — он ХОЧЕТ засмеяться — но то, что начинается, как хохот, быстро вырождается в приступ кашля. За то время, что он исходит лающим кашлем, забываются последние детские шалости. "С тобой все в порядке?", спрашивает жена. Утирая рот рукой, Джон хрипит, "А-а-а, это все проклятые сигареты!" Джон уже проходил через все это раньше. Он знает, что ему бы не надо курить, и хочет, чтобы так и было, но он никак не может бросить. Джон начал курить, когда был подростком, отчасти из-за бунтарского утверждения независимости, отчасти из-за ощущения себя включенным в круг сверстников. Конечно, это было почти двадцать лет назад. Испытывая потребность сделать перерыв, его жена закуривает сигарету. Ну вот, она курит, а он нет. Джон ощущает дискомфорт оттого, что жена курит, а он просто сидит и ничего не делает. Ему хочется БЫТЬ со своей женой, поэтому он тоже закуривает. Испуская клуб дыма, Джон успокаивается, испытывая ощущение, как будто он и его жена что-то разделяют. "Может, тебе пока не надо, Джон," просительно предостерегает жена. Я буду делать то, что хочу, было первой мыслью Джона про себя, затем он произнес громко и небрежно "А-а-а, еще один или два гвоздя в крышку гроба большой разницы не сделают."

Большинство курящих начали курить в молодости. И никто из них не начал потому, что курение было им по вкусу, или они от этого себя хорошо чувствовали. Головокружение, тошнота, кашель являются для начинающего курильщика скорее правилом, чем исключением. Стоит только пройти эти препоны, у молодого курильщика дерет горло, жжет легкие, появляются одышка, зловонное дыхание, желтые пятна, дополнительные расходы, призрак рака легких и сердечных болезней… чего еще ждать? По крайней мере, когда люди начинают курить, они не делают этого из удовольствия, присущего курению, как таковому. Они курят из-за ассоциаций, сопутствующих курению. Например, как большинство подростков, Джон считал весьма важным быть признанным своими сверстниками. Он хотел чувствовать себя частью группы; ему хотелось, чтобы он нравился, его уважали, и чтобы он им был нужен.

Также, как и большинство подростков, Джон намеревался доказать свою независимость от родительской власти; а здесь были его друзья, своим курением бросающие вызов родителям. Джон начал курить не оттого, что ему нравился вкус сигарет, а потому, что это придавало ему ощущение независимости от родителей и включения в круг сверстников.

Джону не потребовалось много времени, чтобы сделать следующий шаг. Через ассоциацию с критерием своей юности, курение сигарет изменило то, что он ощущал (создавая чувство независимости и включения в круг). Вдобавок, Джон стал физиологически зависим от никотина. Следовательно, курение действительно породило для него эмоциональные состояния благополучия, комфорта и умиротворения. Спустя некоторое время после выкуривания последней сигареты, Джон начнет ощущать раздражение, дискомфорт, несинхронность с миром и собой; а все, что ему нужно сделать, это закурить, и спустя минуты эти ощущения благополучия вновь возвратятся к нему. Вскоре Джон уподоблял курение способности КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ ОЩУЩЕНИЯ. Спустя годы, сидя на кухне с женой, Джон чувствует себя отчужденным от нее, угнетенным своим телом и минздравом, дискомфортно и раздраженно. Затем он закуривает сигарету, и, при помощи этого простого действия, вызывает старые знакомые чувства принадлежности, независимости и благополучия.

Большинство курящих людей начали курение как способ удовлетворения этим высоко ценимым критериям. (Как мы указывали выше, в сущности, никто не начал курить оттого, что сигареты были хороши на вкус.) Эти критерии могут включать такие вещи, как отдаление, холодность, учтивость, жесткость, расслабление, зрелость, мощь, сила и смелость. Тремя из наиболее общих являются признанность, независимость и искушенность. Даже через много лет после начала курения, акт закуривания сигареты вызывает те старые ощущения, в которых эти критерии, казалось, удовлетворялись. (Один из наших клиентов говорил нам, "Как только я закуриваю сигарету, я получаю моментальный снимок себя в школе, облокотившегося на свой автомобиль и обнимающего свою девушку.") Ассоциации между курением и ценными критериями, которые формировались в юности, могли в то время быть приемлемыми, но неприемлемы, когда эти люди оказываются в мире взрослых. Неприемлемость этих ассоциаций исходит из того факта, что они находятся во ВРЕМЕННЫХ РАМКАХ ПРОШЛОГО, КОТОРОЕ БОЛЕЕ НЕУМЕСТНО ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО И БУДУЩЕГО БЛАГОПОЛУЧИЯ.

В то время, как курение может быть способом получения ощущений признавания и независимости, когда вам шестнадцать, это неуместно когда вам тридцать. Во взрослом мире закуривание сигареты редко является вступлением в группу (за исключением, возможно, состоящей из других курильщиков), и не является знаком независимости. Эти критерии являются временными для юности. Если бы все они были только тем, что управляет превращением курения в удовлетворяющее критериям поведение, то, вероятно, взрослых курильщиков было бы намного меньше, чем есть. Предоставленные сами себе, анахронизм и неприемлемость этих ранних ассоциаций будут, в большинстве случаев, поддаваться неподдерживающей обратной связи взрослого мира и наших собственных тел. Однако, рекламная индустрия не забыла наши юношеские критерии и наши усилия по удовлетворению этим критериям, и продолжает им потакать. Почти каждая реклама сигарет направлена на стимулирование у вас мнения, что курение сигарет будет исполнять как критерии признания, независимости, так и искушенности. Кампания Ларк была изобретена так, чтобы бить по людским представлениям ПРИНАДЛЕЖНОСТИ к избранной группе (курильщики Ларка). Парень Мальборо предназначен для тех, кто хочет думать о себе, как о демонстрирующих НЕЗАВИСИМОСТЬ ковбоя.

А ты "прошла долгий путь, детка?" То есть, перешла ли ты от своей наивности доярки к ИСКУШЕННОСТИ деловой женщины, курящий Вирджинию Слимз? Пример других: (фотография счастливой вечеринки курильщиков) "Игроки расходятся по местам" (ПРИЗНАНИЕ); (одинокий мужчина в лесу) "Кэмел — туда, где место мужчине" (НЕЗАВИСИМОСТЬ); (два закуривающих пилота) "Винстон — присоединись к первоклассной команде" (ПРИЗНАНИЕ); (элегантно одетая супружеская пара в театре) "Бенсон и Хеджес — Делюкс 100" (ИСКУШЕННОСТЬ); (вибрафонист, играющий соло) "Кул Лайтс — единственный способ сыграть это" (НЕЗАВИСИМОСТЬ); (опрятно одетая прогуливающаяся супружеская пара) "Пелл-Мелл — на шаг впереди" (ИСКУШЕННОСТЬ).

В дополнение к такому постоянному подкреплению средствами массовой информации этих юношеских установок, курение подкрепляется ассоциациями, приобретенными также и в зрелости. Одним из них является важный, всепроникающий критерий. КАЖДЫЙ курильщик, с которым мы беседовали, говорил нам, что курение дало им ощущение контроля, под которым они понимали способность влиять на свои ощущения. Со временем, поскольку курильщик испытал многократные ощущения того, что курение изменяет его или ее эмоциональное состояние (часто в удовлетворении критериям, которые мы описали выше), вырабатывается новая, особенная ассоциация: курение = контроль ощущений. Вдобавок, курение поддерживается (опять) рекламой, которая создает эти особые ассоциации (эквивалент критерия), которые являются вызывающими ВЗРОСЛЫЕ понятия: курить Кэмел=МУЖЧИНА; курить Винстон=ПЕРВЫЙ, ЛУЧШИЙ; курить Пелл-Мелл=ПРОДВИЖЕНИЕ; курить Вэнтэйдж=УСПЕХ.

Отказ от курения включает несколько переменных, две из которых являются абсолютно значимыми для ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОГО успеха. Первая включает выработку мотивации к отказу, основанную на причинно-следственной связи от-настоящего-к-будущему, с оценками неотвратимо реального будущего. Индивид, для которых будущее является неотвратимо реальным, с учетом здоровья в любой пропорции, прежде всего, не будут (в настоящее время) начинать курить. Примерно для каждого, кто все-таки курит, будущее не является НЕОТВРАТИМО РЕАЛЬНЫМ. Почти у каждого человека из тех, кого мы опросили, и кто бросил курить, мотивация по настоящему бросить (не ХОТЕТЬ бросить, а БРОСИТЬ), пришла в результате ощущения, которое внезапно сделало ужасное будущее последствие курения неотвратимо реальным. Под ужасным мы понимаем то, что будущее нести риск высокоценным критериям. Вот три примера:

Лиз начала курить в позднем отрочестве в ту эпоху, когда люди не знали о вредном эффекте сигарет. Курение было тем, что делают ТАМ, и Лиз хотелось быть ТАМ. Она регулярно курила почти в течение пятнадцати лет, когда средства информации начали публикации о связи между курением и раком. Лиз содрогнулась, когда представила себя умирающей столь ужасно, поэтому она бросила курить.

Джерри пристрастился к курению, когда он в возрасте шестнадцати лет поступил в Военно-Воздушные Силы. Курили все парни — это было частью того, чтобы являться мужчиной. Когда (пятнадцать лет спустя) Джерри узнал новости о связи между курением и раком, он поверил этому, но не почувствовал необходимости что-либо сделать со своим собственным курением. Прошло несколько лет. Однажды, Джерри отложил сигарету, чтобы пойти поиграть с детьми. Через пару минут его легкие начало жечь, и внезапно он ощутил себя кашляющим и хрипящим. Джерри понял, что предостережения по поводу рака имели в виду ЕГО, и бросил курить.

Наоми курила двадцать восемь из своих сорока пяти лет. Ее почти взрослые дети часто убеждали ее бросить, но каждый раз она паниковала и возвращалась к курению.

"Хорошо, я слабый человек," будет объяснять она в семье, а затем пожимать плечами. "Что могу я сказать?" Наконец, ее врач сказал многое. После полного обследования он сказал Наоми, что если она не бросит курить, она не доживет до того, чтобы увидеть внуков. Наоми была в шоке. Кашель, больные легкие, быть вонючей парией на публике, — это она смогла бы вынести. Но не увидеть своих внуков? Нет. Наоми бросила курить.

Во всех трех примерах тем, что привело к отказу от сигарет, было СТАВШЕЕ НЕОТВРАТИМОЕ БУДУЩЕЕ. В свою очередь, это явилось функцией воображения будущего с большой долей подробностей. Неизбежно, люди, которые курят, будут использовать относительно конкретные и подробные представления ощущения, которого они желают в настоящем (некое эмоциональное состояние), и смутные, неконкретные представления своих будущих ощущений (напр. быть здоровым). Отсутствие подробностей делает будущее кажущимся нереальным и нескорым, или, иными словами, не относящимся к вам, в смысле того, что вы увидите, услышите, учуете, попробуете на вкус, и ощутите.

Понятие "быть здоровым" пересекается с таким множеством сфер жизни, что, когда большинство людей обдумывает здоровое будущее, все, чего они добьются, будет несколькими неясными картинами самих себя, выглядящих здоровыми, и, возможно, проблесками здоровых ощущений. Однако, путем построения более конкретного представления, вы сможете легче быть втянутым внутрь ощущения, при помощи обеспечения себя не только тем, что будет чувствоваться, но также и тем, что будет увидено и услышано. Наоми ЗНАЛА, что ей лучше бросить курить, что это приведет к проблемам со здоровьем. Но ничего не было, пока врач не создал для нее такое будущее, в которое она легко могла войти, и она действительно была подчинена тому, чтобы бросить. Она смогла увидеть, что вокруг ее смертного ложа не будет стоящих внуков; она смогла услышать себя бранящей свою же глупость; и она смогла почувствовать боль и сожаление. Аналогично, Лиз мысленно перенеслась в больницу (со всеми сопутствующими ОБРАЗАМИ и ЗВУКАМИ), где умирала в МУЧЕНИЯХ. Единственной разницей в ощущениях двух женщин были высокоценные критерии, которые курение подвергало риску. (Неважно, до какой степени заставило детальное представление казаться будущему реальным, но если бы Наоми придавала мало важности тому, чтобы видеть своих наследников, это не побуждало бы ее бросить курить.) Тем, что свело для Джерри конкретность будущего к неотвратимо реальным пропорциям, было не внешней информацией (как в случае Лиз и Наоми), а личный опыт ощущения, ослабленного курением. Когда это случилось, Джерри внезапно обрел все те чувственные детали, которые были ему нужны для создания неотвратимого будущего.

Тогда, как вывод, побуждение бросить курить приходит от нахождения высокоценных будущих, которые будут подвергнуты риску при курении, а затем конкретизировать эти будущие до той точки, когда человек может вступить внутрь их (то есть, они станут неотвратимыми). Следствием этого будет превращение будущего в значительно более неотвратимое, чем настоящее, и, таким образом, приведет к подчинению таким настоящим соображениям, как дискомфорт, отсутствие мужественности, отсутствие искушенности, и так далее. Эти реальные представления будущего связаны с курением такими причинно-следственными связями от-настоящего-к-будущему, что курение, или мысль о курении, вновь подводит к реальному, неприятному будущему. Неудобства, приходящие вместе с отходом от никотина, являются временными.

А что же с рассуждениями о мужественности и искушенности?

Дэн курил с подросткового возраста. Когда его отец (который тоже курил) это обнаружил, он был вне себя. Дэн был слишком молод, чтобы курить, объявил отец, и предостерег его, чтобы он больше не попадался ему с этим. Несколько недель спустя, Дэн получил травму во время игры в мяч. Его отец срочно доставил его в отделение скорой помощи. В ожидании врача, отец зажег две сигареты, и одну протянул Дэну. Даже сейчас, двадцать лет спустя, Дэн вспоминает эту минуту зрелости, которую он разделил с отцом. Конечно, Дэн и сейчас курит. Он знает, что ему бы лучше бросить, но в его семье курили все. Он был просто одним из тех, кто лучше справлялся с сигаретой в руке. Когда отец Дэна умер от эмфиземы, Дэн задумался о своем собственном будущем, но смог только вздохнуть, говоря, "Ну, как курильщик, я могу и не прожить так долго, как другие, но я не могу этому помочь." Его отчаяние подсказало ему закурить еще одну сигарету, чтобы успокоиться.

Как известно миллионам людей, бросить курить и стать некурящим — это разные вещи. Многие люди, которые бросили курить и успешно прошли сквозь начальный период физического дискомфорта, в течение которого их тела поправлялись, тем не менее, снова обнаружили себя курящими спустя неделю, месяц или полугодие. Для многих из этих людей, поведение при курении исполняло позитивные, благодатные эквиваленты критериев. Например, в приведенном выше случае, будучи подростком, Дэн испытал очень положительное и благодатное ощущение со своим отцом, которое связало курение с тем, чтобы быть мужчиной (мужчина=курение).

Со временем, Дэн развил дополнительные эквиваленты критериев, которые привели его к отождествлению себя с курильщиком (курение это не то, что он делает, а часть того, чем он является: я=курильщик), а также эквивалент критерия, который поддерживает это самоотождествление (курильщик=родом из семьи, которая курит, наслаждается курением, действует с сигаретами лучше). Если бы случилось так, что Дэн испытал бы некие ощущения, которые бы внезапно сделали будущее, о котором его предостерегает каждая пачка сигарет, неотвратимо реальным (как, например, ему бы сказали, что у него может быть рак легких), он мог бы, как следствие, бросить, но это не меняет неизбежно как его критерия, так и то, чем он пользуется как свидетельством исполнения этих критериев). Спустя неделю или месяц после того, как он бросит, он все еще отождествляет курение с тем, что считается быть мужчиной, все еще думает о себе, как о курильщике, который просто пытается бороться со своими естественными наклонностями. Он испытывает разобщенность между СВИДЕТЕЛЬСТВОМ, которое он применяет, как удовлетворение критериям быть мужчиной и быть собой (а именно, мужчина=курит; я=курильщик) и своим ПОВЕДЕНИЕМ (некурящий). Результат, который создает такая разобщенность, становится непереносимым, и, наконец, разрешается возвратом к курению.

Затем, другим существенным шагом в том, чтобы бросить курить, является создание уверенности такого изменения средств, которыми удовлетворяются высокоценные критерии, что эти критерии и представления о себе соответствуют и поддерживают не-курение. Например, измени Дэн свои эквиваленты критериев на такие, как БЫТЬ МУЖЧИНОЙ = ОТВЕЧАТЬ ЗА ДРУГИХ, или НЕ НУЖДАТЬСЯ НИ В ЧЕМ, или ОБЛАДАТЬ

СИЛЬНОЙ ВОЛЕЙ, все иные, чем курение, виды способов поведения, предложат себя в качестве путей удовлетворения этому критерию быть мужчиной. В дополнение, важным является отделить курение от ощущений, которые используются для самоопределения. Значительно более приемлемым является воспринимать связанные с курением ассоциации в определениях причины-следствия (семья курит — заставляет Дэна захотеть начать курить; зависимость от никотина — вызывает желание закурить, и так далее), то есть, делая их потенциальным предметом изменения и выбора. Таким образом, Дэн (или любой другой) может перейти от состояния быть курильщиком к состоянию быть добрым, усердно работающим человеком, который, по случаю, сейчас курит. Это делает значительно более легким достижение, наконец, той точки, когда самоопределения могут также включить и такое понятие, как НЕКУРЯЩИЙ.

 

Предыдущая статья:ВО ИМЯ ВАШЕГО БУДУЩЕГО Следующая статья:ГЛОТОК СВЕЖЕГО ВОЗДУХА
page speed (0.1044 sec, direct)